День памяти

Житие

Феодосий[1] ро­дил­ся 10 ап­ре­ля 401 го­да, сын им­пе­ра­то­ра Ар­ка­дия и Элии Ев­док­сии. Фе­о­до­сий был про­воз­гла­шен ав­гу­стом 10 ян­ва­ря 402 г., не имея еще де­вя­ти ме­ся­цев от ро­ду. По­сле смер­ти сво­е­го от­ца 1 мая 408 г. стал един­ствен­ным пра­ви­те­лем им­пе­рии, но до 414 г. дер­жа­вой пра­вил его ре­гент Ан­фи­мий. Опе­ку­ном же Фе­о­до­сию за­ве­ща­ни­ем им­пе­ра­то­ра Ар­ка­дия был на­зна­чен пер­сид­ский царь Йез­ди­герд I, ко­то­ро­го Ар­ка­дий за­кли­нал упо­тре­бить все свое мо­гу­ще­ство и про­зор­ли­вость на со­хра­не­ние тро­на за его сы­ном. Йез­ди­герд не стал пре­не­бре­гать по­ру­че­ни­ем Ар­ка­дия, все вре­мя хра­нил с рим­ля­на­ми неру­ши­мый мир и со­хра­нил Фе­о­до­сию дер­жа­ву. Се­на­ту он тот­час же от­пра­вил по­сла­ние, в ко­то­ром угро­жал вой­ной вся­ко­му, кто по­пы­та­ет­ся устро­ить про­тив него за­го­вор.

С 414 го­да власть со­сре­до­то­чи­лось в ру­ках стар­шей сест­ры Фе­о­до­сия Пульхе­рии, ко­то­рая бы­ла объ­яв­ле­на ав­гу­стой, со­пра­ви­тель­ни­цей им­пе­ра­то­ра.

Фе­о­до­сий II по­лу­чил бле­стя­щее об­ра­зо­ва­ние. Он знал гре­че­ский и ла­тин­ский язы­ки, ма­те­ма­ти­ку, аст­ро­но­мию, ис­то­рию, ри­со­вал и да­же сам ил­лю­стри­ро­вал пе­ре­пи­сан­ные им кни­ги, а за кра­си­вый по­черк по­лу­чил про­зви­ще Кал­ли­граф. Он мно­го чи­тал, ча­сто по но­чам, при све­те им са­мим скон­стру­и­ро­ван­ной осо­бой лам­пы. Сест­ра же да­ва­ла ему на­став­ле­ния, как дер­жать се­бя на цар­ских вы­хо­дах, как сле­ду­ет оде­вать­ся, как си­деть и хо­дить. Не ме­нее ру­ко­во­ди­ла она и его бла­го­че­сти­ем, при­учая по­сто­ян­но мо­лить­ся и по­чи­тать иере­ев.

В 421 го­ду Пульхе­рия же­ни­ла им­пе­ра­то­ра на Ев­до­кии, до­че­ри фило­со­фа Леон­тия. Им­пе­ра­три­ца от­ли­ча­лась умом, кра­со­той, крас­но­ре­чи­ем, и Фе­о­до­сий го­ря­чо лю­бил ее.

Об­ла­дав­ший неза­у­ряд­ны­ми спо­соб­но­стя­ми и на­де­лен­ный несо­мнен­ны­ми ду­шев­ны­ми до­сто­ин­ства­ми, Фе­о­до­сий тем не ме­нее во­шел в ис­то­рию как без­воль­ный и по­сред­ствен­ный пра­ви­тель, во всем под­чи­няв­ший­ся при­бли­жен­ным – сна­ча­ла сест­ре, за­тем жене, а по­сле 441 г. и по­чти до са­мой смер­ти – лю­бим­цу ев­ну­ху Хри­за­фию. Впро­чем, дол­гое цар­ство­ва­ние Фе­о­до­сия II от­ме­че­но из­вест­ной си­лой и со­дер­жа­тель­но­стью бла­го­да­ря счаст­ли­во­му со­еди­не­нию в его пра­ви­тель­стве до­воль­но спо­соб­ных и ис­кус­ных со­вет­ни­ков.

Из тра­ди­ци­он­ных раз­вле­че­ний Фе­о­до­сий II пред­по­чи­тал охо­ту, к во­ен­ным упраж­не­ни­ям стра­сти не про­яв­лял, хо­тя физи­че­ски был кре­пок.

Ре­ли­ги­оз­ная де­я­тель­ность

Им­пе­ра­тор был весь­ма бла­го­че­стив и от­ли­чал­ся ре­ли­ги­оз­ным рве­ни­ем, лю­бил цер­ков­ное пе­ние. В им­пе­ра­тор­ском двор­це Фе­о­до­сий устро­ил по­ря­док, по­доб­ный мо­на­стыр­ско­му: вста­вал ра­но утром и вме­сте с сест­ра­ми пел ан­ти­фо­ны во сла­ву Бо­жию, знал на па­мять Свя­щен­ное Пи­са­ние и рас­суж­дал о нем с епи­ско­па­ми. Од­на­жды на ип­по­дро­ме им­пе­ра­тор устро­ил вме­сто ожи­дав­ших­ся зри­те­ля­ми ри­ста­ний гран­ди­оз­ный мо­ле­бен, ко­то­рым лич­но ди­ри­жи­ро­вал. Ни­кто не ви­дел его раз­гне­ван­ным. Некто из ближ­них спро­сил его: по­че­му ты ни­ко­гда не на­ка­зы­ва­ешь смер­тью че­ло­ве­ка, те­бя оскор­бив­ше­го? – «О, ес­ли бы, – от­ве­чал тот, – воз­мож­но бы­ло мне и умер­ших воз­вра­тить к жиз­ни... Не ве­ли­кое и не труд­ное де­ло убить че­ло­ве­ка, но рас­ка­яв­шись, вос­кре­сить умер­ше­го не мо­жет ни­кто, кро­ме Бо­га».

В го­ды цар­ство­ва­ния Фе­о­до­сия II го­су­дар­ство по­тря­са­ли ре­ли­ги­оз­ные раз­до­ры.

В 428 г. им­пе­ра­тор при­гла­сил в Кон­стан­ти­но­поль за­нять ка­фед­ру пат­ри­ар­ха зна­ме­ни­то­го про­по­вед­ни­ка Несто­рия, ро­дом пер­са, на­сто­я­те­ля од­но­го из ан­тио­хий­ских мо­на­сты­рей. Алек­сан­дрий­ский пат­ри­арх Ки­рилл до­бил­ся от Фе­о­до­сия II со­зы­ва Все­лен­ско­го Со­бо­ра для осуж­де­ния взгля­дов Несто­рия, ко­то­рый со­сто­ял­ся в 431 г. в Эфе­се. Несто­рий был низ­ло­жен и от­прав­лен об­рат­но в Си­рию.

Дру­гая се­рьез­ная ссо­ра вспых­ну­ла через пят­на­дцать лет меж­ду бо­го­сло­вом Ев­се­ви­ем и кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­хом Фла­виа­ном с од­ной сто­ро­ны и ере­си­ар­хом мо­но­фи­зи­тов Ев­ти­хи­ем – с дру­гой. До­бив­шись осуж­де­ния по­след­не­го на по­мест­ном со­бо­ре 448 г. в сто­ли­це, Ев­се­вий и Фла­виан тор­же­ство­ва­ли недол­го – по ини­ци­а­ти­ве и под пред­се­да­тель­ством Алек­сан­дрий­ско­го пат­ри­ар­ха Ди­о­ско­ра, боль­шо­го при­я­те­ля им­пе­ра­тор­ско­го фа­во­ри­та Хри­за­фия, в Эфе­се со­брал­ся Со­бор 449 г., вос­ста­но­вив­ший Ев­ти­хия и осу­див­ший Фла­ви­а­на и Ев­се­вия. За ат­мо­сфе­ру гру­бо­го на­жи­ма и от­кро­вен­но­го тер­ро­ра со сто­ро­ны Ди­о­с­ку­ра этот со­бор впо­след­ствии по­лу­чил на­име­но­ва­ние «раз­бой­ни­чье­го». По­бе­да мо­но­фи­зи­тов, од­на­ко, бы­ла непроч­ной: Хал­ки­дон­ский Со­бор 451 г. под­верг их окон­ча­тель­но­му осуж­де­нию.

Пре­сле­до­ва­ние языч­ни­ков в им­пе­рии про­дол­жа­лось без по­слаб­ле­ния; сво­бо­да рас­пра­вы с ни­ми предо­став­ля­лась не толь­ко вла­стям, но, по–ви­ди­мо­му, и на­се­ле­нию. Так, напр., во вре­мя вол­не­ния из–за ре­ли­ги­оз­ных при­чин в Алек­сан­дрии еги­пет­ской, тол­па хри­сти­ан рас­тер­за­ла из­вест­ную жен­щи­ну-фило­со­фа Ги­па­тию (415), бле­стя­щую пред­ста­ви­тель­ни­цу уми­рав­ше­го па­га­низ­ма, – и это на­си­лие оста­лось без­на­ка­зан­ным. По при­ка­зу им­пе­ра­то­ра в 426 г. бы­ла со­жже­на эл­лин­ская свя­ты­ня – Олим­пия. При Фе­о­до­сии Млад­шем во вре­мя силь­но­го по­жа­ра в од­ном из двор­цов Кон­стан­ти­но­по­ля сго­ре­ла вы­ве­зен­ная из раз­гром­лен­ной Олим­пии де­ре­вян­ная, по­кры­тая пла­стин­ка­ми зо­ло­та и сло­но­вой ко­сти ста­туя Зев­са ра­бо­ты Фидия – од­но из «се­ми чу­дес све­та».

В 448 г. про­тив книг фило­со­фа–нео­пла­то­ни­ка Пор­фи­рия он из­дал эдикт, тон и на­прав­лен­ность ко­то­ро­го на­дол­го опре­де­ли­ли при­е­мы в борь­бе с ре­ли­ги­оз­ным ина­ко­мыс­ли­ем:

«Им­пе­ра­то­ры Фе­о­до­сий и Ва­лен­ти­ни­ан Ав­гу­сты – пре­фек­ту пре­то­рия Хорм­из­ду. Пред­пи­сы­ва­ем все, что Пор­фи­рий [или кто–ли­бо дру­гой], го­ни­мый соб­ствен­ным безу­ми­ем, на­пи­сал про­тив бла­го­че­сти­вой ве­ры хри­сти­ан­ской, где бы оно ни бы­ло об­на­ру­же­но, пре­дать ог­ню. Ибо мы хо­тим, чтобы вся­че­ские про­из­ве­де­ния, вы­зы­ва­ю­щие гнев Бо­жий и осквер­ня­ю­щие ду­шу, не до­сти­га­ли да­же слу­ха лю­дей».

По ха­рак­те­ру им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий был че­ло­век незло­би­вый, лег­ко­вер­ный и, по вы­ра­же­нию Фе­о­фа­на, вся­ким вет­ром но­си­мый, от­че­го ча­сто под­пи­сы­вал бу­ма­ги, во­все не чи­тая их. Од­на­жды Пульхе­рия под­ло­жи­ла меж­ду про­чи­ми бу­ма­гу об от­да­че ей в раб­ство су­пру­ги его, им­пе­ра­три­цы Ев­до­кии, ко­то­рую он, не чи­тая, под­пи­сал, за что сест­ра по­том уко­ря­ла его.

Про­ти­во­сто­я­ние Пульхе­рии и Ев­до­кии

Со вре­ме­нем от­но­ше­ния меж­ду Пульхе­ри­ей и Ев­до­ки­ей ста­ли пор­тить­ся. В кон­це 430–х ме­сто со­вет­ни­ка им­пе­ра­то­ра за­нял ев­нух Хри­заф, спо­соб­ный пол­ко­во­дец, но без­нрав­ствен­ный и жад­ный до де­нег. Он стал про­тив­ни­ком Пульхе­рии, ко­то­рая не раз пре­пят­ство­ва­ла его за­мыс­лам, и на­стро­ил Ев­до­кию про­тив ца­рев­ны. По­сте­пен­но, по сво­ей сла­бо­сти и недаль­но­вид­но­сти, в за­го­вор был во­вле­чён и сам им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий. Хри­заф убе­дил ца­ря, что Пульхе­рия име­ет слиш­ком мно­го вла­сти, и Фе­о­до­сий по­тре­бо­вал у Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха, чтобы тот по­свя­тил Пульхе­рию в диа­ко­нис­сы. Пат­ри­арх уве­до­мил Пульхе­рию о за­мыс­ле, и она ото­шла от прав­ле­ния и уда­ли­лась из го­ро­да в Ев­де­мон. При Хри­за­фе на­ча­лись го­не­ния на пра­во­слав­ных и воз­вы­ше­ние мо­но­фи­зи­тов. Воз­мож­но, уже в то вре­мя са­ма Ев­до­кия так­же при­ня­ла сто­ро­ну мо­но­фи­зи­тов.

Од­на­ко уже в 441 го­ду са­ма Ев­до­кия ока­за­лась в опа­ле. Фе­о­фан рас­ска­зы­ва­ет, что некто Пав­ли­ан, че­ло­век весь­ма об­ра­зо­ван­ный и кра­си­вый, поль­зо­вал­ся осо­бым рас­по­ло­же­ни­ем им­пе­ра­три­цы, ко­то­рая ча­сто бе­се­до­ва­ла с ним на­едине. В день Рож­де­ствен­ских свя­ток кто–то под­нес Фе­о­до­сию яб­ло­ко необык­но­вен­ной ве­ли­чи­ны и кра­со­ты. Им­пе­ра­тор по­слал его Ев­до­кии, а та ото­сла­ла Пав­ли­а­ну. Пав­ли­ан же спу­стя два дня под­нес его им­пе­ра­то­ру. Та­ким об­ра­зом, связь их рас­кры­лась. Фе­о­до­сий со­слал Пав­ли­а­на в Кап­па­до­кию и при­ка­зал каз­нить. Ев­до­кия са­ма уда­ли­лась в Иеру­са­лим и про­жи­ла там до са­мой смер­ти.

По­сле это­го Фе­о­до­сий с боль­шим тру­дом уго­во­рил Пульхе­рию воз­вра­тить­ся во дво­рец. Пульхе­рия от­кры­ла его гла­за на по­ло­же­ние дел. Фе­о­до­сий при­ка­зал со­слать и каз­нить Хри­за­фа, а Пульхе­рия сно­ва ста­ла со­пра­ви­тель­ни­цей.

Внут­рен­няя по­ли­ти­ка, об­ра­зо­ва­тель­ная ре­фор­ма

Ра­нее в им­пе­рии учеб­ные за­ве­де­ния устра­и­ва­лись по част­ной ини­ци­а­ти­ве или по по­чи­ну му­ни­ци­паль­ных об­щин. Им­пе­ра­тор Юли­ан От­ступ­ник (361–363), же­лая дать школь­но­му пре­по­да­ва­нию на­прав­ле­ние, со­от­вет­ству­ю­щее его иде­ям, пер­вый из­дал за­кон, по ко­то­ро­му учи­те­ля об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ных школ в го­ро­дах, на­зна­чав­ши­е­ся мест­ны­ми вы­бор­ны­ми вла­стя­ми, долж­ны бы­ли под­ле­жать им­пе­ра­тор­ско­му утвер­жде­нию. По ука­зу Фе­о­до­сия II в 425 г. бы­ла со­зда­на в Кон­стан­ти­но­по­ле шко­ла, ко­то­рую те­перь бы на­зва­ли го­судар­ствен­ным уни­вер­си­те­том. Устро­е­на она бы­ла в од­ном из об­ще­ствен­ных зда­ний сто­ли­цы и, как ка­жет­ся, долж­на бы­ла со­дер­жать­ся на счет каз­ны. Про­фес­со­ров бы­ло 31, в том чис­ле 3 ри­то­ра и 10 грам­ма­ти­ков ла­тин­ских, 5 ри­то­ров и 10 грам­ма­ти­ков гре­че­ских, 2 юрис­кон­суль­та и толь­ко 1 фило­соф. Са­мый этот спи­сок сви­де­тель­ству­ет о фор­ма­лиз­ме на­прав­ле­ния, уста­но­вив­шем­ся (или уста­нов­лен­ном) в пре­по­да­ва­нии пер­вой го­судар­ствен­ной выс­шей шко­лы в Рим­ской им­пе­рии. Про­фес­со­ра при­зна­ва­лись чи­нов­ни­ка­ми го­су­дар­ства; по­сле 28 лет служ­бы, ес­ли она бы­ла бес­по­роч­ной, они вме­сте с от­став­кой по­лу­ча­ли по­чет­ное зва­ние "comes primi ordinis" (с ти­ту­лом "spectabilis"). Шко­ла по­лу­чи­ла, так ска­зать, мо­но­по­лию пре­по­да­ва­ния. Про­фес­со­рам за­пре­ща­лось обу­чать где бы то ни бы­ло в дру­гом ме­сте; ни­кто из воль­ных уче­ных не имел боль­ше пра­ва от­кры­вать част­ной шко­лы под стра­хом су­ро­во­го на­ка­за­ния и вы­сыл­ки из сто­ли­цы. Част­ным ли­цам раз­ре­ша­лось да­вать уро­ки толь­ко в част­ных до­мах от­дель­ным уче­ни­кам.

По рас­по­ря­же­нию им­пе­ра­то­ра в 438 г. был из­дан Фе­о­до­си­ев ко­декс, обоб­щив­ший нор­мо­твор­че­ские ма­те­ри­а­лы ука­зов рим­ских им­пе­ра­то­ров.

Фе­о­до­сий вел ак­тив­ные стро­и­тель­ные ра­бо­ты в сто­ли­це и дру­гих го­ро­дах им­пе­рии.

Внеш­няя по­ли­ти­ка

В прав­ле­ние это­го им­пе­ра­то­ра го­су­дар­ству при­шлось мно­го и с раз­лич­ным успе­хом во­е­вать.

В 412 г. энер­гич­ный и уме­лый ре­гент Ан­фи­мий от­ра­зил на­тиск гун­нов и при­сту­пил к со­ору­же­нию но­вых укреп­ле­ний раз­рос­шей­ся со вре­мен Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го сто­ли­цы. Сна­ча­ла бы­ла по­стро­е­на мощ­ная и длин­ная сте­на, шед­шая от Мра­мор­но­го мо­ря к бух­те Зо­ло­той Рог. Впо­след­ствии, в 440–х гг., по­сле зем­ле­тря­се­ния, пре­фект го­ро­да Кир Па­но­поль­ский не огра­ни­чил­ся по­чин­кой по­стра­дав­ших участ­ков, воз­вел еще од­ну ли­нию и при­ка­зал вы­ко­пать ров (остав­ший­ся не за­кры­тым сте­ной бо­ло­ти­стый уча­сток у Влахерн­ско­го двор­ца был за­щи­щен в 625 г.). Де­вя­но­сто две гроз­ные баш­ни, зна­чи­тель­ные вы­со­та и тол­щи­на стен, глу­бо­кий ров и оби­лие бо­е­вых ма­шин на­дол­го обес­пе­чи­ли без­опас­ность Кон­стан­ти­но­по­ля.

В 420–422 гг. пол­ко­вод­цы Фе­о­до­сия от­ра­зи­ли в Ме­со­по­та­мии на­тиск ар­мий пер­сид­ско­го ша­хин­ша­ха Бахра­ма V, сме­нив­ше­го Йез­ди­гер­да I.

С за­пад­ной по­ло­ви­ной им­пе­рии бла­го­ра­зум­но под­дер­жи­ва­лись дру­же­ствен­ные от­но­ше­ния, скреп­лен­ные в 437 г. бра­ком за­пад­но­го им­пе­ра­то­ра Ва­лен­ти­ни­а­на III с до­че­рью Фе­о­до­сия II Ев­до­ки­ей.

Ослаб­лен­ные схват­ка­ми со­пер­ни­чав­ших за­пад­ных пол­ко­вод­цев Аэция и Бо­ни­фа­ция Ис­па­ния и Аф­ри­ка к 435 г. ста­ли до­бы­чей пред­во­ди­те­ля ван­да­лов Ги­зе­ри­ха. По­сле ря­да без­успеш­ных по­пы­ток от­ра­зить на­тиск за­во­е­ва­те­ля за­пад­ное пра­ви­тель­ство бы­ло вы­нуж­де­но при­знать его власть на за­хва­чен­ных тер­ри­то­ри­ях. Фе­о­до­сий II ре­шил вме­шать­ся, но по­ход во­сточ­но–рим­ских ле­ги­о­нов, пред­при­ня­тый око­ло 443 г., окон­чил­ся неудач­но и ни­как не из­ме­нил со­здав­ше­го­ся по­ло­же­ния.

Неза­дол­го до его смер­ти им­пе­рия пе­ре­жи­ла раз­ру­ши­тель­ное на­ше­ствие гун­нов. В 442 г. гунн­ский пра­ви­тель Ат­ти­ла по­тре­бо­вал от Фе­о­до­сия, чтобы ему бы­ли вы­да­ны все пе­ре­мет­чи­ки и вы­сла­на дань, а так­же, чтобы бы­ли от­прав­ле­ны по­слан­ни­ки для пе­ре­го­во­ров о пла­те­же да­ни на бу­ду­щее вре­мя. В от­вет он по­лу­чил уве­дом­ле­ние, что рим­ляне не вы­да­дут при­бег­ших под их по­кро­ви­тель­ство лю­дей, но вме­сте с ни­ми при­мут вой­ну. Раз­гне­ван­ный этим вы­со­ко­мер­ным от­ве­том, Ат­ти­ла дви­нул свои ор­ды на им­пе­рию. В трех по­сле­до­ва­тель­ных сра­же­ни­ях рим­ская ар­мия бы­ла раз­би­та. По­сле это­го гун­ны взя­ли и раз­ру­ши­ли все го­ро­да в Ил­ли­рии и Фра­кии, кро­ме Ан­дри­а­но­по­ля и Ге­рак­леи, и раз­дви­ну­ли свое вла­ды­че­ство от Гел­лес­пон­та до Фер­мо­пил и пред­ме­стий Кон­стан­ти­но­по­ля. В 447 г. был за­клю­чен по­зор­ный для рим­лян мир. Фе­о­до­сий со­гла­сил­ся вы­дать Ат­ти­ле всех пе­ре­мет­чи­ков, немед­лен­но вы­пла­тить 6000 литр зо­ло­та и каж­дый год вы­пла­чи­вать еще по 2000. По сло­вам При­с­ка, ужас пе­ред Ат­ти­лой был так ве­лик, что рим­ляне по­ви­но­ва­лись вся­ко­му его тре­бо­ва­нию и на лю­бое по­нуж­де­ние с его сто­ро­ны смот­ре­ли как на при­каз по­ве­ли­те­ля.

Им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся 28 июля 450 го­да. Во вре­мя охо­ты ло­шадь сбро­си­ла его в ре­ку Лик; он по­вре­дил при па­де­нии по­зво­ноч­ник и на дру­гой день умер.


При­ме­ча­ние

[1] Не вклю­чён в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Случайный тест