Воскресный день в жизни христианина

Оглав­ле­ние


День седь­мой – Гос­поду Богу твоему

Чет­вер­тая запо­ведь закона Божия — Помни день суб­бот­ний, чтобы свя­тить его (Исх.20:8) пола­гает для каж­дого чело­века важ­ней­шее и бого­уста­нов­лен­ное основа­ние для отде­ле­ния одного дня в неделю с целью сугу­бого про­слав­ле­ния Бога, слу­жения Ему. Этот день запо­ве­дано пом­нить для освя­ще­ния его, что на прак­тике реа­лизуется в делах молитвы, чтения, бого­мыс­лия, посе­ще­ния храма и т. д. Это дает воз­мож­ность отойти от суеты житей­ских дел и посвя­тить часть своего вре­мени Богу. Так чело­век всту­пает в живую связь с Бо­гом, полу­чает от Него освя­ще­ние и благо­словение на житей­ские дела.

Открыв книгу Бытия, мы читаем первые стра­ницы этой про­стой и вели­кой книги, в кото­рой зиждется свет, неве­до­мый древне­му миру, свет, осве­ща­ю­щий глу­бо­кую тьму наших судеб. В биб­лей­ском повествова­нии, где все имеет свое зна­че­ние, мы нахо­дим и то, что Бог, совер­шив к седь­мому дню дела Свои, кото­рые Он делал, почил в день седь­мой от всех дел Своих, и бла­гословил Бог седь­мой день, и освя­тил его; ибо в оный почил от всех дел Своих, кото­рые творил и сози­дал (см. Быт.2:2—3).

И как оче­видно, что Бог не нуж­дался в покое, то что же из этого сле­дует, как не то, что это поста­нов­ле­ние имело в виду чело­века, т. е., что суб­бота, как это воз­ве­щает Иисус Хри­стос, дана для чело­века, кото­рый с самых древ­них времен и праздно­вал ее гораздо ранее, чем в форме закона празд­но­ва­ние суб­бот­него покоя было уза­конено на Синае. Вот пер­во­на­чаль­ная основа уста­нов­ле­ния дня покоя.

Итак, перед нами Боже­ствен­ное поста­новление: суб­бота для чело­века, — для че­ловека всех времен и мест. Мы при­ба­вим: для чело­века до паде­ния его. Если она была необ­хо­дима для него в состо­я­нии невинно­сти его, то не нуж­дался ли в ней тем более чело­век падший; чело­век, под­чи­нен­ный плоти, види­мому миру, суро­вой необходи­мости труда, нако­нец, греху, кото­рый по­стоянно изгла­жи­вает из его сердца образ Божий и созна­ние высо­кого человеческо­го назна­че­ния?

В книге Исход (Исх.16:23—30) в первый раз упо­ми­на­ется о суб­боте, и это упо­ми­на­ние лишь пред­ше­ство­вало еврей­скому закону. Сам способ, с каким Моисей напо­ми­нает об этом поста­нов­ле­нии изра­иль­тя­нам по по­воду сбора манны нака­нуне этого дня, по­казывает, что он отнюдь не дает им новой запо­веди, но вос­ста­нов­ляет старую, осла­бленную и, быть может, забы­тую среди тяж­ких работ в Египте. Теперь же в пустыне, на сво­боде, можно и должно было ее восстано­вить. Почему и самое выра­же­ние, в кото­ром пред­пи­сы­ва­ется чет­вер­тая запо­ведь: помни день суб­бот­ний, чтобы свя­тить его, показы­вает, что помнят лишь то, что уже знают, как и бере­гут лишь то, что имеют. Поэтому, нельзя при­пи­сы­вать синай­скому зако­но­да­тель­ству того поста­нов­ле­ния, кото­рое оно само пере­носит за 25 веков назад и заим­ствует из пер­вых пре­да­ний чело­ве­че­ства. Оче­видно, что еще раньше синай­скаго закона учре­жде­ние и соблю­де­ние дня покоя было известно и при­ме­ня­емо даже за пре­де­лами еврей­ского народа, всюду явля­ясь поста­нов­ле­нием все­мирным и вечным. Века его не уни­что­жили; оно оста­ется таким же необ­хо­ди­мым и свя­щенным для нас и в нашей дело­вой жизни, и в шумной циви­ли­за­ции, каким было у первых веру­ю­щих, вно­сив­ших с собою под шатер пустыни веру в Бога, пер­во­на­чаль­ные пре­да­ния мира и будущ­ность чело­ве­че­ства.

Самая стро­гость его ука­зы­вает нам, на­сколько Бог считал необ­хо­ди­мым это по­становление для рели­ги­оз­ного вос­пи­та­ния избран­ного Им народа. Но, узнав от свя­того апо­стола Павла, что мы не под зако­ном, а под бла­го­да­тью (см. Рим.6:15), не будем отно­ситься лег­ко­мыс­ленно к этому древ­нему поста­нов­ле­нию. Здесь наи­бо­лее достойно заме­ча­ния то, что учре­жде­ние суб­боты нашло себе место в Деся­то­сло­вии вместо того, чтобы сме­шаться со множе­ством раз­лич­ных мелких пред­пи­са­ний Мо­исеева закона. Деся­то­сло­вие в крат­кой, но чудной форме изла­гает весь нрав­ствен­ный закон, и все тре­бо­ва­ния, заклю­ча­ю­щи­еся в нем, имеют прямое отно­ше­ние к религи­озной жизни каж­дого чело­века, кото­рый поже­лал бы в какую угодно эпоху слу­жить Гос­поду Богу. Таким обра­зом, видя, что соблю­де­ние дня покоя зани­мает такое видное место и пред­пи­сы­ва­ется в такой настой­чи­вой и точной форме, мы заклю­чаем, что оно зиждется на самых корен­ных усло­виях рели­ги­озно-нрав­ствен­ной жизни чело­века и должно иметь зна­че­ние вечное.

Фари­сеи же при­ба­вили свои мелоч­ные пред­пи­са­ния к закону; с точ­но­стью опре­делили, какие дела должно доз­во­лить в этот день, рас­счи­тали даже число шагов, кото­рое можно было сде­лать, и решили, что вместо забот о боль­ном, лучше оста­вить его уми­рать, про­слав­ляя Бога своим полным без­дей­ствием.

Иисус Хри­стос Своим уче­нием ос­вободил нас от подоб­ного фари­сей­ства. Он раз­ру­шил сбор­ники их настав­ле­ний и пред­пи­са­ний. Искуп­лен­ные бла­го­да­тью, мы не нахо­димся более под игом закона и его обря­до­вых пред­пи­са­ний. Но, если Ии­сус Хри­стос снял с еврей­ской суб­боты ее под­за­кон­ный обря­до­вый и чисто внеш­ний харак­тер, сле­дует ли из этого, что Он осудил самое уста­нов­ле­ние суб­боты? Нет. Напро­тив, Он ему воз­вра­щает его вечное зна­че­ние сими досто­па­мят­ными сло­вами: «суб­бота для чело­века». Он лишь воз­во­дит нас этим выра­же­нием к первоначально­му уста­нов­ле­нию этого дня. В раз­лич­ных слу­чаях Он ука­зы­вает нам, в каком духе этот день должен празд­но­ваться. Допу­ская Своих уче­ни­ков сры­вать коло­сья для про­пи­та­ния, Он тем раз­ре­шает крайне не­обходимое дело житей­ской потреб­но­сти; исце­ляя боль­ных, Он бла­го­слов­ляет этим дела мило­сер­дия; не запре­щает вытаски­вать овец, или осла, или вола, упав­ших в яму или коло­дец (см. Мф.12:11; Лк.14:5), пока­зы­вая, что Он Гос­по­дин суб­боты, и что, если дело каса­ется слу­же­ния Богу, то мы можем быть при­званы в этот день к са­мым тяже­лым и труд­ным подви­гам.

Ново­за­вет­ная Цер­ковь насле­дует дух своего Учи­теля: она отка­зы­ва­ется от внеш­него соблю­де­ния еврей­ской суб­боты и по­винуется пред­пи­са­ниям апо­стола, кото­рый ясно гово­рит тем серд­цам, кото­рые по­добная мысль могла устра­шить: никто да не осуж­дает вас за… суб­боту (Кол.2:16).

И как бы желая пока­зать, что Цер­ковь поль­зу­ется даро­ван­ной ей духов­ной сво­бодой, она изме­няет день отдыха: день, посвя­щен­ный Отцу, она смело посвяща­ет Сыну, празд­нуя память вос­кре­се­ния Иисуса Христа, Кото­рым все обно­ви­лось. Сама Цер­ковь еще во вре­мена апо­сто­лов освя­тила первый день недели. Так, в книге Деяний апо­столь­ских мы ясно видим этот день уста­нов­лен­ным для пре­лом­ле­ния хле­ба (Деян.20:7). Этот обычай немед­ленно вво­дится в церк­вях, осно­ван­ных святым апо­сто­лом Павлом, и это ясно доказыва­ется тем обсто­я­тель­ством, что, во время своего пре­бы­ва­ния в Троаде, святой апо­стол Павел, несмотря на то, что спешил про­дол­жать свой путь, остался дожи­даться пер­вого дня недели, когда уче­ники собра­лись для пре­лом­ле­ния хлеба, и бесе­до­вал с ними до пол­ночи (см. Деян.20:7). Это яв­ляется, хотя кос­вен­ным, но, как нам кажет­ся, довольно ясным дока­за­тель­ством того, что этот день уста­но­вили, т. е. пере­несли празд­но­ва­ние с суб­боты на вос­кре­се­нье, первые хри­сти­ане. В апо­столь­ских посла­ниях мы нахо­дим уве­ща­ния, отно­ся­щи­еся к мило­сер­дию, осо­бенно в этот день; на­конец, послед­няя книга Свя­щен­ного Пи­сания — Апо­ка­лип­сис, — нам гово­рит в сво­их первых стихах, что в один из вос­крес­ных дней святой апо­стол и еван­ге­лист Иоанн, сослан­ный на Патмос, имел виде­ние, о ко­тором он рас­ска­зы­вает, назы­вая этот день прямо днем вос­крес­ным (см. Откр.1:10).

Вот учение Свя­щен­ного Писа­ния от­носительно дня покоя. День этот, как мы видели, сохра­нялся во все вре­мена у Богом избран­ного народа, и если в неко­то­рые пе­риоды он при­ни­мал харак­тер фор­маль­ный, то, тем не менее, из той же еврей­ской фор­мы он воз­рож­да­ется в Новом Завете, как поста­нов­ле­ние Боже­ствен­ное, все­мир­ное и вечное.

Вос­кресши в первый день недели, Спа­ситель, истин­ный Гос­по­дин суб­боты, сое­динил с вос­крес­ным днем более важные для хри­стиан вос­по­ми­на­ния, нежели те, кото­рые соеди­ня­лись с вет­хо­за­вет­ной суб­бо­той. Суб­бота напо­ми­нала о тво­ре­нии древ­него мира, кото­рый, вслед­ствие паде­ния чело­века, подпал власти «князя мира сего» и ока­зался во зле; первый же день недели на­поминает об искуп­ле­нии от власти греха и диа­вола, о вос­со­зда­нии чело­ве­че­ства.

Кос­вен­ное ука­за­ние на покой, со­блюдаемый в вос­крес­ный день, мы встре­чаем уже у свя­щен­но­му­че­ника Игна­тия Бого­носца в Посла­нии к Маг­не­зий­цам. Затем при­сут­ство­ва­ние хри­стиан первен­ствующей церкви в вос­крес­ные дни при бого­слу­же­нии и на вече­рях любви показы­вает, что они пре­кра­щали свои житей­ские дела по край­ней мере в первую поло­вину дня. Но можно дога­ды­ваться, что христиа­не, из ува­же­ния к вос­крес­ному дню, заме­нявшему суб­боту, не рабо­тали и весь день. О соблю­де­нии покоя в вос­крес­ный день гово­рится в Поста­нов­ле­ниях апо­столь­ских (кн. 7. гл. 33; кн. 8, гл. 33). Первое по вре­мени цер­ков­ное пра­вило, кото­рым уза­ко­ня­ется обычай поко­иться в вос­кре­се­нье, есть 29‑е пра­вило Лаоди­кий­ского собо­ра, быв­шего в конце IV века. «Не подоба­ет, — гласит это пра­вило, хри­сти­а­нам иудей­ство­вати и в суб­боту празд­но­вать, но делать им в сей день; а день вос­крес­ный пре­иму­ще­ственно празд­но­вати, аще могут, яко хри­сти­а­нам». Здесь про­ти­во­по­ло­же­ние вос­кре­се­нья, кото­рое должно празд­но­вать, суб­боте, в кото­рую должно рабо­тать, по­казывает, что празд­но­ва­ние вос­кре­се­нья должно состо­ять в покое, а слова: «аще мо­гут», дают понять, что необ­хо­ди­мые, важ­ные и неот­лож­ные дела могут быть испол­няемы и в вос­кре­се­нье, без нару­ше­ния его свя­то­сти, — что хри­сти­ане не нуж­да­ются в при­ну­ди­тель­ных и мелоч­ных предписа­ниях, кото­рыми было обре­ме­нено в позд­нейшее время иудей­ское празд­но­ва­ние суб­боты, — что они должны дей­ство­вать по сове­сти и руко­вод­ство­ваться нрав­ствен­ной сво­бо­дой.

Обычай соблю­дать вос­крес­ный покой, кроме цер­ков­ных правил, был утвер­жден и вла­стью импе­ра­то­ров. Святой Констан­тин Вели­кий осво­бо­дил воинов-хри­стиан от воин­ских заня­тий в вос­крес­ные дни, чтобы они могли сво­бод­нее при­хо­дить в цер­ковь к обще­ствен­ному бого­слу­же­нию. Он же запре­тил про­из­во­дить в вос­крес­ные дни тор­говлю, и это позже было подтверж­дено зако­ном визан­тий­ского импе­ра­тора Юсти­ни­ана. Доз­во­ля­лось тор­го­вать толь­ко необ­хо­ди­мыми для жизни пред­ме­тами. Кроме того, святой Кон­стан­тин Вели­кий и многие после­ду­ю­щие импе­ра­торы запре­тили про­из­во­дить в вос­кре­се­нье судеб­ные дела, разве когда долг чело­ве­ко­лю­бия и со­хранение обще­ствен­ного порядка не допу­скали отсрочки.

Цер­ковь запре­щала про­из­во­дить в празд­ники именно житей­ские дела. А дела бого­по­чте­ния, бла­го­че­стия, как-то: по­сещение храма и при­сут­ствие при обще­ственном бого­слу­же­нии, домаш­нюю мо­литву, погре­бе­ние мерт­вых, крест­ные ходы, бес­ко­рыст­ную помощь ближ­ним, осо­бенно несчаст­ным, чтение рели­ги­оз­ных книг, объ­яснение Писа­ния и т. п., она не только не вос­пре­щала, но, или прямо и настой­чиво уза­ко­няла, или, по край­ней мере, одоб­ряла, потому что тако­выми делами глав­ным обра­зом и освя­ща­ется вос­крес­ный день.

Цер­ковь всегда при­зна­вала воскре­сенье днем духов­ной радо­сти. Это она выра­зила, прежде всего, в запре­ще­нии поститься в вос­кре­се­нье (см. 64‑е апо­столь­ское прави­ло; 18‑е пра­вило Ган­гр­ского собора).

Святой Петр Алек­сан­дрий­ский, жив­ший во 2‑й поло­вине III века и в начале IV века, в своем 15‑м пра­виле, указав при­чину, почему должно поститься в среду и пят­ницу, про­дол­жает: «вос­крес­ный же день про­вож­даем, яко день радо­сти, ради Вос­крес­шаго в оный». Матвей Вла­старь все эти пра­вила объ­яс­няет так, что неуместно в воскресе­нье пре­да­ваться печали и сето­ва­нию поста, а должно по пре­иму­ще­ству быть весе­лым и радост­ным, ради вос­кре­се­ния Гос­пода и вос­ста­ния нашей при­роды от гре­хов­ного паде­ния.

Взгляд Церкви на вос­кре­се­нье, как на день радо­сти, выра­жа­ется ясно и в тех со­борных пра­ви­лах и оте­че­ских свидетель­ствах, кото­рые вос­пре­щают пре­кло­нять в вос­кре­се­нье колени при молитве (см. 20‑е пра­вило I Все­лен­ского собора; 90‑е пра­вило VI все­лен­ского собора).

Само собою понятно, что по воз­зре­нию Церкви, вос­крес­ному дню при­лична только духов­ная, свя­щен­ная, рели­ги­оз­ная радость; такая радость не только не нару­шает свято­сти этого дня, но даже есть одно из средств освя­ще­ния его. Согласно такому взгляду на вос­кре­се­нье, как день духовно-радост­ный и свя­щен­ный, Цер­ковь, а за нею и граж­данское пра­ви­тель­ство, запре­щали сует­ные и мир­ские уве­се­ле­ния и пове­ле­вали уп­ражняться в делах рели­ги­оз­ных и нравствен­ных (см. 66‑е пра­вило VI Все­лен­ского собо­ра, 32‑е пра­вило Кар­фа­ген­ского собора).

В вос­крес­ные и празд­нич­ные дни со­борными пра­ви­лами запре­ща­ются все во­обще обще­ствен­ные зре­лища и при­сут­ство­ва­ние на них, хотя бы сами по себе они не были без­нрав­ственны, частью по­тому, что они не согла­су­ются со священ­ною важ­но­стью и свя­то­стью этих дней, ча­стью потому, что они отвле­кают хри­стиан от цер­ков­ного бого­слу­же­ния.

Но воз­дер­жа­ние от удо­воль­ствий, до­ставляемых обще­ствен­ными зре­ли­щами, и закры­тие этих послед­них в дни воскрес­ные и в вели­кие празд­ники было только отри­ца­тель­ной сто­ро­ной освя­ще­ния или празд­но­ва­ния этих дней; поло­жи­тель­ная сто­рона освя­ще­ния их состо­яла в соверше­нии дел бла­го­че­стия и хри­сти­ан­ской нрав­ственности.

Если бы мы поже­лали про­сле­дить за че­ствованием вос­крес­ного дня в тече­ние всех первых веков хри­сти­ан­ства, мы пока­зали бы, каким ува­же­нием он был всегда окру­жен в Церкви, и могли бы пред­ста­вить не одно дока­за­тель­ство того удив­ле­ния, кото­рое испы­ты­вали языч­ники, видя первых хри­стиан, пре­кра­щав­ших всякую работу в этот день и посвя­щав­ших его все­цело Богу. Но и этих данных доста­точно для наше­го убеж­де­ния в том, что соблю­де­ние вос­кресного дня не есть только рос­кошь или внеш­няя при­ви­ле­гия, как думают многие из хри­стиан, но долг, осно­ван­ный на Боже­ствен­ном законе, и что, про­из­вольно нару­шая этот долг, мы не только пренебре­гаем даро­ван­ным нам благом, но и прямо нару­шаем Боже­ствен­ное поста­нов­ле­ние.

Как про­во­дить вос­крес­ный день хри­сти­а­нину

Уста­но­вив на незыб­ле­мых осно­ва­ниях необ­хо­ди­мость празд­но­вать вос­крес­ный день, мы теперь скажем о том, как должно его празд­но­вать.

Время празд­ника — время осо­бен­ного слу­же­ния Богу. А как Бог осо­бенно пребы­вает в храме, то в празд­нич­ные дни надоб­но посе­щать храм Божий.

С каким же усер­дием должны мы ото­зваться на при­гла­ше­ние Царя Небес­ного, к Кото­рому каждый празд­ник, каждое вос­кресенье с осо­бен­ной силой и настойчиво­стью зовет нас святая Цер­ковь в дом Бо­жий, где при­сут­ствует Своею бла­го­да­тью Сам Царь Небес­ный! «Для тех людей, го­ворит мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Фила­рет, кото­рые по немощи, по нужде, по долгу пови­но­ве­ния во вре­мена свя­щен­ные при­нуждены оста­ваться в домах, должно ска­зать: по край­ней мере, когда услы­шат они воз­вы­шен­ный голос коло­кола, возвещаю­щий высо­кую минуту бес­кров­ной жертвы, пусть пошлют в цер­ковь бла­го­го­вей­ную мысль, бла­го­че­сти­вое жела­ние, пусть освя­тят себя зна­ме­нием креста, как бы вместе с пред­сто­я­щими алтарю; ангел храма встре­тит их и вдали при­чис­лит к дей­стви­тельно пред­сто­я­щим и воз­не­сет на алтарь Госпо­день память их».

Воз­вра­тясь из храма домой, хри­сти­а­нин и здесь должен под­дер­жи­вать в себе молит­венное настро­е­ние.

Если в будние дни, когда чело­век раз­влекается житей­скими забо­тами и труда­ми, не всегда он может посвя­тить много вре­мени на молитву, кото­рая так необходи­ма для его души, то в вос­крес­ные и празд­ничные дни он должен отдать боль­шую часть своего дня этому бла­го­че­сти­вому и спа­си­тель­ному заня­тию.

Свя­ти­тель Тихон, епи­скоп Воро­нежский ходил почти каждый день в храм на литур­гию и вечерню и сам пел на кли­росе. Ночи про­во­дил без сна и ложился на рас­свете.

Пророк Давид молился в начале ночи, вста­вал на молитву в пол­ночь, молился утром, вече­ром и в пол­день.

Поэтому он сказал: сед­ме­ри­цею днем хвалих Тя (Пс.118:164).

Авва Дула, ученик пре­по­доб­ного Вис­сариона, рас­ска­зы­вал: «вошел я к своему старцу в келью и застал его сто­я­щим на молитве; руки его были про­стерты к небу, и он оста­вался в этом подвиге четырнад­цать дней».

Молитва, — это бла­го­го­вей­ная беседа души чело­века с Богом. Вполне при­лична в празд­нич­ные дни и беседа с людьми, но, конечно, не всякая, а только о пред­ме­тах боже­ствен­ных.

Душа после бла­го­че­сти­вых раз­го­во­ров пре­ис­пол­ня­ется свя­тыми мыс­лями, чув­ствованиями и жела­ни­ями. Ум ста­но­вится яснее, свет­лее; в сердце про­ни­кает сожале­ние о худо про­ве­ден­ном про­шлом — воля так и желала бы тво­рить только одно то, что бла­го­угодно есть пред Богом.

О, если бы каждый из нас любил гово­рить и слу­шать более о том, что каса­ется Бога и души; тогда вера и доб­ро­де­тель не были бы у нас только на словах, но были бы жизнью и досто­я­нием сердца, всего су­щества нашего.

Оди­на­ково полезно и спа­си­тельно, как веде­ние душе­спа­си­тель­ных бесед, так и чтение душе­спа­си­тель­ных книг. Святой апо­стол Павел запо­ве­дует своему возлю­бленному уче­нику, епи­скопу Тимо­фею, чтение святых и душе­по­лез­ных книг, как одно из глав­ных средств для пре­успе­я­ния в духов­ной жизни. Внемли чтению (1Тим.4:13), — пишет он ему. И святые отцы, сле­дуя апо­столу, запо­ве­дуют всем чтение свя­тых книг, как одно из важных средств к ду­ховному совер­шен­ство­ва­нию.

Осо­бенно полезно читать Свя­щен­ное Писа­ние. «Если мы читаем Свя­щен­ное Пи­сание с верою, — гово­рит свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий, — то чув­ствуем, что мы видим и слышим Самого Христа. Что нужды, — жи­вым ли голо­сом, или через писа­ние кто гово­рит нам? Это все то же. Так и в Свя­щен­ном Писа­нии Бог гово­рит с нами так же истинно, как мы гово­рим с Ним через молитву».

Весьма полезно и спа­си­тельно для души бла­го­тво­рить в празд­нич­ные дни. Святой апо­стол Павел сове­то­вал уста­но­вить хри­стианам Коринф­ской церкви посто­ян­ный сбор в пользу нуж­да­ю­щихся: посту­пайте так, как я уста­но­вил в церк­вах Гала­тий­ских. В первый день недели (т. е. каждое воскресе­нье — Прим. Ред.) каждый из вас пусть от­лагает у себя и соби­рает, сколько поз­во­лит ему состо­я­ние (1Кор.16:1—2). Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, внушая эту запо­ведь кон­стантинопольским хри­сти­а­нам, гово­рит: «устроим в своем доме ков­че­жец для бед­ных, кото­рый пусть нахо­дится у того места, где ты ста­но­вишься на молитву. Пусть каж­дый в день вос­крес­ный откла­ды­вает дома деньги Гос­подни. Если мы поста­вим себе пра­ви­лом в день вос­крес­ный откла­ды­вать что-нибудь в пользу бедных, то не нару­шим этого пра­вила. Ремес­лен­ник, продав что-нибудь из своих про­из­ве­де­ний, пусть при­но­сит нача­ток цены Богу и этой частью поде­лится с Богом. Не боль­шого требую, только прошу отла­гать не менее деся­той части. То же делайте не только при прода­же, но и при покупке. Эти пра­вила пусть соблю­дают все при­об­ре­та­ю­щие пра­ведно».

Древ­ние хри­сти­ане с любо­вью чти­ли празд­нич­ные дни обиль­ными при­ношениями в цер­ковь, из кото­рых одна часть шла на содер­жа­ние слу­жа­щих при церкви и цер­ков­ные нужды, а другая на вспо­мо­ще­ство­ва­ние бедным. «Приноше­ния эти, — гово­рит один древ­ний христи­анский писа­тель, — служат как бы зало­гом бла­го­че­стия; потому что идут не на пирше­ства, не на пьян­ство, не на объ­яде­ние, но на про­пи­та­ние и погре­бе­ние бедных, на отро­ков и девиц, лишив­шихся иму­ще­ства и роди­те­лей, на стар­цев, кото­рые по сла­бости уже не могут выхо­дить из дома и за­ниматься рабо­тою, также на потер­пев­ших несча­стье и на зато­чен­ных за веру в ру-докопни, на ост­рова и тем­ницы».

Многие из людей доста­точ­ных в ува­же­ние празд­ни­ков сами раз­да­вали щедрую мило­стыню неиму­щей братии, питали алчу­щих, при­зи­рали стран­ных и ходили по боль­ни­цам, ста­ра­ясь сло­вами уте­ше­ния и раз­ными услу­гами облег­чить стра­да­ния боля­щих. Так писа­тель жития преподоб­ной Марфы, рас­ска­зы­вая о том, как почи­тала она боже­ствен­ные празд­ники, между прочим, гово­рит: «мило­сердна к нищим была неиз­ре­ченно, алчу­щие питая, и нагих одевая. Входя же часто в боль­ницы, слу­жаше своими руками боль­ным, уми­ра­ю­щим же пода­ваше от своих трудов погре­ба­тель­ная, такожде и кре­ща­е­мым белыя одежды даяше от своего руко­де­лия».

Общим обы­чаем древ­них хри­стиан было устро­ять во дни празд­нич­ные трапе­зы для сирот, стран­ни­ков и всех бедных. В первые вре­мена хри­сти­ан­ства такого рода тра­пезы учре­жда­емы были при церк­вях и гробах муче­ни­ков; но впо­след­ствии их стали устра­и­вать бла­го­тво­ри­тели только в соб­ствен­ных домах. Щед­рость неко­торых хри­стиан про­сти­ра­лась до того, что иногда они, по при­чине боль­шого сте­че­ния нищих, в один празд­ник устра­и­вали несколько трапез одна за другою. Так, известно, что один хри­сто­лю­би­вый брат, по имени Исайя, отли­чался осо­бен­ною бла­го­тво­ри­тель­но­стью во дни праздни­ков: создав стран­но­при­им­ницу и больни­цу, он ста­рался упо­ко­ить всех при­хо­дя­щих к нему и служил боль­ным со всем усерди­ем: «в суб­боты же и во дни недель­ные, по две, по три, и по четыре тра­пезы пред­став­ляше нищих ради».  Если у тебя из родных или зна­ко­мых болен кто, сходи к боль­ному, утешь, чем можешь. Может быть, лежит кто-либо на клад­бище из близ­ких твоему сердцу. Сходи на могилу умер­шего, помо­лись о нем. Те­перь во многих церк­вях по празд­нич­ным дням устра­и­ва­ются вне­бо­го­слу­жеб­ные со­беседования пас­ты­рей с наро­дом. Хорошо и их посе­тить.

Так должен про­во­дить хри­сти­а­нин вос­кресный или празд­нич­ный день. Но так ли мы про­во­дим его на самом деле?

Многие из хри­стиан, недо­воль­ные сво­им посто­ян­ным зара­бот­ком, уде­ляют еще и время свя­щен­ного покоя на свои работы, думая через это умно­жить свое состо­я­ние. Но напрасно они так думают. В Про­логе поме­щен такой рас­сказ.

Жили рядом два ремес­лен­ника, кото­рые оба зани­ма­лись одним ремеслом: были порт­ные. Один из них имел жену, отца, мать и много детей; но он каж­до­дневно ходил в цер­ковь. Однако, несмотря на то, что чрез это немало отни­мал у себя вре­мени для работы по реме­слу, он доста­точно содер­жал и про­карм­ли­вал себя со всем семей­ством, бла­го­даря бла­го­сло­ве­нию Божию, еже­дневно испра­ши­ва­е­мому на труд и на дом свой. Другой же слиш­ком много отда­вался реме­слу, так что нередко в празд­нич­ные дни, кото­рые должны быть посвя­щены на слу­же­ние Богу, не был во храме Божием, а сидел за рабо­той, но бога­тым не был и с трудом кор­мился. Вот он и стал зави­до­вать пер­вому; одна­жды он не вытер­пел и с раз­дра­же­нием спро­сил соседа: «с чего это и как ты бога­те­ешь? ведь вот я больше тебя тру­жусь, но беден».

А тот, желая, чтобы сосед почаще вспо­минал о Боге, отве­тил: «вот я, каж­до­дневно ходя в цер­ковь, нередко нахожу золото по дороге; и так мало-помалу при­об­ре­таю. Если хочешь, — станем вместе ходить в цер­ковь, — я буду каждый день звать; но только все, что каждый из нас ни нашел бы, — делить попо­лам». Бедняк пове­рил, согла­сился, и стали они вместе каждый день посе­щать храм Божий, где душа невольно рас­по­ла­га­ется к молитве и где бла­го­дать Божия незримо каса­ется сердца чело­века; скоро привык и другой к такому бла­го­че­сти­вому обычаю. Но что же? Бог видимо бла­го­слов­лял его и труд его: он стал поправ­ляться и бога­теть. Тогда первый, подав­ший добрую мысль, при­знался своему соседу: «я не совсем правду гово­рил тебе раньше, но от ска­зан­ного мною ради Бога и твоего спа­се­ния какая польза для души твоей и для твоего имения! Поверь, что я ничего не нахо­дил на земле, ника­кого золота, и не из-за золота посе­щал храм Божий, но именно потому, что Бог сказал: ищите же прежде Цар­ствия Божия и правды Его, и это все при­ло­жится вам (Мф.6:33). Впро­чем, если я гово­рил, будто нахо­дил золото, не погре­шал: ведь ты нашел и при­об­рел». — Так бла­го­сло­ве­ние Гос­подне на свято чтущих Гос­пода служит лучшим и надеж­ным спо­спеш­ни­ком трудам.

Неува­жа­ю­щих святые празд­ники всегда может постиг­нуть Божие нака­за­ние. Ведь они, имея празд­нич­ный день совер­шенно сво­бод­ным от работы, ленятся даже схо­дить в храм Божий, а если и придут, — стоят в цер­кви Божией рас­се­янно, молятся неусердно, думая о том, как бы им пове­се­лее про­ве­сти празд­нич­ный день. А придя домой, пре­да­ются необуз­дан­ному весе­лью.

Конечно, нет греха в невин­ных удо­вольствиях и полном отдыхе от посто­ян­ной работы. Пре­по­доб­ный Анто­ний Вели­кий часто гово­рил своим уче­ни­кам: «как нельзя посто­янно и сильно напря­гать лук, иначе он лопнет, так нельзя и чело­веку быть постоян­но в напря­же­нии, но ему необ­хо­дим и от­дых». Но лучшее весе­лье для хри­сти­а­нина в Боге — поэтому лучшей радо­стью христиа­нина в день празд­ника должна быть радость от чтения душе­спа­си­тель­ных книг, веде­ния бла­го­че­сти­вых раз­го­во­ров и совер­ше­ния бого­угод­ных дел. Впро­чем, не только не за­прещается хри­сти­а­нину в этот день и какое-либо разум­ное раз­вле­че­ние, — посе­ще­ние какого-либо музея или выставки, родных или зна­ко­мых и т. п., но даже настоятель­но реко­мен­ду­ются эти здо­ро­вые и полез­ные раз­вле­че­ния. Но совер­шенно несо­гласно со свя­то­стью вос­крес­ного дня пре­да­ваться пьян­ству, петь бес­чин­ные песни и преда­ваться изли­ше­ствам вся­кого рода. Святи­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рит: «празд­ник не для того, чтобы нам бес­чин­ство­вать и умно­жать грехи свои, но чтобы очи­стить и те, ка­кие есть у нас».

Неко­гда Гос­подь Бог устами про­рока Своего гово­рил иудеям, про­во­див­шим дни празд­нич­ные в слу­же­нии одной чувственно­сти: празд­ни­ков ваших нена­ви­дит душа Моя (Ис.1:14). Страшно слово это. Убо­имся же гнева Божия, будем про­во­дить празд­ники свято, не пре­да­ва­ясь ни пиро­ва­ниям и пьян­ству, ни сла­до­стра­стию и рас­пут­ству, ни ссорам и зави­сти (Рим.13:13), но будем про­водить празд­ники в чистоте и пра­вед­но­сти.

Заклю­че­ние

В хри­сти­ан­стве самый первый день был днем свет­лой радо­сти для уче­ни­ков Хри­стовых. С тех пор день вос­кре­се­ния Госпо­да всегда был днем радо­сти для хри­стиан.

Поэтому и слово «празд­ник» ассоцииру­ется с духов­ной радо­стью. Сюда не отно­сятся мно­го­об­раз­ные мир­ские развлече­ния, кото­рые, пусть даже и воз­вы­шен­ные по своей форме, никак не могут освя­щать свя­того дня.

Празд­но­ва­ние вос­крес­ного дня есть не­посредственное слу­же­ние Богу, состо­я­щее пре­иму­ще­ственно в вос­по­ми­на­нии о Вос­кресении Хри­сто­вом. Покой от мир­ских дел — необ­хо­ди­мое усло­вие празд­но­ва­ния, а радость — есте­ствен­ный его резуль­тат.

Обще­ние с Богом, состав­ля­ю­щее сущ­ность празд­но­ва­ния, удоб­нее достигает­ся в обще­стве людей, ибо Гос­подь сказал: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф.18:20). Празд­но­ва­ние прежде всего должно совер­шаться в хра­ме — этом месте осо­бен­ного бла­го­дат­ного при­сут­ствия Божьего. Здесь совер­ша­ется Таин­ство Евха­ри­стии, здесь поучают сло­ву Божию свя­щен­но­слу­жи­тели, Самим Богом постав­лен­ные пасти стадо Его и полу­чив­шие для того осо­бен­ные благо­датные сред­ства. Здесь все веру­ю­щие еди­ными устами и единым серд­цем воз­но­сят свои моле­ния, про­ше­ния и бла­го­да­ре­ния Богу. Здесь члены Тела Хри­стова всту­пают в тес­ней­шее духов­ное обще­ние со своей главой Хри­стом и между собой. Торжест­венная тишина и бла­го­го­ве­ние воз­вы­шают сердца к Богу. Обще­ние всех веру­ю­щих, вза­им­ный пример воз­буж­дают и усили­вают бла­го­го­ве­ние и молитву каж­дого в отдель­но­сти. Совер­ше­ние в вос­крес­ный день святых и духов­ных дел удо­вле­тво­ряет самые суще­ствен­ные потреб­но­сти челове­ческой души. Это и само по себе есть бла­го, и вместе с тем — глав­ней­шее сред­ство достиг­нуть рая, еди­не­ния с Богом и вечно­го бла­жен­ства.

Пра­во­слав­ные хри­сти­ане! Будем стро­го и неуклонно празд­но­вать день воскрес­ный и все прочие празд­нич­ные дни, уста­новленные святой Цер­ко­вью к нашему зем­ному сча­стью и спа­се­нию веч­ному.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки