Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

26 июня

Житие

Му­че­ни­ца Пе­ла­гия ро­ди­лась в 1897 го­ду в се­ле Ку­че­ря­ев­ка Боб­ров­ско­го уез­да Во­ро­неж­ской гу­бер­нии[1] в се­мье кре­стья­ни­на Сте­па­на Сте­па­но­ви­ча Жид­ко. Она вы­рос­ла, и серд­це ее уже не на­хо­ди­ло пол­но­го удо­вле­тво­ре­ния в мир­ской жиз­ни, и она ре­ши­ла все­це­ло по­свя­тить свою жизнь слу­же­нию Гос­по­ду. В два­дца­тых го­дах бы­ли уже за­кры­ты все мо­на­сты­ри в Во­ро­неж­ской об­ла­сти, и мо­на­хи разо­шлись по се­лам, мно­гие из них слу­жи­ли в при­ход­ских хра­мах, и во­круг них ста­ли со­би­рать­ся хри­сти­ан­ские об­щи­ны. Лю­ди да­ва­ли мо­на­ше­ские обе­ты и при­ни­ма­ли по­стри­ги, как в хри­сти­ан­ских об­щи­нах древ­но­сти во вре­мя пер­вых го­не­ний; по­се­ля­ясь в сель­ских до­мах по два-три еди­но­мыс­лен­ных че­ло­ве­ка, они ве­ли мо­на­ше­ский об­раз жиз­ни. По­сле то­го как бы­ли за­кры­ты все бли­жай­шие хра­мы, они ста­ли при­гла­шать свя­щен­ни­ков до­мой для со­вер­ше­ния бо­го­слу­же­ний.
Го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь не пре­кра­ща­лись, ка­ра­тель­ные ор­га­ны без­бож­но­го го­су­дар­ства аре­сто­вы­ва­ли все но­вых и но­вых лю­дей, и к кон­цу 1937 го­да уже не оста­лось во­все в Бу­тур­ли­нов­ском рай­оне свя­щен­ни­ков, но ищу­щие мо­на­ше­ской жиз­ни по-преж­не­му со­би­ра­лись вме­сте для об­щей мо­лит­вы, вы­би­рая се­бе в ка­че­стве ру­ко­во­ди­те­ля стар­ше­го и в ду­хов­ном от­но­ше­нии бо­лее гра­мот­но­го и опыт­но­го че­ло­ве­ка.
В 1937 го­ду со­труд­ни­ки Во­ро­неж­ско­го УНКВД при­сту­пи­ли к уни­что­же­нию по­след­них хри­сти­ан­ских об­щин. «Управ­ле­ни­ем НКВД по Во­ро­неж­ской об­ла­сти, – пи­са­ли они, – вскры­та и лик­ви­ди­ро­ва­на контр­ре­во­лю­ци­он­ная цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ская ор­га­ни­за­ция на тер­ри­то­рии пя­ти рай­о­нов Во­ро­неж­ской об­ла­сти... по ко­то­рой аре­сто­ва­но 127 че­ло­век»[2]. Сре­ди дру­гих 27 но­яб­ря 1937 го­да бы­ла аре­сто­ва­на и Пе­ла­гия. Сле­до­ва­тель в тот же день до­про­сил ее.
– Вы аре­сто­ва­ны за про­во­ди­мую ва­ми контр­ре­во­лю­ци­он­ную про­па­ган­ду. При­зна­е­те се­бя в этом ви­нов­ной? – спро­сил он.
– Нет, – от­ве­ти­ла Пе­ла­гия, – ви­нов­ной се­бя в этом не при­знаю, так как ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­стью не за­ни­ма­лась.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы на сво­их сбо­ри­щах, кро­ме пе­ния цер­ков­ных пе­сен, ве­де­те контр­ре­во­лю­ци­он­ную про­па­ган­ду. При­зна­е­те вы это?
– Нет, я это­го не при­знаю, так как ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной про­па­ган­дой мы там не за­ни­ма­лись.
– Вы про­дол­жа­е­те врать след­ствию. На­ста­и­ваю на да­че прав­ди­вых и ис­чер­пы­ва­ю­щих по­ка­за­ний.
– Я уже вам го­во­ри­ла, что ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной про­па­ган­дой я не за­ни­ма­лась; я ви­но­ва­та толь­ко в том, что вы­ка­зы­ва­ла недо­воль­ство кол­хоз­ной жиз­нью, го­во­ря, что ес­ли бы не бы­ло кол­хо­зов, то жизнь бы­ла бы луч­ше. Боль­ше я ни­че­го не го­во­ри­ла.
– Вам за­чи­ты­ва­ют­ся по­ка­за­ния сви­де­те­лей... ули­ча­ю­щие вас в том, что вы в сен­тяб­ре 1937 го­да сре­ди кол­хоз­ни­ков ве­ли ан­ти­кол­хоз­ную про­па­ган­ду, при этом воз­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную кле­ве­ту на ру­ко­во­ди­те­лей пар­тии и со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства. При­зна­е­те се­бя в этом ви­нов­ной?
– Нет, в этом я се­бя ви­нов­ной не при­знаю.
Бы­ли вы­зва­ны штат­ные сви­де­те­ли; од­на из сви­де­тель­ниц по­ка­за­ла, что Пе­ла­гия во вре­мя раз­го­во­ра за­яви­ла ей, что вы, мол, де­тей ро­жа­е­те, тру­ди­тесь, му­ча­е­тесь, а мы му­ча­ем­ся тем, что нас треп­лет со­вет­ская власть, ком­му­ни­сты.
Несмот­ря на от­вер­же­ние ви­ны об­ви­ня­е­мы­ми, след­ствие, опи­ра­ясь на по­ка­за­ния сви­де­те­лей, со­чло до­ка­зан­ным, что об­ви­ня­е­мые «яв­ля­ют­ся ак­тив­ны­ми чле­на­ми лик­ви­ди­ро­ван­ной контр­ре­во­лю­ци­он­ной цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ской ор­га­ни­за­ции... ко­то­рые про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность, на­прав­лен­ную на свер­же­ние со­вет­ской вла­сти во­ору­жен­ным пу­тем, пу­тем ор­га­ни­за­ции тер­ро­ра над во­ждя­ми ВКП(б) и со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства»[3].
15 де­каб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла Пе­ла­гию к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре.
В это вре­мя она на­ча­ла слеп­нуть и, ко­гда 16 ян­ва­ря 1942 го­да по­сле мно­гих тю­рем при­бы­ла в Кар­лаг в Ка­зах­стане, то бы­ла уже со­вер­шен­но сле­пой. Внеш­ний мир по­мерк для нее, и пе­ред рев­ност­ной хри­сти­ан­кой от­крыл­ся про­стор для очей внут­рен­них. Пе­ла­гия Жид­ко скон­ча­лась 26 июня 1944 го­да на участ­ке Кар­ла­га Джар­тас и бы­ла по­гре­бе­на в без­вест­ной мо­ги­ле на ла­гер­ном клад­би­ще.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Июнь».
Тверь. 2008. С. 199-201


При­ме­ча­ния

[1] Ныне Бу­тур­ли­нов­ский рай­он Во­ро­неж­ской об­ла­сти.

[2] ЦДНИ Во­ро­неж­ской обл. Ф. 9353, оп. 2, д. П-16269, т. 7, л. 216.

[3] Там же. Л. 234.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(7 голосов: 5 из 5)