Дни памяти:

5 мая - переходящая - Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

15 декабря

Жития

Преподобномученицы Антонина (Степанова) и Мария (Журавлева), преподобноисповедница Вера (Графова)

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ан­то­ни­на ро­ди­лась в 1886 го­ду в го­ро­де Москве в се­мье ма­сте­ро­во­го Ива­на Сте­па­но­ва и в кре­ще­нии бы­ла на­ре­че­на Ан­ной. В один­на­дцать лет она по­сту­пи­ла в Успен­ский Бру­сен­ский мо­на­стырь в го­ро­де Ко­ломне и при­ня­ла здесь мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Ан­то­ни­на. Мо­на­хи­ня Ан­то­ни­на под­ви­за­лась в мо­на­сты­ре до его за­кры­тия в 1920 го­ду, ко­гда мо­на­стыр­ские кор­пу­са бы­ли пре­вра­ще­ны в об­ще­жи­тия, за­се­лен­ные по боль­шей ча­сти во­ин­ству­ю­щи­ми без­бож­ни­ка­ми, а храм стал ис­поль­зо­вать­ся под ово­ще­хра­ни­ли­ще. Мо­на­хи­ни рас­се­ли­лись по квар­ти­рам в го­ро­де, а мо­лить­ся со­би­ра­лись в храм Вос­кре­се­ния Сло­ву­ще­го. Но и он был за­крыт в 1929 го­ду.
В те­че­ние двух дней, 21 и 22 мая 1931 го­да, все мо­на­хи­ни и по­слуш­ни­цы Бру­сен­ско­го мо­на­сты­ря, их бы­ло бо­лее трид­ца­ти че­ло­век, бы­ли аре­сто­ва­ны и за­клю­че­ны в ко­ло­мен­скую тюрь­му и сре­ди них мо­на­хи­ня Ан­то­ни­на (Сте­па­но­ва) и по­слуш­ни­ца Ве­ра Гра­фо­ва.
Столк­но­ве­ние с же­сто­ки­ми и злы­ми без­бож­ни­ка­ми при­ве­ло в тре­пет мо­на­хи­ню, и на до­про­се, под­твер­див, что ей «ве­ру­ю­щим при­хо­ди­лось го­во­рить: пе­ре­жи­ва­ем тя­же­лое вре­мя в на­ка­за­ние Бо­жие, о чем ука­за­но в Свя­том Пи­са­нии, за без­бо­жие», она тут же при­ба­ви­ла, что го­во­ри­ла это по сво­ей несо­зна­тель­но­сти, не ду­мая при­не­сти вред со­вет­ской вла­сти.

По­слуш­ни­ца Ве­ра ро­ди­лась в 1878 го­ду в се­ле Со­боле­во Кар­по­в­ской во­ло­сти Бо­го­род­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Ха­ри­то­на Гра­фо­ва. В 1903 го­ду она по­сту­пи­ла в Успен­ский Бру­сен­ский мо­на­стырь, где под­ви­за­лась на раз­лич­ных по­слу­ша­ни­ях до 1918 го­да, ко­гда ста­ло яс­но, что без­бож­ни­ки раз­ру­шат оби­тель. По­сле это­го она жи­ла у ве­ру­ю­щих лю­дей сна­ча­ла в од­ном из сел, а за­тем в Ко­ломне, за­ра­ба­ты­вая ши­тьем оде­ял. Бу­дучи аре­сто­ва­на и до­про­ше­на, Ве­ра ска­за­ла: «Про­тив со­вет­ской вла­сти я ни­ко­гда ни­ка­ких враж­деб­ных от­но­ше­ний не име­ла и не имею. Зна­ко­мых ни­ка­ких не имею и не знаю». Сле­до­ва­тель уко­рил ее в неубе­ди­тель­но­сти та­ких по­ка­за­ний, на что она до­ба­ви­ла, что дей­стви­тель­но неко­то­рых мо­на­хинь встре­ча­ла в хра­ме По­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри, с ко­то­ры­ми ино­гда го­во­ри­ла о том, что недо­стат­ки в про­до­воль­ствии, в дро­вах, длин­ные оче­ре­ди за ка­ким-ли­бо то­ва­ром – все это за гре­хи, как ска­за­но в Пи­са­нии Бо­жи­ем.
24 мая 1931 го­да след­ствие бы­ло за­кон­че­но. Мо­на­хи­ню Ан­то­ни­ну и по­слуш­ни­цу Ве­ру об­ви­ни­ли в том, что они, «имея меж­ду со­бою связь, по об­щей до­го­во­рен­но­сти сре­ди ве­ру­ю­щих про­во­ди­ли си­сте­ма­ти­че­ски ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию с ис­поль­зо­ва­ни­ем ре­ли­ги­оз­ных пред­рас­суд­ков масс, та­ко­вым вну­ша­ли: “При­шли тя­же­лые вре­ме­на, го­ло­дов­ка, недо­ста­ток все­го; в стране раз­ные бед­ствия и все то­му по­доб­ные яв­ле­ния вы­зва­ны Бо­жьей ка­рой за то, что власть и боль­шин­ство на­ро­да – Бо­га не при­зна­ют. В даль­ней­шем стра­ну по­стигнет страш­ное несча­стье, ес­ли на­род ве­ру не от­сто­ит и не за­щи­тит ее от го­не­ний и пре­сле­до­ва­ний”». «Имея связь с со­слан­ным за контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность... ар­хи­манд­ри­том Ни­ко­ном[1], под­дер­жи­ва­ют с ним пе­ре­пис­ку, за­ни­ма­ют­ся по ве­ру­ю­щим па­лом­ни­че­ством, со­би­ра­ют ве­щи, про­дук­ты, день­ги и по­сы­ла­ют по­сыл­ка­ми ему в ссыл­ку, на­ря­ду с этим рас­пус­ка­ют про­во­ка­цию: “По­лу­чи­ли пись­мо от... ар­хи­манд­ри­та Ни­ко­на, ко­то­рый пи­шет: над ни­ми в ссыл­ке из­де­ва­ют­ся, из­ну­ря­ют, при­ну­ди­тель­ный труд при­ме­ня­ет­ся непо­силь­ный, хо­дят го­лод­ные, раз­де­тые и ра­зу­тые”».
29 мая 1931 го­да трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла мо­на­хи­ню Ан­то­ни­ну и по­слуш­ни­цу Ве­ру к пя­ти го­дам ссыл­ки в Ка­зах­стан. По­слуш­ни­ца Ве­ра Гра­фо­ва умер­ла в ссыл­ке в 1932 го­ду, а мо­на­хи­ня Ан­то­ни­на (Сте­па­но­ва) по окон­ча­нии сро­ка вер­ну­лась из Ак­мо­лин­ска и по­се­ли­лась в Ко­ломне. Она бы­ла аре­сто­ва­на во вре­мя мас­со­вых го­не­ний, 27 но­яб­ря 1937 го­да, и за­клю­че­на в ко­ло­мен­скую тюрь­му.
Сле­до­ва­тель до­про­сил де­жур­ных сви­де­те­лей, ко­то­рые жи­ли на од­ной ули­це с мо­на­хи­ней; они по­ка­за­ли, что та до ре­во­лю­ции бы­ла мо­на­хи­ней и сей­час яв­ля­ет­ся мо­на­хи­ней, так как оде­ва­ет­ся в мо­на­ше­ское, ча­сто по­се­ща­ет цер­ковь, а за­ра­ба­ты­ва­ет по­шив­кой оде­ял и одеж­ды, кро­ме то­го, она го­во­ри­ла, что от­бы­ва­ла ссыл­ку, и при этом за­яв­ля­ла, что за вре­мя ссыл­ки в Ак­мо­лин­ске все­го на­смот­ре­лась, ви­де­ла, сколь­ко там по­ги­ба­ет невин­ных лю­дей, ко­то­рых ту­да боль­ше­ви­ки за­го­ня­ют. Она го­во­ри­ла, что ан­ти­хри­сты толь­ко и де­ла­ют, что аре­сто­вы­ва­ют свя­щен­ни­ков, при­чем со­вер­шен­но невин­ных, и толь­ко за то, что они свя­щен­ни­ки. Вот вам и кон­сти­ту­ция, в ко­то­рой на­пи­са­но о пол­ных пра­вах, предо­став­лен­ных ду­хо­вен­ству.
Бу­дучи до­про­ше­на на сле­ду­ю­щий день по­сле аре­ста, мо­на­хи­ня Ан­то­ни­на за­яви­ла, что ви­нов­ной се­бя в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти не при­зна­ет. Сле­до­ва­тель за­чи­тал по­ка­за­ния де­жур­ных сви­де­те­лей, на что мо­на­хи­ня от­ве­ти­ла, что, хо­тя и зна­ет этих лю­дей, но ни­ко­гда с ни­ми на по­доб­ные те­мы не го­во­ри­ла.
– Вы ули­че­ны в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти по­ка­за­ни­я­ми сви­де­те­лей и все же про­дол­жа­е­те упор­ство­вать на след­ствии. Пред­ла­га­ем вам пре­кра­тить свое упор­ство и при­сту­пить к ис­чер­пы­ва­ю­щим по­ка­за­ни­ям по су­ще­ству дан­но­го во­про­са! – по­тре­бо­вал сле­до­ва­тель.
– Я еще раз вам за­яв­ляю, что ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти я не про­во­ди­ла, и по­то­му по­ка­за­ний дать по су­ще­ству дан­но­го во­про­са не мо­гу, – от­ве­ти­ла мо­на­хи­ня Ан­то­ни­на, и на этом до­про­сы бы­ли за­кон­че­ны.
Вме­сте с ней бы­ла аре­сто­ва­на по­слуш­ни­ца Брус­нен­ско­го мо­на­сты­ря Ма­рия.

По­слуш­ни­ца Ма­рия ро­ди­лась в 1869 го­ду в се­ле Го­ро­дец Ко­ло­мен­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Мар­ти­ни­а­на Жу­равле­ва. В 1886 го­ду она по­сту­пи­ла в Успен­ский Бру­сен­ский мо­на­стырь, в ко­то­ром под­ви­за­лась до его за­кры­тия в 1920 го­ду, а за­тем по­се­ли­лась в Ко­ломне. В 1932 го­ду она бы­ла вы­се­ле­на из го­ро­да, как чуж­дый эле­мент в без­бож­ном устро­е­нии жиз­ни, но через неко­то­рое вре­мя са­мо­воль­но вер­ну­лась и по­се­ли­лась в од­ной квар­ти­ре с мо­на­хи­ней Ан­то­ни­ной (Сте­па­но­вой), 27 но­яб­ря 1937 го­да они бы­ли аре­сто­ва­ны и за­клю­че­ны в ко­ло­мен­скую тюрь­му.
Бы­ли до­про­ше­ны де­жур­ные сви­де­те­ли, со­се­ди по ули­це, ко­то­рые по­ка­за­ли, что Ма­рия до сих пор оде­ва­ет­ся по-мо­на­ше­ски и хо­дит в цер­ковь; она го­во­ри­ла, что на­ста­ло тя­же­лое вре­мя, со­всем за­му­чи­ли на­род на­ло­га­ми да зай­ма­ми, сколь­ко ни­щих ста­ло на ули­цах, раз­ве столь­ко их бы­ло; бы­ва­ло, ред­ко где их уви­дишь, а сей­час на каж­дом уг­лу сто­ят.
На сле­ду­ю­щий день по­сле аре­ста по­слуш­ни­ца бы­ла до­про­ше­на.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы про­во­ди­ли ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию. Вы при­зна­е­те это? – спро­сил ее сле­до­ва­тель.
– Нет, не при­знаю.
Сле­до­ва­тель спро­сил, зна­ко­ма ли она с людь­ми, сви­де­тель­ство­вав­ши­ми про­тив нее. Она от­ве­ти­ла, что зна­ко­ма, но по­ка­за­ний их не под­твер­жда­ет.
– Ко­го вы зна­е­те из мо­на­шек? – спро­сил ее сле­до­ва­тель.
– Знаю я очень мно­гих, но фа­ми­лий их не знаю, знаю, как звать по‑мо­на­ше­ски и где они про­жи­ва­ют, но точ­ных адре­сов я не знаю.
– Вы по­се­ща­е­те их?
– По­се­щаю, но адре­сов их не знаю, знаю, где они жи­вут, но адре­са­ми я ни­ко­гда не ин­те­ре­со­ва­лась.
На этом до­про­сы бы­ло за­кон­че­ны. 1 де­каб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла мо­на­хи­ню Ан­то­ни­ну и по­слуш­ни­цу Ма­рию к рас­стре­лу. В ожи­да­нии ис­пол­не­ния при­го­во­ра их пе­ре­вез­ли в Та­ган­скую тюрь­му в Моск­ву. Мо­на­хи­ня Ан­то­ни­на (Сте­па­но­ва) и по­слуш­ни­ца Ма­рия Жу­равле­ва бы­ли рас­стре­ля­ны 15 де­каб­ря 1937 го­да и по­гре­бе­ны в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 4». Тверь, 2006 год, стр. 243–249.

При­ме­ча­ния

[1] Ар­хи­манд­рит Ни­кон (Бе­ля­ев Ге­ор­гий Ни­ко­ла­е­вич; 1886-1937), пре­по­доб­но­му­че­ник. Про­слав­лен Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в Со­бо­ре но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских. Па­мять празд­ну­ет­ся 27 но­яб­ря/10 де­каб­ря.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест

(3 голоса: 5 из 5)