Дни памяти

30 августа  (переходящая) – Собор Кемеровских святых

15 декабря

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Священномученик Константин Успенский[1] и мученик Борис Успенский[2]

Свя­щен­но­му­че­ник Кон­стан­тин ро­дил­ся 9 ап­ре­ля 1872 го­да в се­ле Алек­се­ев­ском Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Ва­си­лия Успен­ско­го. В 1892 го­ду Кон­стан­тин Ва­си­лье­вич окон­чил Мос­ков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был на­зна­чен учи­те­лем Ни­ко­ло-Бо­го­яв­лен­ско­го учи­ли­ща. Вско­ре он же­нил­ся на де­ви­це Анне, до­че­ри свя­щен­ни­ка Ни­коль­ской церк­ви в се­ле Ва­сю­ти­но на Мху Бо­го­род­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии Пет­ра Де­ли­цы­на. В 1895 го­ду отец Петр был по про­ше­нию уво­лен за штат и на его ме­сто по ру­ко­по­ло­же­нии в сан свя­щен­ни­ка был на­зна­чен отец Кон­стан­тин. По пре­да­нию, храм на этом ме­сте был ос­но­ван пре­по­доб­ным Сер­ги­ем Ра­до­неж­ским, ко­гда он ис­кал уеди­нен­ное ме­сто для мо­лит­вы. Совре­мен­ное зда­ние хра­ма бы­ло воз­ве­де­но в 1787 го­ду вме­сто древ­не­го де­ре­вян­но­го.
Отец Кон­стан­тин был на­зна­чен за­ко­но­учи­те­лем Ва­сю­тин­ско­го при­ход­ско­го зем­ско­го учи­ли­ща, а с 1902 го­да – за­ве­ду­ю­щим и за­ко­но­учи­те­лем при­ход­ской шко­лы гра­мо­ты в де­ревне Даль­ней.
За усерд­ное и без­упреч­ное слу­же­ние отец Кон­стан­тин был на­граж­ден в 1901 го­ду на­бед­рен­ни­ком, в 1906-м – фио­ле­то­вой ску­фьей, в 1913-м – ка­ми­лав­кой, в 1921-м – зо­ло­тым на­перс­ным кре­стом. В 1925 го­ду отец Кон­стан­тин был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея, в 1929-м – на­граж­ден па­ли­цей, в 1932-м – кре­стом с укра­ше­ни­я­ми.
Бо­лее со­ро­ка лет про­слу­жил отец Кон­стан­тин в Ни­коль­ской церк­ви, явив се­бя доб­рым пас­ты­рем вве­рен­ных ему Гос­по­дом сло­вес­ных овец. Мест­ные кре­стьяне жи­ли небо­га­то, на­при­мер, фрук­то­вых са­дов не бы­ло в то вре­мя ни у ко­го. Отец Кон­стан­тин на­са­дил у сво­е­го до­ма яб­ло­не­вый сад, и в празд­ник Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня спе­лые пло­ды из это­го са­да в боль­ших кор­зи­нах при­но­си­лись в храм и по­сле освя­ще­ния раз­да­ва­лись при­хо­жа­нам. Яб­ло­ки из ба­тюш­ки­но­го са­да бы­ли лю­би­мым ла­ком­ством сель­ской де­тво­ры.
Ко­гда на­ча­лись го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь, они кос­ну­лись и Ни­коль­ско­го при­хо­да. В на­ча­ле трид­ца­тых го­дов в се­ле Ва­сю­ти­но был ор­га­ни­зо­ван кол­хоз име­ни Седь­мо­го съез­да со­ве­тов. Мест­ная шко­ла, где неко­гда отец Кон­стан­тин пре­по­да­вал За­кон Бо­жий, ста­ла ме­стом про­ве­де­ния со­бра­ния без­бож­ни­ков. В де­каб­ре 1935 го­да за­ве­ду­ю­щая ва­сю­тин­ской шко­лой ор­га­ни­зо­ва­ла в ней чте­ние до­кла­да на ан­ти­ре­ли­ги­оз­ную те­му. Вре­мя до­кла­да сов­па­ло со вре­ме­нем бо­го­слу­же­ния, и по­чти весь на­род по­шел в храм мо­лить­ся.
В июле 1936 го­да по при­гла­ше­нию при­хо­жан де­рев­ни Алек­се­е­во отец Кон­стан­тин слу­жил в до­мах кре­стьян мо­леб­ны о нис­по­сла­нии до­ждя, но из од­но­го до­ма был си­лою из­гнан мест­ным без­бож­ни­ком.
В 1936 го­ду в Ва­сю­тине был за­пре­щен ко­ло­коль­ный звон и без­бож­ни­ки ста­ли сни­мать ко­ло­ко­ла. На­шлись мо­ло­дые лю­ди из мест­ных, ко­то­рые не по­бо­я­лись ко­щун­ство­вать, и ко­ло­ко­ла бы­ли сбро­ше­ны. Но вслед за этим в се­ле на­чал­ся силь­ный по­жар, от ко­то­ро­го до­тла вы­го­ре­ло два­дцать че­ты­ре до­ма. Пла­мя до­шло до церк­ви. Отец Кон­стан­тин вы­шел на крыль­цо хра­ма с ико­ной, и огонь по мо­лит­вам свя­щен­ни­ка пре­кра­тил­ся у са­мой огра­ды.
По­сле то­го как ру­ко­вод­ство стра­ны ле­том 1937 го­да при­ня­ло ре­ше­ние о мас­со­вых аре­стах и рас­стре­лах свя­щен­но­цер­ков­но­слу­жи­те­лей и за­кры­тии хра­мов, со­труд­ни­ки НКВД ста­ли при­нуж­дать неко­то­рых жи­те­лей се­ла к лже­сви­де­тель­ству для по­сле­ду­ю­ще­го аре­ста свя­щен­ни­ка.
4 ок­тяб­ря 1937 го­да бы­ла до­про­ше­на за­ве­ду­ю­щая ва­сю­тин­ской шко­лой, ко­то­рая на во­прос сле­до­ва­те­ля, что она зна­ет об ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти свя­щен­ни­ка Кон­стан­ти­на Успен­ско­го и жи­ву­ще­го с ним его сы­на Бо­ри­са, от­ве­ти­ла, что все­гда, ко­гда в се­ле про­во­дит­ся ан­ти­ре­ли­ги­оз­ная ра­бо­та сре­ди на­се­ле­ния, Успен­ские ста­ра­ют­ся на это вре­мя на­зна­чить служ­бу в церк­ви и этим от­вле­ка­ют на­род от ан­ти­ре­ли­ги­оз­ных лек­ций и до­кла­дов. На­при­мер, на Рож­де­ство 1935 го­да про­во­дил­ся до­клад на ан­ти­ре­ли­ги­оз­ную те­му, а Успен­ские ор­га­ни­зо­ва­ли бо­го­слу­же­ние, в ре­зуль­та­те че­го на лек­цию при­шло все­го во­семь че­ло­век, осталь­ные по­шли в цер­ковь.
6 но­яб­ря 1937 го­да про­то­и­е­рей Кон­стан­тин и его сын Бо­рис бы­ли аре­сто­ва­ны и за­клю­че­ны в тюрь­му в го­ро­де Но­гин­ске.
– В ав­гу­сте 1937 го­да во вре­мя служ­бы в церк­ви вы раз­да­ва­ли яб­ло­ки ве­ру­ю­щим? – спро­сил сле­до­ва­тель от­ца Кон­стан­ти­на.
– Да, – от­ве­тил свя­щен­ник, – в ав­гу­сте я раз­да­вал в церк­ви яб­ло­ки ве­ру­ю­щим.
– С ка­кой це­лью бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на раз­да­ча ве­ру­ю­щим яб­лок?
– В этот день был празд­ник Пре­об­ра­же­ния. По на­ше­му цер­ков­но­му уста­ву в этот день по­ла­га­ет­ся освя­щать в хра­ме яб­ло­ки и раз­да­вать их ве­ру­ю­щим.
– Что вы го­во­ри­ли ве­ру­ю­щим, раз­да­вая яб­ло­ки?
– Яб­ло­ки я раз­да­вал мол­ча и ни­че­го не го­во­рил.
– Раз­да­вая яб­ло­ки ве­ру­ю­щим, вы до­пу­сти­ли ан­ти­со­вет­ские вы­ска­зы­ва­ния, за­яв­ляя, что кол­хоз­ные яб­ло­ки – от са­та­ны. Вы это при­зна­е­те?
– Это­го я не го­во­рил. Я утвер­ждаю, что при раз­да­че яб­лок я ни­че­го не го­во­рил, а раз­да­вал их мол­ча.
– В сен­тяб­ре 1937 го­да вы, со­брав око­ло церк­ви кол­хоз­ни­ков, го­во­ри­ли им, что на ра­бо­ту в кол­хоз вы­хо­дить не на­до, мо­ти­ви­руя это тем, что это не де­ло ве­ру­ю­щих. Вы это под­твер­жда­е­те?
– Нет, я это не под­твер­ждаю. Ни­ко­гда ни­че­го по­доб­но­го я ни­ко­му не го­во­рил.
– Вы убеж­да­ли кол­хоз­ни­ков, что ес­ли они не бу­дут по­се­щать цер­ковь, то не бу­дет уро­жая. Это вы при­зна­е­те?
– Воз­мож­но, я так и го­во­рил, но сей­час я это­го не пом­ню.
– Вы кол­хоз­ни­кам го­во­ри­ли, что ес­ли они в празд­нич­ные дни бу­дут ра­бо­тать в кол­хо­зе, то уро­жая не бу­дет. Это вер­но?
– Нет, я кол­хоз­ни­кам это­го ни­ко­гда не го­во­рил.
И да­лее сле­до­ва­тель до­пра­ши­вал свя­щен­ни­ка по каж­до­му пунк­ту об­ви­не­ний, воз­во­ди­мых на него лже­сви­де­те­ля­ми, но отец Кон­стан­тин все об­ви­не­ния от­верг. Не при­знал се­бя ви­нов­ным и аре­сто­ван­ный вме­сте с ним его сын Бо­рис.
Бо­рис Кон­стан­ти­но­вич Успен­ский ро­дил­ся 24 июля 1895 го­да в се­ле Ка­ра­ва­е­во Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии. Он был стар­шим, в се­мье кро­ме него бы­ло пя­те­ро де­тей. Бо­рис окон­чил Ду­хов­ную се­ми­на­рию, а по­сколь­ку в это вре­мя на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на, об­ра­щен­ная за­тем боль­ше­ви­ка­ми в вой­ну граж­дан­скую, он был мо­би­ли­зо­ван в Крас­ную ар­мию, где слу­жил пи­са­рем. По­сле де­мо­би­ли­за­ции ра­бо­тал сче­то­во­дом, по­след­ние го­ды жил вме­сте с от­цом. Лже­сви­де­те­ли по­ка­за­ли, буд­то Бо­рис Кон­стан­ти­но­вич го­во­рил, что «во вре­мя бо­го­слу­же­ния грех ра­бо­тать, а нуж­но ид­ти в цер­ковь и мо­лить­ся Бо­гу, Гос­подь по­шлет хо­ро­ший уро­жай».
12 но­яб­ря трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла про­то­и­е­рея Кон­стан­ти­на к рас­стре­лу, а его сы­на Бо­ри­са – к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре. Про­то­и­е­рей Кон­стан­тин Успен­ский был рас­стре­лян 25 но­яб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой. Бо­рис Кон­стан­ти­но­вич Успен­ский умер в Си­б­ла­ге, в Ке­ме­ров­ской об­ла­сти, 15 де­каб­ря 1942 го­да.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. Но­ябрь». Тверь, 2003 год, стр. 93–97.

При­ме­ча­ния

[1] Па­мять свя­щен­но­му­че­ни­ка Кон­стан­ти­на (Успен­ско­го) празд­ну­ет­ся 12(25) но­яб­ря.

[2] Па­мять му­че­ни­ка Бо­ри­са (Успен­ско­го) празд­ну­ет­ся 2(15) де­каб­ря.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест