Ваш город - Ашберн?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Правда о святителе Николае. Агиографическое расследование

Совре­мен­но­му агио­гра­фу в его ра­бо­те необ­хо­ди­мо про­де­лать труд де­тек­ти­ва, быть скру­пу­лез­ным тек­сто­ло­гом древ­них ру­ко­пи­сей, ис­то­ри­ком, ар­хео­ло­гом и да­же ис­поль­зо­вать ана­то­мо-ан­тро­по­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния мо­щей. По­то­му что в текстах жи­тий свя­тых встре­ча­ют­ся ошиб­ки, ко­то­рые мо­гут вы­звать со­мне­ния в са­мом су­ще­ство­ва­нии свя­то­го. На са­мом де­ле со­бы­тия, опи­сы­ва­е­мые в древ­них ру­ко­пис­ных па­мят­ни­ках о свт. Ни­ко­лае, и пер­со­на­жи, участ­ву­ю­щие в них, не про­ти­во­ре­чат из­вест­ным ис­то­ри­че­ским ис­точ­ни­кам.
В по­след­ние го­ды ис­сле­до­ва­те­ли узна­ли мно­го но­во­го о свя­ти­те­ле Ни­ко­лае Мир­ли­кий­ском. Об этих от­кры­ти­ях нам рас­ска­зал пред­се­да­тель пра­во­слав­но­го об­ще­ства «Ски­ния», пи­са­тель-агио­граф, ор­га­ни­за­тор еже­год­ных меж­ду­на­род­ных кон­фе­рен­ций ни­ко­ла­е­ве­дов, ав­тор недав­но вы­шед­ше­го ис­прав­лен­но­го жи­тия свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич БУГАЕВСКИЙ.

По­чти сем­на­дцать ве­ков про­шло со вре­ме­ни бла­жен­ной кон­чи­ны свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Ты­ся­чи но­вых ста­тей и книг о ве­ли­ком Мир­ли­кий­ском епи­ско­пе опуб­ли­ко­ва­но толь­ко за по­след­ние сто лет. Что же из­ме­ни­лось в на­шем зна­нии о Ни­ко­лае Чу­до­твор­це? С ХIХ ве­ка, ко­гда был вы­пу­щен наи­бо­лее пол­ный свод­ный труд о жи­тии, чу­де­сах и ико­нах свя­ти­те­ля, эти све­де­ния из­ме­ни­лись весь­ма силь­но, а в неко­то­рых слу­ча­ях да­же кар­ди­наль­но. По­сколь­ку в про­шлом ве­ке ты­ся­чи хра­мов и мо­на­сты­рей бы­ли ча­стич­но раз­ру­ше­ны или во­все уни­что­же­ны, мно­же­ство икон бес­след­но ис­чез­ло, и опи­са­ния свя­тынь, при­ве­ден­ные в этом тру­де, рас­хо­дят­ся с ре­а­ли­я­ми ны­неш­не­го вре­ме­ни.
Изу­че­ние древ­них па­мят­ни­ков поз­во­ли­ло зна­чи­тель­но до­пол­нить жиз­не­опи­са­ние свя­ти­те­ля. И на­обо­рот, неко­то­рые по­дроб­но­сти при­шлось при­знать недо­сто­вер­ны­ми или ис­ка­жен­ны­ми. На­при­мер, бы­ло до­ка­за­но, что неко­то­рые све­де­ния в жи­тии Ни­ко­лая Угод­ни­ка в Че­тьей Ми­нее за­им­ство­ван­ны из жи­тия дру­го­го свя­то­го — Ни­ко­лая Пи­нар­ско­го.
Кро­ме то­го, толь­ко в 1992 го­ду уда­лось раз­ре­шить по­чти ты­ся­че­лет­нюю за­гад­ку о мо­щах свя­ти­те­ля. Де­ло в том, что со­хра­ни­лось мно­же­ство хро­ник XI-XIII ве­ков, рас­ска­зы­ва­ю­щих о пе­ре­не­се­нии свя­тых остан­ков из Мир в Ба­ри. И вме­сте с тем нема­ло пись­мен­ных до­ку­мен­тов на­ча­ла XII — XIII ве­ка по­вест­ву­ют о по­хи­ще­нии его мо­щей в Ли­кии фло­ти­ли­ей ве­не­ци­ан­цев. Толь­ко ана­то­мо-ан­тро­по­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния вто­рой по­ло­ви­ны XX ве­ка поз­во­ли­ли уста­но­вить ис­ти­ну в спо­ре двух ита­льян­ских го­ро­дов о том, где хра­нят­ся под­лин­ные свя­тые остан­ки свт. Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца.
В ХIХ-ХХ ве­ках по­яви­лось оши­боч­ное пред­став­ле­ние, что све­де­ний о свя­ти­те­ле Ни­ко­лае со­хра­ни­лось очень ма­ло и они ис­то­ри­че­ски недо­сто­вер­ны.

К со­жа­ле­нию, эта точ­ка зре­ния во вто­рой по­ло­вине ХХ ве­ка ста­ла по­лу­чать все боль­шее рас­про­стра­не­ние не толь­ко сре­ди ка­то­ли­ков, но и у пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ства. На са­мом де­ле со­бы­тия, опи­сы­ва­е­мые в древ­них ру­ко­пис­ных па­мят­ни­ках о свя­ти­те­ле Ни­ко­лае, и пер­со­на­жи, участ­ву­ю­щие в них, не про­ти­во­ре­чат из­вест­ным ис­то­ри­че­ским ис­точ­ни­кам, а под­час до­пол­ня­ют их важ­ны­ми све­де­ни­я­ми о вре­ме­ни цар­ство­ва­ния им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го.

Охо­та за мо­ща­ми

Жизнь в Ми­рах, на окра­ине Ви­зан­тий­ской им­пе­рии (Ми­ры — ныне го­род Дем­б­ре на юге Тур­ции), в XI ве­ке бы­ла уже неспо­кой­ной. Ли­кия под­вер­га­лась бес­чис­лен­ным на­па­де­ни­ям сель­д­жу­ков. Жи­те­лям Мир то и де­ло при­хо­ди­лось скры­вать­ся в гор­ной ча­сти об­ла­сти.
У ла­ти­нян шла на­сто­я­щая охо­та за свя­ты­ня­ми. Счи­та­лось, как бы ты мо­щи ни до­стал — они те­бя все рав­но бу­дут спа­сать. Ба­ри был очень круп­ным пор­то­вым го­ро­дом. Ве­не­ция — по­лу­ку­пе­че­ской-по­лу­пи­рат­ской мор­ской дер­жа­вой. Оба го­ро­да хо­те­ли за­вла­деть мо­ща­ми свт. Ни­ко­лая как по­кро­ви­те­ля мо­ре­пла­ва­те­лей.
По ла­тин­ским хро­ни­кам, ба­ряне два ра­за при­ез­жа­ли за мо­ща­ми, а не один, как на­пи­са­но в сла­вян­ских по­вест­во­ва­ни­ях о пе­ре­не­се­нии мо­щей свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Хлеб в Ма­лую Азию и Ан­тио­хию то­гда во­зи­ли из Апу­лии и Ка­лаб­рии. (Еги­пет уже за­во­е­ва­ли ара­бы. Пло­до­род­ные за­лив­ные до­ли­ны Ни­ла боль­ше не снаб­жа­ли Ви­зан­тий­скую им­пе­рию, как это бы­ло до VII ве­ка.) И вот в 1087 го­ду ба­ряне вез­ли хлеб в Ан­тио­хию, то есть в За­пад­ную Си­рию. Про­плы­ва­ли ми­мо Мир, от­пра­ви­ли раз­вед­ку, но она быст­ро вер­ну­лась. Го­род был за­пол­нен сель­д­жу­ка­ми. Они хо­ро­ни­ли сво­е­го пол­ко­вод­ца. Вы­са­дить­ся бы­ло нель­зя, и ба­ряне по­спеш­но от­плы­ли…
В Ан­тио­хии они про­да­ли зер­но, а на об­рат­ном пу­ти опять за­еха­ли в Ми­ры. На этот раз ни­ко­го из сель­д­жу­ков они не встре­ти­ли. Да и жи­те­лей Мир в го­ро­де бы­ло немно­го, боль­шин­ство под угро­зой на­бе­гов пред­по­чло пе­ре­се­лить­ся в го­ры. В хра­ме cвт. Ни­ко­лая оста­ва­лись че­ты­ре мо­на­ха. Ба­рий­ский от­ряд во­шел в храм, и под угро­за­ми один из мо­на­хов по­ка­зал, где на­хо­дит­ся свя­ты­ня.

На­до ска­зать, что те гроб­ни­цы, ко­то­рые де­мон­стри­ру­ют сей­час тур­ки (а в хра­ме два сар­ко­фа­га), не име­ют от­но­ше­ния к свя­тым мо­щам. Труд­но ска­зать, где пер­во­на­чаль­но был за­хо­ро­нен свя­ти­тель, но к мо­мен­ту при­бы­тия ба­рян его мо­щи по­ко­и­лись под спу­дом, в од­ном из при­де­лов под по­лом, укра­шен­ным мо­за­и­кой, а не в ни­ше с гроб­ни­цей.
Ба­ряне раз­би­ли эту мо­за­и­ку ло­мом, один из мо­ря­ков спу­стил­ся в гроб­ни­цу и, увы, встал пря­мо на бла­го­уха­ю­щие ми­ром свя­тые остан­ки и по­вре­дил их. Мо­щи по ча­стям под­ни­ма­ли и укла­ды­ва­ли в свя­щен­ни­че­ские одеж­ды. Гла­ву свя­то­го и мно­гие дру­гие фраг­мен­ты ске­ле­та пе­ре­нес­ли на ко­рабль. Но пол­но­стью за­брать мо­щи не уда­лось, так как мо­ре­пла­ва­те­ли то­ро­пи­лись и опа­са­лись, что ли­кий­цы спу­стят­ся с го­ры в го­род и вос­пре­пят­ству­ют по­хи­ще­нию мо­щей. Все же несколь­ко де­сят­ков жи­те­лей Мир успе­ли до­бе­жать до ко­раб­лей ба­рян. Сил у них бы­ло недо­ста­точ­но, чтобы всту­пить борь­бу с во­ору­жен­ным от­ря­дом мо­ря­ков, но плач сто­ял ве­ли­кий. В ре­зуль­та­те ба­ряне хо­тя бы оста­ви­ли ико­ну свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, ко­то­рую то­же бы­ло при­хва­ти­ли, и по­жерт­во­ва­ли весь­ма зна­чи­тель­ную сум­му де­нег хра­му ве­ли­ко­го чу­до­твор­ца.
То, как вы­гля­де­ло, со­глас­но древним хро­ни­кам, пе­ре­не­се­ние мо­щей из Мир в Ба­ри, очень труд­но опи­сать в агио­гра­фи­че­ском сти­ле как бла­го­че­сти­вое со­бы­тие с уча­сти­ем лю­дей, бла­го­го­вей­но ра­де­ю­щих о свя­тыне. На са­мом де­ле это бы­ло по­хи­ще­ние. Хо­тя к то­му, что мо­щи ока­за­лись в Ба­ри, сле­ду­ет от­не­стись как к ми­ло­сти Бо­жи­ей. Ес­ли бы не на­бег ба­рян, бес­цен­ная хри­сти­ан­ская свя­ты­ня, ве­ро­ят­нее все­го, бы­ла бы утра­че­на в хо­де за­во­е­ва­ния Ви­зан­тии Осман­ской им­пе­ри­ей.
А через де­сять лет ар­ма­да пер­во­го Кре­сто­во­го по­хо­да дви­га­лась на Иеру­са­лим. Кре­сто­нос­цы гра­би­ли да­же друг дру­га: на Ро­до­се про­изо­шла стыч­ка меж­ду пи­зан­ца­ми и ве­не­ци­ан­ца­ми.
Через несколь­ко дней по­сле это­го ве­не­ци­ан­цы вы­са­ди­лись в Ми­рах с це­лью так­же за­брать мо­щи чу­до­твор­ца. И все по­вто­ри­лось. В хра­ме опять бы­ло че­ты­ре мо­на­ха. В по­ис­ках свя­тынь ве­не­ци­ан­цы раз­би­ли ал­та­ри, ра­зо­ри­ли все, что толь­ко мог­ли. На­ча­ли пы­тать од­но­го из мо­на­хов, и в кон­це кон­цов тот по­ка­зал, где по­ко­ят­ся остат­ки мо­щей свя­ти­те­ля. Так как мо­щей Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца бы­ло ма­ло (при­мер­но од­на пя­тая часть от то­го, что за­бра­ли ба­ряне), ве­не­ци­ан­цы до­ба­ви­ли к ним дру­гие че­ло­ве­че­ские остан­ки: по­сто­рон­ний че­реп, жен­ские и дет­ские ко­сточ­ки. За­тем ве­не­ци­ан­цы от­пра­ви­лись в Кре­сто­вый по­ход. И вско­ре факт фаль­си­фи­ка­ции был за­быт. Впо­след­ствии в те­че­ние де­вя­ти сто­ле­тий ве­не­ци­ан­скую гроб­ни­цу мно­го­крат­но от­кры­ва­ли, и, по­сколь­ку в ней был че­реп и мно­го дру­гих остан­ков, ве­не­ци­ан­цы утвер­жда­ли, что имен­но они об­ла­да­ют все­ми мо­ща­ми Чу­до­твор­ца Ни­ко­лая.
Во вре­мя Кре­сто­во­го по­хо­да свя­тые мо­щи ши­ро­ко да­ри­лись. По ми­ру до сих пор хо­дит до­воль­но мно­го ча­стиц из это­го ве­не­ци­ан­ско­го ков­че­га, до­сто­вер­ность ко­то­рых вы­зы­ва­ет боль­шие со­мне­ния.
А ба­ряне ни­ко­му мо­щи не раз­да­ва­ли. По­стро­и­ли храм Свт. Ни­ко­лая и хра­ни­ли их там под спу­дом. Толь­ко ма­лую часть дес­ни­цы оста­ви­ли над гроб­ни­цей, но уже в на­ча­ле XI ве­ка она бы­ла по­хи­ще­на.
А са­ма гроб­ни­ца не от­кры­ва­лась вплоть до пя­ти­де­ся­тых го­дов про­шло­го ве­ка.

Две гроб­ни­цы

Вскры­тие гроб­ни­цы в Ба­ри про­из­во­ди­лось толь­ко один раз, в 1953-1957 го­дах. Но так по­вез­ло, что Лу­ид жи Мар­ти­но, ита­льян­ский ан­тро­по­лог, ис­сле­до­вав­ший мо­щи, про­жил до­воль­но длин­ную жизнь. В мо­ло­до­сти он ис­сле­до­вал мо­щи свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Ба­ри, а ко­гда уже был очень по­жи­лым че­ло­ве­ком, ис­сле­до­вал его мо­щи в Ве­не­ции.
И вот то­гда, в 1992 го­ду, он точ­но уста­но­вил, что в Ве­не­ции хра­нит­ся как раз та часть свя­тых остан­ков, ко­то­рых не хва­та­ет в Ба­ри. Толь­ко в ве­не­ци­ан­ском лар­це бы­ли при­бав­ле­ны и еще чьи-то ко­сти (в том чис­ле жен­ские и дет­ские).

Так бы­ли раз­ре­ше­ны по­чти ты­ся­че­лет­ние со­мне­ния в под­лин­но­сти ча­сти мо­щей свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Ве­не­ции.
Я ду­маю, в ско­ром вре­ме­ни при­вле­че­ние но­вых на­уч­ных ме­то­дов — на­при­мер, ана­ли­за ДНК — поз­во­лит пре­кра­тить хож­де­ние по ми­ру лже­мо­щей. Но это в бу­ду­щем. Од­на­ко уже сей­час ан­тро­по­ло­гия да­ла от­ве­ты на мно­гие во­про­сы. На­при­мер, под­твер­ди­ла то, что ико­ны вер­но пе­ре­да­ют об­лик свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Точ­но из­ме­рен его рост — 167 сан­ти­мет­ров.
Кро­ме то­го, ис­сле­до­ва­ния мо­щей по­ка­за­ли, что Ни­ко­лай Мир­ли­кий­ский был стро­гий пост­ник. Он пи­тал­ся толь­ко рас­ти­тель­ной пи­щей, а бо­лел бо­лез­ня­ми, ха­рак­тер­ны­ми для то­го, кто до­воль­но дол­го про­был в за­клю­че­нии. При­чем — в тес­ной и сы­рой тюрь­ме (из жи­тия из­вест­но, что во вре­ме­на дио­кле­ти­а­но­ва го­не­ния на хри­сти­ан свя­ти­тель Ни­ко­лай был бро­шен в тем­ни­цу). По­чил ве­ли­кий свя­ти­тель, как опре­де­лил Лу­и­джи Мар­ти­но, в воз­расте меж­ду 70 и 80 го­да­ми. Бла­го­да­ря это­му мож­но вы­чис­лить при­мер­ное вре­мя его рож­де­ния.

«Де­я­ние о стра­ти­ла­тах»

А мож­но ли вос­ста­но­вить хро­но­ло­гию жиз­ни ве­ли­ко­го че­ло­ве­ка по древ­ней­шим гре­че­ским тек­стам? Са­мые древ­ние ре­дак­ции ру­ко­пи­сей о свя­том Ни­ко­лае хра­нят­ся в биб­лио­те­ках Окс­фор­да и Ве­ны. Они по­свя­ще­ны «Де­я­нию о стра­ти­ла­тах».
Я убеж­ден, что эти тек­сты на­пи­са­ны в IV ве­ке, вско­ре по­сле бла­жен­ной кон­чи­ны свт. Ни­ко­лая. Бо­лее позд­нее сви­де­тель­ство вряд ли мог­ло со­дер­жать так мно­го имен, фак­тов, точ­ных опи­са­ний. Через сто лет мел­кие по­дроб­но­сти, ре­а­лии за­бы­ва­ют­ся. В нем все рас­ска­за­но зна­чи­тель­но по­дроб­нее, чем во всех об­ще­из­вест­ных жиз­не­опи са­ни­ях — и гре­че­ских, и ла­тин­ских, и сла­вян­ских.

Им­пе­ра­тор на­пра­вил во­и­нов усми­рять мя­теж тай­фа­лов (од­но­го из ве­ст­гот­ских пле­мен, пе­ре­се­лен­ных во Фри­гию с Ду­ная). По пу­ти из-за штор­ма вой­ско оста­но­ви­лось в Ан­дри­ак­ской га­ва­ни, и на рын­ке раз­го­ре­лась ссо­ра меж­ду сол­да­та­ми и мест­ны­ми жи­те­ля­ми. Ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай су­мел всех уми­ро­тво­рить. А стра­ти­ла­тов, пред­во­ди­те­лей во­и­нов, при­гла­сил к се­бе. В этот мо­мент при­бе­жа­ли жи­те­ли Мир с из­ве­сти­ем, что пра­ви­тель аре­сто­вал трех непо­вин­ных го­ро­жан и при­ка­зал от­сечь им го­ло­вы. Свя­ти­тель вме­сте со стра­ти­ла­та­ми и дру­ги­ми во­и­на­ми то­ро­пит­ся в го­род. Он уже в пре­клон­ном воз­расте, ему око­ло 70 лет. А до­ро­га — че­ты­ре ки­ло­мет­ра в го­ру. В древ­ней хро­ни­ке пря­мо со­об­ща­ет­ся, что свт. Ни­ко­лай бо­ял­ся не успеть прий­ти на по­мощь и спа­сти от смер­ти невин­ных лю­дей. И то­гда стра­ти­ла­ты по­сла­ли сол­дат за­дер­жать казнь.
На из­вест­ной кар­тине Ре­пи­на про­ис­хо­дя­щее изо­бра­же­но так: меч уже за­не­сен над му­жа­ми, ко­гда по­яв­ля­ет­ся свт. Ни­ко­лай и в по­след­нюю се­кун­ду удер­жи­ва­ет ору­жие смер­ти. Но все бы­ло, ко­неч­но, ина­че. В древ­нем тек­сте ска­за­но: меч был об­на­жен па­ла­чом. Труд­но пред­ста­вить, что па­лач сто­ял пол­ча­са с под­ня­тым над го­ло­ва­ми тя­же­лым ме­чом. Он об­на­жил меч и ждал. Сол­да­ты за­дер­жа­ли казнь, по­ка не по­до­шел свя­ти­тель со стра­ти­ла­та­ми и не осво­бо­дил невин­ных лю­дей.
На про­ща­ние свя­ти­тель бла­го­сло­вил во­и­нов, пред­рек им по­бе­ду в пред­сто­я­щем сра­же­нии с тай­фа­ла­ми. И они по­бе­ди­ли… И здесь об­на­ру­жи­ва­ют­ся важ­ные по­дроб­но­сти. Их нет ни в ка­кой дру­гой ру­ко­пи­си — ни в бо­лее позд­них гре­че­ских, в ла­тин­ских и сла­вян­ских. По­сле по­бе­ды над мя­теж­ни­ка­ми стра­ти­ла­ты воз­вра­ти­лись на­зад в Ли­кию и при­шли к свт. Ни­ко­лаю во вто­рой раз. Пол­ко­вод­цы бла­го­да­ри­ли его за мо­лит­вы, ко­то­рые по­мог­ли им по­бе­дить мя­теж­ни­ков. А вла­ды­ка на­став­лял их и пре­ду­пре­дил, что они по­па­дут в бе­ду, но не долж­ны от­ча­и­вать­ся, а долж­ны об­ра­тить­ся к Бо­гу, и Гос­подь убе­ре­жет их. (Все три во­е­на­чаль­ни­ка — ис­то­ри­че­ски из­вест­ные лич­но­сти. Один из них, Непо­ти­ан, стал кон­су­лом в 336 го­ду, дру­гой — в 338 го­ду.)
Ко­гда стра­ти­ла­ты вер­ну­лись в Кон­стан­ти­но­поль, их встре­ти­ли с по­че­стя­ми, а по­том окле­ве­та­ли за­вист­ни­ки и с по­мо­щью под­куп­лен­но­го пре­фек­та пре­то­рия Во­сто­ка Аб­ла­бия, из­вест­но­го ин­три­га­на, по­са­ди­ли в тем­ни­цу. Аб­ла­бий — бли­жай­ший друг и со­вет­ник им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на, он ру­ко­во­дил гвар­ди­ей и дол­жен был по ро­ду служ­бы вы­яв­лять мя­те­жи. По его на­го­во­ру про­слав­лен­ных пол­ко­вод­цев со­би­ра­лись каз­нить. И тут Непо­ти­ан вспом­нил о том, что го­во­рил стра­ти­ла­там свя­ти­тель Ни­ко­лай в Ли­кии, и во­и­ны ста­ли сер­деч­но мо­лить­ся. Чу­дес­ное яв­ле­ние свт. Ни­ко­лая Кон­стан­ти­ну да­ро­ва­ло им сво­бо­ду, и им­пе­ра­тор вру­чил стра­ти­ла­там по­я­са пол­ко­вод­цев выс­ше­го ран­га (по по­я­су в Рим­ской ар­мии мож­но бы­ло су­дить о чине во­и­нов, как в совре­мен­ной ар­мии по по­го­нам). И они с по­дар­ка­ми от им­пе­ра­то­ра (зо­ло­тым Еван­ге­ли­ем, по­ти­ром и под­свеч­ни­ка­ми) от­пра­ви­лись к свт. Ни­ко­лаю в тре­тий раз.
Кро­ме то­го, древ­ний текст «Де­я­ния о стра­ти­ла­тах» уточ­ня­ет, что они ме­сяц жи­ли у свт. Ни­ко­лая, ста­ли его ду­хов­ны­ми ча­да­ми. И еще од­на важ­ней­шая по­дроб­ность: на сле­ду­ю­щий год они сно­ва — в чет­вер­тый раз — от­пра­ви­лись к Свя­ти­те­лю Ни­ко­лаю, но об­на­ру­жи­ли его по­чив­шим. Год на­зад их по­сы­лал сам им­пе­ра­тор Кон­стан­тин, и то­гда свя­ти­тель Ни­ко­лай был жив, а Кон­стан­тин умер в мае 337 го­да. День пре­став­ле­ния свя­то­го из­ве­стен точ­но: 19 де­каб­ря, а точ­ный год смер­ти в текстах его жи­тий не на­зы­вал­ся. В на­ших ка­лен­да­рях ука­зы­ва­ет­ся — свт. Ни­ко­лай умер око­ло 345 го­да. И, как пра­ви­ло, го­во­рит­ся, что он ро­дил­ся в 280 го­ду. Это ка­жет­ся очень стран­ным. По­то­му что по жи­ти­ям и гре­че­ской, и ла­тин­ской, и сла­вян­ской тра­ди­ций свт. Ни­ко­лай стал епи­ско­пом до дио­кле­ти­а­но­ва го­не­ния. То есть око­ло 300 го­да. По­лу­ча­ет­ся, что он был воз­ве­ден в столь вы­со­кий сан в 20 лет. Это крайне ма­ло­ве­ро­ят­но. От­ча­сти по этой при­чине неко­то­рые за­пад­ные бо­го­сло­вы со­мне­ва­лись в до­сто­вер­но­сти об­ра­за свя­то­го Ни­ко­лая. Это зна­чит, что свт. Ни­ко­лай не мог уме­реть в 345 го­ду, как это ука­за­но в ря­де ка­лен­да­рей. Кро­ме то­го, в древ­ней хро­ни­ке Непо­ти­ан ни ра­зу не на­зван кон­су­лом, а зна­чит, он по­ка не в этом зва­нии. То есть 336 год еще не на­сту­пил к мо­мен­ту их чет­вер­то­го по­се­ще­ния Мир. По­лу­ча­ет­ся: свт. Ни­ко­лай умер в 334-м или 335 го­ду. Те­перь вы­чи­та­ем 70-80 лет. И вы­хо­дит, что свт. Ни­ко­лай ро­дил­ся око­ло 260 го­да. И ар­хи­ере­ем стал в 35-40 лет, а не в 20. Это со­вер­шен­но нор­маль­но. Все ста­но­вит­ся на свои ме­ста.

Ки­ев­ская ико­на в Бруклине

Каж­дый год мы ор­га­ни­зу­ем меж­ду­на­род­ные кон­фе­рен­ции по ис­сле­до­ва­ни­ям, свя­зан­ным с ни­ко­ла­е­ве­де­ни­ем, — для то­го, чтобы по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха со­здать свод­ный труд о Свя­ти­те­ле. Нере­шен­ных про­блем оста­ет­ся еще очень мно­го; хо­тя свя­ти­те­лю Ни­ко­лаю по­свя­ще­ны ты­ся­чи книг, ста­тей.
Ес­ли па­лом­ник бу­дет ру­ко­вод­ство­вать­ся весь­ма по­дроб­ной кни­гой Гу­се­ва и Воз­не­сен­ско­го о ве­ли­ком чу­до­твор­це и ме­стах его по­чи­та­ния, из­дан­ной в 1899 го­ду, он не по­лу­чит до­сто­вер­ную ин­фор­ма­цию о том, где сей­час на­хо­дят­ся осо­бо чти­мые ико­ны и ка­кие мо­на­сты­ри, ему по­свя­щен­ные, ныне дей­ству­ют. Со­об­ще­ния о древ­них ико­нах, о древ­них оби­те­лях нуж­да­ют­ся в том, чтоб их при­ве­ли в со­от­вет­ствие с ны­неш­ним со­сто­я­ни­ем дел. На­при­мер, об­ще­из­вест­но, что пер­вое чу­до свт. Ни­ко­лая на Ру­си свя­за­но с об­ра­зом Ни­ко­лы Мок­ро­го. В кни­ге Гу­се­ва и Воз­не­сен­ско­го рас­ска­зы­ва­ет­ся, что эта ви­зан­тий­ская ико­на на­хо­дит­ся в Ки­е­ве в Ни­коль­ском при­де­ле Со­фий­ско­го со­бо­ра. Но ес­ли вы по­се­ти­те храм св. Со­фии, вы эту ико­ну не уви­ди­те. Де­ло в том, что в 1943 го­ду, во вре­мя немец­кой ок­ку­па­ции, она ис­чез­ла.
Пе­ред оче­ред­ным сим­по­зи­у­мом я по­про­сил ис­сле­до­ва­те­ля На­деж­ду Ве­ре­ща­ги­ну сде­лать до­клад об этой иконе. И в ре­зуль­та­те вы­яс­ни­лось, что об­раз Ни­ко­лы Мок­ро­го через Поль­шу по­пал в Аме­ри­ку и на­хо­дит­ся ныне в Тро­иц­ком хра­ме в Бруклине. Совре­мен­ный по­чи­та­тель свт. Ни­ко­лая, ко­то­рый по­бы­ва­ет в Аме­ри­ке, мо­жет там по­кло­нить­ся этой древ­ней свя­тыне. Вы­яс­ни­лось так­же, что это не ви­зан­тий­ская ико­на, а об­раз XIV ве­ка, на­пи­сан­ный с древ­не­го ви­зан­тий­ско­го под­лин­ни­ка и при­няв­ший на се­бя его чу­до­твор­ные свой­ства.

Об­раз из се­ла Ди­кань­ки

Несмот­ря на впе­чат­ля­ю­щую пол­но­ту све­де­ний о свя­ти­те­ле Ни­ко­лае у Гу­се­ва и Воз­не­сен­ско­го, в на­сто­я­щее вре­мя вы­яс­ня­ет­ся, что все же в этом об­шир­ном тру­де по­вест­ву­ет­ся не обо всех чу­до­твор­ных об­ра­зах свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Так, но­вое ис­сле­до­ва­ние Вла­ди­ми­ра Во­ро­па­е­ва зна­ко­мит нас с Ди­кан­ской чу­до­твор­ной ико­ной свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, яв­лен­ной, по цер­ков­но­му пре­да­нию, в ХVII ве­ке на пне в ле­су. Свя­тую на­ход­ку три­жды пе­ре­но­си­ли в цер­ковь, но каж­дый раз она вновь ока­зы­ва­лась на ме­сте об­ре­те­ния. По бла­го­сло­ве­нию Чер­ни­гов­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ла­за­ря (Ба­ра­но­ви­ча) в 70-х го­дах XVII сто­ле­тия на ме­сте об­ре­те­ния об­ра­за воз­двиг­ли де­ре­вян­ную Ни­коль­скую цер­ковь, а в 1794 го­ду вме­сто де­ре­вян­ной по­стро­и­ли ка­мен­ную, ко­то­рая су­ще­ству­ет и по­ныне. Глав­ной по­чи­та­е­мой свя­ты­ней этой церк­ви бы­ла ико­на ве­ли­ко­го угод­ни­ка Бо­жия, став­шая неис­ся­ка­е­мым ис­точ­ни­ком чу­до­тво­ре­ний.
По сло­вам сест­ры Ни­ко­лая Ва­си­лье­ви­ча Го­го­ля, Оль­ги Ва­си­льев­ны Го­голь-Го­лов­ни, ее брат лю­бил вспо­ми­нать, по­че­му его на­зва­ли Ни­ко­ла­ем.
У ма­те­ри ве­ли­ко­го пи­са­те­ля, Ма­рии Ива­нов­ны, умер­ло двое но­во­рож­ден­ных де­тей, по­это­му она про­си­ла свя­щен­ни­ка се­ла Ди­кань­ки мо­лить­ся о рож­де­нии маль­чи­ка и да­ла обет пе­ред ико­ной угод­ни­ка Бо­жия, ес­ли бу­дет сын, на­речь его Ни­ко­ла­ем.
Ле­том 1845 го­да сам Го­голь во вре­мя бо­лез­ни пи­шет ма­те­ри, чтобы она по­мо­ли­лась о нем пе­ред об­ра­зом свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в ди­кань­ском хра­ме А в про­сла­вив­шей пи­са­те­ля его пер­вой кни­ге «Ве­че­ра на ху­то­ре близ Ди­кань­ки» по­вест­во­ва­ние ве­дет­ся от ли­ца дья­ка этой церк­ви.
В го­ды го­не­ний на Цер­ковь ди­кань­ский храм ото­бра­ли у ве­ру­ю­щих, а в 1963 го­ду устро­и­ли в нем му­зей ате­из­ма. В 1989 го­ду храм за­но­во освя­ти­ли. Древ­ний пень, на ко­то­ром бы­ла об­ре­те­на ико­на, по-преж­не­му на­хо­дит­ся под пре­сто­лом. Сам же чу­до­твор­ный об­раз свя­ти­те­ля Ни­ко­лая ныне хра­нит­ся в фон­дах Пол­тав­ско­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея.

По­те­рян­ные де­я­ния

Цель лю­бой на­у­ки — по­иск ис­ти­ны. Совре­мен­ные ис­сле­до­ва­ния ни­ко­ла­е­ве­дов, опи­ра­ю­щи­е­ся на до­сто­вер­ные древ­ние тек­сты, а так­же ис­то­ри­че­ские и ар­хео­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния не ума­ля­ют то­го, что рань­ше бы­ло из­вест­но о свт. Ни­ко­лае, а, на­обо­рот, поз­во­ля­ют зна­чи­тель­но боль­ше узнать о его зем­ной жиз­ни.
В древ­них ис­точ­ни­ках об­на­ру­жи­ва­ет­ся, на­при­мер, за­ме­ча­тель­ное де­я­ние свт. Ни­ко­лая, ис­клю­чен­ное из тек­ста его жи­тия в X ве­ке, — де­я­ние о по­да­ти. В IV ве­ке неспра­вед­ли­вой по­да­тью Ли­кия бы­ла до­ве­де­на до ра­зо­ре­ния и го­ло­да. При­слан­ный из сто­ли­цы сбор­щик на­ло­гов, тре­буя все но­вых и но­вых де­нег, по­сто­ян­но уни­жал на­род. Жи­те­ли по­про­си­ли сво­е­го ар­хи­епи­ско­па о за­ступ­ни­че­стве. Свя­ти­тель Ни­ко­лай от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль, и по­сле его раз­го­во­ра с им­пе­ра­то­ром по­дать бы­ла умень­ше­на в 100 раз. Это ре­ше­ние бы­ло за­пи­са­но в скреп­лен­ную зо­ло­той пе­ча­тью гра­мо­ту. Но ар­хи­епи­скоп знал, что под вли­я­ни­ем са­нов­ни­ков Кон­стан­тин мо­жет от­ме­нить свой указ. Свя­ти­тель об­ра­тил­ся к Бо­гу за по­мо­щью, и чу­дес­ным об­ра­зом им­пе­ра­тор­ская гра­мо­та в тот же день ока­за­лась в Ми­рах и бы­ла об­на­ро­до­ва­на. На сле­ду­ю­щий день им­пе­ра­тор, под­дав­шись уго­во­рам, по­пы­тал­ся из­ме­нить указ. Ко­гда свя­ти­тель ска­зал, что до­ку­мент уже за­чи­тан в Ми­рах и, зна­чит, всту­пил в си­лу, ему не по­ве­ри­ли: до Ли­кии от Кон­стан­ти­но­по­ля бы­ло шесть дней пу­ти. Чтобы про­ве­рить сло­ва свя­ти­те­ля, сна­ря­ди­ли са­мый быст­ро­ход­ный ко­рабль. Через две неде­ли по­слан­ни­ки вер­ну­лись и под­твер­ди­ли, что ли­кий­ский сбор­щик на­ло­гов по­лу­чил гра­мо­ту им­пе­ра­то­ра в тот день, ко­гда она бы­ла под­пи­са­на. Хри­сто­лю­би­вый Кон­стан­тин усмот­рел во всем про­ис­шед­шем во­лю Бо­жию и по­про­сил про­ще­ния у свя­ти­те­ля, щед­ро ода­рив его.
А через шесть сто­ле­тий при Ва­си­лии II со­зда­ва­лась им­пе­ра­тор­ская ме­но­ло­гия (то, что у нас на­зы­ва­ет­ся Че­тьи Ми­неи). В те вре­ме­на жи­тия свя­тых бы­ли ос­нов­ной ли­те­ра­ту­рой, ко­то­рую чи­та­ли пра­во­слав­ные лю­ди. И «Де­я­ние о по­да­ти» им­пе­ра­тор­ские агио­гра­фы не вклю­чи­ли в жиз­не­опи­са­ние свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, чтобы влия тель­ные ар­хи­ереи не смог­ли ис­поль­зо­вать этот невы­год­ный для цар­ской каз­ны при­мер для сни­же­ния на­ло­га в сво­их епар­хи­ях. А каз­на ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра в X ве­ке, как и в IV, очень нуж­да­лась в по­пол­не­нии.
И ты­ся­чу лет это де­я­ние не по­па­да­ет в жи­тие, как и еще од­но — о хле­бо­во­зах. В нем рас­ска­зы­ва­ет­ся о том, как свя­ти­тель Ни­ко­лай в оче­ред­ной раз спас Ми­ры от го­ло­да. Ми­мо Ли­кии на пя­ти ко­раб­лях вез­ли из Егип­та хлеб в Кон­стан­ти­но­поль. И свя­ти­тель уго­во­рил ка­пи­та­на от­гру­зить часть хле­ба в бед­ству­ю­щих Ми­рах. По­сколь­ку хле­бо­воз был им­пе­ра­тор­ский, Кон­стан­ти­но­поль счел это де­я­ние непри­ем­ле­мым.
Кро­ме то­го, мно­го важ­ных по­дроб­но­стей в де­я­ни­ях свя­ти­те­ля ис­чез­ли при пе­ре­пис­ке. Что-то ка­за­лось пис­цам ма­ло­важ­ным. Что-то со­кра­ща­ли из эко­но­мии, ведь бу­ма­га бы­ла очень до­ро­гой.

Два свя­тых Ни­ко­лая

Все про­пу­щен­ные де­я­ния свя­ти­те­ля и утра­чен­ные де­та­ли в но­вой ре­дак­ции жи­тия, со­став­лен­но­го на­ми, вос­ста­нов­ле­ны. А неко­то­рые недо­сто­вер­ные све­де­ния, на­обо­рот, из нее ис­клю­че­ны.
Ар­хи­манд­ри­том Ан­то­ни­ном (Ка­пу­сти­ным), за­ме­ча­тель­ным ис­сле­до­ва­те­лем, в XIX ве­ке бы­ло сде­ла­но от­кры­тие. Он до­ка­зал, что древ­ние агио­гра­фы до­пу­сти­ли сме­ше­ние двух жи­тий. В Ли­кии бы­ло два свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Пер­вый — Ни­ко­лай Мир­ли­кий­ский — жил в IV ве­ке, при им­пе­ра­то­ре Кон­стан­тине, а вто­рой — Ни­ко­лай Пи­нар­ский — в VI ве­ке и стал ар­хи­епи­ско­пом при им­пе­ра­то­ре Юс­ти­ни­ане I. Он дол­гое вре­мя был на­сто­я­те­лем Си­он­ско­го мо­на­сты­ря. Со­хра­ни­лись древ­ние тек­сты его жи­тия, вос­хо­дя­щие к VI ве­ку.
Бо­лее позд­ние пе­ре­пис­чи­ки оши­боч­но ре­ши­ли, что упо­ми­на­е­мые в раз­ных текстах свя­ти­тель Ни­ко­лай Пи­нар­ский и свя­ти­тель Ни­ко­лай Ве­ли­кий — это один че­ло­век. Ар­хи­манд­рит Ан­то­нин (Ка­пу­стин) пи­сал: «Мож­но ди­вить­ся, ка­ким об­ра­зом два ли­ца, оба зна­ме­ни­тые, сли­лись в пред­став­ле­нии на­род­ном, а за­тем и в па­мя­ти цер­ков­ной в один до­сто­чти­мый и свя­то­уб­ла­жа­е­мый об­раз; но от­ри­цать фак­та нель­зя…» Со­бы­тия из жиз­ни Ни­ко­лая Пи­нар­ско­го ста­ли до­бав­лять в по­вест­во­ва­ние о Ни­ко­лае Мир­ли­кий­ском.
Из-за это­го в жи­тии ве­ли­ко­го Чу­до­твор­ца воз­ник­ли ис­то­ри­че­ские несо­от­вет­ствия. На­при­мер, по­лу­ча­лось, что Ни­ко­лай Мир­ли­кий­ский по­се­щал храм Вос­кре­се­ния Гос­под­ня на Свя­той Зем­ле за­дол­го до его ос­но­ва­ния им­пе­ра­три­цей Еле­ной. На са­мом де­ле Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец на Свя­той Зем­ле не был, опи­сан­ное во мно­гих его жи­ти­ях па­лом­ни­че­ство со­вер­шал Ни­ко­лай Пи­нар­ский. По­доб­ным об­ра­зом про­изо­шла пу­та­ни­ца и с име­на­ми ро­ди­те­лей и дя­ди Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го. Фе­о­фан (Епи­фа­ний) и Нон­на, упо­ми­на­е­мые в его жи­ти­ях, — это име­на ро­ди­те­лей Ни­ко­лая Пи­нар­ско­го.
В кон­це XIX ве­ка ар­хи­манд­рит Лео­нид (Ка­ве­лин), на­мест­ник Свя­то-Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры, еще со­мне­вал­ся и го­во­рил, что даль­ней­шие ис­сле­до­ва­ния по­ка­жут, так это или не так. Сей­час, по­сле фун­да­мен­таль­ных ра­бот Гу­ста­ва Ан­ри­ха, Нэн­си Шев­чен­ко, Дже­рар­до Чоф­фа­ри и мно­гих дру­гих, со­мне­ния в сме­ше­нии жи­тий двух свя­ти­те­лей с име­нем Ни­ко­лай пол­но­стью ис­чез­ли. При этом до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни ни один ав­тор или ре­дак­тор жи­тия свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го не по­шел по пу­ти уда­ле­ния из его жиз­не­опи­са­ния све­де­ний и со­бы­тий, от­но­ся­щих­ся к дру­го­му ли­кий­ско­му свя­то­му. Впер­вые это сде­ла­ли мы с ар­хи­манд­ри­том Вла­ди­ми­ром (Зо­ри­ным) при из­да­нии но­во­го тек­ста жи­тия свя­ти­те­ля Ни­ко­лая по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II.

Про­стое чу­до

На­до ска­зать, что свя­ти­тель Ни­ко­лай не раз чу­дес­ным об­ра­зом по­мо­гал и мне. Мы с ар­хи­манд­ри­том Вла­ди­ми­ром (Зо­ри­ным) за­кан­чи­ва­ли на­пи­са­ние жи­тия св. Ге­ор­гия По­бе­до­нос­ца. И хо­те­ли по­се­тить Кап­па­до­кию, ро­ди­ну ве­ли­ко­му­че­ни­ка. При­шли к од­но­му из спон­со­ров, а он вдруг го­во­рит: «В Тур­ции уже жар­ко, ту­ров сей­час очень ма­ло, а у ме­ня едет груп­па мо­их со­труд­ни­ков по Ита­лии: Ми­лан, Ве­не­ция и Рим,— у них слу­чай­но осво­бо­ди­лось два ме­ста. Ез­жай­те луч­ше с ни­ми». Он по­зво­нил в агент­ство, ему ска­за­ли: «Позд­но, се­го­дня по­след­ний день». – «По­след­ний — вот и оформ­ляй­те». – «Сей­час уже обед, у них же нет с со­бой пас­пор­тов». – «Нет, у них пас­пор­та с со­бой, они со­би­ра­лись в Кап­па­до­кию». – «Ну, при­сы­лай­те с сек­ре­та­рем их пас­пор­та…»
И по­па­ли мы в Ита­лию, при­е­ха­ли в Ве­не­цию. Где на­хо­дит­ся храм свт. Ни­ко­лая, не зна­ем. По­се­ли­ли нас на ост­ро­ве Ли­до. На сле­ду­ю­щий день — экс­кур­сия на Сан­та-Мар­ко, глав­ный ост­ров го­ро­да. И то­гда от экс­кур­со­во­да мы узна­ли, что гроб с мо­ща­ми свт. Ни­ко­лая на­хо­дит­ся в хра­ме на Ли­до. Нуж­но, ска­за­ла она, сесть на та­кой-то ка­тер. Де­ло шло к ве­че­ру, мы очень уста­ли. Ре­ши­ли, что от­пра­вим­ся к мо­щам свя­ти­те­ля на сле­ду­ю­щий день. Но по ошиб­ке пе­ре­пу­та­ли ка­тер, и он до­ста­вил нас не к при­ча­лу на­шей го­сти­ни­цы, а к при­ча­лу у хра­ма свт. Ни­ко­лая. Мы за­шли в храм. Дверь от­кры­та, внут­ри ни­ко­го. Через несколь­ко ми­нут вы­шел на­сто­я­тель па­тер Джо­ван­ни Па­лу­дет. Ока­за­лось, что он в от­пус­ке и за­ехал в храм на 15 ми­нут, для то­го чтобы за­брать ти­раж толь­ко что вы­шед­шей кни­ги о мо­щах свт. Ни­ко­лая в Ве­не­ции. Ес­ли бы мы при­е­ха­ли на сле­ду­ю­щий день, мы бы эту кни­гу не по­лу­чи­ли. Мы во­шли в храм в ту ми­ну­ту, ко­гда па­тер Джо­ван­ни уже со­би­рал­ся из него ухо­дить и еще две неде­ли быть в от­пус­ке.
Он с на­ми раз­го­во­рил­ся. Мы пло­хо по­ни­ма­ли его, а он пло­хо по­ни­мал нас. Па­тер Джо­ван­ни знал толь­ко ита­льян­ский, и ка­за­лось, на­ши по­пыт­ки объ­яс­нить­ся с ним на ан­глий­ском язы­ке бы­ли без­на­деж­ны. Но поз­же, ко­гда в Москве бы­ла пе­ре­ве­де­на его кни­га, ока­за­лось, что мы все по­ня­ли пра­виль­но.
Про­шло вре­мя, и мы с ар­хи­манд­ри­том Вла­ди­ми­ром (Зо­ри­ным) за­вер­ша­ли ра­бо­ту над но­вым из­ло­же­ни­ем жи­тия свт. Ни­ко­лая. Нам очень по­на­до­би­лась кни­га ис­сле­до­ва­те­ля мо­щей свт. Ни­ко­лая ан­тро­по­ло­га Лу­и­джи Мар­ти­но. На­ко­нец нам из Ба­ри при­вез­ли по­след­ний про­да­вав­ший­ся эк­зем­пляр этой кни­ги. Нуж­но бы­ло пе­ре­ве­сти с ита­льян­ско­го (я не чи­таю по-ита­льян­ски) неко­то­рые очень важ­ные ме­ста из кни­ги Мар­ти­но — на­при­мер, о бо­лез­нях свт. Ни­ко­лая, сви­де­тель­ству­ю­щих о том, что он до­воль­но дол­го си­дел в тюрь­ме при Дио­кле­ти­ане.
Через несколь­ко дней ко мне дол­жен при­е­хать пе­ре­вод­чик. Жи­тие прак­ти­че­ски го­то­во к пе­ча­ти. Пе­ре­вод­чик при­ез­жа­ет. Кни­ги нет. Она ле­жа­ла на сто­ле; но ее нет! Я ис­кал в сво­ей квар­ти­ре так, как ни­ко­гда в жиз­ни ни­че­го не ис­кал. Я ду­маю, ни­ка­кие ор­га­ны не смог­ли бы про­ве­сти бо­лее тща­тель­ный обыск. Я ис­кал и в кни­гах, и меж­ду книг, и где угод­но, и в сто­ле, и под сто­ла­ми, и под ди­ва­на­ми. Но кни­ги не бы­ло. Мы со­бра­лись с ар­хи­манд­ри­том Вла­ди­ми­ром в Мо­жайск. Это бы­ла пят­ни­ца, а в по­не­дель­ник ма­кет уже на­до бы­ло сда­вать в ти­по­гра­фию. И я по­мо­лил­ся: «Свя­ти­тель Ни­ко­лай, вер­ни мне кни­гу про­фес­со­ра Мар­ти­но, она сей­час мне очень нуж­на». И мы по­еха­ли в Мо­жайск. В тот храм, ко­то­рый свт. Ни­ко­лай на ико­нах дер­жит на ла­до­ни. Ко­гда мы при­е­ха­ли в Мо­жайск, же­на по­зво­ни­ла по мо­биль­но­му те­ле­фо­ну и ска­за­ла, что книж­ка на­шлась. Как она мог­ла най­тись? Мне это ка­за­лось невоз­мож­ным, по­то­му что я раз­ве что под пар­ке­том не ис­кал. Ока­за­лось, же­на устро­и­ла ге­не­раль­ную убор­ку. В мо­ем ка­би­не­те сто­ял стол — де­сять лет на од­ном ме­сте. Ни с то­го ни с се­го она ре­ши­ла пе­ре­не­сти стол в дру­гое ме­сто, при этом на пол упа­ла по­те­рян­ная книж­ка: она ви­се­ла меж­ду зад­ней стен­кой сто­ла и сте­ной. Мог­ло прой­ти еще мно­го лет, и мы не смог­ли бы най­ти столь необ­хо­ди­мый нам труд, ес­ли бы не эта, ка­за­лось бы, слу­чай­ность. Ко­гда я вер­нул­ся из Мо­жай­ска, при­шел пе­ре­вод­чик, и мы успе­ли к сро­ку вне­сти в текст кни­ги все необ­хо­ди­мые до­бав­ле­ния. Вот та­кое про­стое, но весь­ма своевре­мен­ное чу­до со­вер­шил Свя­ти­тель по­сле то­го, как я с ве­рой при­звал его по­мочь мне.

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест

(0 голосов: 0 из 5)