День памяти

Житие

Стра­да­ние свя­ти­те­лей Мак­си­ми­ли­а­на и Ки­ри­на, епи­ско­пов Но­рич­ских

Ме­стом про­по­вед­ни­че­ско­го слу­же­ния свя­ти­те­лей Мак­си­ми­ли­а­на[*] и Ки­ри­на бы­ла Но­ри­ка[1]. Это бы­ла стра­на сла­вян – но­ри­чей, по­лу­чив­ших свое на­зва­ние от пре­бы­ва­ния в гор­ных но­рах, в пе­ще­рах и уще­льях. «Нор­цы суть сло­вене», – го­во­рит и пре­по­доб­ный Нестор. Но­ри­чи – часть вен­дов, за­ни­мав­ших, под раз­ны­ми част­ны­ми на­зва­ни­я­ми, об­шир­ную стра­ну меж­ду Адри­а­ти­кою и Ду­на­ем и от вер­ши­ны Ду­ная да­ле­ко на за­пад [2]. Им­пе­ра­тор Ав­густ, по­ко­рив но­ри­чей, по­стро­ил в стране но­ри­чей несколь­ко кре­по­стей, в том чис­ле Лерх (Lavreacum). Ныне ро­ди­на свя­то­го Мак­си­ми­ли­а­на на­зы­ва­ет­ся Край­ною, как край­няя стра­на сла­вян, от­тес­нен­ных нем­ца­ми на юг. Ныне в Ка­рин­тии до 400 000 вен­дов или сло­вен­цев и до по­лу­то­ра мил­ли­о­на кро­ато-сер­бов[3].

Бла­жен­ный Мак­си­ми­ли­ан ро­дил­ся в го­ро­де Зе­лье (Celeius), при вер­шине ре­ки Са­вы. Сын бо­га­тых ро­ди­те­лей, на 7 го­ду имел на­став­ни­ком свя­щен­ни­ка Ора­ния (па­ха­ря), че­ло­ве­ка об­ра­зо­ван­но­го и ис­крен­не­го хри­сти­а­ни­на. На 19 го­ду ли­шив­шись ма­те­ри (отец его еще за 6 лет пред тем умер му­че­ни­ком при Де­кии), Мак­си­ми­ли­ан остал­ся на­след­ни­ком бо­га­то­го име­ния; но он роз­дал его бед­ным и, дав сво­бо­ду ра­бам, пре­дал все­го се­бя на слу­же­ние Гос­по­ду.

Око­ло 260 го­да свя­ти­тель Мак­си­ми­ли­ан из­бран и по­свя­щен был в епи­ско­па Но­рич­ско­го, для ко­то­ро­го ка­фед­ра на­зна­че­на бы­ла в го­ро­де Лер­хе. В этом зва­нии он с пол­ною рев­но­стию тру­дил­ся над рас­про­стра­не­ни­ем свя­той ве­ры меж­ду сла­вя­на­ми. Он не толь­ко про­све­щал еван­гель­ским уче­ни­ем род­ной свой край, но пу­те­ше­ство­вал на за­пад в ны­неш­нюю Ба­ва­рию, то­гда на­се­лен­ную сла­вя­на­ми. Пло­да­ми тру­дов его поль­зо­ва­лись здесь це­лые ве­ка и по­сле него. Здесь най­ден пер­га­мен­ный сбор­ник Х ве­ка: в нем две ис­по­ве­ди и по­уче­ние сла­вян­ско­го язы­ка, с от­ли­чи­я­ми серб­ско­го на­ре­чия, пи­са­ны ла­тин­ски­ми бук­ва­ми. По­уче­ние то са­мое, ко­то­рое чи­та­ет­ся в про­ло­ге под 25 ап­ре­ля. Ис­по­ве­ди и по­уче­ние по со­дер­жа­нию на­зна­че­ны для но­во­кре­стив­ших­ся сла­вян[4]. Бла­жен­ный свя­ти­тель с лю­бо­вью за­бо­тил­ся о воз­мож­ном успо­ко­е­нии боль­ных и бед­ных, осо­бен­но же тех, ко­то­рые тер­пе­ли го­не­ние за свя­тую ве­ру от языч­ни­ков. Ко­гда им­пе­ра­тор Ну­ме­ри­ан объ­явил го­не­ние на хри­сти­ан, пре­фект Но­ри­ки сво­ею же­сто­ко­стью на­вел ужас на хри­сти­ан, и нема­лое чис­ло их от стра­ха при­но­си­ли жерт­вы. Свя­ти­тель по­спе­шил в род­ной свой край, чтобы при­сут­стви­ем сво­им и жи­вым сло­вом обод­рить до­ро­гих ро­ди­чей. Явясь к пре­фек­ту, он в при­сут­ствии дру­гих ска­зал: «Не для то­го ли ты при­слан сю­да, чтобы за­щи­щать стра­ну от вра­гов? А ты ока­зы­ва­ешь­ся са­мым же­сто­ким вра­гом». Пре­фект сму­тил ся; по­том с важ­но­стью ска­зал: «Ве­ди­те по­чтен­но­го в храм Мар­са, для при­не­се­ния жерт­вы». Не за­ста­ви­ли свя­ти­те­ля по­сту­пить в оскорб­ле­ние име­ни Хри­сто­ву ни­ка­кие угро­зы пре­фек­та. И пре­фект при­ка­зал от­сечь Мак­си­ми­ли­а­ну го­ло­ву. Опре­де­ле­ние вы­пол­не­но 12 ок­тяб­ря 282 го­да[5].

Му­че­ни­че­ская кон­чи­на свя­ти­те­ля со­дей­ство­ва­ла рас­про­стра­не­нию хри­сти­ан­ства меж­ду сла­вя­на­ми на ре­ке Са­ве и на бе­ре­гу Адри­а­ти­ки. Вско­ре по­сле свя­ти­те­ля (в 297 г.) в при­бреж­ной Но­ри­ке неко­то­рые из во­и­нов вы­тер­пе­ли са­мые же­сто­кие му­че­ния за свя­тую ве­ру[6].

Бла­жен­ный Иеро­ним в сво­ей хро­ни­ке по­чти­тель­но го­во­рит о свя­ти­те­ле и му­че­ни­ке пан­нон­ском Ки­рине; Пру­ден­ций вос­пел его в сти­хах; тре­тий древ­ний учи­тель от­но­сит его к зна­ме­ни­тей­шим сви­де­те­лям Хри­сто­вым. О му­че­ни­че­стве его со­хра­ни­лась и древ­няя за­пись[7].

Ка­фед­ра свя­ти­те­ля Ки­ри­на бы­ла на ре­ке Са­ве в Сис­ке (Siscia), ныне тор­го­вом ме­стеч­ке, то­гда как ка­фед­ра свя­ти­те­ля Мак­си­ми­ли­а­на в За­гре­бе.

Ко­гда пре­фект ниж­ней Пан­но­нии Мак­сим под­нял же­сто­кое го­не­ние про­тив хри­сти­ан, свя­ти­тель Ки­рин уда­лил­ся из го­ро­да сво­е­го. По при­ка­за­нию пре­фек­та дол­го ис­ка­ли его и, схва­тив, пред­ста­ви­ли к на­чаль­ни­ку. «За­чем ты бе­гал?» – спро­сил Мак­сим. «На­прас­но ду­ма­ют, – от­ве­чал епи­скоп, – буд­то страх го­нял ме­ня; я ис­пол­нял во­лю Гос­по­да мо­е­го, ко­то­рый ска­зал: ко­гда го­нят вас в од­ном го­ро­де, ухо­ди­те в дру­гой». «Кто это пред­пи­сал?» – спро­сил пре­фект. «Хри­стос, ис­тин­ный Бог», – от­ве­чал Ки­рин. «А ты не зна­ешь то­го, – го­во­рил Мак­сим, – что ука­зы им­пе­ра­то­ров най­дут те­бя вез­де? Тот, Ко­то­ро­го на­зы­ва­ешь ты Бо­гом, не из­ба­вит те­бя; вот ты те­перь пой­ман». Ки­рин от­ве­чал: «Он все­гда с на­ми, где бы мы ни бы­ли, и Он мо­жет по­мочь, ко­гда за­хо­чет. Он был со мною, – и те­перь Он укреп­ля­ет ме­ня». «Ты укло­ня­ешь­ся от ис­пол­не­ния во­ли го­су­да­рей на­ших, – го­во­рил Мак­сим. – Непо­слу­ша­ние – пре­ступ­ное».

Епи­скоп от­ве­чал: «Не ис­пол­няю от­то­го, что та во­ля про­тив­на во­ле Бо­жи­ей; бо­ги ва­ши – пу­сто­та; а Бог, Ко­то­ро­му слу­жу я, – на небе и на зем­ле, Он вы­ше все­го и все дер­жит, все Им со­зда­но и Им же со­хра­ня­ет­ся». Мак­сим ска­зал: «Ты вы­жил из ума и бре­дишь; слу­шай­ся, ина­че го­то­вы му­ки и смерть». Епи­скоп от­ве­чал: «На­па­сти, ко­то­ры­ми гро­зишь ты, счи­таю за сла­ву, и обе­ща­е­мая смерть даст мне жизнь веч­ную; по­кла­ня­юсь Бо­гу мо­е­му и Ему при­но­шу до­стой­ную жерт­ву, но не зем­ным ца­рям». Пре­фект при­ка­зал же­сто­ко бить его. По­том ска­зал, что ес­ли Ки­рин по­слу­ша­ет­ся, при­зна­ет мо­гу­ще­ство бо­гов, ко­то­рым под­чи­не­на Рим­ская им­пе­рия, предо­став­ле­на ему бу­дет долж­ность жре­ца в хра­ме Юпи­те­ра; ина­че ото­слан бу­дет к пре­фек­ту верх­ней Пан­но­нии. Епи­скоп от­ве­чал: «Я и без то­го ис­тин­ный свя­щен­ник, при­но­шу се­бя Бо­гу мо­е­му». Мак­сим ве­лел дер­жать его в тем­ни­це и в тя­же­лых око­вах.

В тем­ни­це свя­ти­тель сла­вил Гос­по­да за участь свою и мо­лил­ся. В пол­ночь тем­ни­ца оза­ре­на бы­ла силь­ным све­том. На­чаль­ник тем­ни­цы Мар­келл, уви­дав это, пал к но­гам епи­ско­па и со сле­за­ми го­во­рил: «по­мо­лись за ме­ня Гос­по­ду; ве­рю, что нет дру­го­го Бо­га, кро­ме чти­мо­го то­бою». Бла­жен­ный епи­скоп на­ста­вил его и за­пе­чат­лел его име­нем Иису­са Хри­ста. Спу­стя три дня Мак­сим ве­лел от­пра­вить Ки­ри­на к пре­фек­ту пер­вой Пан­но­нии [8].

По всем го­ро­дам при­ду­най­ским ве­ли епи­ско­па в око­вах. Пре­фект Пан­но­нии воз­вра­щал­ся из Че­пре­га (de civ. Scarabetensi), и ему пред­ста­ви­ли Ки­ри­на; но он ве­лел весть Ки­ри­на в Са­ба­рию, где сам бу­дет. Бла­го­че­сти­вые же­ны при­нес­ли тут епи­ско­пу пи­щу и пи­тье; он бла­го­сло­вил при­но­ше­ние за ве­ру их, а они ло­бы­за­ли око­вы его. Ко­гда по­ку­шал он, стра­жи по­ве­ли его в Са­ба­рию (ныне Сар­вар, при Ра­бе). Пре­фект был в те­ат­ре, ко­гда пред­ста­ви­ли ему Ки­ри­на. Про­чи­тав уве­дом­ле­ние, спро­сил он: «Прав­да ли все то?» Епи­скоп от­ве­чал: «В Сис­ке ис­по­ве­дал я Бо­га ис­тин­но­го; Ему все­гда по­кла­нял­ся и Его но­шу в серд­це; Он един­ствен­ный ис­тин­ный Бог, и от Него ни­кто не от­лу­чит ме­ня». Пре­фект упо­тре­бил все, чтобы по­ко­ле­бать твер­дость свя­то­го; го­во­рил, что жа­ле­ет ста­рость его и что не ум­но пре­не­бре­гать жиз­нью. Все бы­ло на­прас­но. «Не по­хо­жу я на безум­ных, – го­во­рил ис­по­вед­ник; – они, по же­ла­нию жиз­ни от­ре­ка­ясь от Бо­га, ис­тин­но уми­ра­ют; а я, ис­по­ве­дуя, пе­ре­хо­жу к Веч­ной жиз­ни; за­ко­ны ва­ши не удо­вле­тво­ря­ют ме­ня, и я ис­пол­няю по­ве­ле­ния Хри­ста Бо­га мо­е­го, воз­ве­щен­ные для вер­ных». Пре­фект ре­шил бро­сить Ки­ри­на в ре­ку с кам­нем на шее. Ко­гда он был бро­шен, то еще дол­го оста­вал­ся на по­верх­но­сти во­ды, убеж­дал зри­те­лей быть твер­ды­ми в ве­ре и не стра­шить­ся ни мук, ни смер­ти; на­ко­нец, толь­ко по мо­лит­ве его, вол­ны скры­ли его. Свя­той увен­чал­ся му­че­ни­че­ским вен­цом в 309 го­ду[9].

Му­че­ни­че­ская кон­чи­на свя­ти­те­ля Ки­ри­на, как и стра­да­ние свя­ти­те­ля Мак­си­ми­ли­а­на, не толь­ко вы­зва­ли под­ра­жа­те­лей свя­то­му при­ме­ру меж­ду ве­ру­ю­щи­ми, но со­дей­ство­ва­ли рас­про­стра­нен­но ве­ры меж­ду сла­вя­на­ми на ре­ке Са­ве и на бе­ре­гу Адри­а­ти­ки: епи­скоп Мур­сы, что на ре­ке Са­ве, за­щи­щал Пра­во­сла­вие на Сер­дик­ском со­бо­ре 347 го­да; епи­скоп Ядр­ский с Адри­а­ти­ки был на Ак­ви­лей­ском со­бо­ре 381 го­да[10].

Cвт. Фила­рет Чер­ни­гов­ский. Из­бран­ные жи­тия свя­тых. Том 2


При­ме­ча­ния

[*] Не вклю­чён в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

[1] Жизнь св. Мак­си­ми­ли­а­на, опи­сан­ная в 13 сто­ле­тии па­тав­ским пре­сви­те­ром, изд. int script. rerum austr. Т. 1. и с объ­яс­не­ни­я­ми Ган­зе­на: Germania sacra. Т. 1. Из­вле­че­ния у Вей­са: Leben d. Heiligen; Leben u. Werken d. Heiligen.

[2] Из­ве­стия Стра­бо­на, Пто­ло­мея, Ли­вия, Пли­ния – у Черт­ко­ва (Черт­ков А.Д. Пе­ласго-Фра­кий­ские пле­ме­на, на­се­ляв­шие Ита­лию. М., 1853); фра­кий­ские пле­ме­на в Ита­лии (Вре­мен­ник об­ще­ства ис­то­рии и древ­но­стей. Кн. 16; Са­ве­льев- Ро­сти­сла­вич Н.В. Сла­вян­ский сбор­ник. СПб., 1845). Ди­о­ни­сий пе­риэ­гет: «но­ри­ки, пан­но­ны и ми­зы, жи­ву­щие на юж­ной сто­роне Ду­ная, все про­ис­хож­де­ни­ем фра­ки, вы­ход­цы из се­вер­ной Фра­кии; все бе­ре­га Ис­т­ры, по все­му ее те­че­нию, за­се­ле­ны од­ни­ми фра­ка­ми». Па­па Гри­го­рий в 600 г. пи­сал к са­лон­ско­му епи­ско­пу: de slavorum gente,

[3] Haufler Joseph Vincenz. Sprachenkarte der osterreichischen Monarchie sammt erklarender Uebersicht. Pest, 1846.

[4] Часть по­уче­ния см.: Срез­нев­ский И. И. Древ­ние па­мят­ни­ки пись­ма и язы­ка юго­за­пад­ных сла­вян // Хри­сти­ан­ские древ­но­сти и ар­хео­ло­гия. СПб., 1864.

[5] Henricus Canisius. Antiquae Lectiones, seu antiqua monumenta ad historiam mediae aetatis illustrandam. 6 volumes. Ingolstadt, 1601–1608. V. VI; в жи­тии Ру­пер­та: «св. Мак­си­ми­ли­ан из зе­лья – пре­крас­но управ­лял лерх­скою цер­ко­вию…. Он при­шел на ро­ди­ну и здесь – ли­ша­ет­ся го­ло­вы». В при­бав­ле­ни­ях к Усу­ар­до­ву мар­ти­ро­ло­гу гре­вен­ский мар­ти­ро­лог: «12 ок­тяб­ря Мак­си­ми­ли­а­на лерх­ско­го епи­ско­па и му­че­ни­ка, ко­то­рый при имп. Ка­ре и Ну­ме­ри­ане при­нял му­че­ни­че­ский ве­нец…. по­том пе­ре­не­сен­ный ба­вар­ским гра­фом в По­та­вию весь­ма чтит­ся». Мо­ла­но­во из­да­ние: «в Зе­лье (Celenoe), что в Пан­но­нии, Мак­си­ми­ли­а­на, лерх­ско­го епи­ско­па и ис­по­вед­ни­ка; те­ло его пе­ре­нес в Лерх Ру­перт, ба­вар­ский апо­стол (590 г.), по­стро­ив­ший мно­го церк­вей в честь его; на­ко­нец в По­та­вию (на р. Дра­ве) пе­ре­нес имп. Ген­рих 2» (f 1024). Patrol. 124, 569. 570.

[6] Weiss. Leben d. Heiligen. V. VI; Martyrologia Adonis; Usuardi (Lat. Patrol. T 123. 124).

[7] Acta martyrum sincera; Weiss. Leben d. Heiligen zu 4 Iuni.

[8] В ак­тах пре­фект пер­вой Пан­но­нии Аман­ций. У Пру­ден­ция: Hicsub Galerio duce, qui tunc illyricos sinus urgebat ditionibus. Так как Ил­ли­рия за­клю­ча­ла под со­бою как верх­нюю, так и ниж­нюю Пан­но­нию, то Га­ле­рий был на­чаль­ни­ком и над Мак­си­мом; по­след­ний, не имея пра­ва на жизнь под­су­ди­мо­го, от­сы­ла­ет его к Га­ле­рию. Пре­фект Ил­ли- ри­ка на­зы­вал­ся и Аман­ци­ем и Га­ле­ри­ем: два име­ни од­но­му ли­цу – обык­но­вен­ное де­ло.

[9] Hieronymo. Chronicon ad an. 310: «Ки­рин, сись­ский епи­скоп, слав­но уми­ра­ет за Хри­ста. Ибо ко­гда с жер­нов­ным кам­нем на шее бро­шен был в ре­ку, то весь­ма дол­го пла­ва­ет на по­верх­но­сти, раз­го­ва­ри­ва­ет со зри­те­ля­ми, чтобы не устра­ша­лись при­ме­ром его, и ед­ва мо­лит­вою до­сти­га­ет то­го, чтобы был по­гру­жен».

[10] Про­спер в хро­ни­ке о св. Ки­рине: cum sociis gloriose pro Christo interficitur. В иеро­ни­мо­вом мар­ти­ро­ло­ге в один день со св. Ки­ри­ном in sabaria civitate Rustuli cum aliis duobus.

Случайный тест