Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

11 июня

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Иоанн ро­дил­ся 21 мар­та 1880 го­да в се­ле Ва­си­льев­ском Во­ло­год­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Алек­сандра Пре­об­ра­жен­ско­го. В 1897 го­ду Иван окон­чил Во­ло­год­ское ду­хов­ное учи­ли­ще и в том же го­ду был на­зна­чен пса­лом­щи­ком в Ва­си­льев­скую Тош­нин­скую цер­ковь в Во­ло­год­ском уез­де, а в 1904 го­ду – ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на к этой церк­ви.
В 1906 го­ду диа­кон Иоанн был пе­ре­ве­ден во Вла­сьев­скую цер­ковь в Во­лог­де. В 1920-х го­дах этот храм был за­крыт, и диа­кон Иоанн был на­прав­лен в храм в честь ве­ли­ко­му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы Пят­ни­цы. В 1929 го­ду диа­кон с су­пру­гой и тре­мя ма­лы­ми детьми бы­ли вы­се­ле­ны из до­ма как се­мья свя­щен­но­слу­жи­те­ля, и вла­сти по­тре­бо­ва­ли от су­пру­ги, чтобы она раз­ве­лась с му­жем. Чтобы от­ве­сти от де­тей угро­зу пре­сле­до­ва­ний, она с со­гла­сия му­жа ис­пол­ни­ла это тре­бо­ва­ние, и с это­го вре­ме­ни се­мья ста­ла жить от­дель­но на сред­ства, ко­то­рые тай­но пе­ре­да­вал им отец Иоанн.
В 1930 го­ду вла­сти за­кры­ли и этот храм, и диа­кон был на­зна­чен слу­жить в храм Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, на­сто­я­те­лем ко­то­ро­го был про­то­и­е­рей Кон­стан­тин Бо­го­слов­ский[a].
В мае 1937 го­да в мест­ных га­зе­тах по­яви­лось со­об­ще­ние, что по­ста­нов­ле­ни­ем Во­ло­год­ско­го гор­со­ве­та от 4 мая 1937 го­да Бо­го­род­ское клад­би­ще, на ко­то­ром на­хо­дил­ся храм Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, за­кры­ва­ет­ся в свя­зи со стро­и­тель­ством вто­рых же­лез­но­до­рож­ных пу­тей и ре­кон­струк­ци­ей же­лез­но­до­рож­но­го уз­ла; по­гре­бе­ния на нем пре­кра­ща­ют­ся с 15 мая, остан­ки бу­дут пе­ре­не­се­ны на дру­гие клад­би­ща, и ле­том 1939 го­да клад­би­ще долж­но быть уни­что­же­но.
Это со­об­ще­ние взвол­но­ва­ло при­хо­жан хра­ма и слу­жив­ших в нем свя­щен­ни­ков, ко­то­рые уви­де­ли во всем этом все­го лишь пред­лог для за­кры­тия сна­ча­ла клад­би­ща, а за­тем и са­мо­го хра­ма, так как про­клад­ке па­рал­лель­ных же­лез­но­до­рож­ных пу­тей клад­би­ще ни­сколь­ко не ме­ша­ло. Бо­лее сот­ни жи­те­лей Во­лог­ды, чьи род­ствен­ни­ки бы­ли по­гре­бе­ны на Бо­го­род­ском клад­би­ще, под­пи­са­ли пись­мо во ВЦИК, в ко­то­ром они по­яс­ня­ли, что стро­и­тель­ство же­лез­но­до­рож­ных пу­тей, в со­от­вет­ствии с при­ло­жен­ным ими к за­яв­ле­нию пла­ном, не мо­жет слу­жить при­чи­ной для за­кры­тия клад­би­ща; они пред­ла­га­ли «сдви­нуть огра­ду клад­би­ща... это уже даст воз­мож­ность про­ло­жить тре­тьи пу­ти, не за­став­ляя ты­ся­чи лю­дей пе­ре­жи­вать непри­ят­но­сти и недо­воль­ство, так как на клад­би­ще по­хо­ро­не­ны у нас род­ные, мо­ги­лы ко­то­рых до­ро­ги граж­да­нам, и, на­до по­ла­гать, в этом ни­че­го предо­су­ди­тель­но­го про­тив уста­но­вок со­вет­ской вла­сти нет, так как со­вет­ская власть так­же хра­нит и укра­ша­ет по­гре­бе­ния сво­их лю­дей...
Ко­му при­ят­но и у ко­го не вы­зо­вет чув­ства него­до­ва­ния, ко­гда на ме­сте по­гре­бе­ния бу­дут устра­и­вать­ся пу­ти, рыть­ся ка­на­вы, стро­ить­ся до­ма и так да­лее. Прав­да, Гор­со­вет пред­ла­га­ет вы­ка­пы­вать по­кой­ни­ков и пе­ре­во­зить их, но та­кое мас­со­вое пе­ре­се­ле­ние со сло­мом па­мят­ни­ков вы­зо­вет гро­мад­ные за­тра­ты; крайне непри­ят­но для чув­ства лю­дей, ко­то­рые долж­ны при по­гре­бе­ни­ях, быв­ших 10-12 лет на­зад, в из­гнив­ших гро­бах со­би­рать в ящи­ки и меш­ки ко­сти умер­ших.
Ес­ли бы дей­стви­тель­но бы­ла сроч­ная необ­хо­ди­мость за­став­лять про­из­во­дить все эти некра­си­вые опе­ра­ции, то­гда еще бы­ло бы это­му оправ­да­ние, а у нас при на­ли­чии де­сят­ков гек­тар пу­стой зем­ли на про­ти­во­по­лож­ной сто­роне стан­ции... это мож­но не де­лать, тем бо­лее что уни­что­же­ние клад­би­ща, со­глас­но за­ко­ну, до­пус­ка­ет­ся через 24 го­да по­сле пре­кра­ще­ния по­гре­бе­ний, что по­нят­но, так как этот срок уни­что­жа­ет в зем­ле по­гре­бен­ных, да и сам со­став жи­те­лей в корне из­ме­ня­ет­ся...
Име­ют­ся раз­го­во­ры о неко­то­рых на­ме­ре­ни­ях ис­поль­зо­вать клад­би­ще для устрой­ства уве­се­ли­тель­но­го пар­ка, но это бы­ло бы со­всем нехо­ро­шо, так как пляс­ка и му­зы­ка на ме­сте мо­гил бы­ла бы оскорб­ле­ни­ем чувств граж­дан и, во вся­ком слу­чае, да­ле­ко не куль­тур­ным ак­том. На ос­но­ва­нии из­ло­жен­но­го про­сим... не от­ка­зать в на­шем хо­да­тай­стве и от­ме­нить лик­ви­да­цию Бо­го­род­ско­го клад­би­ща...
На­сто­я­щее по­да­ет­ся от ча­сти род­ствен­ни­ков, име­ю­щих по­гре­бе­ния, так как хо­да­тай­ство от всех без ис­клю­че­ния пред­ста­вить труд­но, но не бу­дет невер­ным ска­зать, что прось­бу об остав­ле­нии клад­би­ща под­дер­жи­ва­ет вся мас­са, име­ю­щая на клад­би­ще по­гре­бе­ния...»[1].
26 июня 1937 го­да на все­нощ­ную под празд­ник Всех свя­тых в храм Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы при­был на­зна­чен­ный управ­ля­ю­щим Во­ло­год­ской епар­хи­ей епи­скоп Иоанн (Со­ко­лов). Ду­хо­вен­ство Во­лог­ды бы­ло убеж­де­но, что епи­скоп Иоанн яв­ля­ет­ся сек­рет­ным со­труд­ни­ком НКВД. На­сто­я­тель хра­ма про­то­и­е­рей Кон­стан­тин Бо­го­слов­ский, по­дой­дя к ар­хи­ерею, ска­зал: «Со­глас­но ка­но­ни­че­ским пра­ви­лам... мы вас ар­хи­ере­ем не счи­та­ем». И ото­шел от вла­ды­ки. Ни­кто из сто­яв­ших в ал­та­ре свя­щен­ни­ков и чле­нов прич­та не по­до­шел к епи­ско­пу взять бла­го­сло­ве­ние, всю служ­бу он ти­хо про­сто­ял в ал­та­ре, а за­тем неза­мет­но по­ки­нул Во­лог­ду и по­ехал на но­вое ме­сто на­зна­че­ния в Ар­хан­гельск.
Вско­ре по­сле это­го эпи­зо­да в ночь с 29-го на 30 июня свя­щен­ни­ки, диа­ко­ны и неко­то­рые из при­хо­жан бы­ли аре­сто­ва­ны, и сре­ди них диа­кон Иоанн Пре­об­ра­жен­ский. Он был до­про­шен все­го еди­но­жды, 2 июля. Сле­до­ва­тель спро­сил, ко­го из свя­щен­но­слу­жи­те­лей он зна­ет в Во­лог­де. Диа­кон от­ве­тил, что зна­ет всех, кто слу­жит с ним в хра­ме на Бо­го­род­ском клад­би­ще. По­сле это­го сле­до­ва­тель ему за­явил:
– Сре­ди на­се­ле­ния го­ро­да Во­лог­ды вы ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию. Дай­те ва­ши от­кро­вен­ные по­ка­за­ния.
– Контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции я не вел, – от­ве­тил диа­кон Иоанн.
В ав­гу­сте, ко­гда во­шло в дей­ствие ста­лин­ское рас­по­ря­же­ние о мас­со­вых ре­прес­си­ях, бы­ли спеш­но до­про­ше­ны де­жур­ные сви­де­те­ли, один из ко­то­рых за­явил, что диа­кон Пре­об­ра­жен­ский яв­ля­ет­ся участ­ни­ком «сбо­ра под­пи­сей сре­ди на­се­ле­ния под “про­те­стом” о за­кры­тии клад­би­ща в 1937 го­ду; сре­ди ду­хо­вен­ства и на­се­ле­ния кле­ве­тал на ру­ко­во­ди­те­лей пар­тии и пра­ви­тель­ства... аги­ти­ро­вал: “Из цер­ков­ных риз де­ла­ют та­поч­ки да ме­бель в те­ат­рах оби­ва­ют, а мы, ду­хо­вен­ство, хо­дим обо­рван­ные”»[2].
В кон­це кон­цов диа­ко­на Иоан­на об­ви­ни­ли в том, что он буд­то бы «яв­ля­ет­ся участ­ни­ком контр­ре­во­лю­ци­он­ной цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ской груп­пы в го­ро­де Во­лог­де. Ве­дет непри­ми­ри­мую борь­бу про­тив со­вет­ской вла­сти и про­во­ди­мых ме­ро­при­я­тий. Рас­про­стра­ня­ет контр­ре­во­лю­ци­он­ные кле­вет­ни­че­ские из­мыш­ле­ния»[3].
19 сен­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла его к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре. Диа­кон Иоанн Пре­об­ра­жен­ский скон­чал­ся в Кар­го­поль­ском ла­ге­ре 11 июня 1938 го­да и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Май».
Тверь. 2007. С. 264-268


При­ме­ча­ния

[a] Свя­щен­но­му­че­ник Кон­стан­тин (Бо­го­слов­ский); па­мять 6/19 сен­тяб­ря.

[1] УФСБ Рос­сии по Во­ло­год­ской обл. Д. П-11834, л. 167.

[2] Там же. Л. 71.

[3] Там же. Л. 143.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(6 голосов: 5 из 5)