Дни памяти:

9 сентября  (переходящая) – Собор Нижегородских святых

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

4 октября

Житие

Священномученики Иоанн Флеров и Иоанн Быстров

Свя­щен­ник Иоанн Фле­ров был стро­и­те­лем и пер­вым слу­жи­те­лем хра­ма Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла в се­ле Се­мья­ны Ва­силь­сур­ско­го уез­да Ни­же­го­род­ской гу­бер­нии. Цер­ковь бы­ла по­стро­е­на и освя­ще­на неза­дол­го пе­ред ре­во­лю­ци­ей 1917 го­да. Освя­тив храм, о. Иоанн ска­зал: "Моя цер­ковь дол­го бу­дет сто­ять, и ни­кто к ней не под­сту­пит­ся". Это ис­пол­ни­лось, но сам на­сто­я­тель зи­мой 1918 го­да был аре­сто­ван и пре­про­вож­ден в Ва­силь­сурск; ему бы­ло то­гда со­рок лет.
В Ва­силь­сур­ской тюрь­ме его дол­го му­чи­ли, ча­сто вы­зы­ва­ли на до­прос, тре­буя от­ре­че­ния от Хри­ста или от свя­щен­ни­че­ско­го са­на. Свя­щен­ник не со­гла­сил­ся. И то­гда о. Иоан­на вы­ве­ли на клад­би­ще и ве­ле­ли ко­пать мо­ги­лу. Вы­ко­пав, он стал мо­лить­ся. И ко­гда кон­чил, ска­зал: "Я го­тов". Он был убит зал­пом в спи­ну.
По­сле его кон­чи­ны храм об­рел пред­ста­те­ля пред Бо­гом. Дол­го не мог­ли без­бож­ни­ки за­крыть его, а ко­гда за­кры­ли, не смог­ли ра­зо­рить, а хо­те­ли, по­то­му что храм был уко­ря­ю­щим па­мят­ни­ком на­род­но­го стро­и­тель­ства – бы­ли еще жи­вы са­ми стро­и­те­ли и кре­стья­не­-жерт­во­ва­те­ли.
Но при­хо­жане не от­да­ва­ли клю­чей. При­дет к Та­тьяне, хра­ни­тель­ни­ца клю­чей, ве­ру­ю­щая по­дру­га и ска­жет:
– Та­тья­на, все рав­но нас за­бе­рут с то­бой.
– Ну и пусть за­бе­рут, уй­дем не за ко­го, а за Бо­га, – от­ве­тит Та­тья­на.
В од­но из го­не­ний хит­рый пред­се­да­тель сель­со­ве­та при­звал Та­тья­ну к се­бе и ска­зал:
– Та­тья­на, ключ у те­бя, да­вай, на­до цер­ковь от­кры­вать.
– Вре­те, цер­ковь вы сей­час от­кры­вать не бу­де­те, не дам вам клю­ча. Хоть са­жай­те ме­ня и всю мою гру­ду, а не дам вам клю­ча, по­ка не объ­яви­те, что в церк­ви бу­дет служ­ба.
Пред­се­да­тель от­сту­пил­ся, и цер­ковь не ра­зо­рен­ной до­сто­я­ла до сво­е­го от­кры­тия в со­ро­ко­вых го­дах.

В этом се­ле ро­дил­ся в 1888(9?) го­ду свя­щен­ник Иоанн Быст­ров. У ро­ди­те­лей о. Иоан­на бы­ли од­ни до­че­ри, а им хо­те­лось сы­на, и мать усерд­но мо­ли­ла о том Бо­га, дав обет, что ес­ли ро­дит­ся маль­чик, он бу­дет, по­свя­щен Гос­по­ду, и ко­гда он ро­дил­ся, на­зва­ли его Иоан­ном.
Окон­чив гим­на­зию, Иоанн стал учи­те­лем в род­ном се­ле.
Стро­и­тель­ство хра­ма, служ­ба в нем рев­ност­но­го пас­ты­ря ока­за­ли нема­лое вли­я­ние на мо­ло­до­го учи­те­ля. Бы­ло яс­но, что толь­ко с Бо­гом вос­пи­та­ние мог­ло быть успеш­ным, по­то­му что ос­но­вой его мог­ла быть толь­ко лю­бовь.
Об­ла­дая за­мет­ны­ми да­ро­ва­ни­я­ми как вос­пи­та­тель, он ско­ро стал из­ве­стен сре­ди учи­те­лей, и окру­жа­ю­щие про­чи­ли ему слав­ное бу­ду­щее. Ка­за­лось, он на­шел се­бя в лю­би­мом де­ле, обе­ты, дан­ные пе­ред его рож­де­ни­ем, бы­ли за­бы­ты. Но Гос­подь Сам на­по­ми­нал о Се­бе. Все ча­ще Иоанн вспо­ми­нал о дан­ном его ма­те­рью сло­ве, все му­чи­тель­нее пе­ре­жи­вал мысль о сво­ей невер­но­сти Бо­гу. Сколь удач­но ни сло­жи­лась бы его даль­ней­шая жизнь, но она бу­дет ни­ку­да не год­на, ес­ли вы­стро­ит­ся на зы­бу­чей ос­но­ве неправ­ды. И ко­гда Иоан­ну ис­пол­ни­лось два­дцать семь лет, он ска­зал ма­те­ри:
– Ма­ма, я дол­жен ис­пол­нить обе­ща­ние. Я сам так хо­чу.
Он же­нил­ся, был ру­ко­по­ло­жен и стал слу­жить в се­ле Са­ка­нах Ни­же­го­род­ской епар­хии. Это бы­ла во всех от­но­ше­ни­ях счаст­ли­вая се­мья. У них с су­пру­гой ро­ди­лось во­семь де­тей, и в се­мье ца­ри­ла вза­им­ная лю­бовь. С ред­кост­ной ме­рой о. Иоанн был к де­тям рас­су­ди­тель­но строг и спра­вед­лив, и де­ти лю­би­ли его. Он ни­ко­гда не за­бы­вал, что он не толь­ко отец, не толь­ко вос­пи­та­тель, но и свя­щен­ник – об­ра­зец нрав­ствен­но­сти для всех окру­жа­ю­щих. И хо­тя се­мье бы­ло в те го­ды вдвойне тя­же­ло от вы­пав­ших на ее до­лю го­не­ний из-­за то­го, что Иоанн стал свя­щен­ни­ком, он ни ра­зу не по­жа­лел, что ис­пол­нил ма­те­рин­ский обет. Ни­ка­кие пре­сле­до­ва­ния, ни­ка­кие утес­не­ния со сто­ро­ны без­бож­ных вла­стей его не стра­ши­ли. Го­ни­мо­му вла­стя­ми, ему при­шлось сме­нить несколь­ко при­хо­дов. По­след­ним ме­стом его слу­же­ния стал храм се­ла Ара­по­во Бо­го­ро­диц­ко­го рай­о­на Ни­же­го­род­ской епар­хии.
Пе­да­го­ги­че­ская из­вест­ность неко­то­рое вре­мя охра­ня­ла его, но в кон­це трид­ца­тых го­дов арест на­вис над ним неми­ну­е­мо. Ко­е-кто из пред­ста­ви­те­лей вла­сти пы­тал­ся уго­во­рить о. Иоан­на оста­вить храм и вер­нуть­ся к учи­тель­ству, обе­щая, что не бу­дет по­мя­ну­то его свя­щен­ство, его сде­ла­ют ди­рек­то­ром шко­лы, и при его спо­соб­но­стях ему от­кро­ют­ся все до­ро­ги. А ина­че не из­бе­жать аре­ста. Слу­шая это, ма­туш­ка бро­си­лась уго­ва­ри­вать му­жа оста­вить цер­ковь и пой­ти в шко­лу; она на­по­ми­на­ла ему о де­тях, со сле­за­ми умо­ляя сжа­лить­ся над ни­ми. Но как рань­ше, так и те­перь оста­вал­ся тверд пас­тырь в сво­ем ре­ше­нии слу­жить Бо­гу. С кро­то­стью и лю­бо­вью он про­из­нес:
– Гос­подь не оста­вит, он всех де­тей вы­ве­дет в лю­ди.
11 сен­тяб­ря 1938 го­да, на Иоан­на Пост­ни­ка, его аре­сто­ва­ли. Ко­гда при­е­ха­ли че­ки­сты, шла служ­ба, и они не по­сме­ли ее пре­рвать, вы­шли из хра­ма и рас­по­ло­жи­лись непо­да­ле­ку, ожи­дая свя­щен­ни­ка.
Отец Иоанн был за­клю­чен в Ни­же­го­род­скую тюрь­му.
Кон­чи­на его и с ним мно­гих дру­гих свя­щен­ни­ков Ни­же­го­род­ской епар­хии аре­сто­ван­ных в 1937-1938 го­дах, бы­ла та­ко­ва. Их всех вы­вез­ли на се­ре­ди­ну Вол­ги про­тив го­ро­да Бор, непо­да­ле­ку от Ниж­не­го. Свя­зан­ных свя­щен­ни­ков по од­но­му стал­ки­ва­ли в во­ду, на­блю­дая, чтобы ни­кто не вы­плыл; вы­плыв­ших то­пи­ли. И так бы­ли уму­че­ны все.

Ис­точ­ник: http://lib.eparhia-saratov.ru/

Случайный тест

(6 голосов: 5 из 5)