Вежливость

***

Ве́жливость (учти­вость) – ува­жи­тель­ное отно­ше­ние. В зави­си­мо­сти от упо­треб­ле­ния может являться про­яв­ле­нием про­ти­во­по­лож­ных душев­ных состо­я­ний.

  • Веж­ли­вость не явля­ется сино­ни­мом рели­ги­оз­ного без­раз­ли­чия, пре­да­вать Истину ради веж­ли­во­сти – непри­стойно для хри­сти­а­нина.
  • Веж­ли­вость не явля­ется сино­ни­мом без­от­каз­но­сти, т.к. умение ска­зать «нет» в опре­де­лён­ных ситу­а­циях явля­ется свой­ством здо­ро­вой лич­но­сти.
  • Веж­ли­вость не явля­ется сино­ни­мом лице­ме­рия и лукав­ства.

***

Вала­ам­ский старец, схи­и­гу­мен Иоанн пишет, что в наше время люди заме­нили любовь веж­ли­во­стью, а в мона­стыре подчас и веж­ли­во­сти не хва­тает…

О чем здесь идет речь? Да, может быть, сама по себе веж­ли­вость – это лишь скор­лупа, но плод может и должен вызре­вать в скор­лупе. Сразу из болота нам на высоты любви к ближ­нему, запо­ве­дан­ной Богом, не вспрыг­нуть, и когда мы начи­наем мерить нашу немощ­ную духов­ную жизнь мери­лом отцов-пустын­ни­ков и на этом осно­ва­нии отвер­гать и душев­ное, и эле­менты – может быть, чисто услов­ные – чело­ве­че­ского обще­ния, кото­рые на самом-то деле могут быть пита­тель­ной средой для взра­щи­ва­ния эле­мен­тов духов­ной жизни, мы скорее теряем, чем при­об­ре­таем. Таким обра­зом, веж­ли­вость, будучи эле­мен­том душев­ной сферы, может при своем раз­ви­тии давать духов­ные плоды. В этом случае веж­ли­вость может рас­смат­ри­ваться как начало пути, самое начало.

Какое зна­че­ние имеет веж­ли­вость?

Веж­ли­вость явля­ется одним из видов чело­ве­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний и нахо­дится во вза­и­мо­связи с любо­вью, кото­рую люди должны про­яв­лять к своим ближ­ним и кото­рую так или иначе, к тем или иным лицам всегда про­яв­ляли и про­яв­ляют не только хри­сти­ане, но даже и языч­ники. Любя­щий дру­гого чело­век выра­жает свое чув­ство в про­яв­ле­нии к нему, между прочим, и веж­ли­во­сти, в веж­ли­вом с ним обхож­де­нии. То есть веж­ли­вость явля­ется одним из наруж­ных видов про­яв­ле­ния нашей любви к людям, и поскольку она дей­стви­тельно тесно свя­зана с послед­ней, зна­че­ние ее не под­ле­жит ника­ким сомне­ниям.

Ведь веж­ли­вость – это также и часть куль­туры, причем орга­ни­че­ская ее часть. Тут можно вспом­нить об одно­ко­рен­ных словах: невеж­ли­вый – неве­же­ствен­ный, невежда, это значит и отсут­ствие веж­ли­во­сти, и отсут­ствие знания (веде­ния), и одно­вре­менно еще и отсут­ствие бла­го­об­ра­зия, то есть знание, веж­ли­вость и бла­го­об­ра­зие ока­зы­ва­ются неко­то­рым обра­зом свя­зан­ными друг с другом. Тем самым веже­ство – это бла­го­об­раз­ное устрой­ство жизни и чело­ве­че­ских отно­ше­ний.

Как появи­лась веж­ли­вость?

Пер­во­на­чально связь веж­ли­во­сти с любо­вью была куда оче­вид­нее, чем сего­дня: чело­век при встрече с другим искренно желал ему того, что для него самого пред­став­ля­лось наи­бо­лее ценным. Этим, среди про­чего, и объ­яс­ня­ется раз­ли­чие в видах при­вет­ствия или вообще обна­ру­же­ния веж­ли­во­сти в раз­лич­ное время и у раз­лич­ных наро­дов: напри­мер, древ­ний еврей желает ближ­нему «мира», клас­си­че­ский грек – «радо­сти», древ­ний рим­ля­нин – «здо­ро­вья» и так далее; то есть каждый желал дру­гому благ, кото­рыми сам осо­бенно доро­жил. Пони­ма­е­мая и прак­ти­ку­е­мая так веж­ли­вость – хоро­ший пока­за­тель доб­рого внут­рен­него настро­е­ния чело­века.

Бывает ли веж­ли­вость фор­маль­ная и даже ложная?

К сожа­ле­нию, сплошь и рядом за наруж­ными про­яв­ле­ни­ями веж­ли­во­сти может скры­ваться совсем не доброе отно­ше­ние. Язык одно чело­века про­из­но­сит слова веж­ли­во­сти, поло­же­ние и дви­же­ния его тела сви­де­тель­ствуют, по-види­мому, о внут­рен­нем рас­по­ло­же­нии дан­ного чело­века к дру­гому, но истин­ное рас­по­ло­же­ние его сердца совсем иное; сердце его нисколько не участ­вует ни в словах, ни в дви­же­ниях его. Связи между наруж­ным пове­де­нием этого чело­века и внут­рен­ним содер­жа­нием не ока­зы­ва­ется ника­кой. Здесь мы встре­ча­емся с явле­нием фаль­ши­вым, с обма­ном. Впро­чем, горя и беды от послед­него обычно не про­ис­хо­дит, так как сами обма­ны­ва­е­мые чаще всего пони­мают, что веж­ли­вость, к ним кем-либо про­яв­ля­е­мая – только внеш­ность, не опи­ра­ю­ща­яся на соот­вет­ствен­ное внут­рен­нее осно­ва­ние. Пони­ма­е­мая так веж­ли­вость, разу­ме­ется, не имеет нрав­ствен­ного досто­ин­ства; она, наобо­рот, явля­ется нрав­ственно-дурным момен­том, хотя даже ей нельзя отка­зать в неко­то­ром житей­ском зна­че­нии: даже только наруж­ная веж­ли­вость все же лучше и жела­тель­нее гру­бо­сти, дико­сти в обра­ще­нии. Она – только тень истин­ной веж­ли­во­сти, коре­ня­щейся в любви и пита­ю­щейся ею; но и тень все же лучше, чем ее совер­шен­ное отсут­ствие: она хоть сколько-нибудь напо­ми­нает о пред­мете, тенью кото­рого явля­ется, а без нее о послед­нем можно было бы и совсем забыть. Но, владея этой тенью, владея одной лишь формой, мы, если желаем быть людьми в истин­ном смысле слова, всегда должны забо­титься о том, чтобы напол­нять эту пустую форму соот­вет­ствен­ным содер­жа­нием, боясь, чтоб в про­тив­ном случае нам не ока­заться «гро­бами», кра­си­выми сна­ружи, а внутри явля­ю­щи­мися мер­зо­стью, пол­ными всякой «нечи­стоты» и грязи (Мф.23:27). А такого напол­не­ния можно достиг­нуть, и дей­стви­тельно мы дости­гаем его соот­вет­ственно сте­пени, в какой про­ни­ка­емся хри­сти­ан­скими нача­лами и убеж­де­ни­ями. Отсюда об этом про­ник­но­ве­нии нам и над­ле­жит непре­рывно печься, именно о раз­ви­тии и укреп­ле­нии в себе истин­ной хри­сти­ан­ской любви, малей­шее при­кос­но­ве­ние кото­рой к веж­ли­во­сти при­даст послед­ней высо­кое нрав­ствен­ное зна­че­ние, бес­спор­ный нрав­ственно-добрый смысл.

Уместно ли хри­сти­а­нам ли поздрав­лять ино­вер­цев с их рели­ги­оз­ными празд­ни­ками из веж­ли­во­сти, учи­ты­вая, что и они поздрав­ляют нас с хри­сти­ан­скими празд­ни­ками?

Совер­шенно неуместно. Подроб­нее см. Уместно ли хри­сти­а­нину поздра­вить мусуль­ма­нина с ислам­ским празд­ни­ком?

***

Пре­по­доб­ный Иоанн Алек­сеев (Вала­ам­ский): Чело­ве­че­ство изоб­рело веж­ли­вость вместо любви, и под этой веж­ли­во­стию скры­ва­ются: тще­сла­вие, лице­ме­рие, лукав­ство, гнев и прочие стра­сти душев­ные. На вид такой чело­век просто душа-чело­век, сразу и не пой­мешь его. А так как фун­да­мент осно­ван не на любви, очень скоро обна­ру­жи­ва­ется его внут­рен­нее состо­я­ние, ибо такой чело­век двой­стве­нен: на словах гово­рит так, а на деле иначе.
А у кого в корне любовь, такой чело­век уже не двой­стве­нен, ибо у него про­стота, откро­вен­ность и есте­ствен­ность. Эта черта бывает только у подвиж­ни­ков бла­го­че­стия. Есть люди, кото­рые от при­роды имеют такие даро­ва­ния, но они узна­ются по плодам. Уксус и вода имеют один цвет, но вкус разный, ибо гор­тань пищу раз­ли­чает.

***

Хри­сти­ан­ская веж­ли­вость

Хри­сти­ане должны, согласно запо­веди Божией, стать свя­тыми и совер­шен­ными. Совер­шен­ство и свя­тость начер­ты­ва­ются сна­чала глу­боко в душе хри­сти­а­нина, а уже потом отпе­ча­ты­ва­ются и в поже­ла­ниях его, в речах его, в делах его. Таким обра­зом, бла­го­дать Божия, кото­рая суще­ствует в душе, изли­ва­ется и на весь внеш­ний харак­тер.
Хри­сти­а­нин должен быть вежлив со всеми. Слова и дела его должны дышать бла­го­да­тью Свя­того Духа, кото­рая оби­тает в душе его, чтобы таким обра­зом было засви­де­тель­ство­вано его хри­сти­ан­ское житие и сла­ви­лось имя Божие.
Тот, кто выве­ряет каждое слово, тот и выве­ряет каждое дело. Тот, кто иссле­дует слова, кото­рые соби­ра­ется ска­зать, иссле­дует и дела, кото­рые наме­ре­ва­ется совер­шить, и нико­гда не перей­дет границ хоро­шего и доб­ро­де­тель­ного пове­де­ния.
Бла­го­дат­ные речи хри­сти­а­нина харак­те­ри­зу­ются дели­кат­но­стью и веж­ли­во­стью. Это то, что рож­дает любовь, при­но­сит мир и радость. Напро­тив, гру­бость порож­дает нена­висть, вражду, скорбь, жела­ние побеж­дать [в спорах], бес­по­рядки и войны.
Итак, да будем всегда веж­ливы. Нико­гда да не изой­дет из уст наших дурное слово, слово, кото­рое не будет испол­нено соли бла­го­дати Божией, но всегда [да будут у нас] речи бла­го­дат­ные, речи благие, речи, кото­рые засви­де­тель­ствуют веж­ли­вость во Христе и раз­ви­тость души.

Свя­ти­тель Нек­та­рий Эгин­ский. Источ­ник.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки