Дни памяти

28 ноября  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Луховицких

29 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

23 июня – Собор Рязанских святых

20 августа

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ди­мит­рий ро­дил­ся 14 ок­тяб­ря 1879 го­да в се­ле Тро­иц­кие Бор­ки Лу­хо­виц­ко­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Ва­си­лия Ми­ло­ви­до­ва. В 1903 го­ду Дмит­рий Ва­си­лье­вич окон­чил Ря­зан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и вско­ре об­вен­чал­ся с Ан­то­ни­ной, до­че­рью свя­щен­ни­ка Алек­сия Хит­ро­ва, слу­жив­ше­го в се­ле Кня­же­во непо­да­ле­ку от го­ро­да Его­рьев­ска. Впо­след­ствии у них с же­ной ро­ди­лось де­вять де­тей; из них чет­ве­ро умер­ли в мла­ден­че­ском воз­расте, а двое сы­но­вей бы­ли уби­ты во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. В 1911 го­ду, по­сле ру­ко­по­ло­же­ния в сан свя­щен­ни­ка, отец Ди­мит­рий был на­зна­чен в Тро­иц­кий храм в се­ло Тро­иц­кие Бор­ки, где про­слу­жил до му­че­ни­че­ской кон­чи­ны в 1937 го­ду.
Тро­иц­кий храм во все вос­крес­ные дни был по­лон мо­ля­щих­ся, а на боль­шие празд­ни­ки лю­ди съез­жа­лись из са­мых даль­них де­ре­вень. Отец Ди­мит­рий слу­жил с боль­шой со­сре­до­то­чен­но­стью, и бо­го­слу­же­ния про­хо­ди­ли очень тор­же­ствен­но. В хра­ме и в ал­та­ре у него был иде­аль­ный по­ря­док. Об ал­та­ре свя­щен­ник го­во­рил: «Это наш ку­со­чек рая».
В об­ще­нии с на­ро­дом свя­щен­ник был прост, он от­чет­ли­во и яс­но объ­яс­нял ве­ру­ю­щим про­чи­тан­ное из Еван­ге­лия. Во вре­мя ис­по­ве­ди он для каж­до­го был лю­бя­щим от­цом, пе­ре­жи­вая нуж­ды и го­ре­сти каж­до­го, как свои соб­ствен­ные. Бы­ва­ло, оста­ва­ясь в хра­ме, он пла­кал, стоя на ко­ле­нях пе­ред пре­сто­лом. Ухо­дя ра­но утром в храм, он по окон­ча­нии бо­го­слу­же­ния шел ис­пол­нять тре­бы, и до­маш­ним ред­ко ко­гда уда­ва­лось уго­во­рить его зай­ти до­мой по­обе­дать, а при­хо­дил он до­мой позд­но ве­че­ром. Он слу­жил и ис­пол­нял тре­бы да­же то­гда, ко­гда бы­вал бо­лен.
В боль­шие празд­ни­ки, ко­гда в храм схо­ди­лось мно­го на­ро­да, отец Ди­мит­рий да­вал в сво­ем до­ме при­ют всем, кто оста­вал­ся без ноч­ле­га, а неиму­щим ни­ко­гда не от­ка­зы­вал в ми­ло­стыне. В се­ле свя­щен­ник обу­чал де­тей За­ко­ну Бо­жию, а тех, кто про­яв­лял му­зы­каль­ную ода­рен­ность, – цер­ков­но­му пе­нию. Кро­ме то­го, Гос­подь на­де­лил его вра­чеб­ны­ми та­лан­та­ми, и он со­би­рал тра­вы и поль­зо­вал при­го­тов­лен­ны­ми из них ле­кар­ства­ми боль­ных.
Пер­вый раз свя­щен­ник был аре­сто­ван в 1930 го­ду по об­ви­не­нию в неис­пол­не­нии го­судар­ствен­ных по­вин­но­стей и при­го­во­рен к вось­ми го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре, несмот­ря на то, что по за­ко­ну он мог быть при­го­во­рен к сро­ку, не пре­вы­ша­ю­ще­му двух лет. Отец Ди­мит­рий был вы­слан в Крас­но­яр­ский край, но вла­сти все же разо­бра­лись в неза­кон­но­сти его осуж­де­ния на столь дли­тель­ный срок, и в 1933 го­ду он был осво­бож­ден и вер­нул­ся в род­ное се­ло, где сно­ва стал слу­жить в Тро­иц­ком хра­ме.
К это­му вре­ме­ни об­ста­нов­ка в се­ле из­ме­ни­лась – устра­шен­ные угро­за­ми пре­сле­до­ва­ний, лю­ди ста­ли бо­ять­ся при­хо­дить в храм, и за служ­ба­ми, бы­ва­ло, мо­ли­лось все­го лишь несколь­ко че­ло­век, а ино­гда и ни­ко­го не бы­ло, но отец Ди­мит­рий все рав­но со­вер­шал бо­го­слу­же­ния, го­во­ря: «Это мой дом, я свя­щен­ник, я дол­жен слу­жить и мо­лить­ся». Храм не отап­ли­вал­ся, но отец Ди­мит­рий, оде­ва­ясь по­теп­лее, слу­жил и зи­мой в лю­бую по­го­ду. Со вре­ме­нем жи­те­ли се­ла, за­ви­дев на ули­це свя­щен­ни­ка, ста­ра­лись обой­ти его сто­ро­ной, а неко­то­рые и от­кры­то вы­ска­зы­ва­ли свое пре­не­бре­жи­тель­ное к нему от­но­ше­ние. Пред­ста­ви­те­ли мест­ных вла­стей все ча­ще ста­ли при­хо­дить к свя­щен­ни­ку до­мой и на­стой­чи­во пред­ла­гать оста­вить слу­же­ние в церк­ви и уехать, но свя­щен­ник от­ка­зал­ся по­сле­до­вать их тре­бо­ва­ни­ям.
Ино­гда свя­щен­ни­ка вы­зы­ва­ли в НКВД и здесь, за­пу­ги­вая и угро­жая, при­нуж­да­ли от­ка­зать­ся от слу­же­ния в хра­ме. Отец Ди­мит­рий, вер­нув­шись до­мой, рас­ска­зы­вал род­ным: «Бы­ло страш­но­ва­то, ко­гда они на­чи­на­ли кри­чать и пы­та­лись за­ста­вить вы­пол­нить их тре­бо­ва­ния. Я в это вре­мя ста­рал­ся их не слу­шать, про­ся по­мо­щи у Бо­га и Ца­ри­цы Небес­ной».
Во вто­рой раз отец Ди­мит­рий был аре­сто­ван 8 ав­гу­ста 1937 го­да и за­клю­чен в тюрь­му в го­ро­де Ря­за­ни, где его сра­зу же на­ча­ли до­пра­ши­вать, тре­буя, чтобы он со­гла­сил­ся с об­ви­не­ни­я­ми в контр­ре­во­лю­ци­он­ной ра­бо­те и тер­ро­ри­сти­че­ских на­стро­е­ни­ях. Отец Ди­мит­рий ви­нов­ным се­бя не при­знал и все вы­дви­ну­тые про­тив него об­ви­не­ния ка­те­го­ри­че­ски от­верг.
19 ав­гу­ста 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Ди­мит­рий Ми­ло­ви­дов был рас­стре­лян 20 ав­гу­ста 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.


Со­ста­ви­тель игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. Июнь-Ав­густ». Тверь, 2003 год, стр. 117-120.


Биб­лио­гра­фия

ГАРФ. Ф. 10035, д. П558486.
Аге­е­ва Н. Д. Вос­по­ми­на­ния. Ру­ко­пись.
«Пра­во­слав­ная Москва». 1997. № 35.

Ис­точ­ник: www.fond.ru

Случайный тест