Иоанн Креститель: человек, который крестил Христа

По­че­му Иоан­на Кре­сти­те­ля мы на­зы­ва­ем пред­те­чей? К ка­ко­му по­ка­я­нию он при­зы­вал древ­них ев­ре­ев и что его сло­ва зна­чат для нас? Об этом рас­суж­да­ет быв­ший школь­ный учи­тель, а с на­ча­ла де­вя­но­стых кли­рик Мос­ков­ской (об­ласт­ной) епар­хии про­то­и­е­рей Игорь Га­га­рин.

«Он был све­тиль­ник, го­ря­щий и све­тя­щий» (Ин.5, 35), – так оха­рак­те­ри­зо­вал Сам Гос­подь Иоан­на Пред­те­чу, день рож­де­ния ко­то­ро­го мы празд­ну­ем 7 июля. Все мы при­зва­ны го­реть и све­тить, но так немно­гим это уда­ет­ся! И по­это­му тя­нет­ся ду­ша на­ша к этим немно­гим, чтобы от их ог­ня стать хоть сколь­ко-ни­будь теп­лее и свет­лее. По­это­му так по­тя­ну­лись лю­ди к Иоан­ну, ко­гда, стя­жав по­стом и мо­лит­вой ис­по­лин­скую си­лу ду­ха, он вы­шел из пу­сты­ни с про­по­ве­дью, смысл ко­то­рой сво­дил­ся к несколь­ким сло­вам: «По­кай­тесь, ибо при­бли­зи­лось Цар­ство Небес­ное».
Мы на­зы­ва­ем его Пред­те­чей, по­то­му что он пред­ше­ство­вал Иису­су Хри­сту. Его слу­же­ни­ем бы­ло при­го­тов­ле­ние лю­дей к той встре­че, к ко­то­рой уже мно­го ве­ков до него шло че­ло­ве­че­ство, к той встре­че, ко­то­рой осо­знан­но или неосо­знан­но ис­ка­ла каж­дая че­ло­ве­че­ская ду­ша. Да и се­го­дня мно­гие про­дол­жа­ют ис­кать. Очень у мно­гих встре­ча с Иису­сом Хри­стом еще впе­ре­ди. По­это­му сло­ва "по­кай­тесь, ибо при­бли­зи­лось Цар­ство Небес­ное" и в на­ши дни со­вер­шен­но совре­мен­ны.

Что же имел в ви­ду Иоанн, ко­гда при­зы­вал на­род к по­ка­я­нию? Се­го­дня мно­гие ду­ма­ют, что по­ка­ять­ся – это осо­знать свои гре­хи и при­знать­ся в них на ис­по­ве­ди с твер­дым на­ме­ре­ни­ем их боль­ше не по­вто­рять. Все это пра­виль­но. Так и де­ла­ли те, кто при­хо­дил к Иоан­ну кре­стить­ся. Лю­ди при всех ис­по­ве­да­ли свои гре­хи и за­тем вхо­ди­ли в во­ды Иор­да­на, чтобы очи­стить­ся. Но мно­гие чув­ство­ва­ли, что это еще не все. Смыть с со­ве­сти по­зор­ные пят­на про­шлой жиз­ни – это толь­ко пол­де­ла. Даль­ше как жить? "... Со­тво­ри­те же до­стой­ные пло­ды по­ка­я­ния!" – от­ве­ча­ет Иоанн. По­то­му что "уже и се­ки­ра при корне де­рев ле­жит: вся­кое де­ре­во, не при­но­ся­щее доб­ро­го пло­да, сру­ба­ют и бро­са­ют в огонь" (Лк.3:9).

Но ка­кие пло­ды? Что нуж­но де­лать, чтобы по­ка­я­ние бы­ло не толь­ко по­пыт­кой "бе­жать от бу­ду­ще­го гне­ва", но под­лин­ной пе­ре­ме­ной жиз­ни?

От­вет Иоан­на Кре­сти­те­ля кра­ток и ясен: "У ко­го две одеж­ды, тот дай неиму­ще­му; и у ко­го есть пи­ща, де­лай то же"(Лк. 3:11). Ина­че го­во­ря, будь щед­рым, будь доб­рым, будь ми­ло­серд­ным. По­мо­гай, де­лись, де­лай доб­ро. Или, как бы­ло ска­за­но уже мно­го ве­ков на­зад и по­том по­вто­ре­но Спа­си­те­лем, "Воз­лю­би ближ­не­го, как са­мо­го се­бя". Без этих пло­дов по­ка­я­ние ущерб­но, оно не до­сти­га­ет це­ли и не при­во­дит ко Хри­сту.

На пер­вый взгляд, про­по­ведь Иоан­на ка­жет­ся жест­кой и гроз­ной:. "По­рож­де­ния ехид­не­ны. Кто вну­шил вам бе­жать от бу­ду­ще­го гне­ва?" Но вслу­ша­ем­ся в его сло­ва и уви­дим, на­сколь­ко уме­рен­ны его тре­бо­ва­ния, как снис­хо­ди­те­лен этот че­ло­век к на­шим немо­щам. Он не го­во­рит, что нуж­но от­дать по­след­нее, «снять по­след­нюю ру­ба­ху». Одеж­дой пусть по­де­лит­ся тот, кто име­ет «две одеж­ды» На­сколь­ко это мяг­че то­го, что ска­жет поз­же Гос­подь бо­га­то­му юно­ше: "...пой­ди, все, что име­ешь, про­дай и раз­дай ни­щим, и бу­дешь иметь со­кро­ви­ще на небе­сах; и при­хо­ди, по­сле­дуй за Мною, взяв крест" (Мк.10:21). Но не ко всем об­ра­щал­ся и об­ра­ща­ет­ся Спа­си­тель с по­доб­ным при­зы­вом, а к из­бран­ным. К тем, ко­го осо­бен­но по­лю­бил (Мк.10:21) и зо­вет к осо­бо­му слу­же­нию. Иоанн же об­ра­ща­ет­ся ко всем. От­дать по­след­нее – удел ве­ли­ких душ. По­де­лить­ся же мо­жет и дол­жен каж­дый. И ес­ли бы все ру­ко­вод­ство­ва­лись этим про­стым пра­ви­лом, остал­ся ли бы на на­шей зем­ле хоть один че­ло­век, ли­шен­ный кро­ва, одеж­ды и пи­щи?

Бес­ком­про­мис­ность Иоан­на Кре­сти­те­ля уди­ви­тель­но со­че­та­ет­ся с его, по­вто­рюсь, снис­хо­ди­тель­но­стью. Иоанн ни на ко­го не на­ла­га­ет «бре­ме­на неудо­бо­но­си­мые». Уди­ви­тель­но его от­но­ше­ние к мы­та­рям, снис­кав­шим пре­зре­ние и от­вра­ще­ние со­оте­че­ствен­ни­ков. И бы­ло за что! Они со­би­ра­ли по­да­ти в поль­зу рим­ско­го им­пе­ра­то­ра, власть ко­то­ро­го бы­ла нена­вист­на из­ра­иль­тя­нам. Ма­ло то­го, зна­чи­тель­ная часть от­ня­тых у лю­дей де­нег осе­да­ла у них в кар­ма­нах, по­это­му мы­та­ри бы­ли людь­ми небед­ны­ми. Ка­за­лось бы, об­ли­чая по­ро­ки, Иоанн дол­жен был бы с осо­бой си­лой об­ру­шить­ся на мы­та­рей. Как непро­сто, на­вер­ное, бы­ло им ре­шить­ся прий­ти к бе­ре­гам Иор­да­на. Но при­шли и они и спра­ши­ва­ют: «Учи­тель! что нам де­лать? Он от­ве­чал им: ни­че­го не тре­буй­те бо­лее опре­де­лен­но­го вам»(Лк. 3:12,13). И ведь ни сло­ва о том, что са­мо де­ло, ко­то­рым они за­ни­ма­ют­ся, гре­хов­но!

Еще бо­лее уди­ви­тель­но, что го­во­рит Иоанн во­и­нам, ко­то­рые при­хо­ди­ли кре­стить­ся к нему. Ведь что это бы­ли за во­и­ны? Это рим­ские сол­да­ты– за­во­е­ва­те­ли. Это вра­ги, по­ко­рив­шие оте­че­ство и нена­ви­ди­мые всем на­ро­дом. Очень мно­гие из­ра­иль­тяне меч­та­ли под­нять вос­ста­ние про­тив них, на­чать осво­бо­ди­тель­ную вой­ну ( и на­ча­ли-та­ки, ска­жем в скоб­ках, несколь­ко де­ся­ти­ле­тий спу­стя!) и от Мес­сии, ко­гда он при­дет, ожи­да­ли, что он бу­дет во гла­ве этой вой­ны. Эти сол­да­ты – языч­ни­ки, не иудеи. Да­же всту­пить с ни­ми в об­ще­ние для пра­во­вер­но­го иудея – осквер­не­ние. Как гроз­но, ка­за­лось бы дол­жен встре­тить их про­рок, ко­то­рый ни­ко­гда ни­ко­го не бо­ял­ся. Что же го­во­рит он им? "Спра­ши­ва­ли его так­же и во­и­ны: а нам что де­лать? И ска­зал им: ни­ко­го не оби­жай­те, не кле­ве­щи­те, и до­воль­ствуй­тесь сво­им жа­ло­ва­ньем" (Лк. 3:17). Иоанн по­ни­ма­ет: сол­дат че­ло­век под­не­воль­ный. Служ­ба есть служ­ба. И хо­тя ха­рак­тер этой служ­бы от­вра­ти­те­лен для каж­до­го из­ра­иль­тя­ни­на, и, ду­маю, для Иоан­на в том чис­ле, но что тут мож­но сде­лать! Не в тво­ей вла­сти из­ме­нить эту си­ту­а­цию, как бы го­во­рит Иоанн и мы­та­рям и во­и­нам, но ты мо­жешь и в этой си­ту­а­ции оста­вать­ся че­ло­ве­ком, доб­рым, спра­вед­ли­вым, чест­ным и ми­ло­серд­ным. В этой свя­зи мне вспом­нил­ся рас­сказ пси­хо­ло­га Вик­то­ра Франк­ла о на­чаль­ни­ке фа­шист­ско­го конц­ла­ге­ря, ко­то­рый, как вы­яс­ни­лось поз­же, тра­тил все свое жа­ло­ва­ние на ле­кар­ства для за­клю­чен­ных.

Вот та­кой бы­ла про­по­ведь Иоан­на Кре­сти­те­ля. С од­ной сто­ро­ны – стро­гость и тре­бо­ва­тель­ность. С дру­гой – по­ни­ма­ние ре­аль­ных воз­мож­но­стей че­ло­ве­ка, пол­ное от­сут­ствие ка­ко­го бы то ни бы­ло мак­си­ма­лиз­ма и ра­ди­ка­лиз­ма.

Есть две про­ти­во­по­лож­ные по­зи­ции. Пер­вая в по­э­ти­че­ской фор­ме яр­ко вы­ра­же­на ге­ро­ем дра­мы Иб­се­на свя­щен­ни­ком Бран­дом:

Коль все ты, кро­ме жиз­ни дал,
Знай, весь твой дар ни­чтож­но мал.

Дру­гая – "По­сколь­ку сде­лать все не смо­гу, не бу­ду де­лать ни­че­го".
Иоан­ну Кре­сти­те­лю чуж­до и то и дру­гое. Ес­ли не спо­со­бен из­ме­нить в сво­ей жиз­ни все, как бы го­во­рит он нам, из­ме­ни то, что мо­жешь. Та­кое, ду­маю, всем нам под си­лу. Толь­ко, до­ба­вим от се­бя, на­до не оста­нав­ли­вать­ся, не успо­ка­и­вать­ся, стре­мить­ся к боль­ше­му. По­то­му что по­ка­я­ние – не ра­зо­вое уси­лие, а непре­стан­ное воз­рас­та­ние, вос­хож­де­ние к со­вер­шен­ству.

Свя­щен­ник Игорь Га­га­рин

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест