Преподобный Даниил Переславский: послушание хоронить

7 (20) ап­ре­ля — день кон­чи­ны пре­по­доб­но­го игу­ме­на Да­ни­и­ла, ос­но­ва­те­ля Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря в Пе­ре­слав­ле-За­лес­ском. Игу­мен Да­ни­ил вы­брал для се­бя необыч­ное по­слу­ша­ние, ко­то­рое нес тай­но ото всех, — упо­ко­е­ние непо­гре­бен­ных умер­ших, на­хо­ди­мых им в окрест­но­стях го­ро­да. 

Клад­би­ще стран­ни­ков

Ме­сто, где ныне рас­по­ла­га­ет­ся Тро­иц­кий Да­ни­лов мо­на­стырь, несколь­ко ве­ков на­зад на­хо­ди­лось в зна­чи­тель­ном уда­ле­нии от го­ро­да. В кон­це XV сто­ле­тия здесь хо­ро­ни­ли умер­ших без по­ка­я­ния и цер­ков­но­го при­ча­стия — без­дом­ных, ни­щих, без­вест­ных стран­ни­ков, а так­же скон­чав­ших­ся ско­ро­по­стиж­но или не сво­ей смер­тью. По­доб­ные клад­би­ща, на­зы­вав­ши­е­ся ску­дель­ни­ца­ми или убо­ги­ми до­ма­ми, бы­ли ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны на Ру­си. Вре­мя по­яв­ле­ния ску­дель­ни­цы под Пе­ре­слав­лем-За­лес­ским неиз­вест­но. Воз­мож­но, и са­мо это ме­сто не ста­ло бы из­вест­ным, ес­ли бы не осо­бый по­движ­ни­че­ский труд пре­по­доб­но­го Да­ни­и­ла.

Бу­ду­щий свя­той ро­дил­ся в Пе­ре­слав­ле око­ло 1460 го­да и по­лу­чил в кре­ще­нии имя Дмит­рий. В юно­сти он был от­дан ро­ди­те­ля­ми в Ни­кит­ский мо­на­стырь для обу­че­ния гра­мо­те и доб­ро­де­тель­ной хри­сти­ан­ской жиз­ни. Воз­же­лав стать ино­ком, он тай­но ушел в да­ле­кую Бо­ров­скую оби­тель, от­ку­да шла сла­ва о ве­ли­ком мо­лит­вен­ни­ке игу­мене Па­ф­ну­тии. Там Дмит­рий был по­стри­жен в мо­на­хи с име­нем Да­ни­ил и про­жил дол­гих де­сять (по неко­то­рым ис­точ­ни­кам — две­на­дцать) лет, а по­сле вер­нул­ся в род­ной го­род и по­се­лил­ся в Го­риц­ком мо­на­сты­ре. Имен­но здесь он вы­би­ра­ет для се­бя свое­об­раз­ное по­слу­ша­ние, ко­то­рое несет тай­но ото всех, — упо­ко­е­ние непо­гре­бен­ных умер­ших, на­хо­ди­мых им в окрест­но­стях го­ро­да. Те­ла несчаст­ных пре­по­доб­ный при­но­сил в убо­гий дом и со­вер­шал над ни­ми хри­сти­ан­ское от­пе­ва­ние. Как от­ме­ча­ет­ся в жи­тии, ме­сто это на­хо­ди­лось на­про­тив Го­риц­ко­го мо­на­сты­ря и бы­ло вид­но из ке­льи Да­ни­и­ла. Неод­но­крат­ные чу­дес­ные ви­де­ния ис­хо­дя­ще­го от ску­дель­ни­цы све­та и го­ря­щих над ней све­чей убе­ди­ли его в том, что сре­ди неиз­вест­ных усоп­ших нема­ло бла­го­че­сти­вых хри­сти­ан, ко­то­рых про­слав­ля­ет Сам Гос­подь.

Бра­тья Ан­дре­еви­чи

Од­на­жды к пре­по­доб­но­му об­ра­ти­лись бо­яр­ская се­мья Че­ляд­ни­ных, по­се­лив­ших­ся непо­да­ле­ку от Пе­ре­слав­ля по­сле ско­ро­па­ли­тель­но­го отъ­ез­да из Моск­вы. По неиз­вест­ной при­чине они на­хо­ди­лись в опа­ле и про­си­ли Да­ни­и­ла мо­лить­ся об уто­ле­нии го­су­да­ре­ва гне­ва, а так­же от­слу­жить мо­ле­бен о здра­вии ве­ли­ко­го кня­зя. Слу­чи­лось так, что цар­ский по­слан­ник с ве­стью о по­ми­ло­ва­нии при­был к Че­ляд­ни­ным то­гда, ко­гда пре­по­доб­ный по­сле со­вер­ше­ния мо­леб­на на­хо­дил­ся в их име­нии в Пер­вя­ти­но. Бра­тья Иван и Ва­си­лий Ан­дре­еви­чи, по­лу­чив раз­ре­ше­ние вер­нуть­ся в сто­ли­цу на служ­бу, воз­бла­го­да­ри­ли сво­е­го за­ступ­ни­ка пе­ред Бо­гом и спро­си­ли у Да­ни­и­ла, че­го же­лал бы он для се­бя. Свя­той же от­ка­зал­ся от ка­ких-ли­бо по­че­стей и ска­зал: «Есть близ Го­риц­ко­го мо­на­сты­ря Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы ме­сто, на­зы­ва­е­мое Бо­же­дом­ское. Мно­гие гро­бы по­ко­ят­ся там, по­то­му что мно­го лет по­гре­ба­лись там бес­чис­лен­ные те­ла хри­сти­ан­ские, скон­чав­ши­е­ся от раз­лич­ных смер­тей; и ни­ко­гда не бы­ва­ет на том ме­сте о столь­ких ду­шах ни по­ми­но­ве­ния, ни при­но­ше­ния, ни служ­бы, ни ка­ди­ла, ни све­чей; при­лич­но вам ныне по­за­бо­тить­ся, да бу­дет там по­став­ле­на цер­ковь Бо­жия, чтобы со­вер­ша­лась о тех ду­шах бо­же­ствен­ная служ­ба и бы­ло бы воз­но­ше­ние о них». Прось­ба Да­ни­и­ла бы­ла вы­пол­не­на — Че­ляд­ни­ны не толь­ко по­лу­чи­ли бла­го­сло­ве­ние на по­строй­ку от мит­ро­по­ли­та, но и по­мог­ли пре­по­доб­но­му за­ру­чить­ся гра­мо­той о вла­де­нии ску­дель­ни­чей зем­лей.

В 1508 го­ду на бо­же­домье был по­стро­ен де­ре­вян­ный храм во имя Всех свя­тых. По­свя­ще­ние хра­ма бы­ло вы­бра­но не слу­чай­но — в день Всех свя­тых (пе­ре­хо­дя­щий празд­ник, со­вер­ша­е­мый в де­вя­тое вос­кре­се­нье по­сле Пас­хи) Пра­во­слав­ная Цер­ковь по­ми­на­ет тех обыч­ных лю­дей, кто стя­жал Ду­ха Свя­то­го и об­рел по­ма­за­ние бла­го­да­ти. Тра­ди­ция эта вос­хо­дит еще к празд­ни­ку свя­тых му­че­ни­ков ран­не­хри­сти­ан­ско­го вре­ме­ни, ко­гда цер­ковь стре­ми­лась не оста­вить ни од­но­го из скон­чав­ших­ся за ве­ру без дня па­мя­ти и по­чи­та­ния, да­же ес­ли их име­на и дни смер­ти не бы­ли из­вест­ны. Освя­ще­ние церк­ви со­сто­я­лось при боль­шом сте­че­нии жи­те­лей Пе­ре­слав­ля и окрест­ных сел, ра­до­вав­ших­ся о бла­го­устрой­стве это­го ра­нее без­люд­но­го ме­ста. Пре­по­доб­ный хо­тел по­ста­вить здесь толь­ко мир­ско­го свя­щен­ни­ка и по­но­ма­ря, но по­сколь­ку на­шлись же­лав­шие жить при этом хра­ме ино­че­ской жиз­нью, то по­сте­пен­но во­круг неболь­шой Все­х­свят­ской церк­ви на­чи­на­ет об­ра­зо­вы­вать­ся од­но­имен­ный мо­на­стырь. В по­ис­ках про­пи­та­ния и при­ю­та сю­да ста­ли при­хо­дить ни­щие и боль­ные, по­лу­чая от Да­ни­и­ла ду­хов­ное окорм­ле­ние. Спу­стя неко­то­рое вре­мя бы­ла по­стро­е­на де­ре­вян­ная мо­на­стыр­ская тра­пез­ная с цер­ко­вью По­хва­лы Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

Крест­ный Гроз­но­го

Глу­бо­ко чтив­ший пре­по­доб­но­го как мо­лит­вен­ни­ка и пра­вед­ни­ка, Ва­си­лий III несколь­ко раз по­се­щал но­вую оби­тель, вы­ез­жая с ца­ри­цей на бо­го­мо­лье. По его лич­ной прось­бе Да­ни­ил ста­но­вит­ся на­сто­я­те­лем Все­х­свят­ско­го мо­на­сты­ря. Ко­гда у цар­ской че­ты ро­дил­ся дол­го­ждан­ный на­след­ник пре­сто­ла, пре­по­доб­ный на­прав­ля­ет­ся в Тро­и­це-Сер­ги­ев мо­на­стырь, где у мо­щей Сер­гия Ра­до­неж­ско­го вме­сте с бла­жен­ным стар­цем Кас­си­а­ном Бо­сым ста­но­вит­ся крест­ным от­цом бу­ду­ще­го ца­ря Ива­на IV (Гроз­но­го), при­ни­мая его от ку­пе­ли.

В 1530-1532 го­дах на сред­ства Ва­си­лия III, по­жерт­во­ван­ные в честь рож­де­ния сы­на, в Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре воз­во­дит­ся ка­мен­ный храм — од­на из древ­ней­ших со­хра­нив­ших­ся по­стро­ек Пе­ре­слав­ля. Стро­и­тель­ством ру­ко­во­дил из­вест­ный ро­стов­ский зод­чий Гри­го­рий Бо­ри­сов, ра­бо­тав­ший до то­го в Бо­ри­со­глеб­ском и Ка­ля­зин­ском мо­на­сты­рях. Но­вый храм Да­ни­ло­ва мо­на­сты­ря был освя­щен в честь Пре­свя­той Тро­и­цы, а в дья­кон­ни­ке устро­ен при­дел Иоан­на Пред­те­чи — небес­но­го по­кро­ви­те­ля цар­ствен­но­го крест­ни­ка Да­ни­и­ла. Воз­мож­но, по­свя­ще­ние мо­на­стыр­ско­го со­бо­ра бы­ло про­дик­то­ва­но лич­ным за­ка­зом ца­ря, од­на­ко несо­мнен­на от­ра­зив­ша­я­ся здесь связь празд­ни­ка Тро­и­цы с тра­ди­ци­он­ны­ми для Ру­си крест­ны­ми хо­да­ми на ску­дель­ни. По по­свя­ще­нию глав­но­го пре­сто­ла мо­на­стырь так­же пе­ре­име­но­вы­ва­ют в Тро­иц­кий.

Су­ще­ству­ют сви­де­тель­ства, что уже в кон­це XVI ве­ка пре­по­доб­ный по­чи­тал­ся сре­ди бра­тии как свя­той. Его жи­тие бы­ло на­пи­са­но вско­ре по­сле его смер­ти пред­по­ло­жи­тель­но его уче­ни­ком — бу­ду­щим мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Афа­на­си­ем. В 1653 го­ду пат­ри­арх Ни­кон на­пра­вил в Да­ни­лов мо­на­стырь гра­мо­ту: «Би­ли есте нам че­лом, что у вас в мо­на­сты­ре на­став­ник оби­те­ли, пре­по­доб­ный Игу­мен Да­ни­ил при жи­во­те и по пре­став­ле­нии мно­гия чу­де­са по­ка­зал». По рас­по­ря­же­нию пат­ри­ар­ха бы­ли осви­де­тель­ство­ва­ны и пе­ре­ло­же­ны в ра­ку чест­ные мо­щи пре­по­доб­но­го и уста­нов­ле­но его об­ще­цер­ков­ное по­чи­та­ние два ра­за в го­ду — 7 (20) ап­ре­ля, в день кон­чи­ны, и 30 де­каб­ря (12 ян­ва­ря) в день об­ре­те­ния мо­щей.

За­каз ке­ла­ря Сав­вы

В 1662 го­ду мо­на­стыр­ский ке­ларь Сав­ва на­нял для укра­ше­ния ин­те­рье­ра Тро­иц­ко­го хра­ма ар­тель ху­дож­ни­ков, во гла­ве ко­то­рой сто­ял Гу­рий Ни­ки­тин Ки­не­шем­цев. Это был вы­да­ю­щий­ся ма­стер мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си и ико­но­пи­си вто­рой по­ло­ви­ны XVII ве­ка, один из са­мых про­слав­лен­ных ху­дож­ни­ков Ору­жей­ной па­ла­ты. До под­ря­да в Да­ни­лов мо­на­стырь Гу­рий был в чис­ле изо­гра­фов, при­гла­шен­ных в 1660 го­ду воз­об­нов­лять сте­но­пись в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля, а так­же вы­пол­нял раз­лич­ные цар­ские за­ка­зы. Ра­бо­та по со­зда­нию жи­во­пис­но­го убран­ства Тро­иц­ко­го со­бо­ра рас­тя­ну­лась на несколь­ко лет и со­вер­ша­лась с пе­ре­ры­вом. В 1662 го­ду ху­дож­ни­ки успе­ли рас­пи­сать толь­ко верх­нюю часть со­бо­ра — гла­ву, сво­ды и, воз­мож­но, лю­не­ты. При­чи­на при­оста­нов­ки де­я­тель­но­сти ху­дож­ни­ков за­клю­ча­лась в их отъ­ез­де по цар­ско­му при­ка­зу в Моск­ву, где вновь про­дол­жи­лись ра­бо­ты в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре. В 1664 го­ду Гу­рий Ни­ки­тин, на­хо­дясь в Москве, при­ни­ма­ет уча­стие в рос­пи­си го­су­да­ре­вой ком­на­ты и па­лат, а спу­стя три го­да он ра­бо­та­ет в Ко­стро­ме по укра­ше­нию со­бо­ра Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря. Ле­том 1668 го­да его ар­тель при­бы­ла в Пе­ре­славль, од­на­ко от­ту­да ее ско­ро­па­ли­тель­но вы­зы­ва­ют в Моск­ву — укра­шать стен­ным пись­мом цер­ковь Гри­го­рия Неоке­са­рий­ско­го и пи­сать ико­ны для ее ико­но­ста­са. Ско­рее все­го, ма­сте­ра за­кан­чи­ва­ли рос­пись стен хра­ма в его от­сут­ствие. Несмот­ря на это, рос­пись пред­став­ля­ет со­бою звуч­ный, кра­соч­ный ан­самбль, об­ла­да­ю­щий ху­до­же­ствен­ным един­ством. Эта гар­мо­нич­ная це­лост­ность обу­слов­ле­на вли­я­ни­ем твор­че­ско­го ге­ния Гу­рия Ни­ки­ти­на, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, при­сут­ство­вал ли он при вы­пол­не­нии за­ка­за по­сто­ян­но.

Со­став свя­тых, вклю­чен­ных в рос­пись, сви­де­тель­ству­ет о неза­у­ряд­но­сти про­грам­мы сте­но­пи­си, обу­слов­лен­ной мо­на­стыр­ским ха­рак­те­ром па­мят­ни­ка. Ро­сто­вые об­ра­зы Ан­то­ния и Фе­о­до­сия Пе­чер­ских, по­чи­та­ю­щих­ся как ос­но­во­по­лож­ни­ки рус­ско­го мо­на­ше­ства, об­рам­ля­ют ал­тар­ную ап­си­ду по сто­ро­нам. Здесь же рас­по­ла­га­ют­ся круг­лые ме­да­льо­ны со свя­ты­ми ос­но­ва­те­ля­ми рус­ских мо­на­сты­рей. На стол­пах пред­став­ле­ны из­бран­ные свя­тые кня­зья, му­че­ни­ки и пре­по­доб­ные, в том чис­ле пре­по­доб­ный Да­ни­ил, ко­то­рый слов­но бла­го­слов­ля­ет всех вхо­дя­щих в храм. Од­на из ос­нов­ных тем рос­пи­си стен хра­ма — спа­се­ние пра­вед­ни­ков, ко­то­рая зву­чит и в вет­хо­за­вет­ных сце­нах, где Гос­подь яв­ля­ет­ся Ав­ра­аму и из­во­дит из Со­до­ма Ло­та, и в цик­ле, ил­лю­стри­ру­ю­щем От­кро­ве­ние Иоан­на Бо­го­сло­ва. По­ра­жа­ю­щие на­сы­щен­но­стью дей­ствий фрес­ки упо­доб­ля­ют сте­ны хра­ма от­кры­той кни­ге, пред­воз­ве­ща­ю­щей Бо­жий суд.

Му­зей — трак­тор — храм

Судь­ба Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря в XX ве­ке по­хо­жа на судь­бы дру­гих рус­ских мо­на­сты­рей, пе­ре­жив­ших ра­зо­ре­ния. В 1923 го­ду он был за­крыт, мо­на­хи вы­се­ле­ны, а мо­щи пре­по­доб­но­го Да­ни­и­ла изъ­яты. На тер­ри­то­рии оби­те­ли тру­да­ми ис­то­ри­ка М. И. Смир­но­ва был ор­га­ни­зо­ван му­зей, ку­да из за­кры­ва­ю­щих­ся уса­деб и церк­вей сво­зи­лись пред­ме­ты, име­ю­щие ис­то­ри­че­скую и ху­до­же­ствен­ную цен­ность. Вско­ре со­бран­ную кол­лек­цию древ­но­стей пе­ре­ме­сти­ли в быв­ший Го­риц­кий мо­на­стырь, а М. И. Смир­но­ва аре­сто­ва­ли и со­сла­ли в Ту­ру­хан­ский край. В 1930-е го­ды по­ме­ще­ния быв­шей оби­те­ли ста­ли за­ни­мать част­ные квар­ти­ро­съем­щи­ки, в даль­ней­шем боль­шин­ство по­стро­ек мо­на­сты­ря за­ни­ма­ла ма­шин­но-трак­тор­ная стан­ция, а так­же за­гот­кон­то­ра. Пер­вая ре­став­ра­ция ар­хи­тек­тур­ных па­мят­ни­ков Тро­и­це-Да­ни­ло­ва мо­на­сты­ря бы­ла на­ча­та лишь в 1960-е го­ды — здесь ра­бо­тал из­вест­ный ар­хи­тек­тор-ре­став­ра­тор И. Б. Пу­ри­шев. В 1980-е го­ды на­ча­та ре­став­ра­ция сте­но­пи­си со­бо­ра, од­на­ко из-за недо­стат­ка средств де­ло огра­ни­чи­лось лишь проб­ны­ми рас­чист­ка­ми и про­мыв­кой неко­то­рых фраг­мен­тов. В 1993 го­ду мо­на­стырь пе­ре­дан Пра­во­слав­ной Церк­ви. Ни од­но из зда­ний не бы­ло при­год­но для про­жи­ва­ния, тер­ри­то­рия пре­бы­ва­ла в за­пу­сте­нии. В 1994 го­ду мо­щи пре­по­доб­но­го Да­ни­и­ла пе­ре­нес­ли из му­зея в Ни­коль­ский жен­ский мо­на­стырь, а через два го­да вер­ну­ли в ос­но­ван­ную им оби­тель на ску­дель­ни­це. Ныне в воз­рож­ден­ной оби­те­ли вновь дей­ству­ют хра­мы, а по­мо­лить­ся у мо­щей ос­но­ва­те­ля оби­те­ли Да­ни­и­ла Чу­до­твор­ца при­ез­жа­ют мно­го­чис­лен­ные па­лом­ни­ки.

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru
Свет­ла­на Ли­па­то­ва

Случайный тест