День памяти

Житие

Ве­ли­ко­му­че­ни­ца Шу­ша­ни­ка, кня­ги­ня Ран­ская († 475), бы­ла до­че­рью из­вест­но­го ар­мян­ско­го во­е­на­чаль­ни­ка Вар­да­на. На­сто­я­щее ее имя – Вар­дан­духт, в честь от­ца, а лас­ка­тель­ное – Шу­ша­ни­ка. С дет­ских лет свя­тая Шу­ша­ни­ка от­ли­ча­лась бо­го­бо­яз­нен­но­стью и бла­го­че­сти­ем.

Она вы­шла за­муж за пи­тиах­ша (пра­ви­те­ля по­гра­нич­ных об­ла­стей в Гру­зии) Вар­ске­на, ко­то­рый, из­ме­нив Хри­сту, стал ве­ро­от­ступ­ни­ком. В вось­мой год прав­ле­ния ша­ха Пе­ро­за Вар­скен от­пра­вил­ся в Кте­зи­фон, где бы­ла ре­зи­ден­ция пер­сид­ско­го ша­ха, и стал маз­де­и­стом (ог­не­по­клон­ни­ком), чтобы уго­дить ша­ху. Узнав об этом по воз­вра­ще­нии му­жа, свя­тая Шу­ша­ни­ка не по­же­ла­ла про­дол­жать су­пру­же­ской жиз­ни с от­ступ­ни­ком от Бо­га. Она оста­ви­ла дво­рец и ста­ла жить в неболь­шой кел­лии неда­ле­ко от двор­цо­вой церк­ви. Ду­хов­ник ца­ри­цы Яков Цур­та­ве­ли (впо­след­ствии ав­тор ее жи­тия) по­вест­ву­ет, что свя­тая ца­ри­ца, узнав о на­ме­ре­нии му­жа при­бег­нуть к си­ле, ис­пол­ни­лась ре­ши­мо­сти твер­до сто­ять в ве­ре, несмот­ря ни на ка­кие уго­во­ры, угро­зы и му­че­ния. От­верг­нув до­мо­га­тель­ства Вар­ске­на, она 8 ян­ва­ря 469 го­да бы­ла под­верг­ну­та им из­би­е­нию и за­ко­ва­на в кан­да­лы, а 14 ап­ре­ля 469 го­да за­клю­че­на в тем­ни­цу кре­по­сти, где на­хо­ди­лась шесть с по­ло­ви­ной лет. "Шесть лет она про­бы­ла в за­клю­че­нии и укра­си­лась доб­ро­де­те­ля­ми: по­стом, бодр­ство­ва­ни­ем, сто­я­ни­ем на но­гах, неослаб­ны­ми по­кло­на­ми и непре­рыв­ным чте­ни­ем книг. Она сде­ла­лась ду­хов­ной цев­ни­цей, освя­ща­ю­щей и укра­ша­ю­щей тем­ни­цу". К тем­ни­це при­хо­ди­ло мно­го страж­ду­щих, "при этом каж­дый, по мо­лит­вам бла­жен­ной Шу­ша­ни­ки, по­лу­чал от че­ло­ве­ко­лю­би­во­го Бо­га то, в чем он нуж­дал­ся: без­дет­ные – де­тей, боль­ные – ис­це­ле­ние, сле­пые – про­зре­ние". Тем вре­ме­нем Вар­скен об­ра­тил в ог­не­по­клон­ство де­тей свя­той Шу­ша­ни­ки, ко­то­рые пе­ре­ста­ва­ли на­ве­щать за­клю­чен­ную мать. На седь­мом го­ду за­то­че­ния у свя­той Шу­ша­ни­ки от­кры­лись на но­гах и те­ле яз­вы. Джод­жик, брат пи­тиах­ша Вар­ске­на, узнав, что бла­жен­ная Шу­ша­ни­ка при­бли­жа­ет­ся к смер­ти, про­ник в тем­ни­цу вме­сте со сво­ей же­ной и детьми и про­сил у свя­той Шу­ша­ни­ки: "Про­сти нам ви­ну на­шу и бла­го­сло­ви нас". Свя­тая Шу­ша­ни­ка про­сти­ла и бла­го­сло­ви­ла, ска­зав: "Вся здеш­няя жизнь ми­мо­лет­на и непо­сто­ян­на, как цве­ток поле­вой; кто по­се­ял, тот и по­жал; кто рас­то­чил для ни­щих, тот со­брал; кто по­жерт­ву­ет со­бой, тот об­ре­тет..."

На­ка­нуне бла­жен­ной кон­чи­ны свя­той му­че­ни­цы ее на­ве­сти­ли в тем­ни­це ка­то­ли­кос-ар­хи­епи­скоп Гру­зии Са­му­ил I (474-502), епи­скоп Иоанн и ду­хов­ник му­че­ни­цы Яков Цур­та­ве­ли (в те­че­ние всех ше­сти лет он по­сто­ян­но на­ве­щал и уте­шал за­клю­чен­ную). При­двор­ный епи­скоп Афоц (Фо­тий) при­ча­стил свя­тую Шу­ша­ни­ку. Ее по­след­ни­ми сло­ва­ми бы­ли: "Бла­го­сло­вен Гос­подь Бог мой, ибо с ми­ром и лег­ла и за­сну­ла". Кон­чи­на бла­жен­ной му­че­ни­цы на­сту­пи­ла 17 ок­тяб­ря, в празд­ник му­че­ни­ков бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на, и имен­но в этот день древ­няя Цер­ковь празд­но­ва­ла ее па­мять.

Мо­щи свя­той му­че­ни­цы Шу­ша­ни­ки по­ко­и­лись вна­ча­ле в хра­ме го­ро­да Цор­та­га. Цор­таг­ский храм через неко­то­рое вре­мя пе­ре­шел в ве­де­ние ар­мян­ско­го епи­ско­па-мо­но­фи­зи­та, и ка­то­ли­кос-ар­хи­епи­скоп Гру­зии Са­му­ил IV (582–591) пе­ре­нес свя­тые мо­щи Шу­ша­ни­ки в го­род Тби­ли­си, где они бы­ли по­ло­же­ны в 586 го­ду в при­де­ле Ме­тех­ской церк­ви, с юж­ной сто­ро­ны ал­та­ря. Ве­ро­ят­но, в свя­зи с этим па­мять свя­той Шу­ша­ни­ки бы­ла пе­ре­не­се­на с 17 ок­тяб­ря на 28 ав­гу­ста.

Му­че­ни­че­ский по­двиг жен­щи­ны

Жи­тие свя­той му­че­ни­цы Шу­ша­ни­ки (V в.) бы­ло со­став­ле­но ее ду­хов­ни­ком, свя­щен­ни­ком Иа­ко­вом. Эта кни­га, на­пи­сан­ная про­стым и безыс­кус­ным язы­ком, пред­став­ля­ет со­бой рас­сказ оче­вид­ца, ко­то­рый на­хо­дил­ся ря­дом со сво­ей ду­хов­ной до­че­рью и укреп­лял её в по­дви­ге ис­по­вед­ни­че­ства. Жи­тие свя­той Шу­ша­ни­ки об­ла­да­ет огром­ной внут­рен­ней си­лой; чи­та­тель как бы ви­дит пе­ред со­бой ве­ли­чие ду­ши му­че­ни­цы-ца­ри­цы, ко­то­рая пред­по­чла Хри­ста зем­но­му цар­ству и са­мой жиз­ни. Её су­пруг Вар­скен – пра­ви­тель Ра­ни, по­ехав по го­судар­ствен­ным де­лам в сто­ли­цу Ира­на, от­рек­ся от Хри­ста и пе­ре­шел в маз­де­изм – ог­не­по­клон­ство; он обе­щал ша­ху по воз­вра­ще­нии на ро­ди­ну об­ра­тить свою се­мью и на­род в пер­сид­скую ве­ру. Свя­тая Шу­ша­ник пе­ред угро­за­ми пы­ток и ли­цом смер­ти от­ка­за­лась при­нять маз­де­изм и все­на­род­но ис­по­ве­до­ва­ла хри­сти­ан­ство, ко­гда из-за стра­ха мол­ча­ли те, кто дол­жен был об­ли­чить пра­ви­те­ля в от­ступ­ни­че­стве. Её по­двиг был по­хож на по­двиг тех древ­них му­че­ниц, ко­то­рые по­стра­да­ли от сво­их род­ных.

Свя­тую Вар­ва­ру каз­нил род­ной отец, свя­тую Фек­лу пре­да­ла су­ду ее мать, а па­ла­чом свя­той Шу­ша­ни­ки стал ее су­пруг. В жи­тии опи­сы­ва­ет­ся му­че­ние свя­той Шу­ша­ни­ки, из­би­е­ние и пыт­ки, ко­то­рым под­вер­гал ее в те­че­ние се­ми лет быв­ший муж за то, что она от­ка­за­лась стать от­ступ­ни­цей, как он. Но, мо­жет быть, са­мым тра­гич­ным в жи­тии Шу­ша­ни­ки бы­ло пре­да­тель­ство и тру­сость близ­ких ей лю­дей, ко­то­рые боль­ше ду­ма­ли о сво­ем зем­ном бла­го­по­лу­чии. Толь­ко ду­хов­ник и епи­скоп тай­но на­ве­ща­ли ца­ри­цу, и ста­ра­лись об­лег­чить ее стра­да­ния. Она жи­ла в ма­лень­кой ком­нат­ке двор­ца, как в тем­ни­це, за­ко­ван­ная в це­пи. Ее муж вспо­ми­нал о ней толь­ко для то­го, чтобы под­верг­нуть её но­вым ис­тя­за­ни­ям.

Сре­ди сон­ма хри­сти­ан­ских му­че­ни­ков мы ви­дим жен­щин и де­тей, ко­то­рых укре­пи­ла бла­го­дать и сде­ла­ла бес­страш­ны­ми во­и­на­ми Хри­ста. Му­че­ни­че­ство – это без­глас­ная про­по­ведь о Хри­сте. По­двиг свя­той Шу­ша­ни­ки явил­ся при­ме­ром не толь­ко для ее совре­мен­ни­ков, но и для мно­гих по­ко­ле­ний. Мир со сво­ей обо­льсти­тель­ной кра­со­той, вос­по­ми­на­ния о цар­ской вла­сти, уго­во­ры и сле­зы род­ных, ис­тя­за­ния и пыт­ки не смог­ли сло­мить ве­ру и во­лю Шу­ша­ник. Тем­ни­ца, где она бы­ла за­то­че­на, ста­ла для нее пред­две­ри­ем рая, по­то­му что ря­дом с ней был Хри­стос, и серд­це уз­ни­цы оза­рял свет бла­го­да­ти.

А сколь­ко те­перь сре­ди нас неиз­вест­ных ми­ру ис­по­вед­ниц и му­че­ниц за Хри­ста, ко­то­рые со­вер­ши­ли свой по­двиг, да­же не счи­тая его по­дви­гом. Это те жен­щи­ны-хри­сти­ан­ки, ко­то­рые не со­гла­си­лись на де­то­убий­ство и вы­дер­жа­ли тя­же­лые ис­пы­та­ния со сто­ро­ны са­мых близ­ких для се­бя лю­дей. Они об­рек­ли се­бя на стра­да­ния, чтобы со­хра­нить жизнь сво­е­му ре­бен­ку.

Ко­гда мы чи­та­ем жи­тия древ­них му­че­ниц, то ви­дим по­хо­жую кар­ти­ну. Сна­ча­ла их вкрад­чи­во уго­ва­ри­ва­ли от­речь­ся от Хри­ста, обе­щая бла­га это­го ми­ра, за­тем лас­ки сме­ня­лись угро­за­ми, пыт­ка­ми и окан­чи­ва­лись каз­нью. Ду­ша му­че­ни­цы по­хо­жа на ка­мен­ный утес сре­ди мо­ря, ко­то­рый не мо­гут сдви­нуть с ме­ста вол­ны. Мо­ре ка­жет­ся то ти­хим и лас­ко­вым, а вол­ны неж­ны­ми объ­я­ти­я­ми; то мо­ре ме­ня­ет свой нрав и, как рас­сви­ре­пев­ший зверь, бро­са­ет­ся на ска­лы, вол­ны взды­ма­ют­ся вы­ше уте­са, но, уда­рив­шись о ка­мень, от­ка­ты­ва­ют­ся на­зад. Жен­щи­ну, бу­ду­щую мать, ста­ра­ют­ся убе­дить, ка­кой опас­но­сти под­верг­нет­ся она во вре­мя ро­дов, как труд­но бу­дет вос­пи­ты­вать ре­бен­ка. Ей го­во­рят, что рож­де­ние ре­бен­ка ли­шит ее воз­мож­но­сти при­ни­мать го­стей и по­се­щать дру­зей, ез­дить на да­чу и т.д., что пла­та за ро­ды станет тя­же­лым бре­ме­нем для се­мьи, что но­во­рож­ден­ный ре­бе­нок от­ни­мет у дру­гих де­тей ее лю­бовь и вни­ма­ние. Ес­ли эти уго­во­ры не по­мо­га­ют, то ей пред­ла­га­ют ис­сле­до­вать плод при по­мо­щи совре­мен­ной ап­па­ра­ту­ры, на­де­ясь за­тем убе­дить ее, что плод бо­лен и ре­бе­нок не бу­дет пол­но­цен­ным, и по­это­му луч­ше для са­мо­го ре­бен­ка не ро­дить его на свет ка­ле­кой, а во­вре­мя сде­лать аборт. К жен­щине на­чи­на­ют про­яв­лять осо­бое вни­ма­ние, неж­ность и лас­ку, но все за­кан­чи­ва­ет­ся тем, что у нее вы­пра­ши­ва­ют, как бы вы­мо­га­ют, со­гла­сие на де­то­убий­ство. Так древ­них му­че­ниц вкрад­чи­во и лас­ко­во про­си­ли при­не­сти жерт­ву идо­лам.

В се­мье жен­щи­ны про­ис­хо­дит по­доб­ный сце­на­рий. Бу­ду­щей ма­те­ри го­во­рят: те­перь сде­лай аборт, а в сле­ду­ю­щий раз, ко­гда по­ло­же­ние улуч­шит­ся, мо­жешь ро­дить хоть несколь­ко де­тей. Так неко­то­рые язы­че­ские судьи го­во­ри­ли хри­сти­а­нам: «Сна­ча­ла по­кло­нись на­шим ку­ми­рам, а по­том, ес­ли хо­чешь, мо­лись Хри­сту». Ес­ли жен­щи­на не со­гла­ша­ет­ся, то ее род­ные пе­ре­хо­дят к угро­зам. Муж кри­чит, что он не мо­жет кор­мить столь­ко ртов, что дет­ский плач бу­дет ме­шать ему ра­бо­тать и от­ды­хать, а ес­ли же­на станет упор­ство­вать, то он оста­вит се­мью, и пусть она са­ма с ре­бен­ком на ру­ках за­ра­ба­ты­ва­ет день­ги на про­пи­та­ние. Мать, ко­то­рая все­гда бра­ла сто­ро­ну до­че­ри и ин­три­го­ва­ла про­тив зя­тя, те­перь вме­сто то­го, чтобы под­дер­жать ее, го­во­рит, что она ви­но­ва­та в том, что раз­ру­ша­ет се­мью, а ес­ли муж вы­го­нит ее, то она не при­мет дочь на­зад в свой дом. Зо­лов­ка шеп­чет му­жу: «А ты уве­рен, что этот ре­бе­нок от те­бя? Мо­жет быть, это плод ее тай­ных сви­да­ний, и она хо­чет ро­дить ре­бен­ка, чтобы ви­деть в нем ли­цо сво­е­го друж­ка». К это­му хо­ру при­ме­ши­ва­ет­ся го­лос све­кро­ви, ко­то­рая убеж­да­ет сво­е­го сы­на, что ес­ли бы невест­ка лю­би­ла его, то во­шла бы в его по­ло­же­ние и сде­ла­ла бы аборт. Эта трав­ля ча­сто про­дол­жа­ет­ся неде­ля­ми и да­же ме­ся­ца­ми. В древ­но­сти су­ще­ство­ва­ла пыт­ка гром­ки­ми мо­но­тон­ны­ми зву­ка­ми. Че­ло­век вна­ча­ле ли­шал­ся сна, за­тем схо­дил с ума, а ес­ли пыт­ка про­дол­жа­лась, то на­сту­па­ла смерть. А здесь уго­во­ры и угро­зы пре­вра­ща­ют­ся в пыт­ку, ино­гда они пе­ре­хо­дят в физи­че­скую рас­пра­ву – муж из­би­ва­ет свою же­ну. Я знаю слу­чаи, ко­гда муж­чи­на, поль­зу­ясь сво­ей без­на­ка­зан­но­стью, бил бе­ре­мен­ную же­ну но­га­ми в жи­вот, чтобы про­изо­шел вы­ки­дыш, но я го­во­рю не об этих звер­ствах, ко­то­рые все-та­ки не так уж ча­сты, а о скры­тых ис­тя­за­ни­ях. Жен­щи­на чув­ству­ет се­бя остав­лен­ной все­ми и слов­но окру­жен­ной ста­ей вол­ков, ко­то­рые го­то­вы бро­сить­ся и разо­рвать ее на ча­сти. Она ви­дит се­бя как бы вдо­вой при му­же и си­ро­той при жи­вых ро­ди­те­лях. С ней всту­па­ет в борь­бу де­мо­ни­че­ская тем­ная си­ла, ко­то­рая да­вит на нее уны­ни­ем, тос­кой и то­ми­тель­ны­ми стра­ха­ми, пы­та­ясь до­ве­сти ее до от­ча­я­ния. Я пом­ню кар­ти­ну под на­зва­ни­ем «Остав­лен­ная». Там изо­бра­жен глу­бо­кий овраг, свер­ху по­рос­ший ле­сом. На дне овра­га сто­ит жен­щи­на, ко­то­рую бро­си­ли сю­да и оста­ви­ли од­ну. Солн­це за­хо­дит за го­ри­зонт. Его лу­чи еще про­би­ва­ют­ся сквозь ча­щу де­ре­вьев, но ско­ро они по­гас­нут, и на­станет ночь. Жен­щи­на сто­ит в этой ка­мен­ной за­падне, не зная, ку­да ид­ти, во­круг нет ни ду­ши. В ее гла­зах за­стыл ужас. Она долж­на по­гиб­нуть с го­ло­да или зве­ри рас­тер­за­ют ее; по­мо­щи ждать неот­ку­да. Но у хри­сти­ан­ки есть за­щи­та – это Про­мысл Бо­жий, есть си­ла со­про­тив­лять­ся де­мо­нам и лю­дям – это Бо­жия бла­го­дать, есть уте­ше­ние – Цер­ковь, есть ис­точ­ник сил – мо­лит­ва и на­деж­да. Для та­кой жен­щи­ны ро­дить ре­бен­ка, несмот­ря на ис­пы­та­ния со сто­ро­ны са­мых близ­ких лю­дей, ко­то­рые ста­но­вят­ся в это вре­мя бес­ко­неч­но да­ле­ки­ми – по­двиг, по­доб­ный ис­по­вед­ни­че­ству Хри­ста в на­шем без­ду­хов­ном ми­ре. Му­че­ниц пы­та­ли все­на­род­но, а этот по­двиг со­вер­ша­ет­ся за сте­на­ми до­мов. Он неве­дом для ми­ра, да и мир ред­ко вос­при­ни­ма­ет его как по­двиг.

Мы пи­са­ли о жен­щине-хри­сти­ан­ке, но на­ши сло­ва ка­са­ют­ся так­же жен­щин и дру­гих ре­ли­гий. Ес­ли они по­сту­пят по за­ко­ну сво­ей со­ве­сти и го­ло­су ма­те­рин­ства, то и это угод­но Бо­гу.

Неред­ко бы­ва­ет, что ре­бе­нок, со­хра­нен­ный ма­те­рью, впо­след­ствии ста­но­вит­ся лю­бим­цем всей се­мьи – тех, кто рань­ше тре­бо­ва­ли его убий­ства, и они бла­го­дар­ны жен­щине, за то, что она не по­слу­ша­ла их и не со­вер­ши­ла неис­пра­ви­мо­го. На­гра­да за та­кой по­двиг здесь, на зем­ле, ду­хов­ная ра­дость, по­кой со­ве­сти, а в бу­ду­щем – ве­ли­кая ми­лость Бо­жия. Мо­жет быть, мир су­ще­ству­ет по­то­му, что сре­ди нас на­хо­дят­ся тай­ные угод­ни­ки Бо­жии, они жи­вут ря­дом с на­ми, но мы не ви­дим их.


ар­хим. Ра­фа­ил (Ка­ре­лин)

Из кни­ги: "Как вер­нуть в се­мью по­те­рян­ную ра­дость?"

Случайный тест