Дни памяти

28 февраля

29 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сий (Алек­сей Ми­хай­ло­вич Ни­кит­ский) ро­дил­ся 6 мар­та 1891 го­да в се­ле Ми­хале­во Брон­ниц­ко­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка, слу­жив­ше­го в хра­ме Рож­де­ства Хри­сто­ва, Ми­ха­и­ла Пав­ло­ви­ча Ни­кит­ско­го. В 1902 го­ду Алек­сей окон­чил зем­скую трех­класс­ную шко­лу в Ми­хале­ве, в 1906 го­ду — Дон­ское ду­хов­ное учи­ли­ще, а в 1912 го­ду — Мос­ков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был на­зна­чен учи­те­лем вто­ро­класс­ной шко­лы при фаб­ри­ке на стан­ции Ба­ла­ши­ха Ни­же­го­род­ской же­лез­ной до­ро­ги. В 1913 го­ду скон­чал­ся его отец, и в 1914 го­ду Алек­сей Ми­хай­ло­вич был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка на его ме­сто ко хра­му Рож­де­ства Хри­сто­ва в се­ле Ми­хале­ве. С при­хо­дом со­вет­ской вла­сти отец Алек­сий был мо­би­ли­зо­ван в ты­ло­вое опол­че­ние Крас­ной ар­мии и от­прав­лен в Брон­ни­цы в кон­ный кор­пус, где его обя­зан­но­стью бы­ло сле­дить за ло­шадь­ми. За­тем он был опре­де­лен на долж­ность кон­тор­щи­ка в стро­и­тель­ный от­ряд, а поз­же — те­ле­фо­ни­стом на Ходын­ку, где бы­ло рас­по­ло­же­но то­гда управ­ле­ние по снаб­же­нию воз­душ­но­го фло­та. В 1921 го­ду отец Алек­сий был де­мо­би­ли­зо­ван и по­дал про­ше­ние ар­хи­ерею о при­ня­тии его свя­щен­ни­ком в Мос­ков­скую епар­хию, и с мар­та 1922 го­да стал слу­жить в Тро­иц­ком хра­ме в по­сел­ке Удель­ное, где и про­слу­жил до дня аре­ста.
В 1929 го­ду у от­ца Алек­сия, как ли­шён­но­го из­би­ра­тель­ных прав, от­ня­ли дом. При­тес­не­ние слу­жи­те­лей Церк­ви со сто­ро­ны со­вет­ской вла­сти в это вре­мя вы­ра­жа­лось и в непо­силь­ном на­ло­ге как на них са­мих, так и на об­щи­ны, ко­то­рые долж­ны бы­ли пла­тить на­лог за ис­поль­зо­ва­ние зда­ния церк­ви. Сум­ма на­ло­го­об­ло­же­ний бы­ла та­кой вы­со­кой, что вы­пла­тить её сто­и­ло боль­шо­го тру­да и са­мо­по­жерт­во­ва­ния. И свя­щен­но­на­ча­лие, и ря­до­вые пас­ты­ри пи­са­ли за­яв­ле­ния с про­те­стом про­тив фак­ти­че­ско­го ограб­ле­ния ве­ру­ю­щих. Де­ла­ли та­кие за­яв­ле­ния и слу­жи­те­ли Тро­иц­кой церк­ви в по­сёл­ке Удель­ная. Од­но из та­ких за­яв­ле­ний они на­пи­са­ли в 1937 го­ду по­сле то­го, как рай­он­ный финан­со­вый от­дел в несколь­ко раз по срав­не­нию с преды­ду­щим го­дом уве­ли­чил на­лог с до­хо­да прич­та.
Со­труд­ни­ки НКВД про­из­ве­ли неглас­ное след­ствие в от­но­ше­нии свя­щен­но­слу­жи­те­лей Тро­иц­ко­го хра­ма, ре­зуль­та­том че­го стал арест свя­щен­ни­ка Алек­сия Ни­кит­ско­го и диа­ко­на Си­мео­на Ку­ля­ми­на, ко­то­рый про­изо­шёл 26 ян­ва­ря 1938 го­да.
Пер­вый раз сле­до­ва­тель до­про­сил от­ца Алек­сия 30 ян­ва­ря. На сле­ду­ю­щий день до­прос был про­дол­жен. — Где вы пи­са­ли ва­ше за­яв­ле­ние о сни­же­нии на­ло­га и ка­кую цель вы пре­сле­до­ва­ли дан­ным за­яв­ле­ни­ем? — спро­сил сле­до­ва­тель.
— Я дан­ное за­яв­ле­ние о сни­же­нии на­ло­га пи­сал сам лич­но у се­бя на квар­ти­ре в 1937 го­ду. По­сле я это за­яв­ле­ние при­нес в цер­ковь, где к нему, по­сле окон­ча­ния служ­бы, под­пи­са­лись Львов, Жу­ков и Ку­ля­мин, под­пи­сы­ва­лись они в ал­та­ре. Це­ли у нас ни­ка­кой не бы­ло, но мы в за­яв­ле­нии про­си­ли толь­ко сни­зить нам на­лог, ка­ко­вой нам не под си­лу бы­ло вне­сти. Дан­ное за­яв­ле­ние мы пи­са­ли со­глас­но ука­за­нию рай­он­но­го финан­со­во­го ин­спек­то­ра Пан­ко­ва. — След­ствию из­вест­но, что вы 2 мая 1937 го­да со­би­ра­лись на квар­ти­ре мит­ро­по­ли­та Чи­ча­го­ва, где об­суж­да­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ные во­про­сы. Ка­кие во­про­сы вы об­суж­да­ли и с кем?
— Я дей­стви­тель­но 2 мая 1937 го­да был на квар­ти­ре мит­ро­по­ли­та Се­ра­фи­ма в по­сёл­ке Удель­ная, но я был им при­гла­шен, чтобы от­слу­жить мо­ле­бен… по­сле мо­леб­на я вы­пил ста­кан чаю, и мы все из квар­ти­ры Чи­ча­го­ва ушли по сво­им квар­ти­рам. Мит­ро­по­лит Се­ра­фим на Рож­де­ство и Пас­ху все­гда при­гла­шал нас от­слу­жить у него на квар­ти­ре мо­ле­бен, так как по ста­ро­сти по­се­щать цер­ковь он не мо­жет… я ни­ка­кую контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию сре­ди ве­ру­ю­щих про­тив ме­ро­при­я­тий со­вет­ской вла­сти не вел и про­тив на­ло­гов и зай­мов не вы­сту­пал… в предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя не при­знаю… Я, бу­дучи свя­щен­ни­ком удель­нин­ской церк­ви, толь­ко вы­пол­нял свои обя­зан­но­сти как свя­щен­ник.
6 фев­ра­ля со­сто­ял­ся по­след­ний до­прос. — След­ствию из­вест­но, что вы вме­сте с диа­ко­ном Ку­ля­ми­ным ве­ли аги­та­цию сре­ди ве­ру­ю­щих за неза­кры­тие церк­вей.
— Я ни­ка­кой с диа­ко­ном Ку­ля­ми­ным аги­та­ции сре­ди ве­ру­ю­щих не вел и в от­но­ше­нии неза­кры­тия церк­вей во­прос ни­где не ста­вил и ни с кем не го­во­рил и не об­суж­дал.
Все вре­мя непро­дол­жи­тель­но­го след­ствия аре­сто­ван­ные свя­щен­ник и диа­кон про­ве­ли в Та­ган­ской тюрь­ме в Москве.
16 фев­ра­ля 1938 го­да трой­ка НКВД по Мос­ков­ской об­ла­сти при­го­во­ри­ла их к рас­стре­лу за "контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию про­тив вы­бо­ров в Вер­хов­ный Со­вет, рас­про­стра­не­ние слу­хов о за­кры­тии церк­вей и аре­стах ду­хо­вен­ства".
28 фев­ра­ля 1938 го­да свя­щен­ник Алек­сий Ни­кит­ский и диа­кон Си­ме­он Ку­ля­мин бы­ли рас­стре­ля­ны на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой и по­гре­бе­ны в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле. Пе­ред рас­стре­лом в этот же день фо­то­граф Та­ган­ской тюрь­мы сфо­то­гра­фи­ро­вал их, чтобы при про­во­ди­мых в это вре­мя мас­со­вых рас­стре­лах па­лач не ошиб­ся.
При­чис­лен к ли­ку свя­тых но­во­му­че­ни­ков Рос­сий­ских по­ста­нов­ле­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да 12 мар­та 2002 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.

Случайный тест