Дни памяти

9 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

17 сентября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай ро­дил­ся в 1867 го­ду в се­ле Ло­щем­ли Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Ан­дрея Ле­бе­де­ва. По окон­ча­нии Твер­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии он был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка. В трид­ца­тых го­дах о. Ни­ко­лай слу­жил в хра­ме се­ла Рус­ская Ко­ше­ва Крас­но­холм­ско­го рай­о­на. Имел се­мью — же­ну, Прас­ко­вью Ива­нов­ну, двух сы­но­вей и двух до­че­рей, но к на­ча­лу трид­ца­тых го­дов де­ти вы­рос­ли и разъ­е­ха­лись по дру­гим го­ро­дам. Чтобы не по­вре­дить им, о. Ни­ко­лай по­чти не пе­ре­пи­сы­вал­ся с ни­ми и адре­са их скры­вал от по­сто­рон­них, го­во­ря, что свя­зи с ни­ми не под­дер­жи­ва­ет. Да­же су­пру­га его жи­ла не вме­сте с ним в се­ле, где он слу­жил, а в Бе­жец­ке. Са­мо­му свя­щен­ни­ку в 1937 го­ду ис­пол­ни­лось семь­де­сят лет, и мож­но бы­ло на­де­ять­ся, что вла­сти, учи­ты­вая воз­раст, не аре­сту­ют его. Од­на­ко для аре­ста и му­че­ни­че­ской кон­чи­ны во вре­мя го­не­ний огра­ни­че­ний в воз­расте нет.
Отец Ни­ко­лай был аре­сто­ван 8 ав­гу­ста 1937 го­да и за­клю­чен в Бе­жец­кую тюрь­му. Через три дня сле­до­ва­тель до­про­сил свя­щен­ни­ка.
— След­ствию из­вест­но, что вы яв­ля­лись участ­ни­ком про­во­ди­мых епи­ско­пом Гри­го­ри­ем Ко­зы­ре­вым ан­ти­со­вет­ских со­бра­ний ду­хо­вен­ства. Рас­ска­жи­те след­ствию, что вам из­вест­но об этих со­бра­ни­ях, и о ва­шем уча­стии в них.
— Мне лич­но при­шлось за все вре­мя быть один раз на име­ни­нах епи­ско­па. Мы, свя­щен­ни­ки, ожив­лен­но бе­се­до­ва­ли по раз­ным во­про­сам, од­на­ко, про­из­но­си­лись ли ан­ти­со­вет­ские ре­чи, ска­зать не мо­гу, так как не пом­ню.
— Рас­ска­жи­те след­ствию о ха­рак­те­ре ва­ших бе­сед у Фун­ти­ко­ва в 1934 го­ду.
— В 1934 го­ду по­сле цер­ков­но­го об­хо­да по се­лу Узу­ни­ха Бе­жец­ко­го рай­о­на я со сво­им пса­лом­щи­ком Ильей Ива­но­ви­чем Фун­ти­ко­вым за­шёл к нему. В бе­се­де я со­об­щил как но­вость об убий­стве Ки­ро­ва. При­чем по­дроб­но­стей раз­го­во­ра о Ки­ро­ве не пом­ню. Го­во­рил я и об от­кры­тии со­вет­ски­ми вла­стя­ми ши­ро­кой про­да­жи хле­ба, при­чем вы­ска­зал пред­по­ло­же­ние, что несо­зна­тель­ное на­се­ле­ние быст­ро раз­бе­рёт в за­пас хлеб и его сно­ва вре­мен­но не бу­дет. Дру­гих раз­го­во­ров я не вёл. Ко мне как к свя­щен­ни­ку ча­сто об­ра­ща­лись ве­ру­ю­щие с жа­ло­ба­ми на от­сут­ствие хле­ба в де­ревне и ма­га­зи­нах, на тя­жесть на­ло­гов, ин­те­ре­со­ва­лись, бу­дет ли вой­на и что пи­шут о ней в га­зе­тах. По всем этим жа­ло­бам я вы­ска­зы­вал об­ра­щав­шим­ся ко мне со­чув­ствие и со­бо­лез­но­ва­ние и да­вал по­яс­не­ния, что хле­ба нет, по­то­му что часть хле­ба от­пра­ви­ли в Ис­па­нию, а часть ушла на Крас­ную Ар­мию и под­го­тов­ку к войне. По во­про­су вой­ны я го­во­рил, что вой­на про­тив СССР го­то­вит­ся, но ко­гда она бу­дет, по га­зе­там ни­че­го не из­вест­но. Жа­лоб на кол­хо­зы ко мне не по­сту­па­ло.
— Что вам из­вест­но об ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти дру­гих участ­ни­ков со­бра­ний ду­хо­вен­ства?
— Об ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти дру­гих участ­ни­ков со­бра­ний ду­хо­вен­ства мне ни­че­го не из­вест­но.
До­про­сы на этом не за­кон­чи­лись, и 15 ав­гу­ста о. Ни­ко­лай сно­ва был вы­зван к сле­до­ва­те­лю.
— Как вы ре­а­ги­ро­ва­ли на за­кры­тие со­вет­ски­ми вла­стя­ми в го­ро­де Бе­жец­ке церк­вей?
—Я лич­но в ду­ше был недо­во­лен за­кры­ти­ем церк­вей, но ни­ка­ких пре­пят­ствий или дей­ствий, на­прав­лен­ных к недо­пу­ще­нию за­кры­тия, не пред­при­ни­мал.
— Рас­ска­жи­те след­ствию о контр­ре­во­лю­ци­он­ных вы­ска­зы­ва­ни­ях и вы­ступ­ле­ни­ях, ко­то­рые име­ли ме­сто на про­во­ди­мых епи­ско­пом Ко­зы­ре­вым ан­ти­со­вет­ских со­бра­ни­ях ду­хо­вен­ства.
— Мне о та­ко­вых ни­че­го не из­вест­но и слы­шать не при­хо­ди­лось.
— След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы яв­ля­лись участ­ни­ком контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пи­ров­ки ду­хо­вен­ства... Вы при­зна­ё­те се­бя ви­нов­ным в этом и что мо­же­те по­ка­зать по су­ще­ству?
— В контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пи­ров­ке я не со­сто­ял, о та­ко­вой не слы­шал и не знаю. Ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей не за­ни­мал­ся.
Сле­до­ва­те­ли НКВД бы­ли недо­воль­ны от­ве­та­ми пре­ста­ре­ло­го свя­щен­ни­ка, его от­ка­зом под­пи­сы­вать лже­сви­де­тель­ства и сно­ва, и сно­ва до­пра­ши­ва­ли. На­ко­нец 17 ав­гу­ста со­сто­ял­ся по­след­ний до­прос. На во­про­сы сле­до­ва­те­ля свя­щен­ник вновь по­вто­рил:
— До­пол­нить чем-ли­бо свои преды­ду­щие по­ка­за­ния не мо­гу, ви­нов­ным се­бя в при­над­леж­но­сти к контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пи­ров­ке не при­знаю и ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей не за­ни­мал­ся.
13 сен­тяб­ря Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла о. Ни­ко­лая к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Ни­ко­лай Ле­бе­дев был рас­стре­лян 17 сен­тяб­ря 1937 го­да.
При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский).

"Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия". Тверь, Из­да­тель­ство "Бу­лат", т.1 1992, т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001. 

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест