День памяти

Житие

20 ав­гу­ста / 2 сен­тяб­ря 2000 го­да Свя­щен­ный Си­нод Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та при­чис­лил к ли­ку свя­тых ко­ро­ля Сте­фа­на. В ав­гу­сте 2007 го­да имя свя­то­го Сте­фа­на Вен­гер­ско­го бы­ло вклю­че­но в свят­цы Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Свя­той Сте­фан – са­мый по­чи­та­е­мый из вен­гер­ских свя­тых, и его лич­ность ока­за­ла клю­че­вое вли­я­ние на рас­про­стра­не­ние и укреп­ле­ние хри­сти­ан­ства в Вен­грии.

Предыс­то­рия

Тер­ри­то­рия совре­мен­ной Вен­грии бы­ла за­ня­та ко­че­вы­ми пле­ме­на­ми вен­гров в хо­де пе­ре­се­ле­ния в 896 го­ду. Вен­гер­ские пле­ме­на из­на­чаль­но бы­ли языч­ни­ка­ми, но уже в IX ве­ке на сво­ем про­дви­же­нии с Се­вер­но­го Кав­ка­за они встре­ча­лись с хри­сти­ан­ски­ми про­по­вед­ни­ка­ми. Так, в 860 го­ду груп­па вен­гров, на­хо­див­ших­ся в Хер­со­не­се, слу­ша­ла про­по­ве­ди свя­то­го Кон­стан­ти­на-Ки­рил­ла. В 880 го­ду с вен­гра­ми встре­чал­ся свя­той Ме­фо­дий. Свое вли­я­ние долж­ны бы­ли ока­зать на вен­гров так­же и по­ко­рен­ные на тер­ри­то­рии бу­ду­щей Вен­грии хри­сти­ане-сла­вяне. На этот факт ука­зы­ва­ет то, что до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни в вен­гер­ском язы­ке со­хра­ни­лись та­кие сла­вян­ские по сво­е­му про­ис­хож­де­нию сло­ва, как kereszt – крест, barat – брат и т.п.

Пер­вая по­ло­ви­на Х ве­ка про­шла в по­сто­ян­ных на­бе­гах вен­гров на За­пад­ную Ев­ро­пу и Ви­зан­тию. По­сле ря­да со­кру­ши­тель­ных по­ра­же­ний во­ждям вен­гров при­шлось ис­кать пу­ти при­ми­ре­ния. От­но­ше­ния на­ча­ли на­ла­жи­вать­ся как с Ви­зан­тий­ской им­пе­ри­ей, так и с гер­ман­ски­ми кня­же­ства­ми, а так­же с пап­ским пре­сто­лом.

К се­ре­дине Х ве­ка вен­гры ста­ли ис­кать со­ю­за с Ви­зан­ти­ей, был за­клю­чен мир, и вен­гер­ские во­жди кре­сти­лись в Кон­стан­ти­но­по­ле. На­ча­лась си­сте­ма­ти­че­ская про­по­ведь Во­сточ­ной хри­сти­ан­ской Церк­ви на тер­ри­то­рии Вен­грии. Но позд­нее в свя­зи с ухуд­ше­ни­ем от­но­ше­ний мис­си­о­нер­ская ра­бо­та ви­зан­тий­цев при­оста­но­ви­лась, в том чис­ле из-за от­сут­ствия про­по­вед­ни­ков. Про­по­вед­ни­че­скую ра­бо­ту на тер­ри­то­рии Вен­грии в тот пе­ри­од ве­ла и За­пад­ная Цер­ковь.

Сто­ит учи­ты­вать, что по­сле от­па­де­ния Ри­ма от пра­во­сла­вия де­я­тель­ность ви­зан­тий­ских мис­си­о­не­ров по хри­сти­а­ни­за­ции Вен­грии за­мал­чи­ва­лась, но о ней сви­де­тель­ству­ют ар­хео­ло­ги­че­ские на­ход­ки (ви­зан­тий­ские кре­сты и мо­ще­ви­ки на по­кой­ных и т.п.).

Ро­ди­те­ли свя­то­го Сте­фа­на

Се­мья свя­то­го Сте­фа­на на мо­мент его рож­де­ния уже бы­ла тес­но свя­за­на с хри­сти­ан­ством, при­чем во­сточ­ным, ви­зан­тий­ским. Дед свя­то­го Сте­фа­на по ма­те­ри, князь Дью­ла (в Кре­ще­нии Сте­фан), вто­рой в Вен­грии по вли­я­нию вла­сти­тель во­сточ­ной ча­сти Вен­грии, уже в 30–40-е го­ды Х ве­ка при­нял в Кон­стан­ти­но­по­ле Кре­ще­ние и по­лу­чил от ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра чин пат­ри­кия. По­сле Кре­ще­ния «он взял с со­бою мо­на­ха, по име­ни Иеро­фей, слав­но­го сво­им бла­го­че­сти­ем. Его пат­ри­арх Фе­о­фи­лакт (931–956) ру­ко­по­ло­жил в епи­ско­па Угор­щи­ны (Вен­грии), и он мно­гих из язы­че­ской пре­ле­сти об­ра­тил в хри­сти­ан­ство. Дью­ла и позд­нее не оста­вил ве­ры, не остав­лял хри­сти­ан­ских плен­ни­ков невы­куп­лен­ны­ми, но вы­ку­пал их, по­да­вал им по­мощь и осво­бож­дал их». Его тру­да­ми в во­сточ­ной Вен­грии бы­ли по­стро­е­ны хра­мы, по­свя­щен­ные гре­че­ским свя­тым. В хра­мах про­во­ди­лись бо­го­слу­же­ния по гре­че­ско­му об­ря­ду, в под­чи­нен­ных ему об­ла­стях ве­ли мис­си­о­нер­скую де­я­тель­ность ви­зан­тий­ские и бол­гар­ские свя­щен­ни­ки и мо­на­хи. Ме­сто на­хож­де­ния епи­ско­па бы­ло пред­по­ло­жи­тель­но в го­ро­де Ма­ро­ш­вар, а за­тем в го­ро­де Ча­над.

По сви­де­тель­ству рус­ско­го ис­точ­ни­ка XII ве­ка, князь Дью­ла «умер ис­пол­нен­ный ис­тин­ной хри­сти­ан­ской ве­рой, со­тво­рил мно­же­ство угод­ных Бо­гу дел, в ми­ре ушел в Цар­ствие Бо­жие».

Ша­рол­та, мать свя­то­го Сте­фа­на, дочь Дью­лы, так­же бы­ла об­ра­ще­на в хри­сти­ан­ство и вос­пи­ты­ва­лась в хри­сти­ан­ском ду­хе. По­сле сво­е­го бра­ка с вен­гер­ским кня­зем Ге­зой она об­ра­ти­ла его в хри­сти­ан­ство и при­ве­ла ко Кре­ще­нию. С со­бой в дом кня­зя она при­ве­ла хри­сти­ан­ских свя­щен­ни­ков гре­че­ско­го об­ря­да.

Отец свя­то­го Сте­фа­на, князь Ге­за, об­ра­тив­шись от язы­че­ства к Еван­ге­лию, по­же­лал рас­про­стра­нить его во всем на­ро­де, но не пре­успел в этом, хо­тя при нем хри­сти­ан­ство при­ня­ли все его во­е­на­чаль­ни­ки. На пу­ти рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ской ве­ры князь при­бе­гал к при­нуж­де­нию, так что «тех, ко­го на­хо­дил укло­ня­ю­щи­ми­ся, угро­за­ми и за­пу­ги­ва­ни­ем на­прав­лял на пра­виль­ный путь».

Та­кое на­силь­ствен­ное рас­про­стра­не­ние ве­ры неугод­но Бо­гу, по­это­му кня­зю Ге­зе бы­ло чу­дес­ное ви­де­ние, в ко­то­ром Гос­подь ска­зал ему: «Не те­бе да­но вы­пол­нить то, что об­ду­мы­ва­ешь в уме сво­ем, так как ру­ки твои осквер­не­ны кро­вью, но от те­бя про­изой­дет сын, ко­то­ро­му суж­де­но ро­дить­ся, ко­то­ро­му Гос­подь по­ру­ча­ет вы­пол­не­ние все­го это­го в со­от­вет­ствии с пла­ном Бо­же­ствен­но­го про­мыс­ла».

Рож­де­ние свя­то­го и вступ­ле­ние на трон

Обе­щан­ный сын – свя­той Сте­фан – ро­дил­ся в 979 или в 980 го­ду. В воз­расте трех лет ре­бе­нок, но­сив­ший до то­го язы­че­ское имя Вайк, был кре­щен и по­лу­чил в Кре­ще­нии имя Сте­фан (на вен­гер­ском Иштван). Кре­ще­ние, по-ви­ди­мо­му, про­хо­ди­ло по гре­че­ско­му об­ря­ду.

По ди­на­сти­че­ским при­чи­нам в 996 го­ду свя­той Сте­фан взял в же­ны ба­вар­скую гер­цо­ги­ню Ги­зел­лу, вос­пи­та­ни­ем ко­то­рой до это­го ру­ко­во­дил Ре­генс­бург­ский епи­скоп свя­той Вольф­ганг. Со­про­вож­дав­шие ее в Вен­грию свя­щен­ни­ки и мо­на­хи на­ча­ли ак­тив­ную про­по­вед­ни­че­скую ра­бо­ту, бла­го­да­ря че­му уси­ли­лось вли­я­ние За­пад­ной Церк­ви.

По­сле смер­ти от­ца и вступ­ле­ния в 997 го­ду на кня­же­ский трон свя­той Сте­фан по­ста­вил пе­ред со­бой за­да­чи укреп­ле­ния го­су­дар­ства и обес­пе­че­ния по­бе­ды в Вен­грии хри­сти­ан­ства. Как пи­шет об этом боль­шое жи­тие свя­то­го Сте­фа­на, по­сле смер­ти от­ца ему при­шлось пре­одо­леть внут­рен­нюю вой­ну и он «под зна­ме­нем свя­то­го Мар­ти­на и свя­то­го му­че­ни­ка Ге­ор­гия… ис­ку­пал на­род в во­де Кре­ще­ния».

При­ня­тие ко­ролев­ской вла­сти

Со­глас­но позд­ним ле­ген­дам, в кон­це 1000 го­да па­па Рим­ский Силь­вестр II ко­ро­но­вал свя­то­го Сте­фа­на как ко­ро­ля. При­ня­тие ко­ро­ны от па­пы яв­ля­лось, преж­де все­го, по­ли­ти­че­ским ша­гом, с его по­мо­щью свя­той Сте­фан су­мел до­бить­ся при­ня­тия Вен­грии в круг хри­сти­ан­ских на­ро­дов Ев­ро­пы, по­вы­сил ста­тус вер­хов­ной вла­сти в стране, при этом из­бе­жав по­па­да­ния в вас­саль­ную за­ви­си­мость как от па­пы, так и от им­пе­ра­тор­ской вла­сти Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии. Ко­ро­на, ко­то­рой был ко­ро­но­ван свя­той Сте­фан, по-ви­ди­мо­му, не иден­тич­на ре­лик­вии, ко­то­рая ис­поль­зо­ва­лась в даль­ней­шем для ко­ро­на­ции вен­гер­ских ко­ро­лей. Верх­няя часть ее от­но­сит­ся к кон­цу ХII ве­ка, по-ви­ди­мо­му, рань­ше в ней хра­ни­лись мо­щи – че­реп свя­то­го Сте­фа­на, а ниж­няя часть ко­ро­ны со­сто­ит из по­дар­ка ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Ми­ха­и­ла VII Ду­ки, при­слан­но­го в 1074 го­ду.

Кре­ще­ние Вен­грии

По­сле ко­ро­на­ции свя­той Сте­фан про­дол­жил курс на Кре­ще­ние Вен­грии.

Ес­ли его отец, князь Ге­за, уни­что­жал язы­че­ские ка­пи­ща, то свя­той Сте­фан за­нял­ся, преж­де все­го, ор­га­ни­за­ци­ей про­по­вед­ни­че­ской де­я­тель­но­сти и стро­и­тель­ством хра­мов.

Чтобы при­влечь на­род в хра­мы по вос­кре­се­ньям, ука­зом ко­ро­ля про­ве­де­ние яр­ма­рок бы­ло опре­де­ле­но на вос­крес­ный день, в ре­зуль­та­те че­го этот день неде­ли до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни на­зы­ва­ет­ся в пе­ре­во­де с вен­гер­ско­го «яр­ма­роч­ным днем».

Кре­ще­ние Вен­грии про­во­ди­лось од­новре­мен­но с ее объ­еди­не­ни­ем. Бы­ли раз­би­ты вос­ста­ния мя­теж­ных кня­зей Дью­лы и Ай­то­ня, укреп­ле­на ко­ролев­ская власть, необ­хо­ди­мая для про­ве­де­ния Кре­ще­ния Вен­грии.

С це­лью рас­про­стра­не­ния и укреп­ле­ния в Вен­грии хри­сти­ан­ства свя­той Сте­фан раз­де­лил стра­ну на де­сять епар­хий. Эс­тер­гомт­ская епар­хия и, по-ви­ди­мо­му, епар­хия в Ка­ло­че по­лу­чи­ли ста­тус ар­хи­епи­скоп­ства. Епар­хи­аль­ные цен­тры, чтобы быть на­деж­но за­щи­щен­ны­ми, раз­ме­ща­лись, как пра­ви­ло, в ко­ролев­ских зам­ках.

Свя­той Сте­фан в пол­ной ме­ре со­дей­ство­вал тру­дам хри­сти­ан­ских про­по­вед­ни­ков, но, в от­ли­чие от от­ца, не при­ме­нял при этом си­лу.

В со­от­вет­ствии с ука­за­ни­я­ми свя­то­го Сте­фа­на, каж­дые де­сять де­ре­вень долж­ны бы­ли по­стро­ить храм и снаб­дить его всем необ­хо­ди­мым. Ко­ролев­ская власть взя­ла на се­бя снаб­же­ние хра­мов об­ла­че­ни­я­ми. На пер­вом эта­пе это бы­ли со­всем неболь­шие хра­ми­ки, в ко­то­рых раз­ме­ща­лись лишь ал­тарь и мог­ли по­ме­стить­ся толь­ко свя­щен­ник и клир, а ве­ру­ю­щие участ­во­ва­ли в служ­бе, стоя сна­ру­жи, но эти хра­мы со­зда­ва­ли воз­мож­ность для мас­со­во­го при­об­ще­ния во­цер­ков­ля­ю­щих­ся вен­гров к ве­ре Хри­сто­вой.

Уже в на­ча­ле цар­ство­ва­ния, по­сле по­дав­ле­ния мя­те­жа фе­о­да­лов, за­хва­чен­ные у мя­теж­ни­ков зем­ли бы­ли пе­ре­да­ны на стро­и­тель­ство мо­на­сты­ря (ны­неш­не­го мо­на­сты­ря в Пан­нон­хал­ме) в честь свя­то­го Мар­ти­на, про­ис­хо­див­ше­го ро­дом из Пан­но­нии (Са­ба­рии). Это был пер­вый мо­на­стырь в Вен­грии, но не по­след­ний, ос­но­ван­ный при под­держ­ке свя­то­го Сте­фа­на. Позд­нее стро­и­лись мо­на­сты­ри Пе­ч­ва­рад (1015), Зо­бор (1019), Ба­конь­бел (1020) и дру­гие.

Чтобы со­здать усло­вия для па­лом­ни­че­ства вен­гер­ских хри­сти­ан к свя­тым ме­стам, пра­вед­ный Сте­фан по­стро­ил па­лом­ни­че­ские до­ма и неболь­шой мо­на­стырь в честь сво­е­го небес­но­го по­кро­ви­те­ля в Ри­ме, мо­на­стырь и па­лом­ни­че­ские до­ма в Иеру­са­ли­ме, а так­же «див­но укра­шен­ный» храм в Кон­стан­ти­но­по­ле. На слу­же­ние в них бы­ли на­прав­ле­ны свя­щен­ни­ки и мо­на­хи из Вен­грии.

За­ко­ны свя­то­го Сте­фа­на

Кре­ще­ние Вен­грии за­креп­ля­лось так­же на за­ко­но­да­тель­ном уровне в так на­зы­ва­е­мых за­ко­нах свя­то­го Сте­фа­на, боль­шая часть ко­то­рых по­свя­ща­лась де­лам Церк­ви. Они на­чи­на­ют­ся с по­ста­нов­ле­ний о непри­кос­но­вен­но­сти и осо­бой ко­ролев­ской за­щи­те иму­ще­ства Церк­ви. «Те, кто в вы­со­ко­мер­ной гор­дыне сво­ей ду­ма­ют, что мо­гут за­хва­тить дом Бо­га и без ува­же­ния об­ра­ща­ют­ся с иму­ще­ством, по­свя­щен­ным Бо­гу… долж­ны быть про­кля­ты, как на­па­да­ю­щие на дом Бо­жий… В то же вре­мя сле­ду­ет, чтобы они чув­ство­ва­ли на се­бе и гнев гос­по­ди­на ко­ро­ля, чью доб­рую во­лю они от­верг­ли и чьи рас­по­ря­же­ния на­ру­ши­ли».

В тек­сте за­ко­нов есть да­же эле­мен­ты по­ле­ми­ки с неве­ру­ю­щи­ми и ду­хов­ные за­ме­ча­ния о прин­ци­пах хри­сти­ан­ской жиз­ни. «Не сле­ду­ет слу­шать тех, кто нера­зум­но утвер­жда­ет, что Гос­по­ду нет необ­хо­ди­мо­сти в по­свя­щен­ном ему иму­ще­стве, то есть в том, что пе­ре­да­но Гос­по­ду в дар. Это иму­ще­ство на­хо­дит­ся под ко­ролев­ской за­щи­той так, как ес­ли бы оно бы­ло его на­след­ствен­ной соб­ствен­но­стью, бо­лее то­го, он за­щи­ща­ет его да­же силь­нее, ведь на­сколь­ко вы­ше сто­ит Бог над людь­ми, на­столь­ко важ­нее иму­ще­ство Бо­га по срав­не­нию с иму­ще­ством лю­дей. По­это­му об­ма­ны­ва­ет­ся тот, кто за­ни­ма­ет­ся сво­и­ми соб­ствен­ны­ми де­ла­ми бо­лее, чем де­ла­ми Бо­га». «Ес­ли же ка­кой-ли­бо безум­ный че­ло­век в сво­ем зло­дей­стве глу­по по­сме­ет от­вра­тить ко­ро­ля от его пра­виль­ных на­ме­ре­ний (по за­щи­те цер­ков­но­го иму­ще­ства)… то, да­же ес­ли (в этом че­ло­ве­ке) есть нуж­да для ка­кой ли­бо мир­ской служ­бы, то пусть ко­роль от­се­чет и вы­бро­сит его от се­бя в со­от­вет­ствии со ска­зан­ным в Еван­ге­лии: ес­ли твоя но­га, ру­ка или глаз твой сму­ща­ет те­бя, от­режь или вы­ко­ли его и от­брось от се­бя».

Ве­ли­чай­шее ува­же­ние к свя­щен­ству, как слу­гам Гос­под­ним, от­ра­же­но в гла­ве «О ра­бо­те свя­щен­ни­ков»: «Да зна­ют все на­ши бра­тия, что бо­лее всех вас ра­бо­та­ет свя­щен­ник. Так как каж­дый из вас несет на се­бе толь­ко лишь свои тя­го­ты, а он же несет на се­бе тя­го­ты как свои, так и иных лю­дей. И по­то­му как он за вас, так и вы за него долж­ны тру­дить­ся с пол­ной си­лой, на­столь­ко, что ес­ли воз­никнет необ­хо­ди­мость, то и жиз­ни свои кла­ди­те за них».

За­ко­но­да­тель­но пред­пи­сы­ва­лось со­блю­де­ние всех хри­сти­ан­ских по­стов: «Ес­ли кто-ли­бо стро­гий пост, о ко­то­ром всем из­вест­но, на­ру­шит мя­со­еде­ни­ем, то да бу­дет по­стить­ся од­ну неде­лю под за­по­ром… Ес­ли же кто-ли­бо в пят­ни­цу, ко­то­рую со­блю­да­ет все хри­сти­ан­ство, ест мя­со, то да бу­дет по­стить­ся од­ну неде­лю, на­хо­дясь днем под за­по­ром».

Стро­гие ме­ры вво­ди­лись для под­дер­жа­ния по­ряд­ка и бла­го­чи­ния в хра­мах. За­ко­ном пред­пи­сы­ва­лось стро­го на­ка­зы­вать за непо­до­ба­ю­щее по­ве­де­ние в хра­ме. «Тем, кто при­хо­дит в храм на слу­ша­ние Бо­же­ствен­ной служ­бы и там во вре­мя ли­тур­гии пе­ре­шеп­ты­ва­ют­ся друг с дру­гом, ме­ша­ют дру­гим, бес­по­лез­но сплет­ни­чая, и не слу­ша­ют Бо­жи­их уро­ков и уче­ния Церк­ви, ес­ли это лю­ди выс­ше­го слоя, то их необ­хо­ди­мо при­сты­дить и со сты­дом вы­гнать их хра­ма, ес­ли же это лю­ди сред­них и низ­ших сло­ев, то во дво­ре хра­ма у всех на ви­ду свя­зан­ны­ми их необ­хо­ди­мо би­че­вать и остричь за их ве­ли­кую наг­лость».

Свя­той Сте­фан стре­мил­ся так­же опре­де­лять и неко­то­рые во­про­сы, от­но­сив­ши­е­ся к вы­пол­не­нию цер­ков­ных об­ря­дов. Так за­кон го­во­рит о тех, кто умер без от­пу­ще­ния гре­хов: «Ес­ли кто-ли­бо сде­лал свое серд­це на­столь­ко ка­мен­ным (что долж­но быть да­ле­ко от каж­до­го хри­сти­а­ни­на), что, не вни­мая со­ве­ту свя­щен­ни­ка, не хо­чет ис­по­ве­до­вать свои гре­хи, тот да по­ко­ит­ся в мо­ги­ле без вся­ко­го цер­ков­но­го по­гре­бе­ния и ми­ло­сты­ни как неве­ру­ю­щий. Ес­ли же по­кой­ный умер без ис­по­ве­ди по при­чине упу­ще­ния род­ных и его окру­же­ния, то обо­га­ти­те его мо­лит­ва­ми и по­дай­те уте­ше­ние ми­ло­сты­нею, но род­ные долж­ны ис­ку­пить свое упу­ще­ние по­стом в со­от­вет­ствии с опре­де­ле­ни­ем свя­щен­ни­ка. Те же, кто по­па­ли в бе­ду вне­зап­ной смер­ти, да бу­дут по­гре­бе­ны со все­ми цер­ков­ны­ми по­че­стя­ми, так как су­ды Бо­жии – тай­на и нам неиз­вест­ны».

За­ко­но­да­тель­ство свя­то­го Сте­фа­на за­ло­жи­ло ос­но­вы для укреп­ле­ния в ди­ком ко­че­вом язы­че­ском об­ще­стве ос­нов хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти и мо­ра­ли. Уже по­сле­ду­ю­щие пра­ви­те­ли Вен­грии не смог­ли удер­жать за­ко­но­да­тель­ство на его уровне тер­пи­мо­сти к че­ло­ве­че­ским про­вин­но­стям. Бы­ли вве­де­ны зна­чи­тель­но бо­лее стро­гие нор­мы на­ка­за­ний за про­вин­но­сти, в том чис­ле и незна­чи­тель­ные.

Лич­ное бла­го­че­стие свя­то­го Сте­фа­на

Свое слу­же­ние свя­той Сте­фан был вы­нуж­ден нести в стране, на­се­лен­ной 120 раз­лич­ны­ми пле­ме­на­ми, «необуз­дан­ным на­ро­дом», еще недав­но разо­ряв­шим на­бе­га­ми по­ло­ви­ну Ев­ро­пы. Язы­че­ское жре­че­ство со­про­тив­ля­лось вве­де­нию хри­сти­ан­ства, ста­рая пле­мен­ная ари­сто­кра­тия про­ти­ви­лась цен­тра­ли­за­ции стра­ны. По­да­вив вос­ста­ния про­тив­ни­ков в на­ча­ле цар­ство­ва­ния, пра­вед­ный Сте­фан не из­бе­жал и за­го­во­ров род­ствен­ни­ков в кон­це сво­е­го прав­ле­ния. При всем этом он стре­мил­ся не до­пус­кать ненуж­ной же­сто­ко­сти, был ми­ло­стив к сво­им вра­гам, в осо­бен­но­сти к рас­ка­яв­шим­ся. Уже с са­мо­го на­ча­ла прав­ле­ния его от­ли­ча­ла взве­шен­ность и спра­вед­ли­вость по­ступ­ков.

Во внеш­ней по­ли­ти­ке свя­той Сте­фан ста­рал­ся об­хо­дить­ся без агрес­сии. При нем во­ин­ствен­ный по сво­е­му на­строю на­род был при­нуж­ден к жиз­ни в ми­ре, ко­чев­ни­ки на­ча­ли пе­ре­хо­дить к осед­ло­му об­ра­зу жиз­ни. В тот пе­ри­од через стра­ну был на­ла­жен путь для про­хож­де­ния па­лом­ни­ков в Иеру­са­лим. Как со­об­ща­ет в 1044 го­ду мо­нах Ра­дуль­фус Гла­бер, «все в это вре­мя, кто сле­до­вал из Ита­лии и Гал­лии ко гро­бу Гос­под­ню, стре­ми­лись, оста­вив преж­ний, при­выч­ный путь, про­хо­див­ший по мо­рям, сле­до­вать по стране это­го ко­ро­ля. Он со­здал путь, зна­чи­тель­но бо­лее без­опас­ный, чем все, имев­ши­е­ся до то­го, и ко­гда он ви­дел мо­на­ха (па­лом­ни­ка), при­ни­мал его и на­гру­жал неис­чис­ли­мым ко­ли­че­ством по­дар­ков. Под вли­я­ни­ем та­ко­го лю­без­но­го (при­е­ма) и дво­ряне, и от­но­ся­щи­е­ся к про­сто­му на­ро­ду в несчет­ном ко­ли­че­стве шли в Иеру­са­лим».

Еже­год­но ко­роль сла­гал в хра­ме свои пол­но­мо­чия пе­ред Бо­гом, по­ка­зы­вая, что по­лу­чил ко­ролев­скую власть от Бо­га лишь во вре­мен­ное поль­зо­ва­ние, а не на­веч­но. Уди­ви­тель­ное хри­сти­ан­ское сми­ре­ние ко­ро­ля рез­ко кон­тра­сти­ро­ва­ло с нра­вом на­ро­да, сы­ном ко­то­ро­го он был.

Свя­той Сте­фан по­сто­ян­но раз­да­вал ми­ло­сты­ню, в том чис­ле тай­но и пе­ре­одев­шись. Од­на­жды во вре­мя та­кой раз­да­чи ми­ло­сты­ни ни­щие вы­рва­ли ему часть бо­ро­ды, но свя­той толь­ко об­ра­до­вал­ся это­му, воз­бла­го­да­рив Бо­жию Ма­терь за то, что по­стра­дал Хри­ста ра­ди, и впо­след­ствии еще ча­ще при­бе­гал к раз­да­че ми­ло­сты­ни.

По­сто­ян­но пре­бы­вая днем в тру­дах на бла­го Церк­ви и го­су­дар­ства, но­чи пра­вед­ный Сте­фан про­во­дил в сле­зах и мо­лит­вах ко Гос­по­ду. Гос­подь неод­но­крат­но до­ка­зы­вал Свою под­держ­ку свя­то­му, в том чис­ле яв­ляя ему чу­де­са. О неко­то­рых из них со­об­ща­ет боль­шое жи­тие пра­вед­но­го Сте­фа­на. В од­ном слу­чае, пре­ду­пре­жден­ный во сне о неожи­дан­ном при­бли­же­нии пе­че­не­гов, ко­роль су­мел во­вре­мя ор­га­ни­зо­вать обо­ро­ну го­ро­да Фехер­вар в Тран­силь­ва­нии и раз­бить вра­гов. В дру­гом слу­чае при­бли­жав­ши­е­ся к Вен­грии вой­ска им­пе­ра­то­ра Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии Ко­нра­да по мо­лит­ве Сте­фа­на по­лу­чи­ли от неиз­вест­ных по­слан­ни­ков при­ка­за­ние вер­нуть­ся, и тем са­мым на­ше­ствие бы­ло со­рва­но. Неод­но­крат­но, узнав о бо­лез­ни ко­го-ли­бо, свя­той Сте­фан по­сы­лал хлеб, ово­щи, и боль­ные по его мо­лит­вам ис­це­ля­лись.

На­став­ле­ния сы­ну

Ха­рак­тер свя­то­го Сте­фа­на хо­ро­шо от­ра­жа­ют его на­став­ле­ния на­след­ни­ку: «Правь крот­ко, со сми­ре­ни­ем, мир­но, без зло­бы и нена­ви­сти! Са­мые пре­крас­ные укра­ше­ния ко­ролев­ской ко­ро­ны – это доб­рые де­ла, по­это­му при­ли­че­ству­ет, чтобы ко­роль был укра­шен спра­вед­ли­во­стью, ми­ло­сер­ди­ем, а так­же дру­ги­ми хри­сти­ан­ски­ми до­сто­ин­ства­ми».

В со­став­лен­ных им в 1013–1015 го­дах для по­уче­ния на­след­ни­ка пре­сто­ла гер­цо­га Им­ре на­став­ле­ни­ях свя­той Сте­фан да­ет сле­ду­ю­щие по­уче­ния.

Со­хра­нять вер­ность хри­сти­ан­ской ве­ре. «Ес­ли хо­чешь ува­жать ко­ролев­скую ко­ро­ну, преж­де все­го, за­ве­щаю… со­хра­няй ка­фо­ли­че­скую (ис­тин­ную) и апо­столь­скую ве­ру с та­кой рев­но­стью и неусып­но­стью, чтобы да­вать при­мер всем дан­ным те­бе от Бо­га под­дан­ным, чтобы все цер­ков­ные му­жи по до­сто­ин­ству мог­ли на­зы­вать те­бя на­сто­я­щим хри­сти­а­ни­ном». «Верь во все­мо­гу­ще­го Бо­га От­ца, Со­зда­те­ля вся­ко­го со­зда­ния, в Его Еди­но­род­но­го Сы­на, Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, о Ко­то­ром пред­воз­ве­стил Ан­гел и Ко­то­ро­го ро­ди­ла Де­ва Ма­рия, по­стра­дав­ше­го за спа­се­ние все­го ми­ра на Кре­сте, и в Ду­ха Свя­то­го, го­во­рив­ше­го про­ро­ка­ми и апо­сто­ла­ми, как в еди­ное, аб­со­лют­но нераз­дель­ное, чи­стое Бо­же­ство. Те, кто пы­та­ют­ся… раз­де­лить, или при­умень­шить, или уве­ли­чить Тро­и­цу – слу­ги ере­си».

C по­чте­ни­ем от­но­сить­ся к Церк­ви. «Сын мой, изо дня в день со все уве­ли­чи­ва­ю­щим­ся усер­ди­ем те­бе необ­хо­ди­мо охра­нять Свя­тую Цер­ковь, чтобы она ско­рее по­пол­ня­лась, чем умень­ша­лась. По­это­му и на­зы­ва­ют пер­вых ко­ро­лей ве­ли­ки­ми, что они уве­ли­чи­ли Цер­ковь. Де­лай и ты так, чтобы твоя ко­ро­на бы­ла про­слав­лен­нее, жизнь счаст­ли­вее и про­дол­жи­тель­нее».

С ува­же­ни­ем от­но­сить­ся к выс­ше­му ду­хо­вен­ству. «Укра­ше­ние ко­ролев­ско­го тро­на – со­сло­вие выс­ше­го ду­хо­вен­ства… Ес­ли они хо­ро­шо к те­бе от­но­сят­ся, те­бе не на­до бо­ять­ся вра­гов… их мо­лит­ва пред­ла­га­ет те­бя все­мо­гу­ще­му Бо­гу. Их необ­хо­ди­мо за­щи­щать, как Бо­жи­их лю­дей, тех же, кто, не дай Бог, со­вер­шил се­рьез­ные про­ступ­ки, необ­хо­ди­мо до трех-че­ты­рех раз пре­ду­пре­дить на­едине и лишь за­тем, ес­ли не слу­ша­ют­ся, пе­ре­да­вать во­прос Церк­ви».

С ува­же­ни­ем от­но­сить­ся к зна­ти и ры­ца­рям. Они во­и­ны, а не слу­ги, над ни­ми необ­хо­ди­мо гос­под­ство­вать без зло­бы, гор­ды­ни, мир­но, сми­рен­но. «Помни, что все лю­ди рож­да­ют­ся в оди­на­ко­вом со­сто­я­нии, ни­что не воз­вы­ша­ет так, как сми­ре­ние, ни­что так не при­ни­жа­ет, как гор­ды­ня и нена­висть».

Тво­рить пра­вед­ный суд и быть тер­пи­мым. «Ес­ли хо­чешь по­лу­чить честь тво­е­му ко­ролев­ству, лю­би спра­вед­ли­вый суд, ес­ли хо­чешь дер­жать ду­шу в тво­ей вла­сти, будь тер­пе­ли­вым». Осо­бо тер­пе­ли­во необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать де­ла, по ко­то­рым по­ла­га­ет­ся выс­шая ме­ра на­ка­за­ния.

Хо­ро­шо от­но­сить­ся к при­шель­цам-пе­ре­се­лен­цам. «Та стра­на, в ко­то­рой го­во­рят толь­ко на од­ном язы­ке и где из­вест­на толь­ко од­на куль­ту­ра, – сла­бая и бед­ная. По­это­му при­ка­зы­ваю, сын мой, хо­ро­шо при­ни­май ино­стран­цев и хо­ро­шо с ни­ми об­ра­щай­ся».

Со­блю­дать мо­лит­вен­ное пра­ви­ло. По­се­щая храм Бо­жий, необ­хо­ди­мо по­сто­ян­но мо­лит­ся Бо­гу сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «По­шли (Бо­же) со свя­тых небес от тро­на Тво­ей сла­вы (муд­рость), чтобы она бы­ла со мной и по­мо­га­ла, чтобы я мог по­нять, что Те­бе угод­но (во все вре­ме­на)».

Быть ми­ло­серд­ным. «Ес­ли ко­ро­ля за­пят­на­ет без­бо­жие и же­сто­кость, на­прас­но он пре­тен­ду­ет на­зы­вать­ся ко­ро­лем, его необ­хо­ди­мо на­зы­вать ти­ра­ном». «Все­гда и во всем, опи­ра­ясь на лю­бовь, будь ми­ло­сти­вым. И не толь­ко к се­мье, род­ствен­ни­кам, зна­ти, бо­га­тым, со­се­дям, но и к ино­стран­цам, бо­лее то­го – ко всем, кто к те­бе при­хо­дит. Так как тво­ре­ние люб­ви ве­дет к наи­боль­ше­му сча­стью. Будь ми­ло­серд­ным ко всем, кто стра­да­ет от на­си­лия, все­гда со­хра­няй в серд­це тво­ем Бо­жие уве­ща­ние: “Ми­ло­сти хо­чу, а не жерт­вы”».

От­но­ше­ния с Во­сточ­ной Цер­ко­вью

При­ня­тие ко­ро­ны от па­пы не озна­ча­ло раз­ры­ва с Ви­зан­ти­ей и Во­сточ­ной Цер­ко­вью. Оно име­ло под со­бой, преж­де все­го, не ре­ли­ги­оз­ные, а по­ли­ти­че­ские при­чи­ны, а имен­но: воз­мож­ность по­лу­чить ко­ролев­ский ти­тул, не де­ла­ясь вас­са­лом им­пе­ра­то­ра и па­пы. Сле­ду­ет учи­ты­вать так­же, что в то вре­мя Рим еще был в един­стве с осталь­ны­ми пат­ри­ар­ха­та­ми.

Вся де­я­тель­ность пра­вед­но­го Сте­фа­на сви­де­тель­ству­ет об ува­жи­тель­ном от­но­ше­нии к Во­сточ­ной Церк­ви, о со­хра­не­нии и раз­ви­тии свя­зей с Ви­зан­ти­ей, о близ­ких от­но­ше­ни­ях вен­гер­ско­го и кон­стан­ти­но­поль­ско­го дво­ров. Во вто­рой по­ло­вине жиз­ни свя­то­го Сте­фа­на от­но­ше­ния с Ви­зан­ти­ей укреп­ля­лись. Был за­клю­чен со­юз. Про­изо­шло так­же и ди­на­сти­че­ское сбли­же­ние: неве­стой на­след­ни­ка пре­сто­ла (впо­след­ствии тра­ги­че­ски по­гиб­ше­го гер­цо­га Им­ре) ста­ла ви­зан­тий­ская прин­цес­са.

В это же вре­мя (ок. 1118) в го­ро­де Вес­прем был ос­но­ван мо­на­стырь гре­че­ско­го об­ря­да, по­свя­щен­ный Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Мо­на­сты­рю бы­ли по­да­ре­ны в веч­ное поль­зо­ва­ние де­вять сел. Под угро­зой про­кля­тия свя­той Сте­фан за­пре­тил на веч­ные вре­ме­на ко­му-ли­бо, в том чис­ле епи­ско­пам и да­же ко­ро­лю, по­ку­шать­ся на пе­ре­дан­ные мо­на­сты­рю иму­ще­ство и вла­де­ния.

Пред­по­ло­жи­тель­но, пра­вед­ный Сте­фан воз­об­но­вил в фор­ме мо­на­сты­ря де­я­тель­ность и гре­че­ской епар­хии в Са­ва­сент­де­ме­те­ре. Со­зда­вав­ши­е­ся хра­мы в ря­де слу­ча­ев по­свя­ща­лись свя­тым, по­чи­та­е­мым, преж­де все­го, Во­сточ­ной Цер­ко­вью (Кос­мы и Да­ми­а­на, Пан­те­ле­и­мо­на, Ге­ор­гия и др.). На по­чи­та­ние ука­зан­ных свя­тых при свя­том Сте­фане ука­зы­ва­ет и их изо­бра­же­ние на оде­я­нии, из­го­тов­лен­ном для пла­ни­ро­вав­шей­ся ко­ро­на­ции на­след­ни­ка – гер­цо­га Им­ре и позд­нее слу­жив­шем для ко­ро­на­ции вен­гер­ских ко­ро­лей.

При­ме­ча­тель­но, что на гер­бе Вен­грии, из­вест­ном как герб свя­то­го Сте­фа­на, при­сут­ству­ет двой­ной крест, неха­рак­тер­ный для ка­то­ли­че­ских стран. Ве­ро­ят­но, он по­вто­ря­ет фор­му кре­ста-мо­ще­ви­ка с ча­стич­кой Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста, по­лу­чен­но­го пра­вед­ным Сте­фа­ном в по­да­рок от ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Ва­си­лия II.

Как уже упо­ми­на­лось, свя­той Сте­фан по­стро­ил мо­на­сты­ри гре­че­ско­го об­ря­да в Кон­стан­ти­но­по­ле и в Иеру­са­ли­ме. В стране по-преж­не­му про­дол­жа­ли жить и про­по­ве­до­вать ви­зан­тий­ские мо­на­хи. О вли­я­нии Во­сточ­ной Церк­ви на цер­ков­ную жизнь Вен­грии сви­де­тель­ству­ет тот факт, что, несмот­ря на рас­кол Церк­ви, вплоть до XIII ве­ка ос­нов­ная мас­са мо­на­сты­рей по-преж­не­му про­во­ди­ла служ­бы по уста­ву Гре­че­ской Церк­ви. Позд­ней­шие ка­то­ли­че­ские ис­точ­ни­ки по­ла­га­ют, что они под­чи­ня­лись ла­тин­ским епи­ско­пам, но есть ос­но­ва­ния счи­тать, что в Вен­грии и по­сле от­па­де­ния Ри­ма дол­гое вре­мя па­рал­лель­но дей­ство­ва­ла пра­во­слав­ная епар­хия.

Тес­ные свя­зи с Кон­стан­ти­но­по­лем про­дол­жа­лись и по­сле смер­ти свя­то­го Сте­фа­на. При­ме­ром то­му бы­ли при­ня­тие ко­ро­лем Эн­дре I в 1047 го­ду ко­ро­ны от Кон­стан­ти­на IX Мо­но­ма­ха и при­зна­ние на вре­мя под­чи­не­ния Ви­зан­тии, по­лу­че­ние но­вой ко­ро­ны из Ви­зан­тии в 1074 го­ду (она ста­ла ча­стью так на­зы­ва­е­мой ко­ро­ны свя­то­го Сте­фа­на) и угро­зы в XV ве­ке со сто­ро­ны дру­го­го ве­ли­ко­го вен­гер­ско­го ко­ро­ля, Ма­ти­а­са Кор­ви­на, во­шед­ше­го в кон­фликт с па­пой, пе­ре­ве­сти Вен­грию в пра­во­сла­вие. Кро­ме то­го, сто­ит от­ме­тить, что в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия су­ще­ство­ва­ния Ви­зан­тии имен­но вен­гры ча­ще все­го от­кли­ка­лись на прось­бы о по­мо­щи со сто­ро­ны уга­са­ю­щей под уда­ра­ми тур­ков им­пе­рии.

Кон­чи­на пра­вед­но­го ко­ро­ля

По­след­ние го­ды жиз­ни свя­то­го Сте­фа­на бы­ли омра­че­ны смер­тью сы­на – на­след­ни­ка гер­цо­га Им­ре, а так­же борь­бой с мя­теж­ны­ми фе­о­да­ла­ми, бо­ров­ши­ми­ся с пре­ста­ре­лым ко­ро­лем за власть и пре­сто­ло­на­сле­дие. Сам же ко­роль на­ря­ду с ре­ше­ни­ем го­судар­ствен­ных дел все ча­ще про­во­дил вре­мя в мо­лит­вах. Как по­вест­ву­ет об этом боль­шое жи­тие свя­то­го, «ча­сто бро­сал­ся он на ко­ле­ни в свя­той церк­ви и со сле­за­ми пред­ла­гал Бо­гу вы­пол­не­ние Бо­жи­ей во­ли по Бо­жию усмот­ре­нию… Все­гда он вел се­бя так, как ес­ли бы на­хо­дил­ся на су­де Хри­сто­вом».

Пе­ред са­мой смер­тью свя­той Сте­фан тор­же­ствен­но пе­ре­дал Цер­ковь Вен­грии и са­му стра­ну под По­кров Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, столь го­ря­чо лю­би­мой им. Боль­шое жи­тие, со­став­лен­ное епи­ско­пом Харт­ви­ком, так опи­сы­ва­ет это. 15 ав­гу­ста, в день Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, пе­ред смер­тью, пра­вед­ный Сте­фан, «под­няв вверх ру­ки и воз­ве­дя гла­за к звез­дам, вос­клик­нул так: Ца­ри­ца Небес­ная… в по­след­них мо­их мо­ле­ни­ях по­ру­чаю под Твой по­кров Свя­тую Цер­ковь с ее епи­ско­па­ми и свя­щен­ством, стра­ну с на­ро­дом и с гос­по­да­ми, про­ща­ясь с ни­ми, пре­даю мою ду­шу в Твои ру­ки». Как до­бав­ля­ет епи­скоп Харт­вик, ко­роль про­сил в сво­их мо­лит­вах о да­ро­ва­нии ему воз­мож­но­сти уме­реть имен­но в день Успе­ния.

Так и слу­чи­лось: пра­вед­ный Сте­фан ото­шел ко Гос­по­ду 15 ав­гу­ста 1038 го­да и был по­хо­ро­нен при мас­со­вом сте­че­нии на­ро­да в усы­паль­ни­це в ба­зи­ли­ке Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы вме­сте со сво­им сы­ном гер­цо­гом Им­ре.

При по­гре­бе­нии пра­вед­но­го Сте­фа­на, как со­об­ща­ет жи­тие, про­изо­шло мно­го чу­дес: «при­шед­шие со всей стра­ны немощ­ные и боль­ные ис­це­ля­лись, сле­пые про­зре­ва­ли, хро­мые об­ре­та­ли кре­пость ног, про­ка­жен­ные очи­ща­лись, бо­ров­ши­е­ся за жизнь ис­це­ля­лись, кто бы ка­кой бо­лез­нью ни бо­лел, удо­ста­и­ва­лись ис­це­ле­ния».

В пе­ри­од меж­до­усо­биц сре­ди­ны XI ве­ка мо­щи пра­вед­но­го Сте­фа­на бы­ли пе­ре­не­се­ны из сар­ко­фа­га в бо­лее без­опас­ное ме­сто. По­гре­бе­ние в сар­ко­фа­ге в то вре­мя бы­ло при­ня­то лишь в Ви­зан­тии и в Ки­ев­ской Ру­си. Изо­бра­же­ния на нем вы­пол­не­ны в ви­зан­тий­ском сти­ле и по­ка­зы­ва­ют пе­ре­се­ле­ние ду­ши в Небес­ный Иеру­са­лим, ку­да так стре­мил­ся всю свою жизнь свя­той Сте­фан. Сам сар­ко­фаг со­хра­нил­ся до на­ше­го вре­ме­ни.

По­сле за­хва­та тур­ка­ми в 1514 го­ду Се­кеш­фехер­ва­ра мо­щи пра­вед­но­го Сте­фа­на бы­ли в боль­шей ча­сти уте­ря­ны. Свя­тая дес­ни­ца, а так­же часть че­ре­па свя­то­го бы­ли вы­ве­зе­ны и с 1590 по 1771 год на­хо­ди­лись в г. Дуб­ров­ни­ке, за­тем мо­щи бы­ли воз­вра­ще­ны в Вен­грию.

С 1951 го­да мо­щи на­хо­дят­ся в ба­зи­ли­ке свя­то­го Сте­фа­на – круп­ней­шей ба­зи­ли­ке Бу­да­пешта, и яв­ля­ют­ся, на­ря­ду с ко­ро­ной пра­вед­но­го Сте­фа­на, наи­бо­лее по­чи­та­е­мой свя­ты­ней стра­ны.

20 ав­гу­ста 2006 го­да од­на из ча­стиц со­хра­нив­ших­ся мо­щей свя­то­го Сте­фа­на бы­ла пе­ре­да­на пра­во­слав­но­му ка­фед­раль­но­му со­бо­ру Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Бу­да­пеш­те. Так­же ча­сти­ца его чест­ных мо­щей хра­нит­ся в мо­ще­ви­ке хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля в Москве.

В при­хо­дах Вен­гер­ской епар­хии Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та очень рас­про­стра­не­но по­чи­та­ние свя­то­го Сте­фа­на, к па­мя­ти ко­то­ро­го пра­во­слав­ные вен­гры от­но­сят­ся с боль­шим бла­го­го­ве­ни­ем, а 20 ав­гу­ста / 2 сен­тяб­ря в его честь со­вер­ша­ют­ся тор­же­ствен­ные бо­го­слу­же­ния во всех хра­мах.

Ис­точ­ник: http://www.pravoslavie.ru

Случайный тест