Жестокосердие

***

Жестокосе́рдие – жесто­кость, как осо­бен­ность харак­тера, свя­зан­ная с оже­сто­че­нием сердца, то есть с состо­я­нием лич­но­сти, при кото­ром такие есте­ствен­ные для чело­века душев­ные чув­ства (каче­ства) как сер­деч­ность, любовь и состра­да­ние к бли­жему про­яв­ля­ются крайне незна­чи­тельно или не про­яв­ля­ются вовсе.

Чело­век может быть оже­сто­чён на ближ­него или не желать обще­ния с Богом.

«Жесто­ко­сер­дие» (σχληροκαρδία) упо­треб­лено в Новом Завете у Мф.19:8; Мк.10:5; 16:14. В послед­нем месте оно постав­лено в связь с απιστία (неве­рие).

Чело­век мило­сер­дый бла­го­тво­рит душе своей, а жесто­ко­сер­дый раз­ру­шает плоть свою (Притч.11:17).

***

О жестокосердии

инок Все­во­лод

Часто ли мы на испо­веди каемся в жесто­ко­сер­дии? Веро­ятно, не очень часто. А ведь этот грех не только без­жа­лостно бьет по нашим ближ­ним, но при­чи­няет стра­да­ния и нам самим. Имя этого греха гово­рит само за себя. Жесто­ко­сер­дие – жесто­кость сердца.

Оже­сто­чен­ное сердце не может быть духовно здо­ро­вым. Оно закрыто для чистой молитвы и отвер­сто всем гре­хов­ным ветрам. Жесто­кое сердце – боль­ное сердце. В чем же состоит грех жесто­ко­сер­дия? Сердца наши бывают оже­сто­чены против мно­гого. Напри­мер, против ближ­них. И то-то нам сде­лали не так и это не этак, и здесь нас обма­нули и тут мы – «невин­ные жертвы» зло­деев. От таких помыс­лов сердце посте­пенно оже­сто­ча­ется против всех.

Далее. Насколько наши сердца бывают чело­ве­ко­угод­ливы и лице­мерны перед силь­ными мира сего, настолько они бывают жестоки, несо­стра­да­тельны и холодны к тем, кто зани­мает более низкое по срав­не­нию с нами поло­же­ние на обще­ствен­ной лест­нице. Часто наши сердца оже­сто­ча­ются против жиз­нен­ных обсто­я­тельств, в кото­рых мы нахо­димся. Нам кажется, что мы не заслу­жили бед и скор­бей, кото­рые обру­ши­ва­ются на наши головы. Мы сетуем на унылую повсе­днев­ность, не пред­ве­ща­ю­щую ника­ких земных радо­стей.

Все это оже­сто­чает наши сердца…

Но давайте заду­ма­емся: был ли жесто­ко­серд наш Спа­си­тель? Исто­чало ли хоть когда-нибудь Его сердце жесто­кость? Нет, сердце Гос­пода Иисуса Христа нико­гда не было жесто­ким. А ведь, каза­лось бы, в тече­ние Своей земной жизни Он встре­чал много слу­чаев для про­яв­ле­ния «закон­ной жесто­ко­сти». Чело­ве­че­ство, ради кото­рого Сын Божий вопло­тился, не при­няло Его! Это ли не закон­ный повод для спра­вед­ли­вого воз­мез­дия? Хри­стовы уче­ники пона­чалу как раз и жаж­дали такой «спра­вед­ли­во­сти». «Видя то, уче­ники Его… ска­зали: Гос­поди, хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истре­бил их…? Но Он… запре­тил им и сказал: не знаете какого вы духа; Ибо Сын Чело­ве­че­ский пришел не погуб­лять души чело­ве­че­ские, а спа­сать» (Лук. 9:54–56).

Сердце Бого­че­ло­века, сердце вопло­щен­ной Любви нико­гда не было жесто­ким – Оно непре­станно, даже со креста, исто­чало любовь-Сердце Спа­си­теля всегда было милу­ю­щим, и этот пример мило­сти­вого сердца, мы не имеем права отверг­нуть. Когда наше сердце омра­чится обидой, будет раз­бито натис­ком зла, когда оно оже­сто­чится на всех и на вся, давайте мыс­ленно вер­немся к Гол­гофе и вспом­ним как мило­серд к людям Тот, Кто Распят людьми. Если же этот вечно живой пример Боже­ствен­ного мило­сер­дия будет забыт нами, то жесто­ко­сер­дие наше, раз­ви­ва­ясь, дойдет до самой страш­ной своей сте­пени – оже­сто­чен­но­сти против Бога. Нека­ю­щийся в жесто­ко­сер­дии чело­век неиз­бежно перей­дет от оже­сто­чен­но­сти против ближ­них и жиз­нен­ных обсто­я­тельств к оже­сто­чен­но­сти против Бога. Такому жесто­ко­сер­дому чело­веку начнет казаться, что винов­ни­ком всех его зло­клю­че­ний явля­ется Бог. Ужас­ный итог! Ведь оже­сто­чен­ный против Бога не может быть с Богом; он низ­вер­га­ется во тьму кро­меш­ную, во глу­бину жесто­кого ада.

Итак, осо­знан­ное пока­я­ние в жесто­ко­сер­дии необ­хо­димо. Пока­яв­шийся в жесто­ко­сер­дии сознает, что не ближ­ние и не злой рок явля­ются при­чи­ной его бед, а он сам. Он пони­мает, что зло, мучив­шее его, при­хо­дило не извне, а из глу­бины его боль­ного жесто­ко­сер­дием сердца. Но мало при­не­сти пока­я­ние в жесто­ко­сер­дии, нужно совер­шенно истре­бить его в себе. Как? В каче­стве ответа – духов­ное пра­вило муче­ника наших дней Иосифа Муньоза, вер­ного хра­ни­теля Ивер­ской миро­то­чи­вой иконы Пре­свя­той Бого­ро­дицы. Брат Иосиф, пре­тер­пев­ший в жизни мно­же­ство при­тес­не­ний и уни­же­ний от ближ­них своих, был глу­боко убеж­ден, что в каждом чело­веке нужно видеть Христа! Не правда ли, уди­ви­тель­ное пра­вило?! Попро­буем при­ме­нить его на деле и наша жизнь пре­об­ра­зится.

Пред­по­ло­жим, мы на кого-то оби­жены и хотим ото­мстить, но если увидим в том чело­веке Христа, то станем ли мстить Христу? Мы над кем-то посто­янно под­сме­и­ва­емся или кем-то пре­не­бре­гаем, но пред­ста­вим, что на месте этих людей – Хри­стос; станем ли мы под­шу­чи­вать над Хри­стом или пре­не­бре­гать Им? Кто-то нас раз­дра­жает, но стали бы мы раз­дра­жаться, ока­жись на месте этого чело­века Хри­стос? И так далее… Если мы будем поль­зо­ваться этим бого­вдох­но­вен­ным пра­ви­лом брата Иосифа, то очень скоро от нашего жесто­ко­сер­дия не оста­нется следа, и сердце наше сде­ла­ется милу­ю­щим и люб­ве­обиль­ным ко всем без лице­при­я­тия.

Но пред­по­ло­жим, что мы уже ведем реши­тель­ную борьбу с жесто­ко­сер­дием, а бесы уси­ленно доса­ждают нам через жесто­ко­сер­дие наших ближ­них. Что делать? Прежде всего понять, что невоз­можно побе­дить жесто­ко­сер­дие ближ­них ответ­ной жесто­ко­стью. Жесто­ко­сер­дие пре­одо­ле­ва­ется только мило­сер­дием и любо­вью. Хри­стос побе­дил мир не потому, что нака­зал его, а потому, что смог про­стить его со креста, и своими мило­сер­дием и любо­вью при­влек к себе сердца чело­ве­че­ские. Не будем же забы­вать, что мы, хри­сти­ане, – дети мило­сер­дия, а не гнева Божия, и потому нам осо­бенно тща­тельно подо­бает охра­нять свои сердца от жесто­ко­сти и озлоб­лен­но­сти. В чем да помо­жет нам Гос­подь Бог по своему без­ко­неч­ному и неза­слу­жен­ному нами Боже­ствен­ному мило­сер­дию.

«Рус­ская неделя»

***

Милосердие Божие и человеческое жестокосердие

св. пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский
Слово в неделю 11‑ю по Пяти­де­сят­нице

В нынеш­ний день, воз­люб­лен­ные братья, читана была еван­гель­ская притча Спа­си­теля, в кото­рой Он, Гос­подь Бог наш, упо­до­бил Цар­ство Небес­ное или пра­вед­ный суд Свой над людьми царю, «кото­рый захо­тел сосчи­таться с рабами своими. Когда начал он счи­таться, при­ве­ден был к Нему некто, кото­рый должен был ему десять тысяч талан­тов», т. е. два­дцать мил­ли­о­нов! Или просто без числа, ибо опре­де­лен­ное число здесь постав­лено вместо неопре­де­лен­ного.  «А как он не имел, чем запла­тить, то госу­дарь его при­ка­зал про­дать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и запла­тить. Тогда раб тот пал и, кла­ня­ясь ему, гово­рит: «Госу­дарь! Потерпи на мне, и все тебе заплачу». Госу­дарь, уми­ло­сер­див­шись над рабом тем, отпу­стил его и долг про­стил ему. Раб же тот, вышедши, нашел одного из това­ри­щей своих, кото­рый должен был ему сто дина­риев» – на наш счет не больше два­дцати рублей – «и, схва­тив его, душил, говоря: «Отдай мне, что должен». Тогда това­рищ его пал к ногам его, умолял его и гово­рил: «Потерпи на мне, и все отдам тебе». Но тот не захо­тел, а пошел и поса­дил его в тем­ницу, пока не отдаст долга.

Това­рищи его, видев про­ис­шед­шее, очень огор­чи­лись и, при­шедши, рас­ска­зали госу­дарю своему все бывшее. Тогда госу­дарь его при­зы­вает его и гово­рит: «Злой раб! Весь долг тот я про­стил тебе, потому что ты упро­сил меня; не над­ле­жало ли и тебе поми­ло­вать това­рища твоего, как и я поми­ло­вал тебя?» И, раз­гне­вав­шись, госу­дарь его отдал его истя­за­те­лям, пока не отдаст ему всего долга. «Так и Отец Мой Небес­ный посту­пит с вами, – заклю­чил Гос­подь речь Свою, – если не про­стит каждый из вас от сердца своего брату своему согре­ше­ний его”» (Мф. 18:23–35). Я повто­рил все чита­ное Еван­ге­лие, чтобы вы лучше запом­нили его.

Не к чести нашей в нынеш­нем Еван­ге­лии изоб­ра­жа­ются край­нее жесто­ко­сер­дие и злоба чело­ве­че­ского сердца отно­си­тельно ближ­них наших. С того самого вре­мени, как люди через грех пре­да­лись началь­нику злобы – диа­волу, он свил в их серд­цах твер­дое себе гнездо, наса­див в нем свою адскую злобу, кото­рую и про­яв­ляет с тех пор весьма часто в очень грубых, насиль­ствен­ных видах. Исто­рия биб­лей­ская и граж­дан­ская и днев­ники нашего вре­мени полны при­ме­ров этой злобы и жесто­ко­сер­дия людей из-за коры­сти, из-за жела­ния вос­поль­зо­ваться хищ­ни­че­ски име­нием ближ­него или из-за оскорб­лен­ного само­лю­бия, из-за дикого каприза, из-за неудо­вле­тво­рен­ной живот­ной любви. Многие, и очень нередко, не заду­мы­ва­ются вон­зить нож в сердце или в горло ближ­него или иначе как-нибудь лишить его жизни, не говоря уже о ссорах, спорах, руга­тель­ствах, судах и прочих выра­же­ниях злобы чело­ве­че­ской.

Обра­тим вни­ма­ние на посту­пок жесто­ко­сер­дого заи­мо­давца, упо­ми­на­е­мого в нынеш­нем Еван­ге­лии. Он должен был сам своему госу­дарю огром­ную сумму, кото­рой нико­гда не мог ему выпла­тить и по пра­во­су­дию страны должен был быть продан с женой и детьми и всем иму­ще­ством, чтобы запла­тить хоть часть долга, – беда, кото­рой больше не может быть. Долж­ник стал умо­лять царя о про­ще­нии – и он был прощен. Кажется, надобно бы пом­нить такую бес­при­мер­ную милость и ока­зать подоб­ную же милость при случае ближ­нему. Но вот случай с ближ­ним и пока­зал дурную сто­рону быв­шего долж­ника, его край­нюю злобу и жесто­ко­сер­дие: только что полу­чив от царя вели­чай­шую милость, он встре­чает това­рища, долж­ного ему самую незна­чи­тель­ную сумму денег, сразу же набра­сы­ва­ется на него с яро­стыо, душит его и гово­рит ему: «Отдай мне долг». Тот просит потер­петь. Заи­мо­да­вец не терпит и сажает его в тюрьму. Не край­нее ли это жесто­ко­сер­дие? Не край­няя ли бес­чув­ствен­ность и небла­го­дар­ность? А к этому весьма многие из нас склонны и спо­собны.

Мы бываем иногда чрез­вы­чайно круты в рас­праве с нашими ближ­ними, чем-либо нам долж­ными, если есть к тому воз­мож­ность! Да, наша при­рода крайне стре­ми­тельна ко злу и само­суду или к рас­праве соб­ствен­ным судом, веро­ятно потому, что это скорее и легче удо­вле­тво­ряет нашему само­лю­бию и зло­нра­вию, чем уста­нов­лен­ные суды. Но с нами, хри­сти­а­нами, отрож­ден­ными в купели кре­ще­ния водой и Духом Святым, усы­нов­лен­ными Богу и полу­чив­шими от Бога бла­го­дать, или небес­ную помощь ко всякой доб­ро­де­тели, этого не должно быть; мы должны вос­пи­ты­вать в себе дух кро­то­сти, сми­ре­ния, незло­бия, тер­пе­ния и дол­го­тер­пе­ния,  уме­рен­но­сти во всех поступ­ках. А чтобы иметь в себе такое рас­по­ло­же­ние духа, надобно пом­нить общую сла­бость чело­ве­че­скую, общую склон­ность ко грехам, в осо­бен­но­сти свои вели­кие немощи и грехи и бес­ко­неч­ное к нам самим мило­сер­дие Божие, кото­рое про­щало и про­щает нам грехи многие и тяжкие за пока­я­ние и умо­ле­ние наше. Да, уже одно чув­ство бла­го­дар­но­сти к Богу за Его бес­чис­лен­ные к нам мило­сти обя­зы­вает нас быть снис­хо­ди­тель­ными и мило­сти­выми к нашим ближ­ним, кото­рые одной плоти и крови с нами имеют оди­на­ко­вые немощи, стра­сти, пре­ткно­ве­ния. Но вели­чай­шим побуж­де­нием к снис­хо­ди­тель­ному и крот­кому обра­ще­нию нашему с ближ­ними должно слу­жить, конечно, более всего край­нее снис­хож­де­ние к нам Сына Божия, нас ради чело­ве­ков и нашего ради спа­се­ния сошед­шего с небес, вопло­тив­ше­гося и воче­ло­ве­чив­ше­гося, Его пример, Его запо­веди и советы, Его кро­тость и незло­бие к греш­ни­кам, Его дол­го­тер­пе­ние, Его стра­да­ния и смерть за всех нас.Если Он поло­жил за нас Свою душу, то и мы должны друг за друга души свои пола­гатъ, гово­рит апо­стол (Ин. 3:16). Другой апо­стол гово­рит: Будите друг ко другу блази, мило­сердни, не воз­да­юще зла за зло или доса­жде­ния за доса­жде­ние (1Пет. 3:8–9); тер­пяще друг другу любо­вию (Еф. 4:2).

Гос­подь гово­рит нам: Мило­сти хочу, а не жертвы (Мф. 9:13); Он, мно­го­мило­сти­вый, хочет и от нас мило­сти или мило­сер­дия, незло­бия и тер­пе­ния отно­си­тельно  ближ­них наших; Он же и готов всегда помо­гать нам во всяком добром деле. Если у тебя злое сердце, проси в пока­я­нии, чтобы Он смяг­чил твое сердце, сделал крот­ким и тер­пе­ли­вым – и будет оно таково. Он нам гово­рит: Сыне, даждь Ми твое сердце. Нет ничего невоз­мож­ного для веру­ю­щего и искренне моля­ще­гося. Только решись, твердо решись оста­вить свою злобу. Должно в самом начале обуз­ды­вать в себе всякую возни-кающую страсть, осо­бенно злобу и гнев, не доз­во­лять искре сде­латься огнем, кото­рый тушить, конечно, гораздо труд­нее, чем одну искру.

Итак, заключу слово, будем про­щать от души ближ­ним погреш­но­сти их против нас, памя­туя общую нашу сла­бость, немощь, гре­хов­ность и бес­ко­неч­ное к нам мило­сер­дие Божие. Аминь.

***

Жесто­кость — одно из самых страш­ных про­яв­ле­ний греха в чело­веке. Грехи могут быть разные — и зависть, и осуж­де­ние, и пусто­сло­вие, и плот­ские грехи, от кото­рых так часто стра­дают люди. Но жесто­кость особым обра­зом пара­ли­зует духов­ную жизнь чело­века. Жесто­кий чело­век не спо­со­бен ни на какое доброе дело. Жесто­кость есть некий при­знак гос­под­ства темной силы в жизни чело­века.
Пат­ри­арх Кирилл

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки