Главная » Великий пост » Страстная седмица » Литургика. Страстная Седмица
Распечатать Система Orphus

Литургика. Страстная Седмица

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (Пока никто не проголосовал)

Гермоген Шиманский

 

Оглавление

 


 

Христиане, постепенно предочищенные и приготовленные Святой Церковью в дни Святой Четыредесятницы, вступают после Недели Ваий в последнюю седмицу Великого Поста, предшествующую Пасхе. Эта седмица называется Страстной, или Великой. Она называется Страстной потому, что посвящена воспоминанию последних дней земной жизни нашего Спасителя, Его страданий («страстей»), смерти и погребения. По объяснению святого Иоанна Златоуста, великой она называется потому, что в эти дни совершены Господом великие дела: разрушено долговременное насилие диавола, поражена смерть, побежден грех, снято проклятие. Господь отверз рай, и небо стало отныне доступно для человека; люди соединились с Ангелами, разрушено и удалено средостение (преграда) греха, и Бог мира примирил небесное и земное через воссоздание, обновление и обожение человеческого естества.

С апостольских времен дни Страстной седмицы, соответственно их великому значению, были в глубоком почитании у христиан. Верующие проводили Страстную седмицу в строжайшем воздержании, усердной молитве, в делании добродетелей. Вступая в подвиг Страстной седмицы, Церковь призывает верующих: «От ветвий и ваий, яко от (одного) Божественна (высочайшего, священного) праздника, в (другой) Божественный прешедше праздник к честному Христовых страстей, вернии, стецемся таинству спасительному (соберемся), и Сего видим за нас страсть терпяща вольную».

Все службы этой седмицы, отличающиеся продолжительностью и особой умилительностью, расположены так, что в них постепенно воссоздается вся история страданий Спасителя, Его последние, предсмертные слова и Божественныя наставления. Каждому дню седмицы усвоено особое воспоминание, выражающееся в песнопениях и в Евангельских чтениях (см. ниже 2–6).

Как бы участвуя в страданиях Спасителя, сообразуясь смерти Его (Флп. 3:10), церковное богослужение принимает характер печали и сокрушения — «сострастия» страстям Христовым.

 

^ Последние дни земной жизни Господа Иисуса Христа, его Крестные Страдания и смерть

«Ныне открывается таинство от века сокровенное; ныне совершается главизна Божественнаго домостроительства, ныне полагается венец воплощению Бога Слова; ныне открывается бездна любви Божией». Так говорит о совершившемся таинстве страдания и смерти Спасителя за род человеческий святой Иоанн Дамаскин в своем Слове на святую Великую Субботу.

Спасительное Боговоплощение Бога Слова центром и средоточием своим имеет Крест и Воскресение Господа Иисуса Христа. На Кресте достигают наибольшей силы искушения и страдания по человечеству, перенесенные Христом Спасителем. Страдания и искушения сопровождали всю земную жизнь Христа и начались с самого рождения Его на земле. Всемогущий и безгрешный Богочеловек рождается в пещере, полагается не на мягкие подушки, а в жесткие ясли, Он, будучи Законоположником, подчиняется закону, принимает обрезание . И в самом начале жизни — опасность от свирепого Ирода, бегство в далекую языческую страну . Он, Владыка неба и земли, воспитывается и живет в бедной семье плотника, как бедняк. Сам благодетельствуя людям, Он не имеет где преклонить для отдыха главы. Он терпит голод, жажду, зной и усталость. Безгрешный Богочеловек терпит клевету и обвинения, как обманщик, как «ядца и пийца». Но при всех гонениях и окружающих Его лукавстве и злобе Он — кроток, любвеобилен и терпелив, Он плачет об ослеплении иудеев, оплакивает смерть Своего друга Лазаря . И всегда перед Его взорами предносится Крест как завершение всего Его страдальческого и спасительного подвига.

Владыка Жизни воскрешает Своего друга Лазаря и отправляется во Иерусалим: «за мир тщашеся пострадати волею, идет со ученики Своими во град Иерусалим к вольной страсти, прииде пострадати» . Много наслышавшиеся о Чудотворце иудеи толпами встречают Христа: «С ваиами Ти, Христе, ветвьми плескаху множество (народа), постилаху ризы своя, друзии же резаху ветви от древес и ношаху. Предыдущии же и последующии зовяху глаголюще: осанна Сыну Давидову, благословен еси пришедый и паки грядый во Имя Господне» . Но «род иудейский» оказался «неверным и прелюбодейным» –непостоянным в верности Богу . Уже книжники и фарисеи «умышляют тщетная» , составляют заговор об убийстве Христа. «Лютый совет беззаконных, богоборныя души сый, умышляет яко злодея убити Христа» . И те, кого Он так много возлюбил и кому благодетельствовал, вскоре вопияли «излиха» не «осанна», а «распни». «С ветвьми воспевше прежде, с дрекольми последи яша Христа Бога неблагодарнии иудее» . «Невидимый Судие, во плоти како виден был еси и идеши от мужей и беззаконных убиен быти, наше осуждение осуждаяй страстию Твоею?»

Спаситель провидит все это: перед Ним были открыты и тайное неверие, и ослепление, и жестокосердие иудеев, и его ужасные последствия для израильского народа. Любвеобильное сердце Спасителя исполняется скорбью до того, что всеобщая радость вокруг Его шествия во Иерусалим не могла остановить слез Его: и увидев город Иерусалим, Он плакал о нем (Лк. 19:41).

Господь идет на «вольную страсть», на многие поругания, страшные мучения и смерть, но Он помышляет не о Себе, а о спасаемых, о Своих учениках, как любвеобильный отец заботливо укрепляет их, подготавливая к этому событию. «Господи, грядый ко страданию, Твоя утверждая ученики, глаголал еси, особь приемь (взяв) их <…>: Се восходим во Иерусалим, и предастся Сын Человеческий, якоже есть писано о Нем», «како глагол Моих не помните, яже прежде рекох вам? Яко всякому пророку несть писано, токмо во Иерусалиме убиену быти. Ныне убо время наста, еже рекох вам: се бо предаюся рукама грешных поруган быти, иже и Кресту Мя пригвоздивше и погребению предавше, омерзена вменят яко мертва. Обаче дерзайте: тридневен бо востану в радость верных и жизнь вечную».

Всеведущий Сердцеведец Господь не без скорби предвидит их малодушие и Свое оставление при взятии на распятие. Но еще большее страдание и скорбь приносит один из двенадцати Его учеников — Иуда Искариотский. Сколько ему было явлено милости и даровано благодати? Ведь это он, как и другие ученики, творил чудеса именем Иисусовым, изгонял бесов, исцелял больных Но «неблагодарный ученик, отвергся Тебе, Христе, все соборище беззаконных людей сподвизаше на Тя, на предание обращься».

Постепенно вошло помрачение в его душу. Зависть к Учителю, сребролюбие и стремление к мирской славе и власти овладели всей его душой; он уже тяготится быть с Учителем и Господом — и зависть переходит в ненависть: «недугуя бо сребролюбием, приобрел еси человеконенавидение» . Иуда ходит за Христом, ибо носит с собой поданное для Учителя и учеников серебро, которое можно украсть . Но желая большего, умышляет предательство. «Иуда льстец, сребролюбия вожделев, предати Тя, Господи, Сокровище Жизни, льстивно умысли. Темже и изступлен течет ко иудеом, глаголет беззаконным: что ми хощете дати, и аз вам предам Его на распятие?»

Разве не велики страдание и скорбь, которые приносит Господу и Учителю измена, низкое предательство Его близкого когда-то ученика? Скорбью, состраданием ко Господу и священным гневом на предателя звучат многочисленные песнопения Страстной седмицы: «Неразумен явился и лукав завистник злобный Иуда» , «отвергший за золото общение свое со Христом». «Что дадите мне, и я предам вам Христа, которого вы хотите взять? — говорит, пришедший к беззаконным начальникам» . «Днесь Иуда сокрывает личину нищелюбия и открывает лихоимства зрак (вид): уже о нищих не печется, уже не миро грешницы продает, но небесное Миро, и от Него усвояет сребренники. О, сребролюбия предателева!», за малую цену продает, приспосабливаясь к скупому нраву покупающих, «не скуп является к цене, но яко раба бежавшаго продает — обычай бо крадущим метати драгоценная».

Приближались последние дни и часы земной жизни Спасителя, Его величайших крестных страданий и смерти. По слову Господа, ученики Петр и Иоанн за два дня до Пасхи приготовили во Иерусалиме отдельную горницу, чтобы вкусить по обычаю Пасху . Вечером Сам Иисус Христос пришел туда с другими учениками.

В начале пасхальной вечери Владыка Господь, смиряясь по Своему благоутробию , снял с Себя верхнюю одежду, влил в умывальницу воду, препоясался полотенцем и, приклонив колена, начал умывать каждому ученику ноги, отирая полотенцем, чтобы показать им пример глубокого смирения . «Вы Меня называете Господом и Учителем, — говорил Он ученикам, — действительно (это) Я есть; поэтому подражайте примеру, какой видите в Моем Лице».

По исполнении ветхозаветного пасхального обряда , Спаситель Господь, «тайноводящи други Своя» (наставляя учеников в новом таинстве) , будучи Пасхою за всех людей, «Сам Себе предпожре» (предназначил в жертву). Еще до крестных страданий и смерти Сам Себя принес в жертву и, тем самым, таинственно явил всесвятое Свое заколение . Благословив хлеб, Он Сам, будучи небесным хлебом, возблагодарил Отца Своего, подал хлеб ученикам и сказал: «Приимите, ядите (сие есть) Тело Мое» . «Сам Себя священнодействуя, Спаситель напоил Своих учеников Чашею веселия и бессмертия — спасительною («избавительною») Чашею для всего человеческого рода, говоря: «Пийте Кровь Мою, Кровь нетленныя жизни, и верою утвердитеся».

Но не все ученики в это время утверждались в вере и любви ко Господу. В то время, когда славные (достойные славы) апостолы на вечери от умовении ног и от всех действий и слов Христовых (Ин. 13, 3–15) просвещались, злонамеренный («злочестивый») Иуда, зараженный («недуговав») сребролюбием, совсем помрачился разумом. Он окончательно решился предать Праведного Судию, Своего Учителя и Господа беззаконным судьям. «Жадный собиратель богатств! («имений рачителю»!). Посмотри на (Иуду), удавившегося из-за них! Избегай жадности, вот на что дерзнула она в отношении Учителя».

В одно и то же время совершаются величайшее дело любви Спасителя к людям и величайшее предательство учеником своего Учителя, спасаемый предал своего Спасителя, человек — Бога: «О, иудина окаянства!» «О, слепотнаго сребролюбия твоего нечестиве!» Предатель присутствовал на Тайной Вечере. Последняя, прощальная беседа Учителя с учениками, любящего Отца с остающимися на земле детьми, и он — среди них. И возмутился Иисус духом: «Един от вас лестию предаст мя, евреем продав в нощь сию — сие Христос возопив, смущаше други» . «Скорбию и страхом одержими бяху ученицы», слышавше сие от Господа . Ученики узнают скоро, что предатель находится среди них, узнают они и кто он: «ученик, его же любляше Господь, на перси возлег, рече к Нему (Господу): Кто есть предаяй Тя? Христос же ко оному: сей, вложивый в солило ныне руку» . Диавол уже полностью овладел душой Иуды; неисправим остается Иуда, даже несмотря на обличения . Те же руки, которые приняли «хлеб нетления», простер он «взять сребренники»; уста, которыми «Тело Христово и Кровь приял», приближает он для «льстивного целования» . «Радуйся, Равви», — говорит он, предавая Господа и, «ненавидя, лобызаше, лобызая же, продаваше Искупившего нас от клятвы Бога и Спаса душ наших» . Долготерпеливе и незлобиве Господи , как Ты смог слышать это льстивое «радуйся» и чувствовать этот предательский поцелуй? «Лобзание исполнено льсти, «радуйся» твое — с ножом, льстивый Иудо! Языком убо провещеваеши к соединению, нравом же помаваеши к расторжению: предати бо Благодетеля лестно умыслил еси».

Во многих песнопениях Великого Четверга и Великой Пятницы слышится глубокая скорбь о страждущем Спасителе и о неблагодарности и предательстве ученика. О, Иудо, каким образом ты стал предателем: «Кий тя образ, Иудо, предателя Спасу содела? Еда (разве) от лика тя апостольска разлучи? Еда дарования исцелений лиши? Еда со онеми вечеряв, тебе от трапезы отрину? Еда, иных ноги умыв, твои же презре? О, коликих благ непамятлив был еси! И твой убо неблагодарный обличается нрав, Того же (Господа) безмерное проповедуется долготерпение и велия милость».

Завершается прощальная беседа Христа. Близки крестные страдания. Христос ободряет Своих учеников: «Зрите (смотрите), рекл еси, друзи, не ужасайтеся: ныне бо приближися час яту (взяту) ми быти и убиену руками беззаконных: вси же вы разсеетеся, Мене оставивше» . «С Тобою умру, как благомыслящий, хотя бы все отверглись!» — воскликнул Петр . И ему со скорбной грустью отвечал Господь: «Не всю глубину Божественной Премудрости и ведения исследовал и судеб Моих не постиг ты, человек; посему, будучи плотью, не превозносись, ибо трижды отречешься от Меня» . Петр продолжал убеждать Христа в своей верности до конца, но Господь сказал: «Ты отвергаешь это, Симон Петр, но скоро убедишься в том, что сказано, и даже одна служанка, подошедши, устрашит тебя… горько восплакав, найдешь милостивым Меня».

Христос в Гефсимании. «От веждей ныне сон отрясите, — ученикам рекл еси, Христе, — и в молитве бдите, да не внидите в напасть, и наипаче, Симоне: крепчайшему бо болий искус» . «Прискорбна есть душа Моя до смерти, — бодрствуйте со Мною», — просит Господь Своих учеников, апостолов Петра, Иакова и Иоанна. И отойдя немного, пал на землю Спаситель и начал молиться, дабы, если можно, миновал Его час сей крестных страданий и смерти , «и был пот Его, как капли крови, падающие на землю . Безгрешное человеческое естество Христа отвращалось от смерти, как несвойственной Ему по Его безгрешности.

«И с сильным воплем и со слезами приносил Он молитвы к Могущему спасти Его от смерти» . Претерпевая предсмертные муки и борения, Христос являет послушание Отцу : «Отче Мой! Если не может Чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя».

Вся сила зла, направленная против Христа и Его дела, и сила страданий в эти последние часы жизни Спасителя достигли наивысшего напряжения. Столько добра Он сделал людям, и вот Ему предстоит позорная, мучительная крестная смерть на глазах тех и от тех, кого Он так любил — до полного самопожертвования. В Гефсимании Господь «ужасался от безмерности богоубийственной человеческой злобы, от непроглядности окружавшего Его мрака греха», но все-таки не поколебался в несении до конца Своего спасительного подвига и все предавал в волю Отца Своего. Особенно велики были внутренняя, нравственная скорбь и борения Христа. «Он в душе Своей вместил всю ту скорбь, которую несло человечество за грехи». По Своей состраждущей любви Он скорбел «о роде человеческом, погрязающем в грехах, о роде человеческом, который Он хочет взять от греха к правде. Все те муки совести, всю ту скорбь о содеянной бездне греха, которые перенести надлежало человечеству при его обращении к благодати, все это пережил Господь по любви Своей к нам, как бы отождествившись с нами». Эта величайшая скорбь сопровождала Великого Страдальца и на Крестном пути: к физическим страшным мукам присоединились страдания о грехе и злобе распинателей, и о взятой на Себя смертоносной силе греха и зла всего человечества.

Но уже приближается предатель к Гефсиманскому саду. «Днесь, — глаголаша Зиждитель небесе и земли Своим ученикам, — приближися час и приспе Иуда предаяй Мене. Да никтоже отвержется Мене, видя Мя на Кресте посреди двою разбойнику».

Подходит Иуда и с ним множество народа с мечами и кольями от первосвященников, книжников и старейшин . Иуда, приблизившись, «льстивно лобызает». «Радуйся, Учителю», — Христу Иуда глаголет, и, вкупе со словом, предает на заколение: «Сие бо даде знамение беззаконным: егоже аз лобжу Той есть, Егоже предати вам обещахся» . «Христос же ко Иуде вещаше: друже, твори, на неже пришел еси» . Как будто на разбойника вышли на Христа с мечами и кольями, чтобы взять на смерть, те, среди которых Господь учил и которым так много творил добра. «За благая, яже сотворил еси, Христе, роду еврейскому», ведут осудить Тебя на распятие и смерть . «О, иудее беззаконнии! О, неразумнии людие! Не помянусте ли что от чудес Христовых, множество исцелений? Но и всея Его не разуместе ли Божественныя силы? — якоже первее отцы ваша, тако и ныне и вы не разумеете».

Претерпевая все унижения и надругательства взявших Его «беззаконных» и видя, как все ученики в страхе разбежались, Господь говорил: «Аще и поразисте Пастыря и разсеясте дванадесять овец ученики Моя, можах вящше (больше), нежели дванадесяте легеонов представити Ангелов (для Своей защиты), но долготерплю, да исполнятся, яже явих вам пророки Моими, безвестная и тайная» о спасении мира . Велики долготерпение Божие, «милосердия пучина» и неизглаголанная благость. «Ят быв (будучи взят), Боже наш, от беззаконных людей, и не пререкуя отнюд, ни вопия, Агнче Божий, претерпел еси вся, испытатися, и судитися, и биен быти, связан и ведом быти со оружии и дрекольми к Каиафе».

Суд у первосвященников Анны и Каиафы, суд у Пилата. «Князи людстии собрашася на Господа и на Христа Его» . «Уязвлени самозавистною злобою, священницы со книжники убити предаху подавшаго языком (народам) жизнь, естеством Жизнодавца».

Многие часы допроса, отречение близкого ученика, оставленность от близких, ложные обвинения на суде , издевательства, бичевание, багряница и терновый венец , заушения и оплевания , — все терпит Господь за спасение мира.

Лжесвидетельство, обвинение в богохульстве, ненависть слепой и продажной толпы, научаемой завистливой злобой первосвященнников и Синедриона. «Безгрешный Чудотворец — и богохульствует! Как вам кажется?» — спрашивает Каиафа. «Повинен смерти!» — отвечает ему беззаконное «соборище иудейское» . И повели к Пилату испрашивать смертного приговора Праведнику. «Рцыте, беззаконнии, что слышасте от Спаса нашего? Не закон ли положи, и пророческая учения? Како убо помыслите Пилату предати от Бога — Бога Слова и Избавителя душ наших?» «Пилатову судилищу волею пришел еси предстати неповинный Судия, Христе, и избавити нас от долгов наших: темже претерпел еси, Блаже, плотию биен быти, да вси приимем свобождение» . «Милосердия пучина! Како предстоит огнь Пилату, сену и трости, и земли сущей, его же не опали огнь Божества — Христос? Но пожидаше терпеливо, естеством сый свободь, яко Человеколюбец».

Чтобы хотя бы несколько усмирить жестокую толпу иудеев, Пилат подвергает Христа бичеванию, но даже измученный и истерзанный вид Страдальца не смягчает их жестокости. «Возьми, возьми, распни глаголемаго Христа! — вопияху беззаконнии иудее Пилату излиха, Христа просяху убити яко осужденна» . — «Кое убо зло сотвори, яко взываете вельми: возьми, возьми, распни Его? — спрашивал Пилат «людей неразумных», — вины не обретаю в Нем. Они же горько вопияху: возьми, возьми, распни Спаса всех» , «и злодея (Варавву) вместо Благодетеля прошаху прияти убийцы праведников. Молчал же еси, Христе, терпя их дерзость, пострадати хотя и спасти нас, яко Человеколюбец».

Тогда умывает Пилат руки, «тростию подписывает на Него вину, всем дарующую безсмертие» . И отпускает им разбойника Варавву. Христа же предает на распятие . «Христоубийцею и пророкоубийцею оказался еврейский народ. Ибо как в древности он не убоялся убивать пророков, которые были таинственными светочами истины, так и ныне, увлеченные завистью, предают смерти Господа, о Котором те в свое время проповедовали» .
Тяжелый крестный путь на Голгофу… Не раз падал измученный Страдалец под тяжестью Креста. И следовало за Ним на Голгофу множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем. Шла и Пречистая Матерь Иисуса с близкими к Ней женами. «Своего Агнца Агница зрящи к заколению влекома, последоваше Мария, терзающися со иными женами, сия вопиющи: камо идеши, Чадо? Чесо ради скорое течение совершаеши?» «Чесо ради течением сим течеши долготерпеливо без лености, Иисусе превозжеленне? Безгрешне и многомилостиве Господи, даждь Ми слово, рабе Твоей, Сыне Мой вселюбезнейший». «Даждь Ми слово, Слове, немолчна мимоиди Мене».

Пресвятая Матерь Господа Иисуса в величайшем страдании и сострадании Сыну у Креста явилась поистине Агницей Агнца Божия Христа, сердцем Своим, всем существом Своим разделяющей спасительные сnрадания Своего Сына, великую Голгофскую Жертву Его любви.

И когда пришли на место, называемое «лобное», распяли там Его и двух злодеев — одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают» . И при Кресте стояли Матерь Его и другие жены, и любимый ученик Иоанн. «Непорочная Дева, зрящи Тя, Слове, ко Кресту пригвождаема, рыдающе матернею утробою, уязвляшеся сердцем горце, и стеняше болезненно из глубины души, ланиты со власы терзающе, сокрушашеся. Темже и перси биюще, взываша жалостно: Увы Мне, Божественное Чадо! Увы Мне, Свете мира! Что зашел еси от очию Моею, Агнче Божий? Где зайде доброта зрака Твоего? Что Ти воздаде, Чадо, собор пребеззаконный? Что Ти врази воздаша, Благодетелю, за няже благодать прияша?» Видя на Кресте Распятого Творца, «вся тварь изменяшеся страхом: солнце омрачашеся, и земли основания сотрясахуся», светила сокрывахуся, горы вострепеташа и камение разседошася», — вся сострадаху Создавшему вся» . Но и это не тронуло, не образумило распинателей . Они продолжали поносить Распятого: «Покиваху главами своими, хулу и ругание приносяше».

«Сия глаголет Господь иудеом: людие Мои, что сотворих вам? Или чим вам досадих? Слепцы ваша просветих, прокаженныя ваша очистих, мужа суща на одре возставих. Людие Мои, что сотворих вам? И что Мне воздасте? За манну — желчь, за воду — оцет, вместо любве ко Мне — ко Кресту Мя пригвоздисте».

Вместе со страшными мучениями безгрешного тела распятый Христос претерпевал величайшие нравственные мучения и борьбу. Неистовая злоба и издевательства толпы распинателей, поношения от распятых с Ним разбойников, сыновняя любовь к остающейся и рыдающей о Нем Матери, величайшая скорбь и тягота о грешном человечестве — все это причиняло страдания Спасителю. «Кийждо уд (член) Святыя Твоея плоти безчестие нас ради претерпе: глава — терние; лице — оплевания; ланиты — заушения; уста — вкушение желчи во оцте растворенныя, ушеса — хуления злочестивыя; плещи — биения, и рука — трость; все тело — протяжение на Кресте; членове — гвозди, и ребра — копие».

Все эти страдания претерпел за нас и ради нас Своим человеческим естеством «от страстей свободивый (ими) нас Господь, снизшедый к нам человеколюбием и вознесый нас» . Он — все тот же: смиренный, кроткий и любвеобильный. Со Креста Он простирает заботу о Своей Матери, Которая переживала в это время предсказанные Ей святым Симеоном тяжкие страдания у Креста Своего Сына .
Окруженный злобою распинателей, Божественный Страдалец молится о них Своему Отцу, говоря: «Отче, прости им этот грех, ибо они — беззаконники, не знают, что делают нечестивое (дело)».

Но вот слышится со Креста: «Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оставил?» (Мк. 15:34). Божество, никогда не оставлявшее Христа, попускает человечеству Христову бытъ искушеным оставленностью от Бога — тем состоянием, в которое вошло человечество через грех . Но и это величайшее из искушений и борений для безгрешной души Богочеловека побеждено. И слышится со Креста: совершилось! — Совершилось от века предуставленное таинство таинств — спасение мира Крестом: Иисус, возгласив громким голосом, сказал: «Отче! в руки Твои предаю Дух Мой». И, сие сказав, испустил дух . Предавая душу Свою Отцу, Господь Спаситель предал в руки любящего Отца и нас всех, которых Он со Отцом Своим так возлюбил, что за спасение жизнь Свою отдал на Кресте. Предавая Свою душу Отцу, Он открыл свободный путь восхождения наших душ к Отцу Небесному, дабы и мы, искупленные Им, были всегда с Ним неразлучны».

Когда Христос Спаситель умер на Кресте, церковная завеса «раздралась надвое» в «обличение беззаконных» распинателей. Солнце померкло, скрыв свои лучи, видя Владыку распинаемым, и землю объял мрак . Земля сотряслась в своих основаниях, во многих местах дала трещины, многие гробы раскрылись, и из них востали многие тела умерших святых . Но и эти знамения, совершившиеся в часы страданий и смерти Христа, не привели в разум распинателей, не остановили злобы и силы зависти иудейских первосвященников и книжников. Желая к наступлению субботнего дня ускорить смерть распятых, первосвященники не устыдились пойти к Пилату и просить, чтобы распятым перебили голени — хотя просить об этом было прилично только исполнителям казней. Когда же посланные Пилатом воины пришли на Голгофу, Иисус уже умер. Не перебив Ему голеней, один из воинов для удостоверения в смерти пронзил копьем Иисуса Христа в ребра — из раны тотчас истекли кровь и вода. Произошло же это, по вере Церкви, действием непосредственной силы Божией. «Христос, — говорит святой Иоанн Дамаскин, — кровию, истекшею из ребра Его вместе с водою, омыл грех, а Древом Крестным спас весь род наш и соделался Начальником новой жизни и нового порядка» . «Каплями боготочныя крове и воды, пролиянныя от ребр Твоих, возсоздася мир: водою убо омыеши, яко щедр, всех грехи, Господи, и кровию же прощение (соединение с Собою) пишеши».

Чем темнее была ночь и мрак ненависти и злобы врагов Христа, окружавших Крест и Распятого на нем, тем ярче были звезды небесной любви, которой горели ко Господу сердца близких Его учеников и учениц. Тайные ученики Христа — знаменитый ученый Иосиф из Аримафеи и один из начальников иудейских Никодим — движимые любовью, преодолевают страх перед гонениями от врагов Иисусовых и приходят, чтобы погребсти с честью Его тело.

Уже ночью Иосиф идет к Пилату и испрашивает тело «Жизнодавца всех» Христа . Того, Кто есть для всех Источник жизни, Иосиф с Никодимом сняли со Креста. Иосиф порывался облобызать Его нетленное тело, но удерживаемый страхом и благоговением, обливаясь горькими слезами, говорил: «Увы мне, Сладчайший Иисусе! Как я буду погребать Тебя, Боже мой? Или каким полотном обовью? Какими руками прикоснусь к нетленному Твоему телу? Или какие песни буду петь при Твоем погребении, Милосердый?»

И неискусомужная Матерь Иисуса, взяв тело Его на Свои колена, горько рыдала со слезами и, лобызая, восклицала: «Единственную надежду и жизнь, Владыко, Сыне Мой и Боже, свет очам Моим Раба Твоя имела, теперь же Я лишилась Тебя, сладкое Мое Чадо и любимое! Скрылся от глаз Моих, Сыне Мой! И ни слова не скажешь Твоей Рабе, Слове Божий, Той, Которая родила Тебя».

Но Божественный луч утешения и надежды проникает в душу Матери Господа, вспомнившей пророческое предречение Своего Сына о Воскресении, и Он, бездыханный, как бы вещает Ей теперь в утешение: «Не рыдай надо Мною, Матерь, видя во гробе Сына, Которого зачала Ты во чреве бессеменно; ибо Я востану и прославлюсь и как Бог вознесу во славе тех, которые непрестанно с верой и любовью прославляют Тебя».

Тогда ученики приступили к погребению тела Иисуса Христа. Помазав по иудейскому обычаю тело Господа благовонными мазями и обвив чистой Плащаницей (тонким полотном), благообразный Иосиф положил его в новом гробе . «Повивается чистою Плащаницею Тот, Кто един есть чистый и невредимый, Кто покрывает небо облаками и (Сам) покрывается светом, как ризою. Во гробе полагается Тот, Кому небо служит Престолом, а земля подножием. Тесными пределами гроба по телу объемлется Тот, Кто горстию объемлет всю тварь, ибо все исполняет и описует будучи един, как Бог неописанный. Тот же самый, Который, как Бог, приемлет поклонение вместе с Отцем и Духом на небеси. Тот же самый, как человек, телом лежит во гробе, а душею пребывает в сокровенных убежищах ада и разбойнику делает доступным рай, потому что неописанное Божество всюду сопровождает Его».

Во гробе — Жизнь, содержащая всю тварь . «Жизнь, како умираеши? Како и во гробе обитаеши, смерти же царство разрушаеши и от ада мертвыя возставляеши?» «Естество умное и множество безплотное недоумевает о таинстве несказанного и неизреченного погребения» Христова . «Днесь содержит гроб содержащаго дланию тварь: покрывает камень покрывшего добродетелию небеса; спит Жизнь и ад трепещет, и Адам от уз разрешается».

После смерти Христос Своей душой и Божеством сошел во ад — место пребывания всех, до Него умерших людей, чтобы спасти весь человеческий род, спасти не только во плоти живущих и тех, кто будет после Него жить, но и умерших ко времени Его пришествия. Явление Христа в «темницах ада» произвело поразительное действие: мрак и тьма побеждаются Светом, пребывание в тлении и смерти — Жизнью. Разрушается духовная «окованность», связанность душ умерших или, по образному выражению песнопений, «соединяются узы, цепи («вереи вечныя») ада» , мертвые, умершие в вере и надежде на Избавителя и Спасителя и те, кто уверовал в Него во время проповеди сошедшего во ад Иоанна Крестителя и Самого Господа, совоскресли в жизнь со Христом.

Таким образом, освободив тех, которые от века были связаны, Христос Спаситель вновь возвратился из среды мертвых, воскрес, открыв и нам путь к воскресению. Он освободил нас от схождения после смерти в темницу мрака — во ад, разрушив сей плачевный путь «адова ниспадения», которого не избежали и ветхозаветные праведники.

Царь веков, Спаситель мира, крестными страданиями и смертью завершив домостроительство нашего спасения, — «субботствует», покоится во гробе, «новое нам подавая субботство (покой)» , «субботство вечное — всесвятое из мертвых воскресение».

Христос умер Своею плотию, но смерть не могла держать в своей власти тело и душу Христа, находившегося в ипостасном соединении с Источником вечной Жизни, в единстве с Тем, Кто, по природе Своего Божества, есть «Воскресение и Жизнь». Господь — во гробе, но уже близка спасительная и светозарная ночь Христова Воскресения. В этой надежде и в предзрении великого дня Воскресения Христова все верующие, окружая Плащаницу — гроб Спасителя — воспевают с глубокой верой и надеждой: «Воскресни (востань), Боже — суди земли: яко Ты наследиши во всех языцех (народах)!»

 

^ Особенности богослужения первых трех дней Страстной Седмицы

В первые три дня Страстной седмицы Церковь подготавливает христиан к достойному созерцанию и сердечному соучастию в крестных страданиях Спасителя. Уже на вечерне в Неделю Ваий Святая Церковь призывает верных стекаться от Божественного (высочайшего и священного) праздника Ваий на Божественный (священный) праздник честному и спасительному таинству страстей Христовых и видеть Господа, приемлющего за нас добровольные страдания и смерть. В песнопениях Триоди Церковь побуждает верующих идти за Господом, сораспяться с Ним и удостоиться Царства Небесного. В богослужении первых трех дней Страстной седмицы еще удерживается общий покаянный характер песнопений.

Каждый из первых трех дней Страстной седмицы, кроме общих особенностей, имеет и свои собственные и посвящается особому воспоминанию, содержащемуся в песнопениях и евангельских чтениях на утрене и Литургии.
В Великий Понедельник Церковь в своих песнопениях призывает встретить начало страстей Христовых. В богослужении Понедельника воспоминается ветхозаветный патриарх Иосиф, по зависти проданный своими братьями в Египет и прообразовавший страдания Христа Спасителя, преданного на смерть соотечественниками. Воспоминается также проклятие и иссушение Господом бесплодной смоковницы, служившей образом лицемерных книжников и фарисеев, у которых несмотря на их внешнюю набожность Господь не нашел истинных плодов веры и благочестия, а только лицемерную сень (тень) закона. Бесплодной, засохшей смоковнице подобна и всякая душа человеческая, не приносящая духовных плодов: истинного покаяния, веры, молитвы и добрых дел.

В Великий Вторник воспоминается обличение Господом книжников и фарисеев, Его беседы и притчи во Иерусалимском храме — о подати, подаваемой кесарю, о воскресении мертвых, Страшном Суде и кончине мира, притчи о десяти девах и о талантах. В притчах изображается неожиданность пришествия Господа (притча о десяти девах) и праведность Суда Божия (притча о талантах).
В Великую Среду воспоминается жена грешница, омывшая слезами и помазавшая драгоценным миром ноги Спасителя, когда Он пребывал на вечери в Вифании в доме Симона прокаженного, и этим приготовившая Христа к погребению. Здесь же Иуда мнимой заботливостью о нищих обнаружил свое сребролюбие, а вечером решился предать Христа Спасителя иудейским старейшинам за 30 сребреников.

В первые три дня Страстной седмицы положено прочитывать на богослужении всю Псалтирь, кроме 17-й кафизмы, читаемой на утрене Великой Субботы.
Накануне этих дней служится повечерие: великое повечерие — в понедельник и вторник вечером; малое повечерие — с воскресенья на понедельник, в среду вечером и в следующие дни. На повечерии поется трипеснец святого Андрея Критского.

На утрене после «Аллилуиа» в первые три дня поется (трижды) особым напевом тропарь «Се, Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща; недостоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо, душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися. Но воспряни зовущи: свят, свят, свят еси, Боже, Богородицею помилуй нас». В этом тропаре Церковь внушает нам спасительный страх внезапного пришествия Судии мира и побуждает нас к духовному бодрствованию.

После стихословия трех кафизм на утрене читается Евангелие, особое на каждый день. После кафизм ектении не полагается, но сразу после третьей кафизмы и седальна диакон произносит «И о сподобитися нам слышанию святаго Евангелия».

По прочтении Евангелия, 50-го псалма и молитвы «Спаси, Боже, люди Твоя» в понедельник и среду поется трипеснец, а во вторник — двупеснец (8-я и 9-я песнь). Припев к тропарям трипеснцев и канонов в Страстную седмицу: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе». По окончании трипеснца в первые четыре дня поется ексапостиларий: «Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь (в него); просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя» (трижды). В этом песнопении мы исповедуем перед Господом свое недостоинство, сокрушаемся и плачем, подобно невесте, оставленной вне брачного чертога. Далее по уставу — хвалитные псалмы, стихиры на хвалитех и прочее последование утрени.

В первые три дня Страстной седмицы на 3-м, 6-м и 9-м часах последовательно и целиком прочитывается все Четвероевангелие (в 9 отделах), до слов: ныне прославися Сын Человеческий (Ин. 13:32). Евангелие читается после пения великопостного тропаря часа и по прочтении Богородична часа, а на 6-м часе — после прочтения паремии, предваряемой и завершаемой пением прокимна.

Ветхозаветные чтения имеют тот же порядок, что и в предыдущие дни служения по Постной Триоди. Но состав чтений иной. Так, на 6 часе вместо пророчества Исаии, читаются пророчества Иезекииля, созерцавшего дивные образы Херувимов на огненных колесницах, движимых Духом. На вечерне в первые четыре дня читается паремия из Книги Исход о бедствиях евреев в Египте и избавлении от них; эти бедствия служили прообразом духовных бедствий греховного человечества и избавления от них страданиями Спасителя. Вторая паремия на вечерне читается из Книги Иова, невинного и безропотного страдальца, служившего прообразом страданий Спасителя.

В первые три дня Страстной седмицы совершается Литургия Преждеосвященных даров.

После пения «Да исправится молитва моя» и великих поклонов читается Евангелие, соответственно воспоминанию каждого дня; Апостол на Литургии в эти дни не читается.

В среду в конце Литургии (после «Буди имя Господне») последний раз во время Великого Поста читается молитва святого Ефрема Сирина (с тремя великими поклонами).

В первые три дня Страстной седмицы, начиная с вечерни в Неделю Ваий, в конце служб бывает особый отпуст: «Грядый Господь на вольную страсть нашего ради спасения, Христос, истиннный Бог наш».

В Страстную седмицу, как и в первую седмицу, не бывает поминовения усопших и не совершается память святых, так как вся седмица посвящена исключительно воспоминанию страданий и Крестной смерти Господ.

Если в Великий Понедельник, Великий Вторник или Великую Среду случится праздник Благовещения, то служба праздника соединяется со службой Триоди. Накануне Понедельника всенощное бдение начинается с великой вечерни, а накануне Вторника и Среды — с великого повечерия. После великого славословия совершается лития, на утрене поется полиелей, величание, прокимен и читается Евангелие Благовещению. Ирмосы канона — Благовещения. На девятой песни — припевы Благовещения. Славословие читается. В конце утрени и на часах — молитва святого Ефрема Сирина (на часах — по 3 великих поклона). Литургия совершается святого Иоанна Златоуста в соединении с вечерней. На Литургии прокимен, Апостол, задостойник и причастен — Благовещения. Евангелие на Литургии читается Благовещения и дня.

 

^ Особенности богослужения в Великий Четверг

В Четверг Страстной седмицы в богослужении воспоминаются четыре важнейших события, совершившихся в этот день: Тайная Вечеря, на которой Господь установил новозаветное таинство Святого Причастия (Евхаристии) и совершил умовение ног Своим ученикам в знак глубокого смирения и любви к ним; молитва Спасителя в Гефсиманском саду и предательство Иисуса Христа Иудой Искариотом.

В Великий Четверг совершаются следующие службы: малое повечерие (со среды на четверг), утреня с 1-м часом, часы: 3-й, 6-й и 9-й с изобразительными, Литургия святого Василия Великого в соединении с вечерней.

Особенности богослужения Великого Четверга следующие:
Накануне (в среду вечером) совершается малое повечерие, на котором поется трипеснец святого Андрея Критского.

На утрене после «Аллилуиа» поется трижды особым напевом тропарь: «Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый, сребролюбием недуговав, омрачашеся и беззаконным судиям Тебе, Праведнаго Судию, предает. Виждь, имений рачителю, сих ради удавление употребивша! Бежи несытыя души Учителю таковая дерзнувшия! Иже о всех Благий, Господи, слава Тебе».

Кафизм на утрене нет. Сразу после тропаря по возгласе диакона: «И о сподобитися нам слышанию…» читается Евангелие. В Евангелии повествуется о событиях этого дня (Лк., зачало 108 «от полу»: «Приближашеся праздник опреснок», окончание в зачале 109: «По Немже идоша ученицы Его»).
По прочтении Евангелия и 50-го псалма поется полный канон Великого Четверга: «Сеченое сечется море Чермное»; полный — в ознаменование важности этого дня (молитва: «Спаси, Боже, люди Твоя» перед каноном не читается).

После 9-й песни — ексапостиларий (трижды): «Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный». Далее совершается вседневная утреня обычным порядком с пением стихир на хвалитех, чтением великого славословия и пением стихир на стиховне.

На 1-м часе читается паремия из Книги Пророка Иеремии, в которой изображается кротость Божественного Страдальца и злоба Его врагов. Чтение паремии предваряется и завершается пением прокимнов.

Часы 3-й, 6-й и 9-й и чин изобразительных совершаются вместе, «поскору», без пения. Только в конце изобразительных, после возгласа диакона «Премудрость» поется «Достойно есть» и прочее.

Совершается Литургия святого Василия Великого в соединении с вечерней (без кафизмы). Литургия совершается после вечерни, поскольку Сам Господь установил Евхаристию вечером . После стихир на «Господи, воззвах» и входа с Евангелием, читаются три паремии (из Книг Исход, Иова и пророка Исаии). Перед первой и второй паремиями поются прокимны. После третьей паремии произносится малая ектения, поется Трисвятое; далее, обычным порядком служится Литургия святогоВасилия Великого. На Литургии читаются Апостол (Кор., зач. 149) и Евангелие, выбранное из трех евангелистов (Мф., зач. 107 (26, 1–20); Ин., зач. 44 (13, 3–17), Мф., зач. 108, «от полу» (26, 21–39); Лк., зач. 109 (22, 43–45); Мф., зач. 108 (26, 40 — 27, 2)).

Вместо Херувимской песни, причастного стиха и стиха «Тело Христово приимите» (при причащении народа) и вместо «Да исполнятся уста наша» поется песнь: «Вечери Твоея Тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими», в которой содержится обличение Иуды и исповедание благоразумного разбойника.

Вместо «Достойно есть» на Литургии поется ирмос 9-й песни канона утрени, в котором верующие призываются насладиться гостеприимством («странствия») Господним и бессмертной Его трапезы. Задостойник Великого Четверга — ирмос 9-й песни канона: «Странствия владычня и безсмертныя трапезы на горнем месте высокими умы, вернии, приидите насладимся, возшедша Слова от Слова научившеся, Егоже величаем». (Гостеприимства (угощения) и бессмертной трапезы на горнем месте, приидите, верные, насладимся, устремив горе наш ум. Слово пришло (сюда, на горнее место, как снедь верным); это узнали мы от Самого Слова, Которое ныне прославляется (Ин. 12:23).)

В конце служб Великого Четверга произносится особый отпуст, указанный в Служебнике: «Иже за превосходящую благость путь добрейший смирения показавый, внегда умыти ноги учеников, даже и до Креста и погребения снизшедый нам, Христос, истинный Бог наш».

Вечером в Великий Четверг по уставу положено совершать малое повечерие с трипеснцем.

Если в Великий Четверг случится Благовещение, то в среду вечером всенощное бдение начинается Великим повечерием. На литии и на стиховне вечерни — стихиры и тропарь Благовещения.

На утрене на «Бог Господь» поется тропарь Благовещения дважды. и на «Слава, и ныне» — «Егда славнии ученицы» (единожды). Затем полиелей и величание Благовещения. Степенны 4-го гласа — первый антифон. Прокимен, Евангелие и (после него) стихира — Благовещения. Канон праздника и дня. Катавасия — ирмосы канона Великого Четверга. На 9-й песни, вместо «Честнейшую Херувим», — припевы праздника. Светилен: праздника, «Слава» — дня, «и ныне» праздника.Часы 3-й, 6-й и 9-й и изобразительны служатся обычным порядком.

Совершается Литургия святого Василия Великого в соединении с вечерней. Паремии, прокимен, Апостол и Евангелие — дня и праздника. Вместо «Достойно есть» поется ирмос «Странствия Владычня». Если храм Благовещения, то поется задостойник: «Яко одушевленному Божию кивоту» с положенным припевом. Вместо Херувимской песни, причастна, стиха, поемого во время причащения мирян, и вместо «Да исполнятся уста наша» поется «Вечери Твоея тайныя».

Отпуст — Великого Четверга.

 

^ Особенности богослужения Великой Пятницы

День Великой Пятницы посвящен воспоминанию осуждения на смерть, крестных страданий и смерти Господа Спасителя. В богослужении этого дня Церковь как бы поставляет нас у подножия Креста Христова и перед нашим благоговейным и трепетным взором изображает спасительные страдания Господа от кровавого пота в Гефсиманском саду до Распятия и погребения.

В Великую Пятницу совершаются три основных службы: утреня, великие часы и великая вечерня с малым повечерием. Литургия в этот день не совершается по причине великого поста и глубокого сокрушения, а также потому, что в этот день была принесена Самим Спасителем Голгофская Жертва на Кресте.
«Последование Святых и Спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа» должно начинаться по уставу во втором часу ночи или по нашему счету в восьмом часу вечера. Богослужение утрени должно совершаться глубокой ночью (обычно с вечера в Великий Четверг), потому что страдания Господа, воспоминаемые в Пятницу, начались в ночь с Четверга на Пятницу. И подобно ученикам, пением ночью сопровождавших Своего Учителя и Господа на пути с Тайной Вечери в Гефсиманский сад, христиане в ночь пятницы совершают всю утреню с пением антифонов и канона и назидаются слушанием полной евангельской истории страстей Христовых.

Главная особенность утрени Великого Пятка состоит в том, что на ней читаются 12 Евангелий, избранных из всех четырех евангелистов. В этих чтениях подробно повествуется о последних часах земной жизни Спасителя, начиная с Его прощальной беседы с учениками после Тайной Вечери и до Его погребения в саду праведным Иосифом Аримафейским.

Порядок этой утрени следующий.

Начало обычное. После шестопсалмия и великой ектении поется «Аллилуиа» и тропарь «Егда славнии ученицы» (трижды). Иерей в фелони износит Евангелие на середину храма, совершает каждение Евангелия, алтаря, всего храма и народа.

После пения тропаря произносится малая ектения и читается первое Евангелие святых страстей (диакон: «И о сподобитися нам слышанию святаго Евангелия»). При чтении Евангелий народ стоит с возжженными свечами, выражая этим пламенную любовь к Божественному Страдальцу и уподобляясь мудрым девам, исшедшим со светильниками в сретение Жениху. В первом Евангелии от Иоанна повествуется о прощальной беседе Господа Иисуса Христа с учениками и о Его Первосвященнической молитве.

Перед чтением каждого Евангелия поется: «Слава страстем Твоим, Господи» (по уставу полагается петь: «Слава Тебе, Господи, слава Тебе»), после чтения — «Слава долготерпению Твоему, Господи».

Между первыми шестью Евангелиями поются по три антифона (всего их 15), затем малая ектения и седален, на котором не позволяется сидеть, потому что в это время совершается каждение. Каждение бывает малое (Евангелия, алтаря, иконостаса и народа) на всех седальнах, до 50-го псалма.
После каждого седальна возглашается: «И о сподобитися нам слышанию святаго Евангелия» и читается Евангелие. 15 антифонов соответствуют своим содержанием евангельским чтениям. В них изображаются страдания Богочеловека Иисуса Христа, любовь Господа и неблагодарность народа и иудейских старейшин, обличается законопреступный Иуда и восхваляется благоразумный разбойник.

После шестого Евангелия поются (или читаются) «Блаженны» с тропарями, произносится малая ектения и поется прокимен: «Разделиша ризы Моя себе, и о одежди Моей меташа жребий». Затем сразу читается седьмое Евангелие — о крестных страданиях Господа, после которого читается 50-й псалом и следует восьмое Евангелие — о распятии Господа и исповедании благоразумного разбойника.

После восьмого Евангелия поется трипеснец святого Космы Майумского: «К Тебе утренюю» (5-я, 8-я и 9-я песни), после 5-й песни произносится малая ектения, после 9-й песни — малая ектения и поется полный глубочайшего сердечного чувства ексапостиларий: «Разбойника благоразумнаго во едином часе раеви сподобил еси, Господи; и мене древом крестным просвети и спаси мя.»

После трипеснца и ексапостилария читается девятое Евангелие — о словах Господа Спасителя, обращенных к Своей Пречистой Матери и ученику, о смерти Спасителя и прободении ребра, поются хвалитные псалмы «Всякое дыхание» и стихиры самогласны на хвалитех, после которых читается десятое Евангелие — о снятии со Креста и погребении Господа.

После десятого Евангелия читается Великое славословие, произносится просительная ектения и читается одиннадцатое Евангелие — о погребении тела Господа в новом гробе.

После одиннадцатого Евангелия — стихиры на стиховне (они же и на вечерне на «Господи, воззвах») и двенадцатое Евангелие — о приставлении стражи ко гробу и запечатании гроба. После прочтения Евангелие сразу же уносится в алтарь.

После двенадцатого Евангелия — тропарь Великого Пятка: «Искупил ны еси от клятвы законныя». Сугубая ектения и отпуст.

Утреня Великого Пятка имеет свой особый отпуст «святых страстей»: «Иже оплевания, и биения, и заушения, и Крест, и смерть претерпевый за спасение мира, Христос истинный Бог наш». Первый час не соединяется с утреней (кроме праздника Благовещения), а читается вместе с 3-м, 6-м и 9-м часами.
Великие часы, совершаемые в Великую Пятницу вместо Литургии, служатся все вместе (1-й, 3-й, 6-й и 9-й часы с чином изобразительных) по чину великих часов в навечерие Рождества Христова и Крещения Господня. На каждом часе положены особые псалмы, имеющие отношение к воспоминаемым событиям; после Богородична часа поются три особых тропаря и прокимен, а также читаются паремия, Апостол и Евангелие из каждого евангелиста. В конце великих часов — особый отпуст (см. Служебник). Тот же отпуст — в конце великой вечерни в Великий Пяток.

Эти часы составлены святым Кириллом, архиепископом Александрийским (V в.). По уставу их следует совершать во втором часу дня, то есть в восемь часов утра по нашему счету.

На Великой вечерне, которая относится уже к Великой Субботе и совершается около того времени, когда Спаситель умер на Кресте (в десятом часу дня, то есть в четыре часа пополудни), воспоминается снятие Пречистого тела Господа Иисуса Христа со Креста и Его погребение.

После мирной ектении, стихир на «Господи, воззвах» и входа с Евангелием читаются три паремии (из Книг Исход, Иова и Пророка Исаии), в которых пророчески изображаются страдания Искупителя мира. Перед первой и второй паремией и перед Апостолом (после третьей паремии) поются прокимны .
После паремий на вечерне Великого Пятка читается Апостол о Божественной силе и премудрости, открывшихся в крестных страданиях Спасителя, и читается Евангелие, выбранное из трех евангелистов (Матфея, Луки и Иоанна), о страданиях Спасителя, начиная от совета старейшин и заканчивая крестной смертью Господа.

После Евангелия — сугубая ектения, молитва «Сподоби, Господи», просительная ектения и стихиры на стиховне. На «Слава, и ныне» поется стихира: «Тебе, одеющагося светом, яко ризою». При пении этой стихиры настоятель совершает троекратное каждение вокруг Плащаницы, положенной до начала вечерни на святом Престоле.

Затем читаются «Ныне отпущаеши», Трисвятое по «Отче наш», поются тропари «Благообразный Иосиф с Древа снем (сняв) Пречистое Тело Твое» и «Мироносицам женам».

При пении тропаря «Благообразный Иосиф» священнослужители износят Плащаницу, на которой изображается снятие Спасителя со Креста и положение Его во гроб, через северные двери (по другому обычаю — через царские врата) на середину храма и полагают ее на особом столе или гробнице Главою Спасителя к северу. Этот обряд изображает также снятие тела Господа Иисуса Христа со Креста и положение Его во гроб.

Затем бывает обычное окончание великой вечерни (диакон: «Премудрость», хор: «Благослови» и прочее). Отпуст на великой вечерне в Великий Пяток особый — тот же, что и на великих часах: «Иже нас ради человек и нашего ради спасения страшныя страсти и Животворящий Крест, и вольное погребение плотию изволивый, Христос, истинный Бог наш».

Тотчас после вечерни совершается малое повечерие, на котором поется канон о распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы. Этот канон составлен в Х веке святым Симеоном Метафрастом (Логофетом). По окончании 9-й песни вместо «Достойно есть» поется ирмос: «Бога человеком». Затем — «Премудрость» и малый отпуст.

Во время чтения малого повечерия и канона на повечерии верующие подходят к Плащанице, поклоняются перед священным изображением и с трепетным благоговением и сердечным сокрушением лобызают язвы Спасителя и Евангелие, лежащее на персях Господа как Его духовное завещание, запечатленное Его Святейшею Кровию.

Если в Великую Пятницу случится Благовещение, то накануне в Великий Четверг на вечерне, соединяемой с Литургией святого Василия Великого, на «Господи, воззвах» поются стихиры дня и праздника, на «Слава» — стихира дня, на «И ныне» — праздника. Паремии дня и три паремии праздника. Далее — Литургия святого Василия Великого, как обычно в Великий Четверг.

Повечерие малое с трипеснцем.

На самый праздник служба начинается с утрени, на которой совершается чтение двенадцати страстных Евангелий. Особенности этой утрени следующие: на «Бог Господь» — тропарь праздника (дважды), «Слава, и ныне» — «Егда славнии ученицы». После седьмого страстного Евангелия –полиелей и поется величание Благовещения; затем степенны 4 гласа –первый антифон, прокимен и Евангелие Благовещения. По прочтении праздничного (благовещенского) Евангелия сразу же читается восьмое страстное Евангелие. После этого Евангелия и 50 псалма поется стихира Благовещения и произносится молитва: «Спаси, Боже, люди Твоя». Далее, после возгласа священника поется канон Благовещения и дня; после 5-й, 8-й и 9-й песней катавасией служат ирмосы трипеснца. На 9-й песни (вместо «Честнейшую Херувим») — припевы Благовещения, а после 9-й песни — светилен праздника, «Слава» — дня, «И ныне» — праздника. Далее, читается девятое страстное Евангелие и до конца служба совершается, как в Великий Пяток (на хвалитех и на стиховне — стихиры праздника и дня). Отпуст дня. После отпуста совершается 1-й час со всеми особенностями Великого Пятка.

При совпадении праздника Благовещения с Великим Пятком Литургия совершается по чину святого Иоанна Златоуста в соединении с вечерней. На вечерне после входа с Евангелием — прокимны и паремии дня. После малой ектении и Трисвятого — прокимен, Апостол и Евангелие сначала Благовещения, а затем дня. Задостойник и причастен — Благовещения.

По указу Святейшего Синода (1855 г.) вынос Плащаницы в праздник Благовещения, случившийся в Великую Пятницу, следует совершать на малом повечерии. Настоятель облачается в полное облачение, а прочие священники — в малое. Повечерие начинается по обычаю, но по прочтении «Верую» открываются царские врата и поется стихира «Тебе одеющагося» (каждение Плащаницы, лежащей на престоле). Далее, при пении тропаря «Благообразный Иосиф» священники выносят плащаницу северными дверями на приготовленное посередине храма место. Затем следует целование Плащаницы и положенный на повечерии канон о распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы. По распоряжению Святителя Московского Филарета (1855 г.) и Святейшего Патриарха Алексия ? (1950 г.), чин выноса Плащаницы в Великую Пятницу на Благовещение совершается в конце Литургии святого Иоанна Златоуста после заамвонной молитвы; поются стихиры на стиховне вечерни, а затем, при пении тропаря совершается вынос Плащаницы. После отпуста Литургии читается канон о распятии Господа и на плач Богоматери.

 

^ Особенности богослужения Великой Субботы

В Великую Субботу Церковь воспоминает погребение Господа Иисуса Христа, пребывание Его тела во Гробе, сошествие душою во ад для возвещения там победы над смертью и избавления душ, с верою ожидавших Его пришествия, а также введение разбойника в рай. Вместе с тем, в богослужении дня указывается и на славное Воскресение Господа Иисуса Христа. Основные воспоминания дня Великой Субботы выражены в тропаре часов следующего дня — Святой Пасхи: «Во гробе плотски (телесно), во аде же с душею яко Бог, в раи же с разбойником, и на Престоле был еси, Христе, со Отцем и Духом, вся исполняяй (наполняяй), Неописанный».

Богослужение Великой субботы начинается с самого раннего утра и продолжается до конца дня, так что песнопения последнего службы этого дня — полунощницы — соединяются с началом торжественной пасхальной заутрени.

Глубокой ночью — с Пятницы на Субботу — Церковь созывает верных, чтобы «исходные (надгобные) песни принести Зиждителю» перед Его гробом. Самое богослужение является благоговейным бдением перед гробом Спасителя и трогательным погребальным гимном пострадавшему за нас Господу, Бессмертному Царю славы.

В этот день совершаются утреня с 1-м часом, 3-й, 6-й и 9-й часы с чином изобразительных и Литургия святого Василия Великого в соединении с вечерней.

Утреня Великой Субботы начинается по обычаю. После шестопсалмия, великой ектении и «Бог Господь» поются три тропаря: «Благообразный Иосиф», «Егда снизшел еси к смерти» и «Мироносицам женам». Священнослужители в это время выходят из алтаря царскими вратами к Плащанице. Настоятель совершает каждение Плащаницы, алтаря, народа и всего храма.

После тропарей поются Непорочны — стихи 17-й кафизмы. 3а каждым стихом кафизмы поются краткие надгробные песнопения или Похвалы в честь Господа, «в мертвецех вменившася». «Эти похвалы представляют в своем содержании дивное соединение высоких догматических созерцаний и сердечных чувств плача и радости. В них прославляется неизреченное долготерпение и человеколюбие Божие и Его спасительные страдания, изображается ужас и изумление всей твари, неба и земли при виде Господа, почившего во гробе, раздается плач Богородицы и погребавших Его, проливается отрадный луч надежды на Его Воскресение» . Выражением светлой надежды на Воскресение и любви ко Господу Спасителю являются зажженные свечи в руках у священнослужителей и верующих, предстоящих в это время у гроба Господня.

Непорочны, или Похвалы, разделяются на три статии, или «славы», из которых каждая заканчивается малой ектенией и особым возгласом. В начале второй и третьей статии бывает малое каждение (Плащаницы, местных икон, иконостаса и молящихся). Начало и конец каждой статии по обычаю поется.
После трех статией, но перед малой ектенией, поются воскресные тропари Иоанна Дамаскина: «Ангельский собор удивися» и совершается каждение всего храма.

После ектении читаются седален, 50 псалом и поется канон Великой Субботы: «Волною морскою», представляющий собой и по содержанию и по напеву дивное и прекраснейшее творение христианского богословско-религиозного песнотворчества. При пении канона священнослужители входят в алтарь . Здесь настоятель облачается во все священные одежды; сослужащие священники только в фелонь и епитрахиль.

По 8-й песни вместо «Честнейшую Херувим» поется ирмос 9-й песни: «Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе, Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: востану бо и прославлюся и вознесу со славою непрестанно яко Бог, верою и любовию Тя величающия».

После канона и ектении — песнь: «Свят Господь Бог наш», хвалитные псалмы («Всякое дыхание») и стихиры на хвалитех; на «И ныне» — «Преблагословенна еси, Богородице Дево» (в это время священнослужители выходят из алтаря к Плащанице).

Далее, поется великое славословие, во время которого совершается троекратное каждение Плащаницы. После великого славословия совершается торжественный обряд выноса Плащаницы с Евангелием и крестный ход вокруг храма в память о погребении Спасителя.

Обнесение Плащаницы вокруг храма совершается следующим образом: при протяжном пении заключительного стиха Трисвятого, в предшествии фонаря, светильников, запрестольного Креста и хоругвей, при скорбном перезвоне колоколов, настоятель, подняв Плащаницу на главу, держа в руках Святое Евангелие, вместе с другими священнослужителями, поддерживающими Плащаницу, износит ее через западные двери и обносит вокруг храма.
После того как Плащаницу один раз обнесут вокруг храма, ее снова вносят в храм и подносят к царским вратам в знак того, что Господь Иисус Христос и после Своей смерти, пребывая телом во гробе, по Божеству Своему неразлучно пребывал «на Престоле со Отцем и Святым Духом». Хор заканчивает пение Трисвятого, и настоятель, стоя под Плащаницей, возглашает перед царскими вратами: «Премудрость, прости». Хор поет один раз тропарь «Благообразный Иосиф». При пении тропаря Плащаница с Евангелием вновь полагается на прежнее место посередине храма, и совершается ее каждение.

После этого следует тропарь пророчества, поется прокимен, читается паремия из Книги Пророка Иезекииля, созерцавшего поле, на котором сухие кости ожили по повелению Божию; затем поется второй прокимен, читаются Апостол — о плодах смерти Спасителя, и Евангелие — о запечатании гроба и приставлении к нему стражи. Далее, произносятся сугубая и просительная ектении и бывает особый отпуст — тот же, что и на великих часах Великого Пятка и на великой вечерне в Великий Пяток: «Иже нас ради человек и нашего ради спасения страшныя страсти и Животворящий Крест и вольное погребение плотию изволивый, Христос, истинный Бог наш».

После отпуста, при целовании Плащаницы поется стихира: «Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго».

Первый час присоединяется к утрени (отпуст часа — малый).
Часы: 3-й, 6-й и 9-й с изобразительными совершаются вместе («поскору»), без пения. Отпуст в конце часов и изобразительных также малый. После часов совершается Литургия.

На утрене, часах, вечерне и на Литургии Великой Субботы все молитвы, чтения и священнодействия, происходящие обычно на солее (входные молитвы, ектении, паремии, чтение Апостола и Евангелия (если служит диакон), малый и великий вход, заамвонная молитва)за исключением причащения, совершаются перед Плащаницей.

Литургия в Великую Субботу совершается святого Василия Великого и соединяется с вечерней. По уставу Литургия совершается поздно, «о часе 10 дне», после вечерни, и как бы входит тем самым в пределы наступающего радостнейшего дня Святой Пасхи, являясь предпразднством величайшего христианского торжества –Воскресения Христова.

На вечерне после стихир на «Господи, воззвах» (воскресных и Триоди) и догматика 1-го гласа совершается малый вход с Евангелием. После пения «Свете тихий» перед Плащаницей читаются 15 паремий (без прокимна), в которых заключаются пророчества о страданиях, смерти и Воскресении Христа, о наступлении благодатного Царства Господа и о славе Новозаветной Церкви.

По прочтении шестой паремии о чудесном переходе евреев через Чермное море при открытых царских вратах поется песнь Моисея: «Поим Господеви, славно бо прославися». Хор поет многократно припев: «Славно бо прославися», чтец повторяет по стихам всю эту песнь.

По прочтении последней паремии — о чудесном избавлении от огня трех отроков в пещи Вавилонской, прообразовавших невредимое исшествие Христа из гроба и ада, — поется песнь трех отроков: «Господа пойте и превозносите Его во веки», чтец читает стихи этой песни. При этом открываются Царские врата.

После паремий следует малая ектения, вместо Трисвятого поется крещальная песнь «Елицы во Христа крестистеся» — в воспоминание древнего обычая крестить в Субботу перед Пасхой оглашенных. Для этого епископ перед чтением паремий выходил из алтаря в крещальню и совершал Крещение, а по прочтении паремий, епископ приводил новокрещенных в храм, их встречали и приветствовали пением этой песни (молитвы об «оглашенных» и «готовящихся ко Просвещению», то есть ко Крещению, возносились в древности и теперь возносятся во время Святой Четыредесятницы на Литургии Преждеосвященных даров).

После паремий и прокимна перед Плащаницей читается Апостол. В апостольском чтении применительно к воспоминаемому событию дня и упомянутому древнему обычаю Крещения на Литургии раскрывается значение и таинственная сила Крещения, как «спогребения» Христу и «совоскресения» с Ним для новой жизни.

Чтением Апостола как бы оканчивается погребальный день субботний — начинает уже светать денница воскресения, а потому с этого момента и отлагается в храме все, что напоминало о скорби этих дней. После Апостола вместо «Аллилуиа» поются стихи 81 псалма: «Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты наследиши во всех языцех». При многократном пении этого припева одежды священнослужителей и облачения Престола и жертвенника переменяются на белые, что символизирует небесный свет и славу Воскресшего Господа и напоминает о светлых Ангелах, возвестивших женам-мироносицам о Воскресении Христовом.

В евангельском чтении возвещается о Воскресении Господа Иисуса Христа (Мф. 28, 1–20). Далее, Литургия святого Василия Великого совершается обычным порядком. Вместо Херувимской песни поется трепетная и благоговейная песнь «Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет. Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным. Предходят же Сему лицы ангельстии со всяким началом и властию, многоочитии Херувими и шестокрылатии Серафими, лица закрывающе (в благоговении) и вопиюще песнь: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа».

В Великую Субботу на Литургии святого Василия Великого как задостойник поется ирмос 9-й песни канона «Не рыдай Мене, Мати».
После Литургии Великой Субботы до Литургии Пятидесятницы прекращается пение (в конце Литургии) песни: «Видехом свет истинный».
После заамвонной молитвы Литургии Великой Субботы бывает благословение пяти хлебов и вина (без елея и пшеницы), в память о том, что древние христиане, оставаясь в храме от субботней Литургии до пасхальной утрени, вкушением освященного хлеба и вина укрепляли свои ослабевшие силы на подвиг бдения в эту священную и спасительную ночь, предвозвестницу светозарного дня воскресения.

Отпуст Литургии — обычный.

Если в Великую Субботу случится Благовещение, то накануне, в Великую Пятницу, на вечерне на «Господи, воззвах» поются стихиры дня и праздника (всего — на 10), при этом на «И ныне» поется стихира Благовещения «Послан бысть», и бывает вход с Евангелием. Затем читаются три паремии дня и пять паремий праздника. Прокимен, Апостол и Евангелие на вечерне — только дня, то есть Великого Пятка. После «Ныне отпущаеши» и «Отче наш» поется тропарь Благовещения, «Слава» — «Благообразный Иосиф», «И ныне» — «Мироносицам женам». Во время пения тропаря «Благообразный Иосиф» — вынос Плащаницы.
В самый праздник служба начинается рано утром с утрени.на утрене после «Бог Господь» поются тропари: «Благообразный Иосиф», «Егда снизшел еси», «Слава» -»Мироносицам женам», «И ныне» — «Днесь спасения нашего главизна». Затем поются Непорочны с похвалами. После Непорочнов, воскресных тропарей и малой ектении — полиелей и величание праздника. Степенны — первый антифон 4 гласа. Прокимен и Евангелие — праздника. После Евангелия по 50 псалме поется стихира праздника.

Каноны — праздника и Великой Субботы. Катавасией служат ирмосы канона Великой Субботы.

На 9-й песни «Честнейшую Херувим» не поем, но поется припев праздника; в конце 9-й песни — ирмос дня: «Не рыдай Мене, Мати». После 9-й песни и малой ектении — «Свят Господь Бог наш».

В стихирах на хвалитех к дневным стихирам присоединяются стихиры Благовещения, при этом на «И ныне» поется «Преблагословенна еси, Богородице Дево».

Великое славословие поется. Далее, все по чину Великой Субботы (обнесение вокруг храма Плащаницы и прочее).

На Литургии вместо Трисвятого — «Елицы во Христа крестистеся», вместо Херувимской песни — «Да молчит всяка плоть человеча»; вместо «Достойно» — «Не рыдай Мене, Мати», и только в храме Благовещения поется задостойник праздника «Яко одушевленному Божию кивоту». Апостол и Евангелие — дня и праздника.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru