Дни памяти

16 мая - переходящая - Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

20 марта

Жития

Преподобномученицы Мария и Матрона Грошевы

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ма­рия ро­ди­лась в 1876 го­ду, а пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Мат­ро­на — в 1882 го­ду в се­ле Ва­рю­ков­ка Его­рьев­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стьян На­у­ма и Пла­то­ни­ды Гро­ше­вых; у них бы­ло че­ты­ре до­че­ри и сын. Как-то в мо­ло­до­сти три до­че­ри — Ма­рия, Мат­ро­на и Пе­ла­гия по­се­ти­ли неко­е­го стар­ца, ко­то­ро­го мно­гие по­чи­та­ли за по­дви­ги и про­зор­ли­вость, и спро­си­ли его, как им жить. Ма­рии и Мат­роне ста­рец ска­зал: «В мо­на­стырь, в мо­на­стырь...», а Пе­ла­гии: «В нече­сти­вую се­мью, в нече­сти­вую се­мью, за­муж».

marija-grosheva

По­слуш­ни­ца Ма­рия Гро­ше­ва.
Москва, Та­ган­ская тюрь­ма. 1938 год

В 1909 го­ду сест­ры Ма­рия и Мат­ро­на по­сту­пи­ли по­слуш­ни­ца­ми в Алек­сан­дро-Ма­ри­ин­ский мо­на­стырь, рас­по­ло­жен­ный в де­ся­ти вер­стах от Его­рьев­ска; Ма­рия про­хо­ди­ла по­слу­ша­ние порт­ни­хи, а Мат­ро­на — на мо­на­стыр­ском ху­то­ре. Пе­ла­гия вы­шла за­муж в се­мью со­вер­шен­но неве­ру­ю­щих лю­дей. И как все­гда в та­ких слу­ча­ях бы­ва­ет, в се­мье этой ца­ри­ли раз­но­гла­сия и рас­при, и толь­ко тер­пе­ние и кро­тость Пе­ла­гии скло­ни­ли ее му­жа к ве­ре, в кон­це кон­цов он стал хо­дить в храм и да­же пел на кли­ро­се.
По­сле при­хо­да к вла­сти в Рос­сии без­бож­ни­ков, Алек­сан­дро-Ма­ри­ин­ский мо­на­стырь был за­крыт, и сест­ры вер­ну­лись до­мой. Неко­то­рое вре­мя они жи­ли в до­ме от­ца, а за­тем пе­ре­се­ли­лись в цер­ков­ную сто­рож­ку при хра­мах во имя Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри и ве­ли­ко­му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы в се­ле Ту­го­лес Ша­тур­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти. Один храм был ка­мен­ным, дру­гой — де­ре­вян­ным, оба они бы­ли рас­по­ло­же­ны на вы­со­ком хол­ме сре­ди мо­ря хвой­но­го ле­са. Здесь по­слуш­ни­цы под­ви­за­лись в те­че­ние два­дца­ти лет. У се­стер был ого­род и ко­ро­ва. Они пек­ли для хра­ма просфо­ры, бы­ли ал­тар­ни­ца­ми, уби­ра­лись в хра­ме, а в остав­ше­е­ся вре­мя под­ра­ба­ты­ва­ли ру­ко­де­ли­ем — сте­га­ли оде­я­ла.
Се­стер в се­ле все лю­би­ли за лас­ко­вое и при­вет­ли­вое об­хож­де­ние. Сво­их пле­мян­ниц они с дет­ства при­учи­ли мо­лить­ся и по­мог­ли им по­лю­бить бо­го­слу­же­ние и храм. Од­ну из пле­мян­ниц они на­учи­ли чи­тать Псал­тирь, и впо­след­ствии, ко­гда все хра­мы в окру­ге бы­ли за­кры­ты, она чи­та­ла Псал­тирь по усоп­шим.
Пред­се­да­тель мест­но­го сель­со­ве­та, без­бож­ник Ва­си­лий Язы­ков, лю­то нена­ви­дев­ший храм, вся­кий раз, ко­гда на­чи­на­лось бо­го­слу­же­ние, вы­хо­дил на до­ро­гу и ста­рал­ся угро­за­ми разо­гнать иду­щих в цер­ковь кре­стьян.

matrona-grosheva

По­слуш­ни­ца Мат­ро­на Гро­ше­ва.
Москва, Та­ган­ская тюрь­ма. 1938 год

В 1931 го­ду был аре­сто­ван и при­го­во­рен к пя­ти го­дам ссыл­ки в Ка­зах­стан свя­щен­ник Ка­зан­ско-Пят­ниц­ко­го при­хо­да На­за­рий Гриб­ков. Пред­се­да­тель сель­со­ве­та, при­е­хав в се­ло с ми­ли­ци­о­не­ра­ми с на­ме­ре­ни­ем храм ра­зо­рить, стал тре­бо­вать клю­чи от хра­ма у ста­ро­сты Ва­си­лия За­ни­на, но тот клю­чей не от­дал, и ми­ли­ция уеха­ла ни с чем. В сле­ду­ю­щий раз ми­ли­ция аре­сто­ва­ла ста­ро­сту, но он по до­ро­ге в Ша­ту­ру бро­сил клю­чи в снег, и их на­шла, по пред­ва­ри­тель­ной до­го­во­рен­но­сти с ним, сест­ра по­слуш­ниц Пе­ла­гия. По­слуш­ни­цы тай­но пе­ре­нес­ли из хра­ма в свою ке­лью неко­то­рые бо­го­слу­жеб­ные пред­ме­ты, спа­сая их от без­бож­ни­ков.
По­сле за­кры­тия хра­ма по­слуш­ни­цы Ма­рия и Мат­ро­на ста­ли хо­дить в храм во имя Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в се­ле Пет­ров­ском, рас­по­ло­жен­ном в пят­на­дца­ти ки­ло­мет­рах от се­ла Ту­го­лес. Здесь око­ло со­ро­ка лет слу­жил про­то­и­е­рей Алек­сандр Са­ха­ров[1], бла­го­чин­ный Ша­тур­ско­го рай­о­на. Пе­ред каж­дым бо­го­слу­же­ни­ем по­слуш­ни­цы убеж­да­ли жен­щин-кре­стья­нок не остав­лять мо­лит­вы и не ма­ло­ду­ше­ствуя от­прав­лять­ся вме­сте с ни­ми в храм Бо­жий.
Хо­тя за от­сут­стви­ем свя­щен­ни­ка служ­ба в хра­мах в се­ле Ту­го­лес не со­вер­ша­лась, но пред­се­да­те­лю сель­со­ве­та Язы­ко­ву это­го ка­за­лось ма­ло, и он раз­ру­шил до ос­но­ва­ния де­ре­вян­ную ко­ло­коль­ню Пят­ниц­ко­го хра­ма, а в са­мом хра­ме раз­ме­стил цех по раз­ли­ву ли­мо­на­да.
В 1933 го­ду в Ка­зан­ский храм в Ту­го­ле­се был на­прав­лен слу­жить вер­нув­ший­ся из за­клю­че­ния свя­щен­ник Ге­ор­гий Ко­ло­ко­лов, а в 1936 го­ду, к ве­ли­кой ра­до­сти при­хо­жан, в храм вер­нул­ся свя­щен­ник На­за­рий Гриб­ков; в 1937 го­ду в храм был на­прав­лен слу­жить пса­лом­щик Петр Ца­рап­кин[2]. В но­яб­ре 1937 го­да оба свя­щен­ни­ка и пса­лом­щик бы­ли аре­сто­ва­ны, и в хра­ме пре­кра­ти­лось бо­го­слу­же­ние. Про­тив всех аре­сто­ван­ных лже­сви­де­те­лем вы­сту­пил пред­се­да­тель сель­со­ве­та Ва­си­лий Язы­ков.
С это­го вре­ме­ни сест­ры оста­лись един­ствен­ны­ми в окру­ге «цер­ков­ни­ца­ми», кто мог по­чи­тать Псал­тирь по умер­ше­му род­ствен­ни­ку, на­ста­вить в ве­ре, в ис­пол­не­нии цер­ков­ных пра­вил и на­учить мо­лить­ся.
В фев­ра­ле 1938 го­да вла­сти воз­об­но­ви­ли аре­сты. Свя­щен­ни­ков на сво­бо­де по­чти не оста­лось, и аре­сто­вы­ва­лись уже ми­ряне. 15 фев­ра­ля 1938 го­да пред­се­да­тель сель­со­ве­та Ва­си­лий Язы­ков, вы­сту­пив лже­сви­де­те­лем про­тив по­слуш­ниц, на­пи­сал, что они враж­деб­но на­стро­е­ны к со­вет­ской вла­сти и ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. На ре­ли­ги­оз­ные празд­ни­ки сест­ры хо­дят по до­мам кол­хоз­ни­ков и в неко­то­рых до­мах со­вер­ша­ют бо­го­слу­же­ние. Явив­шись в один из до­мов, они го­во­ри­ли кол­хоз­ни­кам: «Зав­тра Гос­под­ский празд­ник, луч­ше ид­ти в цер­ковь мо­лить­ся Бо­гу, а не в кол­хо­зе ра­бо­тать». Кол­хоз­ни­цы в ко­ли­че­стве вось­ми че­ло­век, вме­сто то­го чтобы ра­бо­тать в кол­хо­зе, хо­дят в цер­ковь в се­ло Пет­ров­ское Ша­тур­ско­го рай­о­на за 15 ки­ло­мет­ров мо­лить­ся Бо­гу. А на во­прос, по­че­му они не ра­бо­та­ют в кол­хо­зе, кол­хоз­ни­цы от­ве­ча­ют: «Бо­гу луч­ше мо­лить­ся, а то Он нас всех на­ка­жет». В цер­ковь с кол­хоз­ни­ца­ми хо­дят и са­ми мо­наш­ки. В до­ма кол­хоз­ни­ков мо­наш­ки при­но­сят цер­ков­ные кни­ги и чи­та­ют кол­хоз­ни­кам о рож­де­нии Иису­са Хри­ста, о со­тво­ре­нии Бо­гом ми­ра, о рае, о Страш­ном Су­де.
26 фев­ра­ля 1938 го­да вла­сти аре­сто­ва­ли по­слуш­ниц и за­клю­чи­ли в тюрь­му в го­ро­де Его­рьев­ске.
— Ска­жи­те, — спро­сил сле­до­ва­тель по­слуш­ни­цу Ма­рию, — бы­ва­ли ли слу­чаи, ко­гда вы вме­сте с Мат­ро­ной Гро­ше­вой со­зы­ва­ли к се­бе на дом кол­хоз­ниц и устра­и­ва­ли у се­бя бо­го­слу­же­ния, осо­бен­но под ре­ли­ги­оз­ные празд­ни­ки?
— Та­ких слу­ча­ев не бы­ло, — от­ве­ти­ла Ма­рия, — но бы­ва­ли слу­чаи, ко­гда кол­хоз­ни­ки за­хо­ди­ли к нам по­го­во­рить о чем-ли­бо или взять ка­кую-ни­будь вещь, необ­хо­ди­мую для по­кой­ни­ка, на­при­мер по­кры­ва­ло. Я лич­но чи­таю Псал­тирь над умер­ши­ми.
— Ска­жи­те, бы­ва­ли ли слу­чаи, ко­гда вы хо­ди­ли по до­мам кол­хоз­ни­ков и вме­сте с ре­ли­ги­оз­ной про­па­ган­дой за­ни­ма­лись ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­стью, на­прав­лен­ной на срыв ра­бо­ты в кол­хо­зе?
— Я спе­ци­аль­но для ука­зан­ной це­ли по до­мам кол­хоз­ни­ков не хо­ди­ла, но в от­дель­ных слу­ча­ях хо­ди­ла в до­ма чи­тать Псал­тирь, но ни­ка­кой под­рыв­ной ра­бо­ты про­тив кол­хо­зов я не ве­ду и про­тив вла­сти ни­че­го не го­во­рю.
— Вспом­ни­те слу­чай, про­ис­шед­ший в но­яб­ре, ко­гда вы вме­сте с сест­рой Мат­ро­ной Гро­ше­вой со­вер­ша­ли в до­мах бо­го­слу­же­ние и вы­ска­зы­ва­ли свое недо­воль­ство со­вет­ской вла­стью, на­зы­вая боль­ше­ви­ков ан­ти­хри­ста­ми.
— Это­го я не пом­ню, и слу­чай с ан­ти­со­вет­ски­ми вы­ска­зы­ва­ни­я­ми я от­ри­цаю.
— Вы го­во­ри­те, что у се­бя на до­му вы бо­го­слу­же­ний не со­вер­ша­ли, а меж­ду тем при обыс­ке в ва­шем до­ме бы­ли об­на­ру­же­ны цер­ков­ные кни­ги, кре­сты, ча­ши, ри­зы и дру­гие при­над­леж­но­сти ре­ли­ги­оз­но­го куль­та. По­че­му же вы не го­во­ри­те ис­ти­ны?
— Да, я под­твер­ждаю, что у ме­ня ука­зан­ные пред­ме­ты бы­ли об­на­ру­же­ны, но они при­над­ле­жат церк­ви, у ме­ня хра­нят­ся с мо­мен­та аре­ста свя­щен­ни­ков и за­кры­тия церк­ви, но ни я, ни моя сест­ра на се­бя вы­пол­не­ние об­ря­дов не бра­ли, за ис­клю­че­ни­ем чте­ния Псал­ти­ри.
— Ска­жи­те, при­зна­е­те вы се­бя ви­нов­ной в ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти и аги­та­ции, на­прав­лен­ной на под­рыв со­вет­ской вла­сти и кол­хо­за?
— Нет, в этом я се­бя ви­нов­ной при­знать не мо­гу.
То­гда же бы­ла до­про­ше­на и ее сест­ра Мат­ро­на.
— Рас­ска­жи­те, чем вы сей­час, про­жи­вая при церк­ви се­ла Ту­го­лес, за­ни­ма­е­тесь? — спро­сил сле­до­ва­тель.
— Вот уже два­дцать лет, как я и моя сест­ра Ма­рия при­слу­жи­ва­ем во вре­мя бо­го­слу­же­ний в церк­ви и жи­вем на цер­ков­ные сред­ства.
— Бы­ва­ют ли у вас в до­ме кол­хоз­ни­ки и ка­кие у вас с ни­ми идут раз­го­во­ры?
— В дом к нам ино­гда за­хо­ди­ли раз­ные ли­ца; при­ез­жа­ю­щие из­да­ле­ка оста­ва­лись у нас но­че­вать. Но вот уже три ме­ся­ца, как за­кры­та цер­ковь по слу­чаю аре­ста свя­щен­ни­ка, и по­то­му на ноч­ле­ге у нас ни­ко­го не бы­ва­ет. Меж­ду на­ми ве­дут­ся раз­го­во­ры на ре­ли­ги­оз­ные те­мы.
— Вам предъ­яв­ля­ет­ся об­ви­не­ние в том, что вы вме­сте с Ма­ри­ей Гро­ше­вой за­ни­ма­е­тесь ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей. При­зна­е­те ли вы се­бя в этом ви­нов­ной?
— Контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ци­ей я не за­ни­ма­лась и ви­нов­ной се­бя в этом не при­знаю, но раз­го­во­ры на ре­ли­ги­оз­ные те­мы мы ве­дем.
— Ска­жи­те, вы со­вер­ша­е­те у се­бя на до­му бо­го­слу­же­ния? Кто к вам хо­дит? И хо­ди­те ли вы по до­мам кол­хоз­ни­ков с це­лью со­вер­ше­ния бо­го­слу­же­ний? И вы­ска­зы­ва­е­тесь ли про­тив кол­хо­зов и со­вет­ской вла­сти?
— Бо­го­слу­же­ний на до­му у ме­ня не бы­ва­ет, но кол­хоз­ни­кам или кто при­хо­дит я рас­ска­зы­ва­ла о Хри­сте. По до­мам кол­хоз­ни­ков для со­вер­ше­ния цер­ков­ных об­ря­дов я не хо­ди­ла и недо­воль­ства со­вет­ской вла­стью не вы­ска­зы­ва­ла. О том, что в празд­нич­ные дни нуж­но мо­лить­ся, я го­во­ри­ла, и что ра­бо­та в кол­хо­зе по­до­ждет, это вер­но, но в этом я ни­ка­кой аги­та­ции не усмат­ри­ваю. Имея цель по­мо­лить­ся Бо­гу, я по­сле за­кры­тия церк­ви у нас в се­ле Ту­го­лес ез­ди­ла в цер­ковь се­ла Пет­ров­ско­го Ша­тур­ско­го рай­о­на. Со мной ез­ди­ли и дру­гие ли­ца, в том чис­ле и кол­хоз­ни­ки.
11 мар­та 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла по­слуш­ниц Ма­рию и Мат­ро­ну к рас­стре­лу, и они бы­ли пе­ре­ве­зе­ны в Та­ган­скую тюрь­му в Москве. По­слуш­ни­цы Ма­рия и Мат­ро­на Гро­ше­вы бы­ли рас­стре­ля­ны 20 мар­та 1938 го­да и по­гре­бе­ны в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Март».
Тверь. 2006. С. 72-79


При­ме­ча­ния

[1] Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сандр (Са­ха­ров). Про­слав­лен Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в Со­бо­ре но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских. Па­мять празд­ну­ет­ся 20 но­яб­ря/3 де­каб­ря.

[2] Свя­щен­но­му­че­ни­ки Ге­ор­гий (Ко­ло­ко­лов) и На­за­рий (Гриб­ков) и му­че­ник Петр (Ца­рап­кин). Про­слав­ле­ны Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в Со­бо­ре но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских. Па­мять празд­ну­ет­ся 26 но­яб­ря/9 де­каб­ря.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест