Почему забывают новомучеников?

1 де­каб­ря пре­зи­дент Вла­ди­мир Пу­тин по­ру­чил под­го­то­вить про­ект про­грам­мы по уве­ко­ве­че­нию па­мя­ти жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий. Как се­го­дня го­су­дар­ство и об­ще­ство хра­нят па­мять о мил­ли­о­нах по­гиб­ших, в том чис­ле о свя­тых – но­во­му­че­ни­ках и ис­по­вед­ни­ках? Экс­пер­ты счи­та­ют, что об­ще­ство до сих пор рас­ко­ло­то по это­му во­про­су, а па­мять о жерт­вах вы­тес­ня­ет­ся из об­ще­ствен­но­го со­зна­ния на клад­би­ще.

Общество расколото: одни увековечивают, другие замалчивают

Пер­вое, что при­хо­дит в го­ло­ву – нуж­но под­счи­тать ко­ли­че­ство па­мят­ни­ков и му­зеев, по­свя­щен­ных но­во­му­че­ни­кам. И сра­зу же вы­яс­ня­ет­ся, что в круп­ней­ших об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ци­ях, за­ни­ма­ю­щих­ся этой те­мой в Рос­сии – Ме­мо­ри­а­ле и Са­ха­ров­ском Цен­тре, на этот во­прос точ­но от­ве­тить не мо­гут, а за ин­фор­ма­ци­ей от­сы­ла­ют друг ко дру­гу. По­след­ние до­сто­вер­ные дан­ные бы­ли по­лу­че­ны че­ты­ре го­да на­зад. В рам­ках со­здан­ной Цен­тром про­грам­мы «Па­мять о бес­пра­вии» бы­ло под­счи­та­но, что на 2008 год в Рос­сии из­вест­ны 1214 па­мят­ни­ков и па­мят­ных зна­ков, уста­нов­лен­ных в 83 субъ­ек­тах РФ и 12 стра­нах на тер­ри­то­рии быв­ше­го СССР. Кро­ме то­го, су­ще­ству­ет бо­лее 40 ме­мо­ри­аль­ных до­сок, на ко­то­рых не ука­зан факт ре­прес­сий лиц, в па­мять о ко­то­рых эти дос­ки уста­нов­ле­ны. Несколь­ко та­ких до­сок мож­но уви­деть на сте­нах зна­ме­ни­то­го «До­ма на на­бе­реж­ной».

Боль­ше ты­ся­чи па­мят­ни­ков – это мно­го или ма­ло для 2 мил­ли­о­нов 600 ты­сяч ре­прес­си­ро­ван­ных (по оцен­кам «Ме­мо­ри­а­ла») в СССР? В том чис­ле для 130 ты­сяч свя­щен­ни­ков и мо­на­ше­ству­ю­щих, ко­то­рые бы­ли уби­ты с 1917 по 1941 год. При том, что к на­ча­лу ре­во­лю­ции их бы­ло око­ло 140 ты­сяч. Зна­чит ли та­кое со­от­но­ше­ние – один па­мят­ный знак на 2 ты­ся­чи ре­прес­си­ро­ван­ных, что мы до­стой­но хра­ним свою па­мять?

Га­ли­на Ат­маш­ки­на, со­труд­ник про­грам­мы «Па­мять о бес­пра­вии» счи­та­ет, что од­но­знач­но от­ве­тить на этот во­прос слож­но, по­то­му что па­мять жертв со­хра­ня­ет­ся дво­я­ко: «В Рос­сии есть как вы­да­ю­щи­е­ся хра­ни­те­ли па­мя­ти и ав­то­ры ме­му­а­ров, де­я­те­ли на ни­ве ее уве­ко­ве­чи­ва­ния и бор­цы с ГУЛАГом, так и про­ти­во­сто­я­щая им часть об­ще­ства – ста­ли­ни­сты, ком­му­ни­сты и про­сто те, кто не хо­тят смот­реть на ис­то­рию».

След­стви­ем это­го раз­де­ле­ния в об­ще­стве яв­ля­ет­ся и от­сут­ствие по­яс­не­ний под крас­но­ре­чи­вой да­той смер­ти на ме­мо­ри­аль­ных дос­ках. «Од­ни уве­ко­ве­чи­ва­ют, вкла­ды­ва­ют си­лы и сред­ства, – го­во­рит Ат­маш­ки­на, – Дру­гие низ­во­дят до ну­ля, за­мал­чи­ва­ют, сти­ра­ют, раз­ру­ша­ют. По­это­му у тех, кто за­ни­ма­ет­ся со­хра­не­ни­ем па­мя­ти, я не се­бя имею вви­ду, это име­ет ха­рак­тер по­движ­ни­че­ства».

Раз­де­ле­ние в об­ще­стве вли­я­ет и на тех, кто пе­ре­жил ре­прес­сии. «Че­ло­век не мо­жет ни­где вы­ска­зать­ся, по­го­во­рить о том, что он до сих пор чув­ству­ет се­бя быв­шим вра­гом на­ро­да. Он не по­чув­ство­вал, что его ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли, в об­ще­стве нет ощу­ще­ния, что он боль­ше не ви­но­ват – от­ме­ча­ет экс­перт. – Та­ко­го ощу­ще­ния у лю­дей нет по­то­му, что ма­ло де­ла­ет­ся, чтобы от­кры­то ска­зать, что с ни­ми сде­ла­ли, что сде­ла­ли с че­ло­ве­ком».

Тему жертв репрессий оттесняют в сторону кладбища

С мне­ни­ем Га­ли­ны Ат­маш­ки­ной о на­ме­рен­ном умол­ча­нии во мно­гом со­глас­на Ири­на Ост­ров­ская, со­пред­се­да­тель мос­ков­ско­го «Ме­мо­ри­а­ла»: «Ни в эн­цик­ло­пе­ди­ях, ни в спра­воч­ни­ках ин­фор­ма­ция о ре­прес­си­ях не при­вет­ству­ет­ся. Есть та­кая тен­ден­ция, осо­бен­но в по­след­ние го­ды, те­му жертв ре­прес­сий от­тес­нять «в сто­ро­ну клад­би­ща», как в Бу­то­во, Ком­му­нар­ке, Ка­ты­ни и Мед­ном. При этом ни­ка­ких при­зна­ний оши­бок и ви­ны не про­ис­хо­дит, а про­ис­хо­дит ти­хое умол­ча­ние и ти­хое от­тал­ки­ва­ние в сто­ро­ну клад­би­ща».

Ири­на Ост­ров­ская на­по­ми­на­ет, что в Ка­ты­ни и Мед­ном рус­ская часть ком­плек­са ра­ди­каль­но от­ли­ча­ет­ся от поль­ской. Ес­ли у по­ля­ков все уби­тые обо­зна­че­ны, то мо­ги­лы со­вет­ских граж­дан оста­ют­ся непод­пи­сан­ны­ми. Экс­пер­ты так­же схо­дят­ся во мне­нии, что те­мой ре­прес­си­ро­ван­ных в Рос­сии за­ни­ма­ют­ся от­дель­ные ин­сти­ту­ции, ко­то­рые мож­но по­счи­тать по паль­цам ру­ки. Мо мне­нию обо­их экс­пер­тов в этом от­но­ше­нии мы усту­па­ем не толь­ко Из­ра­и­лю, Гер­ма­нии, но и, к при­ме­ру, Ар­ме­нии, в ко­то­рой мно­гое де­ла­ет­ся для со­хра­не­ния па­мя­ти жертв ге­но­ци­да 1915 го­да.

Ес­ли све­сти в один спи­сок на­зва­ния ин­сти­ту­ций, пе­ре­чис­лен­ных обо­и­ми экс­пер­та­ми, то спи­сок бу­дет крайне скром­ным. Это Центр Са­ха­ро­ва, Ме­мо­ри­ал, Санкт-Пе­тер­бург­ский Ме­мо­ри­ал, от­дель­ные из­да­тель­ства, Ме­мо­ри­аль­ный ком­плекс в Бу­то­во и незна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство неболь­ших ор­га­ни­за­ций в дру­гих го­ро­дах. Ча­стич­но функ­цию со­хра­не­ния па­мя­ти так­же несут на се­бе кра­е­вед­че­ские му­зеи, ко­то­рые ор­га­ни­зу­ют раз­лич­ные вы­став­ки и ме­ро­при­я­тия на сво­их пло­щад­ках. На­при­мер, Том­ский му­зей - след­ствен­ная тюрь­ма. Под Пер­мью су­ще­ству­ет му­зей «Пермь-36» на тер­ри­то­рии быв­ше­го конц­ла­ге­ря. В Москве дей­ству­ет му­зей Ис­то­рии ГУЛАГа, прав­да, он то­же воз­ник бла­го­да­ря уси­ли­ям ре­прес­си­ро­ван­но­го. Вот, по­жа­луй, и все.

«Су­ще­ству­ет него­судар­ствен­ная про­ект­ная де­я­тель­ность об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций. А вот у го­су­дар­ства я та­кой про­грам­мы не ви­жу», – ре­зю­ми­ру­ет Га­ли­на Ат­маш­ки­на. «Го­судар­ствен­ная по­ли­ти­ка в этой об­ла­сти не очень ра­ду­ет и не на­во­дит на хо­ро­шие ас­со­ци­а­ции. Вспо­ми­на­ют о ре­прес­си­ро­ван­ных по юби­лей­ным да­там», – вто­рит ей Ири­на Ост­ров­ская. «В це­лом эта те­ма -- удел эн­ту­зи­а­стов, ка­ких-то из­бран­ных», -- со­гла­ша­ет­ся род­ствен­ник но­во­му­че­ни­ка про­то­и­е­рей Ки­рилл Ка­ле­да, на­сто­я­тель хра­ма Но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских в Бу­то­ве. С этим вы­во­дом не со­всем со­глас­ны в Го­судар­ствен­ном му­зее ис­то­рии ГУЛАГа в Москве.

Мы находимся в начале пути

Ди­рек­тор ГМИГ Ро­ман Ро­ма­нов не го­тов оце­ни­вать со­хран­ность па­мя­ти о жерт­вах ре­прес­сий как хо­ро­шую или плохую: «Мы на­хо­дим­ся в на­ча­ле пу­ти са­мо­осо­зна­ния. В де­вя­но­стые от­кры­ва­лись ар­хи­вы, со­би­ра­лись ма­те­ри­а­лы, сей­час со­здан Го­судар­ствен­ный му­зей, при­ня­та Фе­де­раль­ная про­грам­ма со­хра­не­ния па­мя­ти жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий. Это некий путь, ко­то­рым мы идем». По сло­вам Ро­ма­но­ва, то со­сто­я­ние, ко­то­рое сей­час пре­об­ла­да­ет, это «со­сто­я­ние на­ча­ла», но «по­сле­ду­ю­щие ша­ги долж­ны при­ве­сти к дру­гим ре­зуль­та­там». «По­это­му я не ска­жу – пло­хо это или хо­ро­шо, оно так, как есть, а на­ша за­да­ча сде­лать так, чтобы оно бы­ло на дру­гом уровне», -- ре­зю­ми­ру­ет наш со­бе­сед­ник. Ро­ма­нов так­же со­гла­сен с тем, что в об­ще­стве при­сут­ству­ет раз­де­ле­ние: «Раз­де­ле­ние бу­дет до тех пор, по­ка мы, то есть лю­ди, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся со­хра­не­ни­ем и пе­ре­да­чей па­мя­ти, не прой­дем свой путь. Мы долж­ны на­брать некую кри­ти­че­скую мас­су, кон­со­ли­ди­ро­вать­ся меж­ду ор­га­ни­за­ци­я­ми, то­гда об­ще­ство сно­ва со­еди­нить­ся. Здесь все за­ви­сит сно­ва от нас». По мне­нию Ро­ма­на Ро­ма­но­ва, срав­ни­вать па­мять рос­сий­ско­го и ев­рей­ско­го на­ро­дов то­же не сто­ит: «с ни­ми нуж­но не срав­ни­вать, нуж­но по­смот­реть – как они это де­ла­ют и мно­го­му по­учить­ся».

Да, пусть у ме­мо­ри­аль­ных до­сок нет по­яс­не­ния, что речь идет о ре­прес­си­ях, но ГМИГ при­ду­мал кое-что ин­те­рес­нее. На Твер­ской на ис­то­ри­че­ских зда­ни­ях есть таб­лич­ки «объ­ект куль­тур­но­го на­сле­дия». Ес­ли при­смот­реть­ся, на них раз­ме­ще­ны QR ко­ды. Это – один из про­ек­тов Му­зея. Ес­ли счи­тать код, то на план­шет­ни­ке по­яв­ля­ет­ся ис­то­ри­че­ская справ­ка о до­ме. «Му­зей ГУЛАГа вы­хо­дит в го­род, – объ­яс­ня­ет Ро­ман Ро­ма­нов. – Мы мар­ки­ру­ем зда­ния, ко­то­рые име­ют от­но­ше­ние к ре­прес­си­ям и да­ем справ­ки. Мно­гие лю­ди каж­дый день про­хо­дят ми­мо этих до­мов и да­же не пред­став­ля­ют се­бе – что в них бы­ло. Про­цесс со­хра­не­ния и пе­ре­да­чи па­мя­ти непре­ры­вен. Пе­ре­до мной сто­ит за­да­ча во­влечь лю­дей в осмыс­ле­ние, чтобы они по­чув­ство­ва­ли свою со­при­част­ность это­му про­цес­су».

Программа была представлена еще Хрущеву

Спе­ци­аль­ный ор­ган, от­вет­ствен­ный за со­хра­не­ние па­мя­ти, у го­су­дар­ства все-та­ки есть – со­вет при пре­зи­ден­те РФ по раз­ви­тию граж­дан­ско­го об­ще­ства и пра­вам че­ло­ве­ка, в со­ста­ве со­ве­та дей­ству­ет ра­бо­чая груп­па по ис­то­ри­че­ской па­мя­ти, ку­да вхо­дят 11 че­ло­век, в том чис­ле пред­се­да­тель Си­но­даль­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го от­де­ла Вла­ди­мир Ле­гой­да.

Пер­во­го фев­ра­ля 2012 го­да ру­ко­во­ди­тель Со­ве­та Ми­ха­ил Фе­до­тов пред­ста­вил пре­зи­ден­ту Дмит­рию Мед­ве­де­ву го­судар­ствен­но-об­ще­ствен­ную про­грам­му «Об уве­ко­ве­че­нии па­мя­ти жертв то­та­ли­тар­но­го ре­жи­ма и о на­цио­наль­ном при­ми­ре­нии». Прав­да, по сло­вам ее ав­то­ров, это не кон­крет­ная про­грам­ма, а ско­рее ее эс­киз.

Один из ав­то­ров, пред­се­да­тель «Ме­мо­ри­а­ла» Ар­се­ний Ро­гин­ский, при­сут­ство­вав­ший на встре­че с пре­зи­ден­том, за­ме­тил, что «сам факт пред­став­ле­ния этой про­грам­мы ру­ко­во­ди­те­лю стра­ны – ис­то­ри­че­ское со­бы­тие».

«Во­об­ще-то не мы при­ду­ма­ли эту про­грам­му, не ка­кие-то три че­ло­ве­ка, ра­бо­чая груп­па и так да­лее. Ерун­ди­сти­ка, – за­явил Ро­гин­ский пре­зи­ден­ту. – Про­грам­ма эта рос­ла из жиз­ни, и пред­ло­же­ния рус­ское об­ще­ство адре­со­ва­ло Хру­щё­ву. Те, ко­то­рые са­мые на­ив­ные, – ещё и Бреж­не­ву, а по­том, со­от­вет­ствен­но, и Гор­ба­чё­ву и так да­лее. И что-то де­ла­лось, ку­соч­ки. Но на са­мом де­ле си­стем­но и мас­штаб­но ни­ко­гда ни­че­го не де­ла­лось».

В про­грам­ме во­семь раз­де­лов: уве­ко­ве­че­ние па­мя­ти о жерт­вах, со­ци­аль­ная под­держ­ка жертв, до­ступ к ар­хив­ной ин­фор­ма­ции о тер­ро­ре, по­ли­ти­ко-пра­во­вая оцен­ка пре­ступ­ле­ний ком­му­ни­сти­че­ско­го ре­жи­ма, за­вер­ше­ние про­цес­са юри­ди­че­ской ре­а­би­ли­та­ции жертв, то­по­ни­ми­ка, об­ра­зо­ва­ние и про­све­ще­ние и раз­дел «раз­ное». Пер­во­го де­каб­ря 2012 го­да пре­зи­дент Вла­ди­мир Пу­тин по­ру­чил ра­бо­чей груп­пе до 31 де­каб­ря 2013 го­да раз­ра­бо­тать про­ект фе­де­раль­ной целе­вой про­грам­мы по уве­ко­ве­чи­ва­нию па­мя­ти жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий.

Общество потребления не принимает этот подвиг

По­че­му это про­ис­хо­дит, по­че­му об­ще­ство по­ка не хо­чет знать о жерт­вах ре­прес­сий? Кан­ди­дат ис­то­ри­че­ских на­ук, за­ме­сти­тель за­ве­ду­ю­ще­го на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ским от­де­лом но­вей­шей ис­то­рии Церк­ви, ве­ду­щий спец­кур­са «Но­во­му­че­ни­ки и ис­по­вед­ни­ки Рос­сий­ские» про­то­и­е­рей Алек­сандр Ма­зы­рин счи­та­ет, что об­ще­ство, за­ра­жен­ное куль­том по­треб­ле­ния, сла­бо вос­при­ни­ма­ет к по­дви­гу но­во­му­че­ни­ков: «Тра­ди­ци­он­ный спо­соб от­ме­чать ме­ста па­мя­ти му­че­ни­ков – это стро­ить в их честь хра­мы. Точ­ное чис­ло хра­мов мне не из­вест­но. Но по ощу­ще­ни­ям, по­чти в лю­бой епар­хии, где мне до­во­ди­лось бы­вать, хра­мы или ча­сов­ни в честь но­во­му­че­ни­ков обыч­но уже есть. Так что нель­зя ска­зать, что па­мять но­во­му­че­ни­ков не хра­нит­ся. Тра­ге­дия но­во­му­че­ни­ков, тра­ге­дия Рус­ской Церк­ви нераз­рыв­но свя­за­на с тра­ге­ди­ей всей стра­ны. Боль­шин­ство по­стра­дав­ших за ве­ру в ХХ ве­ке – это про­стые рус­ские кре­стьяне, под­верг­ши­е­ся кол­лек­ти­ви­за­ции, рас­ку­ла­чи­ва­нию, вы­се­ле­нию.

Это часть ис­то­рии на­ше­го на­ро­да, на­ше­го Оте­че­ства. Де­ся­ти­ле­ти­я­ми эта ис­то­рия пре­под­но­си­лась в ис­ка­жен­ном ви­де, по­это­му рос­ли по­ко­ле­ния, ко­то­рые бы­ли вос­пи­та­ны на со­вет­ской лжи. Сей­час у этих со­вет­ских лю­дей вы­рос­ли де­ти, и их уже ма­ло ин­те­ре­су­ют со­бы­тия 70-80 лет­ней дав­но­сти. И во­об­ще те на­стро­е­ния, ко­то­рые до­ми­ни­ру­ют в об­ще­стве, не очень рас­по­ла­га­ют к углуб­ле­нию в пе­чаль­ные стра­ни­цы про­шло­го. Лю­ди на­стро­е­ны на по­лу­че­ние че­го-то лег­ко­го и при­ят­но­го. Тот культ по­треб­ле­ния, ко­то­рый на­саж­да­ет­ся, в корне про­ти­во­ре­чит цен­но­стям, за ко­то­рые уми­ра­ли на­ши но­во­му­че­ни­ки. За­ра­жен­ное куль­том по­треб­ле­ния об­ще­ство ока­зы­ва­ет­ся сла­бо­вос­при­им­чи­вым к по­дви­гу тех, бла­го­да­ря ко­му на­род наш вы­сто­ял и со­хра­нил со­весть и до­сто­ин­ство хо­тя бы в ка­ком то ви­де».

Ки­рилл Ми­ло­ви­дов

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест