Три разговора — Соловьев В.С.

Три разговора — Соловьев В.С.

(33 голоса4.2 из 5)

Три раз­го­вора о войне, про­грессе и конце все­мир­ной исто­рии, со вклю­че­нием крат­кой пове­сти об антихристе

Посвя­ща­ется ушед­шим дру­зьям ран­них лет
Нико­лаю Михай­ло­вичу Лопатину
и Алек­сан­дру Алек­сан­дро­вичу Соколову

Предисловие

Есть ли зло только есте­ствен­ный недо­ста­ток, несо­вер­шен­ство, само собою исче­за­ю­щее с ростом добра, или оно есть дей­стви­тель­ная сила, посред­ством соблаз­нов вла­де­ю­щая нашим миром, так что для успеш­ной борьбы с нею нужно иметь точку опоры в ином порядке бытия? Этот жиз­нен­ный вопрос может отчет­ливо иссле­до­ваться и решаться лишь в целой мета­фи­зи­че­ской системе. Начав рабо­тать над этим для тех, кто спо­со­бен и скло­нен к умо­зре­нию,[1] я, однако, чув­ство­вал, насколько вопрос о зле важен для всех. Около двух лет тому назад осо­бая пере­мена в душев­ном настро­е­нии, о кото­рой здесь нет надоб­но­сти рас­про­стра­няться, вызвала во мне силь­ное и устой­чи­вое жела­ние осве­тить нагляд­ным и обще­до­ступ­ным обра­зом те глав­ные сто­роны в вопросе о зле, кото­рые должны затра­ги­вать вся­кого. Долго я не нахо­дил удоб­ной формы для испол­не­ния сво­его замысла. Но вес­ною 1899 года, за гра­ни­цей, разом сло­жился и в несколько дней напи­сан пер­вый раз­го­вор об этом пред­мете, а затем, по воз­вра­ще­нии в Рос­сию, напи­саны и два дру­гие диа­лога. Так сама собою яви­лась эта сло­вес­ная форма как про­стей­шее выра­же­ние для того, что я хотел ска­зать. Этою фор­мою слу­чай­ного свет­ского раз­го­вора уже доста­точно ясно ука­зы­ва­ется, что здесь не нужно искать ни научно-фило­соф­ского иссле­до­ва­ния, ни рели­ги­оз­ной про­по­веди. Моя задача здесь ско­рое апо­ло­ге­ти­че­ская и поле­ми­че­ская: я хотел, насколько мог, ярко выста­вить свя­зан­ные с вопро­сом о зле жиз­нен­ные сто­роны хри­сти­ан­ской истины, на кото­рые с раз­ных сто­рон напус­ка­ется туман, осо­бенно в послед­нее время.

Много лет тому назад про­чел я изве­стие о новой рели­гии, воз­ник­шей где-то в восточ­ных губер­ниях. Эта рели­гия, после­до­ва­тели кото­рой назы­ва­лись вер­ти­дыр­ни­ками или дыро­мо­ля­ями, состо­яла в том, что, про­свер­лив в каком-нибудь тем­ном углу в стене избы дыру сред­ней вели­чины, эти люди при­кла­ды­вали к ней губы и много раз настой­чиво повто­ряли: «Изба моя, дыра моя, спаси меня!» Нико­гда еще, кажется, пред­мет бого­по­чи­та­ния не дости­гал такой край­ней сте­пени упро­ще­ния. Но если обо­го­тво­ре­ние обык­но­вен­ной кре­стьян­ской избы и про­стого, чело­ве­че­скими руками сде­лан­ного отвер­стия в ее стене есть явное заблуж­де­ние, то должно ска­зать, что это было заблуж­де­ние прав­ди­вое: эти люди дико безум­ство­вали, но никого не вво­дили в заблуж­де­ние; про избу они так и гово­рили: изба, и место, про­свер­лен­ное в ее стене, спра­вед­ливо назы­вали дырой.

Но рели­гия дыро­мо­ляев скоро испы­тала «эво­лю­цию» и под­верг­лась «транс­фор­ма­ции». И в новом своем виде она сохра­нила преж­нюю сла­бость рели­ги­оз­ной мысли и узость фило­соф­ских инте­ре­сов, преж­ний при­зе­ми­стый реа­лизм, но утра­тила преж­нюю прав­ди­вость: своя изба полу­чила теперь назва­ние «цар­ства Божия на земле», а дыра стала назы­ваться «новым еван­ге­лием», и, что всего хуже, раз­ли­чие между этим мни­мым еван­ге­лием и насто­я­щим, раз­ли­чие совер­шенно такое же, как между про­свер­лен­ною в бревне дырой и живым и целым дере­вом, – это суще­ствен­ное раз­ли­чие новые еван­ге­ли­сты вся­че­ски ста­ра­лись и замол­чать и заговорить.

Я, конечно, не утвер­ждаю пря­мой исто­ри­че­ской или «гене­ти­че­ской» связи между пер­во­на­чаль­ною сек­той дыро­мо­ляев и про­по­ве­дью мни­мого цар­ства Божия и мни­мого еван­ге­лия. Это и не важно для моего про­стого наме­ре­ния: наглядно пока­зать суще­ствен­ное тож­де­ство двух «уче­ний» – с тем нрав­ствен­ным раз­ли­чием, кото­рое я отме­тил. А тож­де­ство здесь – в чистой отри­ца­тель­но­сти и бес­со­дер­жа­тель­но­сти обоих «миро­воз­зре­ний». Хотя «интел­ли­гент­ные» дыро­мо­ляи и назы­вают себя не дыро­мо­ля­ями, а хри­сти­а­нами и про­по­ведь свою назы­вают еван­ге­лием, но хри­сти­ан­ство без Хри­ста – и еван­ге­лие, то есть бла­гая весть, без того блага, о кото­ром сто­ило бы воз­ве­щать, именно без дей­стви­тель­ного вос­кре­се­ния в пол­ноту бла­жен­ной жизни, – есть такое же пустое место, как и обык­но­вен­ная дыра, про­свер­лен­ная в кре­стьян­ской избе. Обо всем этом можно было бы и не гово­рить, если бы над раци­о­на­ли­сти­че­скою дырой не ста­ви­лось под­дель­ного хри­сти­ан­ского флага, соблаз­ня­ю­щего и сби­ва­ю­щего с толку мно­же­ство малых сих. Когда люди, дума­ю­щие и поти­хоньку утвер­жда­ю­щие, что Хри­стос уста­рел, пре­взой­ден или что его вовсе не было, что это – миф, выду­ман­ный апо­сто­лом Пав­лом, вме­сте с тем упорно про­дол­жают назы­вать себя «истин­ными хри­сти­а­нами» и про­по­ведь сво­его пустого места при­кры­вать пере­ина­чен­ными еван­гель­скими сло­вами, тут уже рав­но­ду­шие и снис­хо­ди­тель­ное пре­не­бре­же­ние более не у места: ввиду зара­же­ния нрав­ствен­ной атмо­сферы систе­ма­ти­че­скою ложью обще­ствен­ная совесть громко тре­бует, чтобы дур­ное дело было названо своим насто­я­щим име­нем. Истин­ная задача поле­мики здесь – не опро­вер­же­ние мни­мой рели­гии, а обна­ру­же­ние дей­стви­тель­ного обмана.

Этот обман не имеет изви­не­ния. Между мною как авто­ром трех сочи­не­ний, запре­щен­ных духов­ною цен­зу­рою, и этими изда­те­лями мно­гих загра­нич­ных книг, бро­шюр и лист­ков не может быть серьез­ного вопроса о внеш­них пре­пят­ствиях для пол­ной откро­вен­но­сти по этим пред­ме­там. Оста­ю­щи­еся у нас огра­ни­че­ния рели­ги­оз­ной сво­боды – одна из самых боль­ших для меня сер­деч­ных болей, потому что я вижу и чув­ствую, насколько все эти внеш­ние стес­не­ния вредны и тягостны не только для тех, кто им под­вер­га­ется, но глав­ным обра­зом для хри­сти­ан­ского дела в Рос­сии, а сле­до­ва­тельно, для рус­ского народа, а сле­до­ва­тельно, и для рус­ского госу­дар­ства.

Но ника­кое внеш­нее поло­же­ние не может поме­шать убеж­ден­ному и доб­ро­со­вест­ному чело­веку выска­зать до конца свое убеж­де­ние. Нельзя это сде­лать дома – можно за гра­ни­цей, да и кто же более про­по­вед­ни­ков мни­мого еван­ге­лия поль­зу­ется этою воз­мож­но­стью, когда дело идет о при­клад­ных вопро­сах поли­тики и рели­гии? А по глав­ному, прин­ци­пи­аль­ному вопросу для воз­дер­жа­ния от неис­крен­но­сти и фальши не нужно и за гра­ницу ехать, ведь ника­кая рус­ская цен­зура не тре­бует заяв­лять такие убеж­де­ния, кото­рых не име­ешь, при­тво­ряться веря­щим в то, во что не веришь, любя­щим и чту­щим то, что пре­зи­ра­ешь и нена­ви­дишь. Чтобы дер­жать себя доб­ро­со­вестно по отно­ше­нию к извест­ному исто­ри­че­скому Лицу и Его делу, от про­по­вед­ни­ков пустоты тре­бо­ва­лось в Рос­сии только одно: умал­чи­вать об этом Лице, «игно­ри­ро­вать» Его. Но какая стран­ность! Эти люди не хотят поль­зо­ваться по этому пред­мету ни сво­бо­дой мол­ча­ния у себя дома, ни сво­бо­дой слова за гра­ни­цей. И здесь, и там они пред­по­чи­тают наружно при­мы­кать к Хри­стову Еван­ге­лию; и здесь, и там они не хотят ни прямо – реши­тель­ным сло­вом, ни кос­венно – крас­но­ре­чи­вым умол­ча­нием – прав­диво пока­зать свое насто­я­щее отно­ше­ние к Осно­ва­телю хри­сти­ан­ства, именно что Он им совсем чужд, ни на что не нужен и состав­ляет для них только помеху.

С их точки зре­ния, то, что они про­по­ве­дуют, само по себе понятно, жела­тельно и спа­си­тельно для вся­кого. Их «истина» дер­жится сама на себе, и, если извест­ное исто­ри­че­ское лицо с нею согласно, тем лучше для него, но это никак еще не может дать ему зна­че­ние выс­шего авто­ри­тета для них, осо­бенно когда то же самое лицо гово­рило и делало много такого, что для них есть и «соблазн», и «безу­мие».

Стр. 1 из 39 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки