Дни памяти:

Житие

Ро­дил­ся в де­ревне Са­ме­ли, рай­он Ра­ча в 1865 го­ду у бла­го­че­сти­вых су­пру­гов Со­ло­мо­на и Мар­ты Ке­ре­се­лид­зе.
При рож­де­нии его на­зва­ли Ев­ста­том. По­сле окон­ча­ния цер­ков­но-при­ход­ской шко­лы пят­на­дца­ти­лет­ний Ев­стат от­пра­вил­ся в Ку­та­и­си, по­том в Тби­ли­си в по­ис­ках ра­бо­ты.
Вме­сте с ещё од­ним бла­го­че­сти­вым юно­шей Ев­стат ор­га­ни­зо­вал в Тби­ли­си нечто вро­де бо­го­слов­ско­го книж­но­го клу­ба. Глав­ной це­лью их на­чи­на­ния бы­ло стрем­ле­ние луч­ше по­нять древ­ние цер­ков­ные рас­пе­вы и рас­про­стра­не­ние зна­ний об этой древ­ней цер­ков­ной тра­ди­ции сре­ди ши­ро­кой пуб­ли­ки, а так­же укреп­ле­ние пра­во­слав­ной ве­ры сре­ди гру­зин­ско­го на­ро­да.
В 1890-х го­дах при ак­тив­ной по­мо­щи пра­вед­но­го Илии кру­жок при­об­рёл пе­чат­ные стан­ки. В по­сле­ду­ю­щие 25 лет чле­ны круж­ка с рев­но­стью из­да­ва­ли бо­го­слов­ские тек­сты и бес­плат­но рас­про­стра­ня­ли их в на­ро­де. Через неко­то­рое вре­мя Ев­стат ре­шил при­нять тя­же­лое бре­мя мо­на­ше­ства, к ко­то­ро­му он го­то­вил се­бя с юно­сти. Его ду­хов­ный отец пре­по­доб­ный Алек­сий (Шу­ша­ния) одоб­рил его ре­ше­ние.
В 1912 го­ду по бла­го­сло­ве­нию епи­ско­па Име­ре­тин­ско­го Ге­ор­гия (Ала­да­шви­ли) Ев­стат на­чал под­ви­зать­ся в ка­че­стве по­слуш­ни­ка в мо­на­сты­ре Ге­ла­ти.
23 де­каб­ря 1912 го­да он был по­стри­жен в мо­на­ше­ство игу­ме­ном Ан­фи­мом с име­нем Ев­фи­мий – в честь свя­то­го Ев­фи­мия Афон­ско­го.
В мае 1913 го­да он был ру­ко­по­ло­жен в иеро­ди­а­ко­на, в 1917 го­ду – в свя­щен­ни­че­ский сан тем же епи­ско­пом Ге­ор­ги­ем.
В 1921 го­ду ком­му­ни­сты за­хва­ти­ли власть в Ку­та­и­си. Они по­счи­та­ли пре­по­доб­но­го небла­го­на­деж­ным и аре­сто­ва­ли его. Осво­бож­дён за недо­ста­точ­но­стью улик. В это без­бож­ное вре­мя для кли­ри­ков и мо­на­хов мо­на­сты­ря Ге­ла­ти каж­дый день про­хо­дил в ожи­да­нии по­ру­га­ния и при­тес­не­ний. Но, несмот­ря ни на что, стой­кий отец Ев­фи­мий про­дол­жал свои тру­ды по со­би­ра­нию древ­них пес­но­пе­ний. Им бы­ло най­де­но свы­ше сот­ни древ­них пес­но­пе­ний для по­сле­ду­ю­щей пуб­ли­ка­ции в за­пад­ной нот­ной тран­скрип­ции.
В 1924 го­ду ком­му­ни­сты раз­ру­ши­ли со­бор ца­ря Да­ви­да Стро­и­те­ля в Ку­та­и­си, рас­стре­ля­ли мит­ро­по­ли­та Ку­та­ис­ско­го На­за­рия и слу­жив­ших с ним кли­ри­ков – пре­сле­до­ва­ния ве­ру­ю­щих уже­сто­чи­лись.
Отец Ев­фи­мий ре­шил по­ки­нуть мо­на­стырь Ге­ла­ти и, взяв с со­бой ру­ко­пи­си, с ко­то­ры­ми он ра­бо­тал, от­пра­вил­ся в бо­лее без­опас­ное ме­сто. То­гда на до­ро­ге, вед­шей из Ку­та­и­си в Тби­ли­си, бы­ли уби­ты ты­ся­чи пу­те­ше­ствен­ни­ков, но отец Ев­фи­мий успеш­но до­брал­ся до Мц­хе­ты и при­вёз це­лую по­воз­ку ру­ко­пи­сей. Ма­ну­скрип­ты бы­ли по­ме­ще­ны на хра­не­ние в со­бор Све­ти­ц­хо­ве­ли, а отец Ев­фи­мий на­зна­чен на­сто­я­те­лем это­го хра­ма. В это смут­ное вре­мя отец Ев­фи­мий про­дол­жал свою ра­бо­ту по изу­че­нию древ­них ру­ко­пи­сей и пе­ре­во­ду пес­но­пе­ний с древ­ней невмен­ной но­та­ции в совре­мен­ную нот­ную. При этом пре­по­доб­ный нёс слу­же­ние ду­хов­ни­ка мо­на­хинь мо­на­сты­ря Сам­тав­ро, рас­по­ло­жен­но­го неда­ле­ко от Све­ти­ц­хо­ве­ли.
В 1929 го­ду отец Ев­фи­мий был пе­ре­ве­ден в мо­на­стырь Зе­да­зе­ни за пре­де­ла­ми Мц­хе­ты. Он пе­ре­вез древ­ние ру­ко­пи­си в свой но­вый дом, вло­жил их в ме­тал­ли­че­ские фу­тля­ры и за­ко­пал в зем­лю. Шесть лет спу­стя, в но­яб­ре 1935 го­да, он пе­ре­дал трид­цать че­ты­ре сбор­ни­ка, вклю­ча­ю­щие 5532 пес­но­пе­ния и несколь­ко бо­го­слов­ских ру­ко­пи­сей, в Гру­зин­ский на­цио­наль­ный му­зей.
Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны жизнь в гру­зин­ских мо­на­сты­рях бы­ла осо­бен­но труд­ной. Од­на­жды на­сто­я­тель мо­на­сты­ря Зе­да­зе­ни ар­хи­манд­рит Ми­ха­ил (Ман­дария), от­пра­вив­ший­ся в Са­гу­ра­мо за про­ви­зи­ей для мо­на­сты­ря, не успел вер­нуть­ся до на­ступ­ле­ния ко­мен­дант­ско­го ча­са и был за­стре­лен ком­му­ни­ста­ми. Немно­го поз­же мо­ло­до­го мо­на­ха мо­на­сты­ря, Пар­фе­ния (Арт­си­а­у­ри), аре­сто­ва­ли по лож­но­му об­ви­не­нию, а ста­рец Сав­ва (Пу­ла­ри­а­ни) пре­ста­вил­ся. Так отец Ев­фи­мий остал­ся един­ствен­ным мо­на­хом в мо­на­сты­ре. Его ду­хов­ные де­ти, мо­на­хи­ни мо­на­сты­ря Сам­тав­ро, за­бо­ти­лись о нём, уже ста­ри­ке.
Зи­мой 1944 го­да мо­на­хи­ня Зо­иль (Два­ли­шви­ли) и несколь­ко се­стер на­пра­ви­лись в Зе­да­зе­ни, чтобы на­ве­стить стар­ца. Они на­шли его ле­жа­щим в из­не­мо­же­нии на кро­ва­ти. Спу­стя неко­то­рое вре­мя пре­по­доб­ный пре­дал свою ду­шу в ру­ки Гос­по­да.
Пре­по­доб­ный Ев­фи­мий был мо­на­хом-ас­ке­том и уче­ным, ко­то­рый непре­стан­но мо­лил­ся, с са­мой юно­сти был об­раз­цом це­ло­муд­рия, сми­ре­ния и тер­пе­ния. Древ­няя шко­ла гру­зин­ских рас­пе­вов во мно­гом со­хра­ни­лась бла­го­да­ря бес­страш­ным тру­дам игу­ме­на Ев­фи­мия.

По­чи­та­ние

Отец Ев­фи­мий был по­хо­ро­нен во дво­ре мо­на­сты­ря Зе­да­зе­ни, неда­ле­ко от ал­та­ря.

Часть его бо­га­той биб­лио­те­ки бы­ла пе­ре­ве­зе­на в Сам­тав­ро. Неко­то­рые из ру­ко­пи­сей, соб­ствен­но­руч­но им на­пи­сан­ные, – пе­ре­вод древ­них на­пе­вов в но­то­ли­ней­ную но­та­цию, до сих пор на­хо­дят­ся там.

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)