Святой центурион

16/29 октября
Память мученика Лонгина сотника, который был при Кресте Господнем (I в.)

longin_sotnik

Се­го­дня, 29 ок­тяб­ря (16-го по ста­ро­му сти­лю), в пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре зна­чит­ся па­мять необыч­но­го свя­то­го, ве­ро­ят­но, – пер­во­го из языч­ни­ков, как на­зы­ва­ли лю­дей, не при­над­ле­жав­ших к ев­рей­ской ре­ли­ги­оз­ной тра­ди­ции и по­кло­няв­ших­ся бо­гам, на­зван­ным позд­нее «ми­фо­ло­ги­че­ски­ми». Это – цен­ту­ри­он (сот­ник) рим­ско­го гар­ни­зо­на, рас­квар­ти­ро­ван­но­го в Иеру­са­ли­ме в пе­ри­од на­мест­ни­че­ства пре­фек­та[1] Иудеи Пон­тия Пи­ла­та (26–36 гг.). До­сто­вер­ных све­де­ний о нём ма­ло.

Пред­ста­вим се­бе сле­ду­ю­щую кар­ти­ну. В пят­ни­цу, на­ка­нуне ев­рей­ской Пас­хи, у хол­ма под на­зва­ни­ем Гол­го­фа («че­реп») нёс ка­ра­уль­ную служ­бу от­ряд из трёх во­и­нов – наш цен­ту­ри­он и два сол­да­та. Без­об­лач­ное небо над ни­ми про­ре­за­ли те­ни трех кре­стов с окро­вав­лен­ны­ми те­ла­ми каз­ни­мых. Вни­зу на­хо­ди­лись лю­ди – глу­мя­щи­е­ся и встре­во­жен­ные, рав­но­душ­ные и пла­чу­щие. Кто из них со­зна­вал, что про­ис­хо­дит са­мое важ­ное со вре­ме­ни тво­ре­ния ми­ра и че­ло­ве­ка – его вос­со­зда­ние и ис­куп­ле­ние, от­кры­ва­ю­щее до­ро­гу к вос­ста­нов­ле­нию утра­чен­ной неко­гда гар­мо­нии?!

Мож­но утвер­ждать, что са­мы­ми рав­но­душ­ны­ми к про­ис­хо­дя­ще­му, да­же ску­ча­ю­щи­ми, бы­ли имен­но на­ши охран­ни­ки. Для ев­ре­ев про­ис­хо­див­шее со­от­но­си­лось с их на­цио­наль­ной ис­то­ри­ей – для каж­до­го по-раз­но­му. Для рим­лян – нет. По­доб­ное вос­при­ни­ма­лось ту­по­ва­ты­ми сол­да­фо­на­ми как ру­тин­ная ра­бо­та. К то­му же здесь они бы­ли «при ис­пол­не­нии» и не мог­ли поз­во­лить се­бе та­кие «невин­ные раз­вле­че­ния», как немно­гим ра­нее, во вре­мя раз­би­ра­тель­ства их ко­ман­ди­ром де­ла Иису­са по про­зви­щу Мес­сия, об­ман­щи­ка, вы­да­вав­ше­го се­бя за ца­ря! Для них, рес­пуб­ли­кан­цев, это бы­ло эк­зо­ти­кой Во­сто­ка, и они слав­но по­ве­се­ли­лись в пре­то­рии, где обыч­но иг­ра­ли в «шу­тов­ско­го ца­ря» и бро­са­ли ко­сти – ко­му «во­дить» (это бы­ло уста­нов­ле­но ар­хео­ло­ги­че­ски­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми). (Вспом­ним на­ши школь­ные иг­ры. Кто-то от­во­ра­чи­ва­ет­ся, за­кры­вая ли­цо ру­ка­ми, а дру­гие бьют его под ло­коть, от­ска­ки­вая при этом. Он дол­жен уга­дать. Что-то по­доб­ное бы­ло и там.) И здесь как нель­зя кста­ти по­явил­ся этот из­би­тый и обо­рван­ный «царь». Пре­крас­но, – ска­зал один из сол­дат, – вот вам го­то­вый царь для иг­ры, он и бу­дет «во­дить»![2] Но сна­ча­ла на­ря­дим его по-цар­ски.

«То­гда во­и­ны пра­ви­те­ля, взяв Иису­са в пре­то­рию, со­бра­ли во­круг Него всю ко­гор­ту и, раз­дев Его, на­де­ли на Него алый плащ. По­том спле­ли ве­нок из ко­лю­чек и воз­ло­жи­ли Ему на го­ло­ву; вло­жи­ли в пра­вую ру­ку пал­ку и, встав пе­ред Ним на ко­ле­ни, на­смеш­ли­во при­вет­ство­ва­ли Его: "Да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский"! А по­том они пле­ва­ли в Него и би­ли по го­ло­ве пал­кой. Вдо­воль на­глу­мив­шись, они сня­ли с Него плащ, на­де­ли на Него Его одеж­ду и по­ве­ли на казнь» (Мф.27:27-31).

А те­перь они долж­ны сто­ять под па­ля­щим солн­цем до са­мо­го ве­че­ра. По­том ещё на­до до­бить рас­пя­тых, снять те­ла с кре­стов (остав­лять на Пас­ху нель­зя) и бро­сить их в безы­мян­ную мо­ги­лу для каз­ни­мых пре­ступ­ни­ков. Ру­тин­ная, скуч­ная ра­бо­та.

Вне­зап­но из гру­ди из­му­чен­но­го ими Иудей­ско­го Ца­ря вы­рвал­ся крик, и го­ло­ва Его упа­ла на грудь. В это мгно­ве­ние лю­ди по­чув­ство­ва­ли, как вздрог­ну­ла зем­ля, и уви­де­ли зме­ив­ши­е­ся меж­ду кам­ней тре­щи­ны. Мир со­дрог­нул­ся в скор­би. Солн­це скры­ло свой лик, непо­нят­ная тьма на­дви­га­лась на Гол­го­фу. Воз­дух стал душ­ным, как пе­ред гро­зой. Сол­да­ты при­тих­ли. А цен­ту­ри­он, дол­го всмат­ри­вав­ший­ся в ли­цо Рас­пя­то­го, вдруг вос­клик­нул: «По­ис­ти­не этот че­ло­век был Сын Бо­жий!» Долж­но бы­ло про­изой­ти что-то неслы­хан­ное, чтобы су­ро­вый офи­цер, для ко­то­ро­го стра­да­ния, кровь и смерть бы­ли при­выч­ным ат­ри­бу­том его про­фес­сии, про­из­нёс та­кие сло­ва!

Пре­да­ние на­зы­ва­ет его Лонги­ном. Став хри­сти­а­ни­ном, он до­бил­ся от­став­ки и жил в до­ме от­ца. Пи­лат же на­пра­вил о нём до­не­се­ние им­пе­ра­то­ру Ти­бе­рию и по­лу­чил указ каз­нить от­ступ­ни­ка. Лон­ги­ну от­сек­ли го­ло­ву. Часть мо­щей свя­то­го цен­ту­ри­о­на хра­нит­ся в ва­ти­кан­ском хра­ме Свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра.

Юрий Ру­бан,
кан­д. ист. на­ук, кан­д. бо­го­сло­вия


При­ме­ча­ния

[1] Та­ков его под­лин­ный ти­тул; про­ку­ра­то­ром он был на­зван по ошиб­ке.

[2] По­доб­ной «за­ба­ве» пре­да­ва­лись и страж­ни­ки на су­де у Кай­а­фы. «Неко­то­рые из них ста­ли пле­вать в Него и, за­крыв Ему ли­цо, би­ли по го­ло­ве и го­во­ри­ли: "Про­рок! Уга­дай, кто Те­бя уда­рил!"» (Мк.14:65).

Случайный тест