Главная » Алфавитный раздел » Ж » Жестокосердие

Жестокосердие

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (5 голос: 5,00 из 5)

Жестокосе́рдие – жестокость сердца. Человек может быть ожесточён на ближнего или не желать общения с Богом.

«Жестокосердие» (σχληροκαρδία) употреблено в Новом Завете у Мф.19:8; Мк.10:5; 16:14. В последнем месте оно поставлено в связь с απιστία (неверие).

Человек милосердый благотворит душе своей, а жестокосердый разрушает плоть свою (Притч.11:17).

О жестокосердии
инок Всеволод

Часто ли мы на исповеди каемся в жестокосердии? Вероятно, не очень часто. А ведь этот грех не только безжалостно бьет по нашим ближним, но причиняет страдания и нам самим. Имя этого греха говорит само за себя. Жестокосердие – жестокость сердца.

Ожесточенное сердце не может быть духовно здоровым. Оно закрыто для чистой молитвы и отверсто всем греховным ветрам. Жестокое сердце – больное сердце. В чем же состоит грех жестокосердия? Сердца наши бывают ожесточены против многого. Например, против ближних. И то-то нам сделали не так и это не этак, и здесь нас обманули и тут мы – «невинные жертвы» злодеев. От таких помыслов сердце постепенно ожесточается против всех.

Далее. Насколько наши сердца бывают человекоугодливы и лицемерны перед сильными мира сего, настолько они бывают жестоки, несострадательны и холодны к тем, кто занимает более низкое по сравнению с нами положение на общественной лестнице. Часто наши сердца ожесточаются против жизненных обстоятельств, в которых мы находимся. Нам кажется, что мы не заслужили бед и скорбей, которые обрушиваются на наши головы. Мы сетуем на унылую повседневность, не предвещающую никаких земных радостей.

Все это ожесточает наши сердца…

Но давайте задумаемся: был ли жестокосерд наш Спаситель? Источало ли хоть когда-нибудь Его сердце жестокость? Нет, сердце Господа Иисуса Христа никогда не было жестоким. А ведь, казалось бы, в течение Своей земной жизни Он встречал много случаев для проявления «законной жестокости». Человечество, ради которого Сын Божий воплотился, не приняло Его! Это ли не законный повод для справедливого возмездия? Христовы ученики поначалу как раз и жаждали такой «справедливости». «Видя то, ученики Его… сказали: Господи, хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их…? Но Он… запретил им и сказал: не знаете какого вы духа; Ибо Сын Человеческий пришел не погублять души человеческие, а спасать» (Лук. 9:54-56).

Сердце Богочеловека, сердце воплощенной Любви никогда не было жестоким – Оно непрестанно, даже со креста, источало любовь-Сердце Спасителя всегда было милующим, и этот пример милостивого сердца, мы не имеем права отвергнуть. Когда наше сердце омрачится обидой, будет разбито натиском зла, когда оно ожесточится на всех и на вся, давайте мысленно вернемся к Голгофе и вспомним как милосерд к людям Тот, Кто Распят людьми. Если же этот вечно живой пример Божественного милосердия будет забыт нами, то жестокосердие наше, развиваясь, дойдет до самой страшной своей степени – ожесточенности против Бога. Некающийся в жестокосердии человек неизбежно перейдет от ожесточенности против ближних и жизненных обстоятельств к ожесточенности против Бога. Такому жестокосердому человеку начнет казаться, что виновником всех его злоключений является Бог. Ужасный итог! Ведь ожесточенный против Бога не может быть с Богом; он низвергается во тьму кромешную, во глубину жестокого ада.

Итак, осознанное покаяние в жестокосердии необходимо. Покаявшийся в жестокосердии сознает, что не ближние и не злой рок являются причиной его бед, а он сам. Он понимает, что зло, мучившее его, приходило не извне, а из глубины его больного жестокосердием сердца. Но мало принести покаяние в жестокосердии, нужно совершенно истребить его в себе. Как? В качестве ответа – духовное правило мученика наших дней Иосифа Муньоза, верного хранителя Иверской мироточивой иконы Пресвятой Богородицы. Брат Иосиф, претерпевший в жизни множество притеснений и унижений от ближних своих, был глубоко убежден, что в каждом человеке нужно видеть Христа! Не правда ли, удивительное правило?! Попробуем применить его на деле и наша жизнь преобразится.

Предположим, мы на кого-то обижены и хотим отомстить, но если увидим в том человеке Христа, то станем ли мстить Христу? Мы над кем-то постоянно подсмеиваемся или кем-то пренебрегаем, но представим, что на месте этих людей – Христос; станем ли мы подшучивать над Христом или пренебрегать Им? Кто-то нас раздражает, но стали бы мы раздражаться, окажись на месте этого человека Христос? И так далее… Если мы будем пользоваться этим боговдохновенным правилом брата Иосифа, то очень скоро от нашего жестокосердия не останется следа, и сердце наше сделается милующим и любвеобильным ко всем без лицеприятия.

Но предположим, что мы уже ведем решительную борьбу с жестокосердием, а бесы усиленно досаждают нам через жестокосердие наших ближних. Что делать? Прежде всего понять, что невозможно победить жестокосердие ближних ответной жестокостью. Жестокосердие преодолевается только милосердием и любовью. Христос победил мир не потому, что наказал его, а потому, что смог простить его со креста, и своими милосердием и любовью привлек к себе сердца человеческие. Не будем же забывать, что мы, христиане, – дети милосердия, а не гнева Божия, и потому нам особенно тщательно подобает охранять свои сердца от жестокости и озлобленности. В чем да поможет нам Господь Бог по своему безконечному и незаслуженному нами Божественному милосердию.
«Русская неделя»

 

Милосердие Божие и человеческое жестокосердие
св. праведный Иоанн Кронштадтский

Слово в неделю 11-ю по Пятидесятнице

В нынешний день, возлюбленные братья, читана была евангельская притча Спасителя, в которой Он, Господь Бог наш, уподобил Царство Небесное или праведный суд Свой над людьми царю, «который захотел сосчитаться с рабами своими. Когда начал он считаться, приведен был к Нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов», т. е. двадцать миллионов! Или просто без числа, ибо определенное число здесь поставлено вместо неопределенного.  «А как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал и, кланяясь ему, говорит: «Государь! Потерпи на мне, и все тебе заплачу». Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, вышедши, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев» – на наш счет не больше двадцати рублей – «и, схватив его, душил, говоря: «Отдай мне, что должен». Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: «Потерпи на мне, и все отдам тебе». Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.

Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, пришедши, рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: «Злой раб! Весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?» И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, – заключил Господь речь Свою, – если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его»» (Мф. 18:23-35). Я повторил все читаное Евангелие, чтобы вы лучше запомнили его.

Не к чести нашей в нынешнем Евангелии изображаются крайнее жестокосердие и злоба человеческого сердца относительно ближних наших. С того самого времени, как люди через грех предались начальнику злобы – диаволу, он свил в их сердцах твердое себе гнездо, насадив в нем свою адскую злобу, которую и проявляет с тех пор весьма часто в очень грубых, насильственных видах. История библейская и гражданская и дневники нашего времени полны примеров этой злобы и жестокосердия людей из-за корысти, из-за желания воспользоваться хищнически имением ближнего или из-за оскорбленного самолюбия, из-за дикого каприза, из-за неудовлетворенной животной любви. Многие, и очень нередко, не задумываются вонзить нож в сердце или в горло ближнего или иначе как-нибудь лишить его жизни, не говоря уже о ссорах, спорах, ругательствах, судах и прочих выражениях злобы человеческой.

Обратим внимание на поступок жестокосердого заимодавца, упоминаемого в нынешнем Евангелии. Он должен был сам своему государю огромную сумму, которой никогда не мог ему выплатить и по правосудию страны должен был быть продан с женой и детьми и всем имуществом, чтобы заплатить хоть часть долга, – беда, которой больше не может быть. Должник стал умолять царя о прощении – и он был прощен. Кажется, надобно бы помнить такую беспримерную милость и оказать подобную же милость при случае ближнему. Но вот случай с ближним и показал дурную сторону бывшего должника, его крайнюю злобу и жестокосердие: только что получив от царя величайшую милость, он встречает товарища, должного ему самую незначительную сумму денег, сразу же набрасывается на него с яростыо, душит его и говорит ему: «Отдай мне долг». Тот просит потерпеть. Заимодавец не терпит и сажает его в тюрьму. Не крайнее ли это жестокосердие? Не крайняя ли бесчувственность и неблагодарность? А к этому весьма многие из нас склонны и способны.

Мы бываем иногда чрезвычайно круты в расправе с нашими ближними, чем-либо нам должными, если есть к тому возможность! Да, наша природа крайне стремительна ко злу и самосуду или к расправе собственным судом, вероятно потому, что это скорее и легче удовлетворяет нашему самолюбию и злонравию, чем установленные суды. Но с нами, христианами, отрожденными в купели крещения водой и Духом Святым, усыновленными Богу и получившими от Бога благодать, или небесную помощь ко всякой добродетели, этого не должно быть; мы должны воспитывать в себе дух кротости, смирения, незлобия, терпения и долготерпения,  умеренности во всех поступках. А чтобы иметь в себе такое расположение духа, надобно помнить общую слабость человеческую, общую склонность ко грехам, в особенности свои великие немощи и грехи и бесконечное к нам самим милосердие Божие, которое прощало и прощает нам грехи многие и тяжкие за покаяние и умоление наше. Да, уже одно чувство благодарности к Богу за Его бесчисленные к нам милости обязывает нас быть снисходительными и милостивыми к нашим ближним, которые одной плоти и крови с нами имеют одинаковые немощи, страсти, преткновения. Но величайшим побуждением к снисходительному и кроткому обращению нашему с ближними должно служить, конечно, более всего крайнее снисхождение к нам Сына Божия, нас ради человеков и нашего ради спасения сошедшего с небес, воплотившегося и вочеловечившегося, Его пример, Его заповеди и советы, Его кротость и незлобие к грешникам, Его долготерпение, Его страдания и смерть за всех нас.Если Он положил за нас Свою душу, то и мы должны друг за друга души свои полагатъ, говорит апостол (Ин. 3:16). Другой апостол говорит: Будите друг ко другу блази, милосердни, не воздающе зла за зло или досаждения за досаждение (1 Пет. 3, 8-9); терпяще друг другу любовию (Еф. 4:2).

Господь говорит нам: Милости хочу, а не жертвы (Мф. 9:13); Он, многомилостивый, хочет и от нас милости или милосердия, незлобия и терпения относительно  ближних наших; Он же и готов всегда помогать нам во всяком добром деле. Если у тебя злое сердце, проси в покаянии, чтобы Он смягчил твое сердце, сделал кротким и терпеливым – и будет оно таково. Он нам говорит: Сыне, даждь Ми твое сердце. Нет ничего невозможного для верующего и искренне молящегося. Только решись, твердо решись оставить свою злобу. Должно в самом начале обуздывать в себе всякую возни-кающую страсть, особенно злобу и гнев, не дозволять искре сделаться огнем, который тушить, конечно, гораздо труднее, чем одну искру.

Итак, заключу слово, будем прощать от души ближним погрешности их против нас, памятуя общую нашу слабость, немощь, греховность и бесконечное к нам милосердие Божие. Аминь.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru