Эгинский чудотворец

По­след­ние го­ды рос­си­яне все боль­ше пу­те­ше­ству­ют по ми­ру. Од­ним из лю­би­мых угол­ков ми­ра для на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков яв­ля­ет­ся Гре­ция – стра­на ан­тич­ных древ­но­стей и хри­сти­ан­ских свя­тынь. С од­ной из них, мо­на­сты­рем св. Нек­та­рия на ост­ро­ве Эги­на, на­ших чи­та­те­лей зна­ко­мит кор­ре­спон­дент РИА «Но­во­сти» в Афи­нах Алек­сей БОГДАНОВСКИЙ.

Ост­ров Эги­на ле­жит по­сре­ди Са­ро­ни­че­ско­го за­ли­ва, в трид­ца­ти ки­ло­мет­рах от афин­ско­го пор­та Пи­рей. Эги­на име­ет дав­нюю ис­то­рию – в эпо­ху клас­си­че­ской древ­но­сти рас­по­ла­гав­ший­ся здесь по­лис да­же недол­гое вре­мя со­пер­ни­чал с Афи­на­ми бо­гат­ством. В Но­вое вре­мя этот ост­ров недол­гое вре­мя про­был сто­ли­цей но­во­гре­че­ско­го го­су­дар­ства, толь­ко осво­бо­див­ше­го­ся от осман­ско­го вла­ды­че­ства. Ны­неш­няя Эги­на при­вле­ка­ет мно­же­ство ту­ри­стов сво­и­ми пля­жа­ми, ве­ли­ко­леп­но со­хра­нив­шим­ся древ­не­гре­че­ским хра­мом Афайи, эле­гант­ным пор­том XIX ве­ка по­строй­ки. Но, по­жа­луй, са­мым важ­ным по­лю­сом при­тя­же­ния на ост­ро­ве яв­ля­ет­ся пра­во­слав­ная свя­ты­ня – мо­на­стырь свя­то­го Нек­та­рия. Ты­ся­чи и ты­ся­чи па­лом­ни­ков сте­ка­ют­ся сю­да каж­дый ме­сяц, а 2 июля – в празд­ник ос­но­ва­ния мо­на­сты­ря – огром­ный мо­на­стыр­ский со­бор пол­но­стью за­пол­нен на­ро­дом, при­шед­шим по­кло­нить­ся свя­то­му Нек­та­рию. В этом го­ду 2 июля па­лом­ни­ков ожи­да­ет осо­бен­но пыш­ный празд­ник – мо­на­стырь бу­дет от­ме­чать сто­ле­тие со дня ос­но­ва­ния.

Что же де­ла­ет мо­на­стырь од­ной из глав­ных но­во­гре­че­ских свя­тынь, а так­же цен­тром па­лом­ни­че­ства для пра­во­слав­ных со все­го све­та? Несо­мнен­но, глав­ной при­тя­га­тель­ной си­лой яв­ля­ет­ся лич­ность его ос­но­ва­те­ля, свя­ти­те­ля Нек­та­рия, ко­то­рый еще при жиз­ни имел сла­ву чу­до­твор­ца, а по­сле смер­ти эта сла­ва сре­ди ве­ру­ю­щих лю­дей толь­ко рос­ла.

Свя­той Нек­та­рий (в ми­ру Ана­ста­сий Ке­фа­лас) ро­дил­ся в 1846 го­ду в се­ле Си­ли­врия, пя­тым ре­бен­ком в се­мье бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей. В че­тыр­на­дцать лет Ана­ста­сий пе­ре­брал­ся в Кон­стан­ти­но­поль, ве­ко­вую сто­ли­цу гре­че­ско­го ми­ра, из сво­ей де­рев­ни, не рас­по­ла­гав­шей да­же шко­лой. В Кон­стан­ти­но­по­ле он на­чи­нал под­ма­сте­рьем в та­бач­ной лав­ке и, по пре­да­нию, пи­сал на про­да­ва­е­мых ки­се­тах из­ре­че­ния из Еван­ге­лия. Тяж­кая жизнь под­ма­сте­рья несколь­ко улуч­ши­лась, ко­гда, сжа­лив­шись над бед­но­стью и уни­же­ни­я­ми, что Ана­ста­сий тер­пел от хо­зя­и­на, его взял к се­бе на ра­бо­ту со­сед-тор­го­вец, за­ни­мав­ший­ся ме­бель­ным ре­меслом. Ана­ста­сий смог ис­пол­нить свою меч­ту и на­чал учить­ся.

Ода­рен­но­му мо­ло­до­му че­ло­ве­ку по­мо­гал бла­го­тво­ри­тель Иоан­нис Хо­ре­мис, с ко­то­рым Ана­ста­сия свел слу­чай: сын Хо­ре­ми­са ко­гда–то по­мог юно­ше, не имев­ше­му за ду­шой не гро­ша, сесть на ко­рабль из Си­ли­врии в Кон­стан­ти­но­поль. В воз­расте 20 лет, еще не за­вер­шив об­ра­зо­ва­ния, Ана­ста­сий от­пра­вил­ся на ост­ров Хиос в Эгей­ском мо­ре, от­ку­да про­ис­хо­ди­ла се­мья Хо­ре­ми­сов. На этом ост­ро­ве Ана­ста­сию бы­ло пред­ло­же­но ме­сто учи­те­ля. На Хио­се свя­той про­вел де­сять лет, и здесь же при­нял мо­на­ше­ский по­стриг под име­нем Ла­зарь, а за­тем был по­свя­щен в иеро­ди­а­ко­ны с име­нем, под ко­то­рым он впо­след­ствии стал из­ве­стен ми­ру: Нек­та­рий.

При по­мо­щи сво­е­го бла­го­де­те­ля инок Нек­та­рий окон­чил свет­ское об­ра­зо­ва­ние в Афи­нах, а вслед за ним окон­чил и бо­го­слов­скую ака­де­мию. Зна­ком­ство с пат­ри­ар­хом Алек­сан­дрий­ским Со­фро­ни­ем при­ве­ло Нек­та­рия в Алек­сан­дрию, где он в 1885 го­ду был по­свя­щен в иеро­мо­на­хи, а тре­мя го­да­ми поз­же стал епи­ско­пом Пен­та­поль­ским (эта епар­хия на­хо­ди­лась на тер­ри­то­рии Ли­вии). Епи­скоп Нек­та­рий был за­ме­тен не толь­ко стре­ми­тель­ной ка­рье­рой в Алек­сан­дрий­ском пат­ри­ар­ха­те, но и на­чи­тан­но­стью, да­ром сло­ва, огром­ной по­пуляр­но­стью у паст­вы. Эти ка­че­ства снис­ка­ли при­бли­жен­но­му пат­ри­ар­ха Со­фро­ния мно­же­ство за­вист­ни­ков и пред­опре­де­ли­ли его даль­ней­шие бе­ды.

Недоб­ро­же­ла­те­ли пред­ста­ви­ли пат­ри­ар­ху до­клад, в ко­то­ром епи­скоп Нек­та­рий об­ви­нял­ся в пре­ступ­ле­ни­ях мо­раль­но­го свой­ства. В на­ру­ше­ние ка­но­ни­че­ской про­це­ду­ры, ко­то­рая тре­бу­ет цер­ков­но­го су­да и толь­ко по его уста­нов­ле­нию – при­ме­не­ния на­ка­за­ния, епи­скоп Нек­та­рий не по­лу­чил воз­мож­но­сти оправ­дать­ся и был вы­нуж­ден по­ки­нуть Алек­сан­дрию.

Свя­той очу­тил­ся на окра­ине Афин в бед­ной квар­тир­ке, за ко­то­рую он да­же не мог пла­тить аренд­ную пла­ту. У него не бы­ло средств к су­ще­ство­ва­нию – все по­пыт­ки най­ти ме­сто про­по­вед­ни­ка на­тал­ки­ва­лись на бю­ро­кра­ти­че­ские про­во­лоч­ки: у епи­ско­па Нек­та­рия не бы­ло да­же гре­че­ско­го под­дан­ства. На­ко­нец, он по­лу­чил на­зна­че­ние в Хал­ки­ду – сто­ли­цу ост­ро­ва Эв­бея. Все об­ви­не­ния про­тив него ока­за­лись несо­сто­я­тель­ны­ми, и епи­скоп Нек­та­рий смог про­дол­жать про­по­ве­до­вать на Эв­бее, а за­тем и в со­сед­них об­ла­стях Цен­траль­ной Гре­ции.

В 1894 го­ду свя­ти­тель Нек­та­рий был на­зна­чен гла­вой Ри­за­рий­ской шко­лы в Афи­нах, где обу­ча­лись от­прыс­ки вид­ней­ших гре­че­ских се­мей. Шко­ла бы­ла ве­ду­щим бо­го­слов­ским учеб­ным за­ве­де­ни­ем той эпо­хи, хо­тя ее вы­пуск­ни­ки необя­за­тель­но ста­но­ви­лись свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми и за­ча­стую из­би­ра­ли свет­скую ка­рье­ру. За че­тыр­на­дцать лет, что свя­ти­тель воз­глав­лял эту шко­лу, она пе­ре­жи­ва­ла бур­ный рас­цвет, че­му нема­ло спо­соб­ство­ва­ли об­шир­ные бо­го­слов­ские тру­ды, пред­при­ня­тые епи­ско­пом Нек­та­ри­ем в го­ды рек­тор­ства. Тру­ды свя­то­го Нек­та­рия охва­ты­ва­ли ши­ро­кий круг цер­ков­ных, ду­хов­ных, об­ще­ствен­ных во­про­сов, он так­же пи­сал трак­та­ты по эти­ке и пе­да­го­ги­ке, ис­сле­до­ва­ния по ли­тур­ги­ке и цер­ков­ной ис­то­рии, со­ста­вил ка­те­хи­зис. Мно­гие из этих тру­дов по­лу­чи­ли при­зна­ние ака­де­ми­че­ско­го бо­го­слов­ско­го со­об­ще­ства еще при жиз­ни свя­то­го, мно­гие про­дол­жа­ют пе­ре­из­да­вать­ся и по сей день.

По­сле сво­ей от­став­ки, по­сле­до­вав­шей в 1908 го­ду по при­чине сла­бо­го здо­ро­вья, свя­той Нек­та­рий уда­лил­ся на Эги­ну, где че­тырь­мя го­да­ми ра­нее его от­став­ки на­ча­ла дей­ство­вать об­щи­на из се­ми мо­на­хинь, ре­шив­ших по­свя­тить се­бя ду­хов­но­му ру­ко­вод­ству свя­ти­те­ля. Здесь в 1908 го­ду был освя­щен храм во имя Свя­той Тро­и­цы, став­ший цен­тром мо­на­ше­ской жиз­ни и ме­стом даль­ней­ше­го слу­же­ния свя­то­го Нек­та­рия. Пер­во­на­чаль­но в оби­те­ли бы­ло семь мо­на­хинь, за­тем пят­на­дцать, а к мо­мен­ту кон­чи­ны свя­то­го – око­ло пя­ти­де­ся­ти. Мо­на­стырь с са­мо­го на­ча­ла был круп­ней­шим бла­го­тво­ри­тель­ным цен­тром, и сю­да сте­ка­лись за по­мо­щью ты­ся­чи лю­дей.

Тем не ме­нее, жизнь мо­на­сты­ря не шла во всем глад­ко. Ар­хи­епи­скоп Афин­ский Фео­клит, пер­во­на­чаль­но дав­ший раз­ре­ше­ние на ос­но­ва­ние оби­те­ли, впо­след­ствии от­ка­зы­вал­ся это раз­ре­ше­ние утвер­дить, и при жиз­ни свя­то­го Нек­та­рия мо­на­стырь так и не был при­знан офи­ци­аль­но. При­зна­ние со сто­ро­ны цер­ков­ных вла­стей по­сле­до­ва­ло лишь в 1924 го­ду. Так­же на епи­ско­па Нек­та­рия вновь бы­ли воз­двиг­ну­ты об­ви­не­ния мо­раль­но­го свой­ства, впро­чем, опро­верг­ну­тые офи­ци­аль­ным рас­сле­до­ва­ни­ем свет­ских вла­стей.

Свя­той жил ас­ке­ти­че­ской жиз­нью, слу­жил в про­стом свя­щен­ни­че­ском об­ла­че­нии, оста­вив епи­скоп­ские ри­зы у ико­ны Бо­го­ро­ди­цы. Он вы­пол­нял вся­кую физи­че­скую ра­бо­ту в мо­на­сты­ре и все­гда был вни­ма­те­лен к нуж­дам нуж­дав­ших­ся, ко­то­рые во мно­же­стве при­хо­ди­ли к нему. Еще при жиз­ни свя­то­го боль­ные, об­ра­щав­ши­е­ся к нему, по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние, и это снис­ка­ло име­ни Нек­та­рия боль­шую сла­ву.

Свя­той скон­чал­ся в 1920 го­ду в афин­ской боль­ни­це Аре­тей­он от ра­ка. Кро­вать, на ко­то­рой ле­жал свя­ти­тель, со­хра­ни­лась до на­сто­я­ще­го дня, и к ней до сих пор при­хо­дят боль­ные в по­ис­ках ис­це­ле­ния. По­хо­ро­ны свя­то­го Нек­та­рия на Эгине со­бра­ли все на­се­ле­ние ост­ро­ва, и па­мять о нем по­сле кон­чи­ны свя­ти­те­ля лишь ши­ри­лась. Осо­бен­но стал из­ве­стен тот факт, что те­ло свя­то­го Нек­та­рия, ко­то­рое неод­но­крат­но пе­ре­за­хо­ра­ни­ва­ли, оста­ва­лось нетлен­ным. Это об­сто­я­тель­ство сде­ла­ло мо­на­стырь од­ной из глав­ных свя­тынь но­вой Гре­ции.

Про­слав­ле­ние свя­то­го Нек­та­рия со­сто­я­лось в 1953 го­ду, а в 1998 го­ду его род­ной Алек­сан­дрий­ский пат­ри­ар­хат окон­ча­тель­но при­знал за­слу­ги свя­то­го, объ­явив Год свя­ти­те­ля Нек­та­рия. В 2001 го­ду со­сто­ял­ся па­мят­ный ви­зит на Эги­ну ныне по­кой­но­го Пат­ри­ар­ха Алек­сан­дрий­ско­го Пет­ра VII.

В на­ше вре­мя мо­на­стырь пе­ре­жи­ва­ет по­ру но­во­го рас­цве­та. Здесь жи­вут че­тыр­на­дцать ино­кинь, на по­пе­че­нии ко­то­рых нема­лое хо­зяй­ство. Вый­дя из ав­то­бу­са, па­лом­ник ока­зы­ва­ет­ся ли­цом к ли­цу с гро­ма­дой со­бо­ра, ко­то­рый по­сто­ян­но стро­ит­ся на про­тя­же­нии по­след­них трех де­ся­ти­ле­тий. В мо­мент ос­но­ва­ния со­бор был круп­ней­шей цер­ко­вью на Бал­ка­нах, его ко­лос­саль­ный неови­зан­тий­ский ку­пол вы­гля­дит несколь­ко из­лиш­нем на этом неболь­шом ост­ро­ве, где и до­ро­ги, и де­рев­ни, и до­ма по­чти ми­ни­а­тюр­ны. Неко­то­рые по­се­ти­те­ли да­же не за­ме­ча­ют, что на­про­тив хол­ма, к ко­то­ро­му ле­пят­ся по­строй­ки мо­на­сты­ря, рас­по­ла­га­ет­ся по­сле­ви­зан­тий­ское по­се­ле­ние Хо­ра, где до сих пор со­хра­ня­ют­ся раз­ва­ли­ны де­сят­ков церк­вей. Пу­те­ше­ствие на Хо­ру ста­но­вит­ся на­сто­я­щим по­дви­гом в лет­ние ме­ся­цы, ко­гда солн­це неми­ло­серд­но.

В от­ли­чие от пре­дан­ных за­бве­нию раз­ва­лин Хо­ры, но­вый со­бор ин­тен­сив­но укра­ша­ет­ся мо­за­и­ка­ми в ис­пол­не­нии при­знан­но­го ма­сте­ра Фа­ну­риоса Ма­ври­ди­са, ко­то­ро­му во мно­гом уда­лось при­бли­зить­ся к луч­шим ви­зан­тий­ским ху­до­же­ствен­ным об­раз­цам. Бо­го­ма­терь Шир­шая Небес в ап­си­де – один из наи­бо­лее впе­чат­ля­ю­щих при­ме­ров цер­ков­но­го мо­за­ич­но­го ис­кус­ства во всей Гре­ции. У ног Бо­го­ма­те­ри ве­ли­ко­леп­ная мо­за­и­ка–кар­та ост­ро­ва с мест­ны­ми свя­ты­ми, к со­жа­ле­нию, скры­тая рез­ным ико­но­ста­сом. Неболь­шой при­дел с се­реб­ря­ным сар­ко­фа­гом (ко­то­рый па­лом­ни­ки, предо­став­лен­ные са­ми се­бе, ча­сто по ошиб­ке при­ни­ма­ют за ра­ку свя­то­го Нек­та­рия) укра­шен вы­со­кой шко­лы фрес­ка­ми.

От со­бо­ра по скло­ну хол­ма ве­дет лест­ни­ца–сер­пан­тин, по ко­то­рой па­лом­ни­ки по­па­да­ют в соб­ствен­но пре­де­лы мо­на­сты­ря, по­чти неза­мет­ные сни­зу. Здесь рас­по­ло­жен наи­бо­лее ста­рый храм оби­те­ли – цер­ковь Свя­той Тро­и­цы, плот­но окру­жен­ная кор­пу­са­ми мо­на­стыр­ских стро­е­ний. По­сколь­ку по уста­ву муж­чи­ны на служ­бы в при­сут­ствии мо­на­хинь не до­пус­ка­ют­ся, для па­лом­ни­ков был при­стро­ен неболь­шой при­дел, где во вся­кое вре­мя для по­кло­не­ния вы­став­ле­на чест­ная гла­ва и ла­рец с мо­ща­ми свя­то­го Нек­та­рия.

По­ря­док здесь строг, хо­тя пус­ка­ют всех же­ла­ю­щих. По­ста­рай­тесь воз­дер­жать­ся от шу­ма и раз­го­во­ров в хра­ме, здесь это не при­вет­ству­ет­ся.

Ря­дом с цер­ко­вью Свя­той Тро­и­цы – пер­во­на­чаль­ная гроб­ни­ца свя­то­го, где сей­час рас­по­ла­га­ет­ся лишь пу­стой сар­ко­фаг. Хо­дит при­да­ние, что, при­ло­жив ухо к ра­ке, мож­но услы­шать ша­ги свя­то­го, его пе­ние и по­сту­ки­ва­ние его па­лоч­ки. Ря­дом чти­мое де­ре­во, по­са­жен­ное од­ной из пер­вых на­сель­ниц мо­на­сты­ря, здесь так­же раз­да­ют свя­тую во­ду, ко­то­рую счи­та­ют це­леб­ной. Имен­но сю­да при­хо­дят же­ла­ю­щие ис­це­лить­ся, и в ан­на­лах мо­на­сты­ря нема­ло пре­да­ний о том, как свя­той Нек­та­рий по­мо­гал боль­ным и немощ­ным.

В мо­на­сты­ре так­же по­ка­зы­ва­ют жи­лые ком­на­ты и ка­бинет свя­то­го Нек­та­рия с кол­лек­ци­ей его лич­ных ве­щей. В этих ком­на­тах скри­пу­чие по­ло­ви­цы и ат­мо­сфе­ра ти­пич­но­го сред­ней ру­ки гре­че­ско­го до­ма на­ча­ла ХХ ве­ка. Же­ла­ю­щие мо­гут уви­деть и скром­ную кро­вать, и пись­мен­ный стол свя­то­го Нек­та­рия, его ри­зы и пред­ме­ты по­все­днев­но­го бы­та, при­над­ле­жав­шие ему.
В мо­на­сты­ре есть две книж­ные лав­ки, тор­гу­ю­щие ли­те­ра­ту­рой пре­иму­ще­ствен­но на гре­че­ском язы­ке, а так­же все­воз­мож­ны­ми икон­ка­ми, ме­да­льо­на­ми и фо­то­гра­фи­я­ми с изо­бра­же­ни­ем по­кро­ви­те­ля мо­на­сты­ря.

О чу­де­сах свя­ти­те­ля Нек­та­рия рас­ска­зы­ва­ет­ся мно­гое. Но, на­вер­ное, един­ствен­ный спо­соб по-на­сто­я­ще­му по­чув­ство­вать кра­со­ту это­го ме­ста и по­нять, по­че­му оно так важ­но для пра­во­слав­но­го ми­ра, мож­но лишь при­плыв на Эги­ну. В на­ше вре­мя это вполне до­ступ­но мно­гим, что де­ла­ет мо­на­стырь свя­то­го Нек­та­рия от­кры­тым для все боль­ше­го чис­ла ве­ру­ю­щих из Гре­ции, Рос­сии, да и со все­го ми­ра.

Ин­фор­ма­ция для па­лом­ни­ков:
Бли­зость к Пи­рею да­ет воз­мож­ность па­лом­ни­ку со­вер­шить днев­ную по­езд­ку в мо­на­стырь свя­то­го Нек­та­рия и уже к ве­че­ру вер­нуть­ся в Афи­ны. В Пи­рее, ку­да из аэро­пор­та мож­но по­пасть на мет­ро или ав­то­бу­се, рей­сы на Эги­ну осу­ществ­ля­ют­ся от пас­са­жир­ско­го тер­ми­на­ла 8. Обыч­ный па­ром идет на Эги­ну от ча­са до по­лу­то­ра ча­сов, быст­ро­ход­ная "Мол­ния" со­вет­ско­го про­из­вод­ства – око­ло со­ро­ка ми­нут. Сто­и­мость би­ле­тов на­чи­на­ет­ся от 7 ев­ро в один ко­нец. В пор­ту Эги­ны сле­ду­ет по­вер­нуть нале­во от при­ча­ла, и при­мер­но через 200 мет­ров вы об­на­ру­жи­те оста­нов­ку ав­то­бу­сов, иду­щих к мо­на­сты­рю.

В мо­на­сты­ре все­гда ра­ды па­лом­ни­кам из Рос­сии. Ес­ли груп­пу па­лом­ни­ков со­про­вож­да­ет свя­щен­ник с гра­мо­той от пра­вя­ще­го ар­хи­ерея (же­ла­тель­но – пе­ре­ве­ден­ной на гре­че­ский язык), то поз­во­ля­ет­ся со­вер­шить мо­ле­бен свя­то­му воз­ле его мо­щей. В неко­то­рых слу­ча­ях свя­щен­но­слу­жи­те­ли из Рос­сии до­пус­ка­ют­ся к со­слу­же­нию с мест­ным свя­щен­ни­ком.

Се­стер в мо­на­сты­ре не так мно­го, и они ча­сто не успе­ва­ют усле­дить за все­ми по­се­ти­те­ля­ми, од­на­ко же ста­ра­ют­ся уго­дить каж­до­му. Мо­на­стырь предо­став­ля­ет кров и пи­щу каж­до­му па­лом­ни­ку на сут­ки. Од­на­ко вслед­ствие боль­шо­го чис­ла при­хо­дя­щих необ­хо­ди­мо по­зво­нить за­ра­нее и удо­сто­ве­рить­ся, что в го­сти­ни­це есть сво­бод­ные ме­ста. В зим­нее вре­мя мо­на­хи­ни про­сят па­лом­ни­ков брать с со­бой теп­лые оде­я­ла, по­сколь­ку отоп­ле­ние в го­сти­ни­це по­ка не на­ла­же­но. Неко­то­рая неустро­ен­ность бы­та не ме­ша­ет тем, кто дол­го стре­мил­ся по­се­тить это ме­сто и по при­бы­тии счаст­лив остать­ся по­доль­ше воз­ле свя­ты­ни, ко­то­рой при­шел по­кло­нить­ся.

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru 

Случайный тест