Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

10 июня

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ник Ди­о­ни­сий ро­дил­ся 26 сен­тяб­ря 1866 го­да в де­ревне Су­ми­но Сав­цин­ской во­ло­сти Ка­шин­ско­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стьян Иоси­фа Иоаки­мо­ви­ча и Мат­ро­ны Ива­нов­ны Пе­туш­ко­вых. 24 сен­тяб­ря 1905 го­да Ди­о­ни­сий Иоси­фо­вич по­сту­пил по­слуш­ни­ком в Ни­ло-Сто­ло­бен­скую пу­стынь в Осташ­ков­ском уез­де Твер­ской гу­бер­нии и ис­пол­нял здесь по­слу­ша­ние свеч­ни­ка. 10 ян­ва­ря 1910 го­да он был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Ев­фи­мий. Впо­след­ствии он был по­стри­жен в схи­му с име­нем Ди­о­ни­сий и под­ви­зал­ся в оби­те­ли до ее за­кры­тия без­бож­ни­ка­ми в 1927 го­ду.
На сле­ду­ю­щий день по­сле за­кры­тия пу­сты­ни, сю­да при­е­хал бла­го­че­сти­вый бо­га­тый кре­стья­нин Сер­гей Фе­до­ро­вич Ко­ма­ров; он был дав­ним бла­го­тво­ри­те­лем Ни­ло-Сто­ло­бен­ской оби­те­ли. В 1910 го­ду он к сво­ей зем­ле при­ку­пил зем­лю выш­не­во­лоц­ко­го куп­ца, по­стро­ил на этой зем­ле ху­тор и успеш­но за­ни­мал­ся хле­бо­па­ше­ством, при­ме­няя пе­ре­до­вые тех­но­ло­гии и ма­ши­ны; он ре­гу­ляр­но жерт­во­вал в мо­на­стырь сель­ско­хо­зяй­ствен­ные про­дук­ты, вы­ра­щен­ные на сво­ей зем­ле. В 1920-х го­дах при­хо­жане из­бра­ли его пред­се­да­те­лем цер­ков­ной два­дцат­ки.
Ви­дя бед­ствен­ное по­ло­же­ние бра­тии при со­вет­ской вла­сти, он дав­но меч­тал при­гла­сить жить на ху­тор ко­го-ни­будь из мо­на­хов и, ко­гда ока­зал­ся в за­кры­том мо­на­сты­ре, то тут же и при­гла­сил пе­ре­ехать к се­бе от­ца Ди­о­ни­сия, ко­то­ро­го знал в те­че­ние мно­гих лет и по­чи­тал как бла­го­дат­но­го стар­ца. Сер­гей Фе­до­ро­вич вы­де­лил ему на сво­ем ху­то­ре Че­рен­чи­ха пу­сто­вав­шую из­бу из двух ком­нат. В од­ной ком­на­те ста­рец но­че­вал, а дру­гая бы­ла от­ве­де­на под мо­лен­ную, где он по­ста­вил сде­лан­ный для се­бя гроб.
Мест­но­му на­се­ле­нию ско­ро ста­ло из­вест­но, что на ху­то­ре по­се­лил­ся схи­мо­нах из Ни­ло-Сто­ло­бен­ской оби­те­ли, и лю­ди по­тя­ну­лись к нему – кто за бла­го­сло­ве­ни­ем на то или иное де­ло, кто ис­про­сить со­ве­та, как по­сту­пить в труд­ном слу­чае ча­ще все­го се­мей­ной жиз­ни, кто при­хо­дил спро­сить, сто­ит ли всту­пать в кол­хоз, а иные про­си­ли по­мо­лить­ся об ис­це­ле­нии от ка­ко­го-ни­будь неду­га. Отец Ди­о­ни­сий всех при­ни­мал и, по­мо­лив­шись, боль­ных по­ма­зы­вал мас­лом из лам­па­ды. Со вре­ме­нем к стар­цу ста­ло сте­кать­ся все боль­ше лю­дей, и все это ста­ло из­вест­но вла­стям.
В на­ча­ле 1930 го­да в до­ме, где жил схим­ник, при уча­стии сель­ских вла­стей и кол­хоз­ни­ков был про­из­ве­ден обыск; обыс­ки­вав­шие за­бра­ли для сво­их нужд неко­то­рые ве­щи, необ­хо­ди­мые в хо­зяй­стве, но не тро­ну­ли стар­ца; вско­ре по­сле обыс­ка отец Ди­о­ни­сий по­ки­нул дом и так по­на­ча­лу из­бе­жал аре­ста. Схим­ни­ка при­юти­ли ве­ру­ю­щие лю­ди на дру­гом ху­то­ре, и, по­сколь­ку та­ких лю­дей бы­ло нема­ло, отец Ди­о­ни­сий мог пе­ре­ме­щать­ся с од­но­го ху­то­ра на дру­гой.
В пол­ночь 6 фев­ра­ля 1931 го­да на ху­тор Че­рен­чи­ха при­бы­ли со­труд­ни­ки ОГПУ с на­ме­ре­ни­ем аре­сто­вать стар­ца. Не об­на­ру­жив его здесь, они при­сту­пи­ли к хо­зяй­ке, чтобы она немед­лен­но со­об­щи­ла, где на­хо­дит­ся схим­ник. В это вре­мя вер­нул­ся муж хо­зяй­ки, Сер­гей Фе­до­ро­вич, от ко­то­ро­го они так­же ста­ли тре­бо­вать, чтобы он вы­дал ме­сто­на­хож­де­ние стар­ца, но он на это от­ве­тил: «Не знаю, где он, и ка­кое вам до него де­ло. Луч­ше бе­ри­те вме­сто него ме­ня, я хо­чу по­стра­дать за стар­ца». Уви­дев, что с ним бес­по­лез­но ве­сти пе­ре­го­во­ры, один из со­труд­ни­ков вновь об­ра­тил­ся к его жене, по­тре­бо­вав от нее, чтобы она разыс­ка­ла схим­ни­ка, и в кон­це кон­цов за­ста­вил ее вме­сте с ни­ми от­пра­вить­ся на его по­ис­ки. Отец Ди­о­ни­сий вско­ре был аре­сто­ван и при­ве­зен в Че­рен­чи­ху, а от­ту­да его от­пра­ви­ли в тюрь­му.
Со­труд­ни­ки ОГПУ, до­про­сив мест­ных жи­те­лей и убе­див­шись, что схи­мо­нах Ди­о­ни­сий поль­зо­вал­ся боль­шой лю­бо­вью и ав­то­ри­те­том сре­ди кре­стьян, ре­ши­ли его из за­клю­че­ния не вы­пус­кать.
Схим­ник сна­ча­ла был до­став­лен в Твер­ское от­де­ле­ние ОГПУ, а за­тем 18 фев­ра­ля пе­ре­ве­зен в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве, и ма­те­ри­а­лы его «де­ла» бы­ли при­со­еди­не­ны к об­ще­му «де­лу» аре­сто­ван­ных то­гда свя­щен­но­слу­жи­те­лей, мо­на­хов и ми­рян.
От­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, отец Ди­о­ни­сий под­твер­дил, что к нему дей­стви­тель­но при­хо­ди­ло мно­го жен­щин «за по­лу­че­ни­ем бла­го­сло­ве­ния и со­ве­та по... мно­гим во­про­сам, на что я им все­гда да­вал от­вет. Лич­но я счи­таю, что на­ста­ло по­след­нее вре­мя пе­ред Страш­ным Су­дом, то есть вре­мя ан­ти­хри­сто­во, и су­ще­ству­ю­щая со­вет­ская власть – есть власть ан­ти­хри­ста, а по­сколь­ку ее ор­га­ни­за­то­ром яв­ля­ет­ся Ле­нин, то по­след­не­го счи­таю ан­ти­хри­стом. Со­вет­скую власть при­знаю лишь по­столь­ку, по­сколь­ку эта власть по­сла­на Бо­гом, и счи­таю, что она по­сла­на нам за на­ши гре­хи в на­ка­за­ние. Кол­хо­зы я счи­таю бо­го­про­тив­ны­ми, ан­ти­хри­сто­вы­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми, и, как ве­ру­ю­щий че­ло­век, сам в них не пой­ду и обя­зан удер­жи­вать дру­гих, так как в кол­хо­зах ве­ру­ю­ще­му нель­зя быть, по­то­му что там мо­лить­ся нель­зя, сле­до­ва­тель­но, долж­ны от­ре­шить­ся от Бо­га. При­хо­див­шим ко мне я го­во­рил вы­ше­ука­зан­ные свои мне­ния, но не на­вя­зы­вал им, а кто хо­чет, слу­ша­ет и как хо­чет, так и по­сту­па­ет»[1].
На этом до­про­сы бы­ли за­кон­че­ны, и 6 июня 1931 го­да Кол­ле­гия ОГПУ при­го­во­ри­ла схи­мо­на­ха Ди­о­ни­сия к рас­стре­лу. Схи­мо­нах Ди­о­ни­сий (Пе­туш­ков) был рас­стре­лян 10 июня 1931 го­да и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле на Ва­гань­ков­ском клад­би­ще в Москве.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Май».
Тверь. 2007. С. 252-255


При­ме­ча­ния

[1] ГАРФ. Ф. 10035, д. П-60406, т. 1, л. 452.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(6 голосов: 5 из 5)