Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

1 ноября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Сер­гий ро­дил­ся 5 сен­тяб­ря 1880 го­да в се­ле Бу­ри­но Та­рус­ско­го уез­да Ка­луж­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Ни­ко­лая По­кров­ско­го. В 1901 го­ду Сер­гей по­сту­пил в Ка­луж­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию. В пред­ше­ству­ю­щий это­му год в Ка­луж­ской се­ми­на­рии бы­ла про­ве­де­на ре­ви­зия, ко­то­рая об­на­ру­жи­ла боль­шие недо­стат­ки в управ­ле­нии се­ми­на­ри­ей, ко­то­рые при­ве­ли к бес­по­ряд­кам сре­ди уча­щих­ся и непод­чи­не­нию их на­чаль­ству. В ре­зуль­та­те ре­ви­зии бы­ли уво­ле­ны рек­тор се­ми­на­рии и по­став­ле­но на вид дур­ное по­ве­де­ние уча­щим­ся, но та­кие стро­гие ме­ры, как уволь­не­ние, не бы­ли к ним при­ме­не­ны. В 1901 го­ду рек­то­ром се­ми­на­рии был на­зна­чен ар­хи­манд­рит Алек­сандр (Тра­пи­цын). Мно­гие го­ды непра­виль­но­го управ­ле­ния се­ми­на­ри­ей да­ва­ли о се­бе знать и впо­след­ствии. Сре­ди уча­щих­ся бы­ли весь­ма по­пуляр­ны круж­ки, по боль­шей ча­сти со­ци­а­ли­сти­че­ской на­прав­лен­но­сти. В од­ном из та­ких круж­ков со­сто­ял и Сер­гей По­кров­ский. Сту­ден­ты про­во­ди­ли тай­ные со­бра­ния в ле­су, в пив­ных и на част­ных квар­ти­рах. Эти круж­ки су­ще­ство­ва­ли во все вре­мя обу­че­ния Сер­гея в се­ми­на­рии.
В 1904 го­ду Сер­гей Ни­ко­ла­е­вич окон­чил Ка­луж­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был на­зна­чен учи­те­лем в де­рев­ню Ко­ре­не­во Жизд­рин­ско­го уез­да Ка­луж­ской гу­бер­нии. Во вре­мя лет­них ка­ни­кул в 1905 го­ду он за­ехал вме­сте со сво­им то­ва­ри­щем учи­те­лем в Ка­лу­гу к его дво­ю­род­но­му бра­ту, ко­то­рый пред­ло­жил им всту­пить в пар­тию эсе­ров и при­гла­сил на со­бра­ние чле­нов этой пар­тии. С это­го вре­ме­ни Сер­гей Ни­ко­ла­е­вич вме­сте со сво­им то­ва­ри­щем ста­ли про­во­дить про­па­ган­дист­скую ра­бо­ту сре­ди кре­стьян, аги­ти­руя их за пар­тию эсе­ров, при­вле­кая на сто­ро­ну со­чув­ству­ю­щих пар­тии эсе­ров учи­те­лей. Они рас­про­стра­ня­ли эсе­ров­скую ли­те­ра­ту­ру, ко­то­рую при­во­зи­ли из Ка­лу­ги, но пар­тий­ной ор­га­ни­за­ции в де­ревне со­здать так и не смог­ли. Од­на­ко их де­я­тель­ность ед­ва не при­ве­ла их в тюрь­му. В то вре­мя они устра­и­ва­ли в ко­ре­нев­ской шко­ле про­све­ти­тель­ские спек­так­ли. В но­яб­ре во вре­мя ре­во­лю­ци­он­ных бес­по­ряд­ков 1905 го­да лю­ди со­бра­лись на та­кой спек­такль и, бу­дучи уже рас­про­па­ган­ди­ро­ван­ны­ми, ста­ли гром­ко вы­ра­жать недо­воль­ство цар­ским стро­ем. Лю­дей бы­ло мно­го, и спек­такль ед­ва не кон­чил­ся бес­по­ряд­ком. За­ве­ду­ю­щий шко­лой до­нес об этом в по­ли­цию, и бы­ло на­ча­то след­ствие. Узнав об этом, Сер­гей Ни­ко­ла­е­вич на­пи­сал сво­е­му зна­ко­мо­му, сы­ну при­ста­ва го­ро­да Жиз­д­ры, чтобы тот уго­во­рил сво­е­го от­ца не аре­сто­вы­вать их, что бы­ло тем ис­пол­не­но, и де­ло бы­ло за­мя­то.
В 1907 го­ду Сер­гей Ни­ко­ла­е­вич был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка ко хра­му в се­ле Ка­сья­но­во Ко­зель­ско­го уез­да Ка­луж­ской гу­бер­нии. Ру­ко­во­ди­те­ли пар­тий­ной ячей­ки в Ка­лу­ге по­счи­та­ли очень удач­ным для се­бя, что свя­щен­ник бу­дет про­во­дить сре­ди кре­стьян их идеи, но отец Сер­гий, став свя­щен­ни­ком, уже по-дру­го­му смот­рел на то, в чем за­клю­ча­ет­ся бла­го для на­ро­да и в ка­ком слу­же­нии и про­све­ще­нии на­род нуж­да­ет­ся. В 1908 го­ду он вы­шел из пар­тии и всю даль­ней­шую жизнь по­свя­тил слу­же­нию Бо­гу и пастве. Вско­ре он был пе­ре­ве­ден в храм в се­ло Ни­кит­ское Медын­ско­го уез­да Ка­луж­ской гу­бер­нии и воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея. Сво­им без­за­вет­ным слу­же­ни­ем он за­во­е­вал боль­шой ав­то­ри­тет сре­ди при­хо­жан, к нему по­сто­ян­но шли лю­ди за по­мо­щью и со­ве­том. Он ни­ко­гда ни­ко­му не от­ка­зы­вал. В лю­бую по­го­ду и в лю­бое вре­мя су­ток он по их прось­бе шел ис­пол­нять тре­бы. Он ча­сто слу­жил и все­гда за служ­ба­ми про­по­ве­до­вал. Ко­гда на­ча­лись го­не­ния от без­бож­ной вла­сти на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь, от­ца Сер­гия ста­ли при­нуж­дать, угро­жая ре­прес­си­я­ми, от­ка­зать­ся от са­на, вза­мен обе­щая со­хра­нить жизнь. Но ни угроз про­то­и­е­рей Сер­гий не ис­пу­гал­ся, ни на уве­ще­ва­ния не со­гла­сил­ся.
15 ав­гу­ста 1937 го­да про­то­и­е­рей Сер­гий был аре­сто­ван и за­клю­чен в тюрь­му в го­ро­де Медынь. Ува­же­ние и лю­бовь к свя­щен­ни­ку сре­ди при­хо­жан бы­ли на­столь­ко ве­ли­ки, что ни по­сле аре­ста свя­щен­ни­ка, ни по­сле его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны они не оста­ви­ли без по­мо­щи его де­тей-си­рот. Они по­мо­га­ли им всем, чем мог­ли, за­ча­стую де­ли­лись по­след­ним кус­ком хле­ба. Несмот­ря на опас­ность быть об­ви­нен­ны­ми в со­чув­ствии к «вра­гу», они при­но­си­ли про­дук­ты, ча­ще все­го но­чью, тай­ком.
– Вы со­сто­я­ли тай­ным аген­том и по­то­му не бы­ли от­да­ны под суд за свою ре­во­лю­ци­он­ную в то вре­мя ра­бо­ту. При­зна­е­те ли вы это? – спро­сил от­ца Сер­гия сле­до­ва­тель.
– Это я от­ри­цаю. Ни­где и ни­ко­гда я не со­сто­ял тай­ным аген­том. Не был я от­дан под суд бла­го­да­ря за­щи­те сво­е­го школь­но­го то­ва­ри­ща, сы­на при­ста­ва.
– След­стви­ем так­же уста­нов­ле­но, что вы с контр­ре­во­лю­ци­он­ной це­лью ор­га­ни­зо­ва­ли во­круг се­бя ан­ти­со­вет­ски на­стро­ен­ных лиц из слу­жи­те­лей ре­ли­ги­оз­но­го куль­та и быв­ших мо­на­шек, через ко­их про­во­ди­те свою контр­ре­во­лю­ци­он­ную ра­бо­ту. Под­твер­жда­е­те ли вы это?
– Это я так­же от­ри­цаю. В цер­ков­ной сто­рож­ке при церк­ви, где я слу­жу, дей­стви­тель­но про­жи­ва­ет мо­на­хи­ня Ана­ста­сия Ива­но­ва и еще од­на боль­ная при­па­доч­ная из де­рев­ни Ко­рыт­цо­во Алек­сандра Алек­сан­дров­на, фа­ми­лии ее я не пом­ню. Кро­ме то­го, со мной слу­жит диа­кон Ни­ко­лай Ива­но­вич Про­зо­ров­ский. Ни­ка­ких ука­за­ний о про­ве­де­нии контр­ре­во­лю­ци­он­ной ра­бо­ты я им не да­вал, и они ее, на­сколь­ко мне из­вест­но, не про­во­дят.
До­про­сы про­дол­жи­лись через две неде­ли, и сле­до­ва­те­ли к то­му вре­ме­ни за­пас­лись до­пол­ни­тель­ны­ми по­ка­за­ни­я­ми лже­сви­де­те­лей.
– След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы во вре­мя Медын­ско­го контр­ре­во­лю­ци­он­но­го вос­ста­ния в 1918 го­ду при­ни­ма­ли ак­тив­ное в нем уча­стие, про­во­жая по­встан­цев в на­ступ­ле­ние с кре­стом, а в ав­гу­сте 1918 го­да раз­ре­ши­ли зво­нить в на­бат для со­зы­ва граж­дан. При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным в этом?
– Это я от­ри­цаю. Ни­ка­ко­го уча­стия в Медын­ском контр­ре­во­лю­ци­он­ном вос­ста­нии я не при­ни­мал и по­встан­цев не про­во­жал с кре­стом, хо­тя и про­жи­вал в это вре­мя до­ма в се­ле Ни­кит­ское. В ав­гу­сте 1918 го­да во вре­мя мо­е­го от­сут­ствия, ко­гда я был на по­ко­се, дей­стви­тель­но зво­ни­ли в на­бат с ко­ло­коль­ни церк­ви се­ла Ни­кит­ско­го, где я в то вре­мя слу­жил, для со­зы­ва граж­дан, но я к это­му ни­ка­ко­го от­но­ше­ния не имел.
– След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы, хо­дя с мо­леб­на­ми по до­мам граж­дан, от­ка­зы­ва­лись слу­жить в тех до­мах, где име­лись порт­ре­ты во­ждей ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии и со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства, соб­ствен­но­руч­но сни­мая их. При­зна­е­те ли вы это?
– Это я так­же ка­те­го­ри­че­ски от­ри­цаю. Ни в од­ном из до­мов я ни­ко­гда не сни­мал порт­ре­тов во­ждей и ни­че­го не го­во­рил о сня­тии их.
– В бе­се­дах с граж­да­на­ми вы про­во­ди­ли ан­ти­кол­хоз­ную аги­та­цию, на­зы­вая кол­хоз­ное стро­и­тель­ство «ка­рой Гос­под­ней». Под­твер­жда­е­те ли вы это?
– Это­го я не под­твер­ждаю. Ни­ко­гда и ни­ка­кой ан­ти­кол­хоз­ной аги­та­ции я не про­во­дил.
– След­стви­ем так­же уста­нов­ле­но, что вы, про­во­дя си­сте­ма­ти­че­ски контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию, в бе­се­дах с граж­да­на­ми вос­хва­ля­ли Гит­ле­ра и фа­шист­скую Гер­ма­нию, про­во­ди­ли по­ра­жен­че­скую аги­та­цию. При­зна­е­те ли вы это?
– Это­го я так­же не при­знаю. Ни­ко­гда и ни­где я ни с кем не раз­го­ва­ри­вал о Гит­ле­ре и о его уче­нии, так как я его не знаю. Ни­ка­кой по­ра­жен­че­ской аги­та­ции я так­же не про­во­дил.
На этом до­про­сы бы­ли за­кон­че­ны. 20 ок­тяб­ря трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Сер­гия к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Сер­гий По­кров­ский был рас­стре­лян 1 но­яб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 7». Тверь. 2002. С. 152-157

Биб­лио­гра­фия

Ар­хив УФСБ РФ по Ка­луж­ской обл. Арх. № 10357.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(5 голосов: 5 из 5)