Преподобный Макарий Египетский: «Тренер» иноков

19 ян­ва­ря (1 фев­ра­ля) 391 го­да скон­чал­ся Ма­ка­рий Ве­ли­кий – один из из­вест­ней­ших по­движ­ни­ков древ­но­сти, сто­яв­ший у ис­то­ков хри­сти­ан­ско­го мо­на­ше­ства. Од­на из ис­то­рий про него осо­бен­но ак­ту­аль­на се­го­дня: уче­ник пре­по­доб­но­го встре­тил язы­че­ско­го жре­ца, об­ру­гал его и по­драл­ся с ним, а пре­по­доб­ный Ма­ка­рий доб­рым сло­вом об­ра­тил жре­ца в хри­сти­ан­ство.

Он про­жил дол­гую жизнь. По сви­де­тель­ству ав­то­ра «Лав­са­и­ка» - епи­ско­па Еле­но­поль­ско­го Пал­ла­дия – пре­по­доб­ный «жил де­вя­но­сто лет и из них шесть­де­сят про­вел в пу­стыне». Ско­рее все­го, све­де­ния эти не яв­ля­ют­ся очень уж точ­ны­ми. Ан­тич­ные и сред­не­ве­ко­вые ав­то­ры обо­жа­ли кра­си­вые круг­лые циф­ры и ча­сто ис­поль­зо­ва­ли их ско­рее в сим­во­ли­че­ском, чем в ма­те­ма­ти­че­ском или ис­то­ри­че­ском зна­че­нии. Древ­ние агио­гра­фи­че­ские тек­сты, со­хра­нив­шие мно­же­ство за­ни­ма­тель­ных и по­учи­тель­ных но­велл из жиз­ни по­движ­ни­ка, до­но­сят до нас порт­рет ас­ке­та, умуд­рен­но­го опы­том и со­хра­нив­ше­го кре­пость те­ла, чья сла­ва, ес­ли та­кое вы­ра­же­ние поз­во­ли­тель­но при­ме­нить к от­шель­ни­ку, гре­ме­ла по всей еги­пет­ской пу­стыне.

По­чти все све­де­ния о жиз­ни пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия мы на­хо­дим в па­те­ри­ко­вых но­вел­лах. Фор­ма по­дроб­но­го жи­тия от пред­ска­за­ний о рож­де­нии свя­то­го, до опи­са­ния по­смерт­ных чу­дес у гро­ба пра­вед­ни­ка в древ­но­сти бы­ла не слиш­ком рас­про­стра­не­на. Фор­ми­ро­ва­ние агио­гра­фи­че­ско­го ка­но­на и по­яв­ле­ние при­выч­ных для нас агио­био­гра­фий за­вер­ши­лось в Ви­зан­тии лишь к Х ве­ку, так что при раз­го­во­ре о древ­них еги­пет­ских по­движ­ни­ках по­чти все­гда при­хо­дит­ся иметь де­ло с тем, что при­ня­то на­зы­вать но­вел­ла­ми или ис­то­ри­че­ски­ми анек­до­та­ми.

Это неболь­шие на­зи­да­тель­ные тек­сты, в цен­тре ко­то­рых на­хо­дит­ся ли­бо один афо­ризм свя­то­го, ли­бо слу­чай из его по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Очень ча­сто в па­те­ри­ко­вой но­вел­ле ис­поль­зу­ет­ся за­ни­ма­тель­ный сю­жет, чтобы чи­та­тель смог лег­ко вос­при­нять слож­ные бо­го­слов­ские или иные мак­си­мы, вкла­ды­ва­е­мые агио­гра­фом в уста свя­то­го. Вот для при­ме­ра ти­пич­ная ис­то­рия о Ма­ка­рии Ве­ли­ком, со­дер­жа­ща­я­ся в «Из­ре­че­ни­ях еги­пет­ских от­цов»: «Го­во­рил ав­ва Ма­ка­рий: "Тот, кто бу­дет на­пол­нять утро­бу свою хле­бом и во­дой, да­ет ключ от сво­е­го до­ма гра­би­те­лям"».

«Из­ре­че­ния…» – пер­вый па­те­рик, со­став­лен­ный не позд­нее V ве­ка. На­пи­сан­ные на гре­че­ском язы­ке и по­свя­щен­ные ино­кам, спа­сав­шим­ся в еги­пет­ских пу­сты­нях, они ско­ро ста­ли по­пуляр­ны­ми, пе­ре­ве­де­ны на мно­гие язы­ки, вклю­чая сла­вян­ский и по­чти сра­зу ста­ли об­раз­цом для по­сле­ду­ю­щих отеч­ни­ков. На Ру­си текст был из­ве­стен как Аз­буч­ный, Еги­пет­ский, Ал­фа­вит­ный па­те­рик, а в совре­мен­ной Рос­сии как Древ­ний па­те­рик. Текст «Из­ре­че­ний…» или по-гре­че­ски Апоф­тегм пред­став­ля­ет со­бой на­бор афо­риз­мов и от­дель­ных эпи­зо­дов, сгруп­пи­ро­ван­ных те­ма­ти­че­ски или в ал­фа­вит­ном по­ряд­ке.
Лю­бой чи­та­тель, же­лав­ший узнать, что ска­зал свя­той, на­при­мер, о борь­бе с блу­дом, мог най­ти имя по­движ­ни­ка в раз­де­ле по ал­фа­ви­ту.

Пре­по­доб­ный Ма­ка­рий в этом па­мят­ни­ке не толь­ко го­во­рит на­став­ле­ния, но учит на соб­ствен­ном при­ме­ре. Од­на­жды уче­ник ав­вы Ма­ка­рия встре­тил жре­ца, нес­ше­го вя­зан­ку дров, и по­здо­ро­вал­ся с ним: «Эй ты, де­мон, ку­да ты бе­жишь?». Оскорб­лен­ный языч­ник из­бил гру­бо­го мо­на­ха до по­лу­смер­ти и по­шел по сво­им де­лам. Вско­ре он встре­тил свя­то­го, про­из­нес­ше­го: «При­вет те­бе, при­вет, тру­до­лю­бец». Удив­лен­ный языч­ник спро­сил, чем же он за­слу­жил по­доб­ное при­вет­ствие. От­вет от­шель­ни­ка был кра­ток: «Я уви­дел те­бя утруж­да­ю­щим­ся, но ты не зна­ешь, что ты утруж­дал се­бя впу­стую». По­ра­жен­ный жрец об­нял ко­ле­ни свя­то­го, рас­ска­зал ему о слу­чае, про­изо­шед­шем рань­ше, и по­про­сил сде­лать его мо­на­хом.

Неза­тей­ли­вая ис­то­рия о поль­зе веж­ли­во­сти чуть ни­же под­твер­жда­лась афо­риз­мом Ма­ка­рия Еги­пет­ско­го: «Го­во­рил ав­ва Ма­ка­рий: "Злое сло­во иных доб­рых де­ла­ет злы­ми, и точ­но так же доб­рое сло­во иных злых де­ла­ет доб­ры­ми"». Тек­сты сто­я­ли в ру­ко­пи­си ря­дом, и чи­та­тель лег­ко на­хо­дил связь меж­ду за­ни­ма­тель­ной но­вел­лой и муд­рым из­ре­че­ни­ем.

При­мер­но в это же вре­мя – в IV- V ве­ке о свя­том рас­ска­зы­ва­ет и епи­скоп Еле­но­поль­ский Пал­ла­дий – ав­тор Лав­са­и­ка. Он был со­бе­сед­ни­ком свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста и оста­вил опи­са­ние сво­их встреч с по­движ­ни­ка­ми, сре­ди ко­то­рых был и пре­по­доб­ный Ма­ка­рий.

В Лав­са­и­ке мы так­же не най­дем по­чти ни­ка­ких био­гра­фи­че­ских све­де­ний, кро­ме ци­та­ты, при­ве­ден­ной в на­ча­ле на­шей ста­тьи, да упо­ми­на­ния о том, что свя­той в 40 лет по­лу­чил власть над ду­ха­ми. По­вест­во­ва­ние Пал­ла­дия о свя­том Ма­ка­рии лишь упо­ми­на­ет о несколь­ких слу­ча­ях эк­зор­циз­ма, по­мо­щи бра­ту, ис­ку­ша­е­мо­му среб­ро­лю­би­ем, да рас­ска­зы­ва­ет о борь­бе с ча­ро­де­ем, пре­вра­тив­шим жен­щи­ну в ло­шадь. По­след­няя ис­то­рия – в чи­стом ви­де ска­зоч­ное по­вест­во­ва­ние, по­доб­ное рас­ска­зу о том, как пре­по­доб­ный Па­вел Фивей­ский бе­се­до­вал с кен­тав­ра­ми, а пре­по­доб­ный Си­ме­он Столп­ник ис­це­лил «же­ну» ужас­но­го змея, стра­дав­шую от на­ры­ва.

Эти но­вел­лы при всей их неисто­рич­но­сти да­ют чи­та­те­лю воз­мож­ность при­кос­нуть­ся к на­род­ным ве­ро­ва­ни­ям про­стых егип­тян или ви­зан­тий­цев, для ко­то­рых ве­ра в сглаз, пор­чу и су­ще­ство­ва­ние чу­до­вищ бы­ла бли­же и важ­нее, чем бо­го­слов­ские рас­суж­де­ния о при­ро­де Свя­той Тро­и­цы или ис­ку­пи­тель­ной жерт­вы Хри­ста. Ран­ние ви­зан­тий­ские па­те­ри­ки мо­гут слу­жить столь же цен­ным ис­точ­ни­ком по бы­то­вой фольк­ло­ри­сти­ке, как и жиз­не­опи­са­ние бла­жен­ной Мат­ро­ны Мос­ков­ской, со­став­лен­ное З.В. Жда­но­вой. Дру­гое де­ло, что в па­те­ри­ках рас­ска­зы о кен­тав­рах и кол­ду­нах не со­став­ля­ют ос­нов­но­го со­дер­жа­ния па­мят­ни­ка, а пер­вый ва­ри­ант жи­тия Мат­ро­ны по­чти це­ли­ком со­сто­ит из ис­то­рий о чу­де­сах и фан­та­сти­че­ских ле­генд. Впро­чем, вер­нем­ся к пре­по­доб­но­му Ма­ка­рию Еги­пет­ско­му.

Не позд­нее 410 го­да пре­сви­тер Ру­фин Ак­ви­лей­ский пи­шет «Жизнь пу­стын­ных от­цов», где мож­но най­ти и рас­сказ о Ма­ка­рии Еги­пет­ском. От­шель­ни­ку по­свя­ще­на гла­ва, где с неболь­ши­ми ва­ри­а­ци­я­ми опи­сы­ва­ют­ся эпи­зо­ды, ко­то­рые мож­но най­ти и у Пал­ла­дия. Са­мое ин­те­рес­ное для нас со­об­ще­ние Ру­фин остав­ля­ет в кон­це по­вест­во­ва­ния: «Мно­го и дру­го­го рас­ска­зы­ва­ли нам о Ма­ка­рии, но нет воз­мож­но­сти за­пи­сать все­го, да дру­гие его де­я­ния, сверх то­го, уже об­ще­из­вест­ны».

Финаль­ная фра­за ав­то­ра «Жиз­ни пу­стын­ных от­цов» по­ка­зы­ва­ет, что ве­ру­ю­щие по­чи­та­ли пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия еще при жиз­ни, по­сколь­ку сла­ва о его по­движ­ни­че­стве ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лась по всей еги­пет­ской пу­стыне.

К со­жа­ле­нию, совре­мен­ный чи­та­тель ча­сто пло­хо се­бе пред­став­ля­ет, что та­кое пер­вые еги­пет­ские мо­на­сты­ри. Обыч­но во­об­ра­же­ние ри­су­ет нам пес­ча­ный пляж без мо­ря или уны­лую ка­ме­ни­стую мест­ность, на бес­край­них про­стран­ствах ко­то­рой там и сям сто­ят оди­но­кие пе­щер­ки от­шель­ни­ков, вы­ло­жен­ные из кам­ней, или про­руб­лен­ные в мяг­ком из­вест­ня­ке. На са­мом де­ле к кон­цу IV ве­ка в Егип­те су­ще­ство­ва­ли огром­ные мо­на­стыр­ские ком­плек­сы. Мо­на­ше­ство раз­ви­ва­лось стре­ми­тель­но. Как пи­са­ла А. И. Елан­ская, пер­вый мо­на­стырь был ос­но­ван пре­по­доб­ным Па­хо­ми­ем Ве­ли­ким в 320 го­ду, а уже к се­ре­дине IV ве­ка в Егип­те бы­ло 20 ты­сяч от­шель­ни­ков. От­ныне ино­ки ста­ли иг­рать од­ну из ве­ду­щих ро­лей в ис­то­рии Церк­ви. В Алек­сан­дрии без со­гла­сия от­шель­ни­ков невоз­мож­но бы­ло из­брать епи­ско­пов или вы­ска­зать мне­ние по то­му или ино­му бо­го­слов­ско­му во­про­су. Да­ле­ко не все ас­ке­ты ста­ли свя­ты­ми, но си­ла их бы­ла столь зна­чи­тель­ной, что они пре­вра­ти­лись в по­до­бие ар­мии, ко­то­рую мог­ли ве­сти за со­бой во­жа­ки, как это бы­ло во вре­мя вол­не­ний мо­но­фи­зи­тов.

На­ше пред­став­ле­ние о пу­стыне так­же слиш­ком иде­а­ли­стич­но. Мит­ро­по­лит Ан­то­ний Су­рож­ский го­во­рил: «Пу­сты­ня, как бы она не ка­за­лась пу­стой на кар­те, на­се­ле­на ги­е­на­ми, ди­ки­ми кош­ка­ми, тиг­ра­ми и льва­ми, все­ми воз­мож­ны­ми зверь­ми, на ко­то­рых мы без стра­ха смот­рим в зоо­ло­ги­че­ском са­ду. Но ес­ли встре­тишь­ся с ни­ми на при­ро­де, в их гла­зах ви­дишь свою смерть – смерть в их че­лю­стях, смерть в их чис­лен­но­сти, смерть в их го­ло­де, смерть в их ди­ко­сти, непри­ру­чен­ной че­ло­ве­че­ской лю­бо­вью».

Чи­тая зна­ме­ни­тую па­те­ри­ко­вую но­вел­лу об ав­ве Ге­ра­си­ме и льве, с уми­ле­ни­ем слу­шая рас­сказ о том, как лев по­мог ав­ве Зо­си­ме по­хо­ро­нить те­ло пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской, мы не долж­ны за­бы­вать о сот­нях мо­на­хах, ко­то­рых съе­ли хищ­ни­ки. Лю­бое жи­тие, в том чис­ле и му­че­ни­че­ское, - это рас­сказ о по­бе­ди­те­ле, о че­ло­ве­ке спа­сен­ном, а по­то­му в них не так мно­го мож­но най­ти по­вест­во­ва­ний об от­ступ­ни­ках, греш­ни­ках, о тех, ко­му не уда­лось стать свя­тым, несмот­ря на ино­че­ство или сан.

По­двиг Ма­ка­рия Ве­ли­ко­го тем и сла­вен, что он по­лу­чил «олим­пий­скую ме­даль» по спа­се­нию ду­ши и стал успеш­ным «тре­не­ром» но­вых по­ко­ле­ний по­движ­ни­ков. Но го­раз­до боль­ше лю­дей, участ­во­вав­ших в со­рев­но­ва­ни­ях, не до­шли до фини­ша или не по­па­ли в чис­ло при­зе­ров.

Ан­дрей Зай­цев

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест