Дни памяти

13 ноября

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ник Ана­то­лий (в ми­ру Ана­то­лий Ива­но­вич Бот­вин­ни­ков) ро­дил­ся 15 ок­тяб­ря 1881 го­да в де­ревне Ко­па­ни Бы­хов­ско­го уез­да Мо­гилев­ской гу­бер­нии в кре­стьян­ской се­мье. Ко­гда маль­чи­ку ис­пол­ни­лось пят­на­дцать лет, умер отец, и мать с сы­ном пе­ре­еха­ли в То­боль­скую гу­бер­нию, им да­ли зем­лю, они об­за­ве­лись хо­зяй­ством, и Ана­то­лий стал кре­стьян­ство­вать, как ко­гда-то его отец[1].
На­ча­лась Рус­ско-япон­ская вой­на, и Ана­то­лий был при­зван ря­до­вым на дей­стви­тель­ную во­ен­ную служ­бу. Во вре­мя во­ен­ных дей­ствий он ока­зал­ся в Порт-Ар­ту­ре, был ра­нен; по­пал в плен, где про­был око­ло го­да; по­след­ствия ра­не­ния оста­лись на всю жизнь – у него бы­ла огра­ни­че­на по­движ­ность ру­ки и спи­ны.
По­сле за­клю­че­ния мир­но­го до­го­во­ра с Япо­ни­ей Ана­то­лий Ива­но­вич был от­пу­щен из пле­на и вер­нул­ся до­мой. Он ни­ко­гда рань­ше не по­мыш­лял о слу­же­нии Церк­ви, но вой­на, бли­зость смер­ти, ра­не­ние, жизнь в пле­ну сре­ди языч­ни­ков про­из­ве­ли пе­ре­во­рот в ду­ше мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, вы­де­лив глав­ное – спа­се­ние сво­ей ду­ши; и он при­нял ре­ше­ние – ес­ли оста­нет­ся жив, то станет мо­на­хом.
В ап­ре­ле 1906 го­да он по­сту­пил в один из си­бир­ских мо­на­сты­рей. Здесь в те­че­ние несколь­ких лет он вы­пол­нял са­мые раз­лич­ные по­слу­ша­ния. В 1912 го­ду он был на­прав­лен в ка­че­стве пра­во­слав­но­го мис­си­о­не­ра в Ки­тай. Через год он вер­нул­ся в Рос­сию и по­сту­пил в Ни­ко­ло-Те­ре­бен­ский мо­на­стырь Твер­ской гу­бер­нии и здесь при­нял мо­на­ше­ский по­стриг с остав­ле­ни­ем то­го же име­ни. В 1920 го­ду мо­нах Ана­то­лий был ру­ко­по­ло­жен в сан иеро­ди­а­ко­на. Через год со­вет­ские вла­сти упразд­ни­ли мо­на­стырь, но оста­ви­ли храм, где он и про­дол­жал слу­жить. Через несколь­ко лет он был ру­ко­по­ло­жен в сан иеро­мо­на­ха и в 1928 го­ду на­прав­лен в храм се­ла Со­ро­го­жье Ми­хай­лов­ско­го рай­о­на Твер­ской об­ла­сти, где его за­ста­ли го­не­ния на­ча­ла трид­ца­тых го­дов.
27 ок­тяб­ря 1930 го­да по­мощ­ник упол­но­мо­чен­но­го ОГПУ до­про­сил ком­со­моль­цев Со­ро­гож­ско­го сель­со­ве­та – юно­шу два­дца­ти че­ты­рех лет и де­вуш­ку два­дца­ти лет, ко­то­рые да­ли по­ка­за­ния про­тив при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка.
"27 ок­тяб­ря се­го го­да в раз­го­во­ре с Зо­ри­но­вым Ва­си­ли­ем Ми­хай­ло­ви­чем ху­то­ра При­быт­ко­во Строй­ков­ско­го сель­со­ве­та Ми­хай­лов­ско­го рай­о­на по во­про­су о по­пах, церк­вах окру­жа­ю­ще­го рай­о­на и так да­лее по­след­ний мне за­явил, что его мать, при­дя до­мой из церк­ви, ска­за­ла ему, что 19 ок­тяб­ря се­го го­да, в вос­кре­се­нье, поп со­ро­гож­ской церк­ви Бот­вин­ни­ков ска­зал по­сле служ­бы про­по­ведь, а в про­по­ве­ди жа­ло­вал­ся, что ему ста­ло пло­хо жить, что со­вет­ская власть оби­жа­ет слу­жи­те­лей церк­ви на­ло­га­ми, что ему за то, что он слу­жи­тель церк­ви, при­шлось упла­тить непо­силь­ный на­лог. По сло­вам этой ма­те­ри, при­сут­ству­ю­щие в церк­ви бы­ли этим об­сто­я­тель­ством очень рас­стро­е­ны. Его мать, при­дя из церк­ви, на­бро­си­лась на него за то, что он ком­со­мо­лец и не ве­ру­ет в Бо­га, ру­гая всех ком­му­ни­стов на чем свет сто­ит за то, что они сжи­ва­ют "со све­та", по ее сло­вам, по­пов и ре­ли­гию. По­сле она про­си­ла де­нег у него для ока­за­ния по­мо­щи по­пу. Ве­ру­ю­щие как буд­то бы пу­сти­ли под­пис­ной лист по ока­за­нию по­мо­щи "по­стра­дав­ше­му ба­тюш­ке"[2].
"В фев­ра­ле ме­ся­це я бы­ла на по­чте, ку­да при­шел и Бот­вин­ни­ков, где за­явил, что "со­вет­ская власть при рас­ку­ла­чи­ва­нии гра­бит, вот и ме­ня огра­би­ла то­же"[3].
Со­труд­ник ОГПУ счел по­доб­но­го ро­да "по­ка­за­ния" вполне до­ста­точ­ны­ми, и 5 но­яб­ря иеро­мо­нах Ана­то­лий был аре­сто­ван и за­клю­чен в Бе­жец­кую тюрь­му. По­сколь­ку ни­ка­ких дру­гих све­де­ний о нем ОГПУ не име­ло, упол­но­мо­чен­ный, не уточ­няя, за что его аре­сто­ва­ли, по­про­сил свя­щен­ни­ка рас­ска­зать о се­бе. Иеро­мо­нах Ана­то­лий ска­зал, что про­ис­хо­дит из кре­стьян, во­е­вал сол­да­том в Рус­ско-япон­скую вой­ну, а все осталь­ное вре­мя под­ви­зал­ся в мо­на­сты­ре и свя­щен­ни­ком на при­хо­де[4].
Отец Ана­то­лий уже был аре­сто­ван, а сле­до­ва­тель еще в те­че­ние трех по­сле­ду­ю­щих дней со­би­рал до­ка­за­тель­ства о его ан­ти­го­судар­ствен­ной де­я­тель­но­сти, опра­ши­вая жи­те­лей се­ла. Вот что ему уда­лось со­брать: "В ап­ре­ле ме­ся­це те­ку­ще­го го­да в ре­ли­ги­оз­ный празд­ник "Пас­ху" поп со­ро­гож­ской церк­ви Бот­вин­ни­ков, бу­дучи в де­ревне Халь­ко­во, сре­ди при­сут­ству­ю­щих кре­стьян го­во­рил, что "со­ро­гож­ская цер­ковь, граж­дане, ста­рая и ско­ро раз­ва­лит­ся, слу­жить в ней нель­зя, на­до хло­по­тать об от­кры­тии Алек­се­ев­ской церк­ви". Даль­ше он, об­ра­ща­ясь к ним, го­во­рил: "Ве­ру­ю­щие, не бро­сай­те цер­ковь, не верь­те бас­ням, что нет Бо­га. Бог есть, вспом­ни­те, бу­дет суд, вос­крес­нут жи­вые и мерт­вые, и всем греш­ни­кам по­па­дет по за­слу­гам, по­па­дут они в ге­ен­ну ог­нен­ную"[5].
"При­бли­зи­тель­но в ок­тяб­ре ме­ся­це это­го го­да моя мать, при­дя из со­ро­гож­ской церк­ви, ста­ла рас­ска­зы­вать мне, что поп Бот­вин­ни­ков со сле­за­ми на гла­зах по­сле служ­бы в церк­ви вы­сту­пал с про­по­ве­дью, в ко­то­рой го­во­рил: "Со­вет­ская власть об­ди­ра­ет церк­ви, на­ла­гая боль­шие на­ло­ги на свя­щен­ство, и ста­ло труд­но жить"[6].
Вы­зван­ная на до­прос мать сви­де­тель­ни­цы, еще неста­рая жен­щи­на, от­ве­ти­ла на во­про­сы сле­до­ва­те­ля ла­ко­нич­но: "При­бли­зи­тель­но в ок­тяб­ре ме­ся­це се­го го­да я, бу­дучи в церк­ви, слы­ша­ла, что поп Бот­вин­ни­ков, вы­сту­пая в про­по­ве­ди, пла­кал, го­во­ря, что жить при со­вет­ской вла­сти ста­ло труд­но"[7].
Неко­то­рые же и во­об­ще от­ка­зы­ва­лись что-ли­бо по­ка­зы­вать, го­во­ря, что они зна­ют о про­по­ве­ди о. Ана­то­лия толь­ко по­на­слыш­ке. Со­брав все эти све­де­ния, сле­до­ва­тель 18 но­яб­ря до­про­сил о. Ана­то­лия.
Ве­ли­кая ве­ра, вер­ность Хри­сту и Его Церк­ви жи­ли в серд­це иеро­мо­на­ха-ис­по­вед­ни­ка, не при­ем­лю­ще­го ни лу­ка­вых мыс­лей, ни лу­ка­во­го жи­тия.
"Ви­нов­ным се­бя в предъ­яв­лен­ном об­ви­не­нии не при­знаю, – от­ве­тил о. Ана­то­лий, – и до­ба­вить что-ли­бо не имею"[8].
1 де­каб­ря по­мощ­ник упол­но­мо­чен­но­го со­ста­вил об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, где свя­щен­ни­ку вме­ня­лось в пре­ступ­ле­ние рас­про­стра­не­ние "лож­ных слу­хов сре­ди кре­стьян­ства о яко­бы про­из­во­ди­мом го­не­нии со­вет­ской вла­стью на цер­ковь и слу­жи­те­лей куль­та"[9]. 10 де­каб­ря 1930 го­да Трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла иеро­мо­на­ха Ана­то­лия к трем го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь[10].
Та­ких, как о. Ана­то­лий, ни­ко­гда не осво­бож­да­ли рань­ше сро­ка, ука­зан­но­го в при­го­во­ре, а толь­ко день в день, на­де­ясь, что, по­пав на ка­торж­ные ра­бо­ты, они умрут в ла­ге­ре. Отец Ана­то­лий, несмот­ря на бо­лезнь – след­ствие ра­не­ния, вы­жил и в 1934 го­ду по­лу­чил при­ход в се­ле Дуб­ров­ском Бру­сов­ско­го рай­о­на Твер­ской об­ла­сти.
Ни­че­го не из­ме­ни­лось в его от­но­ше­нии к вы­со­ко­му пас­тыр­ско­му слу­же­нию – он так же рев­ност­но слу­жил, по-преж­не­му про­по­ве­до­вал и неуто­ми­мо окорм­лял ду­хов­но сво­их при­хо­жан. И ему все спо­соб­ство­ва­ло во бла­гое. В это вре­мя свя­щен­но­слу­жи­те­ли про­слав­ля­ли Гос­по­да по­дви­гом ис­по­вед­ни­че­ским и му­че­ни­че­ством, в них про­слав­ля­лась зла­то­зар­ная и ду­хо­нос­ная свя­тая Русь как неотъ­ем­ле­мая во свя­тых сво­их часть Цар­ства Небес­но­го.
Иеро­мо­нах Ана­то­лий про­слу­жил на сво­ем но­вом при­хо­де в се­ле Дуб­ров­ском три с по­ло­ви­ной го­да.
15 ок­тяб­ря 1937 го­да о. Ана­то­лий был аре­сто­ван, и на сле­ду­ю­щий день сле­до­ва­тель до­про­сил его.
– След­ствию точ­но из­вест­но о про­во­ди­мой ва­ми контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, рас­ска­жи­те са­ми об этом по­дроб­но.
– Контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­стью я не за­ни­мал­ся и ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции не вел и ви­нов­ным се­бя в этом не при­знаю[11].
При опро­се сви­де­те­лей сле­до­ва­те­лю по­чти не уда­лось со­брать по­ка­за­ний про­тив свя­щен­ни­ка. Го­во­ри­ли толь­ко, что он срав­ни­вал до­ре­во­лю­ци­он­ную и но­вую жизнь и не был сто­рон­ни­ком го­судар­ствен­ных зай­мов.
По­сле аре­ста и до­про­са свя­щен­ник был за­клю­чен в тюрь­му го­ро­да Бе­жец­ка. Спу­стя немно­го вре­ме­ни, 11 но­яб­ря, Трой­ка НКВД вы­нес­ла по­ста­нов­ле­ние о его рас­стре­ле. Иеро­мо­нах Ана­то­лий был рас­стре­лян 13 но­яб­ря 1937 го­да[12].


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 3». Тверь. 2001. С. 339–341

При­ме­ча­ния

[1] Ар­хив УФСБ РФ по Твер­ской обл. Арх. № 5330-С. Л. 9.
[2] Там же. Л. 2.
[3] Там же. Л. 3.
[4] Там же. Л. 9.
[5] Там же. Л. 4.
[6] Там же. Л. 5.
[7] Там же. Л. 7.
[8] Там же. Л. 14.
[9] Там же. Л. 16.
[10] Там же. Л. 18.
[11] Там же. Арх. № 21702-С. Л. 6, 12.
[12] Там же. Л. 17-18.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест