Апостол Петр народный герой

В кон­це XIX на­ча­ле ХХ ве­ка сре­ди ис­то­ри­ков и фило­ло­гов бы­ла очень по­пуляр­на идея о том, что жи­тия свя­тых яв­ля­ют­ся лишь хри­сти­а­ни­зи­ро­ван­ны­ми пе­ре­дел­ка­ми ска­за­ний об ан­тич­ных ге­ро­ях и ска­зоч­ных пер­со­на­жей. Не огра­ни­чи­ва­ясь ука­за­ни­ем на фор­маль­ные сов­па­де­ния ан­тич­ной био­гра­фии и агио­гра­фи­че­ских тек­стов, неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли де­ла­ли вы­вод, что все хри­сти­ан­ские свя­тые – лишь вы­мыш­лен­ные пер­со­на­жи, на­по­до­бие Ге­рак­ла.

Меж­ду тем, та­кой упро­щен­ный под­ход ли­шал воз­мож­но­сти уви­деть и об­рат­ный про­цесс, как хри­сти­ан­ские по­движ­ни­ки ста­но­ви­лись ге­ро­я­ми на­род­ных ска­зок, ка­ки­ми чер­та­ми ха­рак­те­ра на­де­ля­ли про­стые лю­ди апо­сто­ла Пет­ра или свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца. В этих по­ве­стях от­ра­же­на та на­род­ная ве­ра, ко­то­рая не ме­ня­ет­ся ве­ка­ми.

Сказ­ка – это уни­каль­ный жанр по сво­им пси­хо­ло­ги­че­ским и пе­да­го­ги­че­ским воз­мож­но­стям. С по­мо­щью вол­шеб­ных ис­то­рий мы мо­жем разыг­ры­вать ар­хе­ти­пы соб­ствен­ной жиз­ни, обу­чать ре­бен­ка доб­ру и злу, тво­рить спра­вед­ли­вую все­лен­ную, где хо­ро­шие ге­рои по­беж­да­ют пло­хих. Воз­мож­но­сти сказ­ки столь без­гра­нич­ны, что она с лег­ко­стью транс­фор­ми­ру­ет об­раз да­же Хри­ста и апо­сто­ла Пет­ра.

Петр стал од­ним из лю­би­мых пер­со­на­жей на­род­ных ле­генд в Рос­сии и Ев­ро­пе. При этом об­раз ска­зоч­но­го апо­сто­ла очень силь­но от­ли­ча­ет­ся от ис­то­рии то­го че­ло­ве­ка, о ко­то­ром мы узна­ем из Еван­ге­лий и Де­я­ний апо­столь­ских. От ре­аль­но­го свя­то­го Пет­ра сказ­ка взя­ла две чер­ты его ха­рак­те­ра (им­пуль­сив­ность и на­род­ный прак­ти­цизм или здра­вый смысл), два био­гра­фи­че­ских эпи­зо­да (от­ре­че­ние от Хри­ста и рас­ка­я­ние). Это поз­во­ли­ло пре­вра­тить пер­во­вер­хов­но­го апо­сто­ла Пет­ра в ору­же­нос­ца Хри­ста, за­хо­дя­ще­го в до­ма к бо­га­чам и бед­ня­кам и за­да­ю­ще­го Спа­си­те­лю са­мые слож­ные во­про­сы, ко­то­рые вол­ну­ют лю­бо­го че­ло­ве­ка.

Ска­зоч­ный Петр – это во­пло­ще­ние обы­ва­тель­ской спра­вед­ли­во­сти. В сло­ве обы­ва­тель нет ни­че­го обид­но­го. На­про­тив, оно по­ка­зы­ва­ет, на­сколь­ко близ­ким стал этот пер­во­вер­хов­ный апо­стол для ве­ру­ю­щих во всем ми­ре. Во вре­мя пу­те­ше­ствий по зем­ле вме­сте со Хри­стом он пре­вра­ща­ет­ся в го­ря­че­го, но не очень со­об­ра­зи­тель­но­го уче­ни­ка, за­да­ю­ще­го раз­ные во­про­сы. Вот наи­бо­лее ти­пич­ный сю­жет сказ­ки–пу­те­ше­ствия. Спа­си­тель и Петр при­хо­дят в де­рев­ню. Хри­стос оста­ет­ся у до­ма бед­ной вдо­вы, а Петр в на­деж­де на хо­ро­ший ужин по­сле­до­ва­тель­но сту­чит­ся во все до­ма, на­чи­ная от са­мо­го бо­га­то­го. Ска­зоч­ный апо­стол – во­пло­ще­ние дет­ско­го прак­ти­циз­ма: в бо­га­том до­ме вкус­нее еда и мяг­че по­стель, но за­жи­точ­ные кре­стьяне про­го­ня­ют стран­ни­ков, и то­гда они воз­вра­ща­ют­ся в са­мую бед­ную хи­жи­ну. Хо­зяй­ка ста­вит им на стол скуд­ный суп, и Хри­стос про­сит по­счи­тать Пет­ра глаз­ки в су­пе. За­тем до­ста­ет ко­ше­лек и пла­тит 60 зо­ло­тых по чис­лу жи­ро­вых кру­жоч­ков. На сле­ду­ю­щий день об этом узна­ет бо­га­тая хо­зяй­ка, зо­вет стран­ни­ков к се­бе, ста­вит на стол жир­ный суп все­го с од­ним глаз­ком и по­лу­ча­ет один зо­ло­той. На недо­умен­ный во­прос Пет­ра, по­че­му жен­щи­на по­лу­чи­ла толь­ко один зо­ло­той, Хри­стос от­ве­ча­ет, что суп бед­ной хо­зяй­ки ров­но в 60 раз луч­ше. В этом бро­дя­чем сю­же­те, встре­ча­ю­щем­ся во мно­же­стве ска­зок, обыг­ры­ва­ет­ся из­вест­ная прит­ча о леп­те вдо­ви­цы и цен­но­сти доб­ро­воль­но­го да­ра бед­ня­ка. Для Пет­ра же та­кой по­сту­пок Учи­те­ля ало­ги­чен, по­сколь­ку он счи­та­ет, что воз­на­граж­де­ние долж­но на­пря­мую быть свя­за­но с за­тра­та­ми и ре­зуль­та­том: ес­ли суп вкус­нее, то за него и на­до пла­тить до­ро­же.

По та­кой же мо­де­ли стро­ит­ся ис­то­рия о Хри­сте и Пет­ре, ко­то­рые вос­кре­ша­ют един­ствен­ную овеч­ку бед­ня­ка, уби­тую им, чтобы на­кор­мить стран­ни­ков. Из каж­дой ко­сточ­ки жи­вот­но­го по­яви­лось утром но­вое, и в ре­зуль­та­те че­ло­век стал вла­дель­цем соб­ствен­но­го ста­да. Бо­гач же, ис­тре­бив­ший на сле­ду­ю­щий день все свое ста­до из за­ви­сти, оста­ет­ся ни с чем. Это то­же тра­ди­ци­он­ный сю­жет, вос­хо­дя­щий к ска­за­ни­ям о гре­че­ских бо­гах и Одис­сее, его ва­ри­ан­ты мож­но най­ти в на­род­ных жи­ти­ях Ге­ор­гия По­бе­до­нос­ца.

Са­мая же ин­те­рес­ная ис­то­рия о Пет­ре рас­ска­зы­ва­ет о том, как апо­стол упро­сил Хри­ста раз­ре­шить ему на день стать Бо­гом. В этой чу­дес­ной сказ­ке вы­ра­жа­ет­ся на­род­ное пред­став­ле­ние о том, что ра­бо­та Бо­га очень лег­кая, а че­ло­ве­ку при­хо­дит­ся тру­дить­ся день и ночь. Хри­стос раз­ре­ша­ет сво­е­му уче­ни­ку по­быть Бо­гом, но низ­во­дит всю си­ту­а­цию до очень мел­ких по­дроб­но­стей. Апо­стол Петр в ро­ли Бо­га идет по де­ревне и встре­ча­ет кре­стьян­ку, ко­то­рая вы­гна­ла сво­их гу­сей на луг и не ста­ла за ни­ми сле­дить: ««Как, ты хо­чешь оста­вить гу­сей од­них?» — спро­сил ее Петр. — «А что, неуж­ли сте­речь их и се­го­дня? У нас нын­че хра­мо­вый празд­ник», — воз­ра­зи­ла кре­стьян­ка. — «Но кто же дол­жен бе­речь тво­их гу­сей?» — спро­сил Петр. — «Пусть Гос­подь Бог бе­ре­жет их се­го­дня!» — ска­за­ла кре­стьян­ка и уда­ли­лась». Опе­ча­лен­ный Петр при­хо­дит ко Хри­сту и по­лу­ча­ет от него от­вет: «Петр! ты слы­шал, — ска­зал Спа­си­тель. — Я бы охот­но по­шел с то­бою в де­рев­ню на хра­мо­вый празд­ник; но ведь гу­сям мо­жет при­клю­чить­ся что и ху­дое: ты се­го­дня Бог до ве­че­ра, ты и дол­жен и бе­речь их». Несмот­ря на то, что сказ­ка обыг­ры­ва­ет клас­си­че­ский сю­жет о да­мо­кло­вом ме­че, она поз­во­ля­ет по-но­во­му уви­деть об­раз апо­сто­ла. Петр – са­мый го­ря­чий че­ло­век из 12 уче­ни­ков Хри­ста, он быст­рее всех при­зна­ет его Мес­си­ей, но он же и от­ре­ка­ет­ся от него. В сказ­ке очень важ­но под­черк­нуть че­ло­веч­ность Пет­ра, его по­хо­жесть на каж­до­го из нас. Лю­бой ре­бе­нок меч­та­ет быть ца­рем или прин­цес­сой, и сказ­ка уме­ло раз­вен­чи­ва­ет ми­фы о том, что роль Твор­ца или пра­ви­те­ля – это веч­ное бла­жен­ство безо вся­кой от­вет­ствен­но­сти. За­слу­га ска­зоч­но­го свя­то­го в том и со­сто­ит, что он уме­ет за­да­вать пра­виль­ные во­про­сы и вы­пу­ты­вать­ся из слож­ных си­ту­а­ций. Апо­стол Петр в сказ­ках - очень силь­ная фигу­ра че­ло­ве­ка, ко­то­рый уме­ет при­зна­вать и ис­прав­лять свои ошиб­ки, и это де­ла­ет его лю­би­мым, ес­ли не един­ствен­ным спут­ни­ком Хри­ста в сказ­ках.

Немно­го особ­ня­ком сто­ят ле­ген­ды, в ко­то­рых свя­той Петр пред­ста­ет муд­рым це­ли­те­лем. Мо­тив чу­дес­но­го по­мощ­ни­ка – один из са­мых рас­про­стра­нен­ных в ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ре, но ин­те­рес­но, что Петр на­ря­ду со свя­ти­те­лем Ни­ко­ла­ем и свя­тым Ге­ор­ги­ем ча­ще все­го вы­сту­па­ют в этой ро­ли, что сви­де­тель­ству­ет о том, что с их име­на­ми свя­за­ны опре­де­лен­ные мас­со­вые ар­хе­ти­пы. Итак, апо­стол Петр встре­ча­ет сол­да­та, ко­то­рый съе­да­ет серд­це жа­ре­но­го яг­нен­ка. Да­лее Петр и сол­дат вы­да­ют се­бя за вра­чей и ис­це­ля­ют мно­гих лю­дей. Петр ру­бит боль­ных на ча­сти, за­тем ва­рит до со­сто­я­ния бе­лых ко­стей, а по­том вос­кре­ша­ет их, про­из­но­ся фор­му­лу: «Вос­стань во имя все­мо­гу­щей Тро­и­цы». В кон­це ис­то­рии ге­рои де­лят на­гра­ду на три ча­сти (тре­тья для то­го, кто съел яг­нен­ка), и лишь то­гда сол­дат при­зна­ет, что это был он. В рус­ском ва­ри­ан­те эта же ис­то­рия рас­ска­зы­ва­ет­ся про свя­ти­те­ля Ни­ко­лая и жад­но­го по­па. Нетруд­но за­ме­тить, что здесь при­сут­ству­ют все ат­ри­бу­ты вол­шеб­ной сказ­ки (чу­дес­ный по­мощ­ник, ма­ги­че­ская фор­му­ла, по­вто­ре­ние од­ной и той же си­ту­а­ции), но об­раз хри­сти­ан­ско­го свя­то­го ли­шен ин­ди­ви­ду­аль­ных черт, а по­то­му вза­и­мо­за­ме­ня­ем, и от спут­ни­ка Хри­ста оста­лось од­но лишь имя, безо вся­кой свя­зью с Еван­гель­ски­ми со­бы­ти­я­ми.

Од­на­ко в ми­ро­вом фольк­ло­ре су­ще­ству­ет сю­жет, в ко­то­ром имя апо­сто­ла Пет­ра и его дей­ствия на­пря­мую свя­за­ны с от­ре­че­ни­ем это­го апо­сто­ла от Хри­ста. В по­ве­сти о пья­ни­це, ко­то­рый по­па­да­ет в рай, хит­рый му­жи­чок, при жиз­ни лю­бив­ший вы­пить по­сле­до­ва­тель­но об­ли­ча­ет апо­сто­ла Пет­ра, ца­ря Да­ви­да и апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва и по­лу­ча­ет за это спа­се­ние. Пер­вым браж­ни­ку по­па­да­ет­ся апо­стол Петр, не же­ла­ю­щий пус­кать его в рай. Пья­ни­ца тут же на­по­ми­на­ет со­бе­сед­ни­ку о его трое­крат­ном от­ре­че­нии от Хри­ста и по­сле­ду­ю­щем по­ка­я­нии, и при­сты­жен­ный хра­ни­тель клю­чей от во­рот рая про­пус­ка­ет му­жич­ка. Сле­ду­ю­щей жерт­вой браж­ни­ка ста­но­вит­ся царь Да­вид – ему на­по­ми­на­ют ис­то­рию с Ури­ей и Вир­са­ви­ей, и на пу­ти му­жич­ка ока­зы­ва­ет­ся апо­стол люб­ви Иоанн. Пья­ни­ца ци­ти­ру­ет Иоан­ну Бо­го­сло­ву о его сло­ва «Да лю­би­те друг дру­гу, и лю­би­мый уче­ник Хри­ста про­сит Пет­ра рас­пах­нуть пе­ред браж­ни­ком рай­ские две­ри. Здесь мы ви­дим, как ска­зоч­ный Петр прак­ти­че­ски сов­па­да­ет с тем апо­сто­лом, о ко­то­ром мы узна­ем из Но­во­го За­ве­та.

Сказ­ка, в от­ли­чие от Церк­ви, от­де­ля­ет Пет­ра от Пав­ла. Апо­стол Па­вел очень ред­ко встре­ча­ет­ся в ле­ген­дах. Ве­ро­ят­но, это сви­де­тель­ству­ет о том, что ис­то­рия об­ра­ще­ния го­ни­те­ля в хри­сти­а­ни­на не так за­тро­ну­ла на­род­ное серд­це, как жиз­нен­ные пе­ри­пе­тии про­сто­го ры­ба­ка, спо­до­бив­ше­го­ся при жиз­ни и по­сле смер­ти быть спут­ни­ком Хри­ста.

Ан­дрей Зай­цев

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест

(1 голос: 5 из 5)