О. Владимир Зелинский: «Будьте как дети. Теофания детства»

О. Владимир Зелинский: «Будьте как дети. Теофания детства»

(3 голоса5.0 из 5)

Еван­гель­ские слова «будьте как дети»  про­сты, но вызы­вают вопросы. Будьте как дети – зна­чит, какими? Довер­чи­выми? Лег­ко­мыс­лен­ными? Непо­сред­ствен­ными?  Попро­буем разо­браться с помо­щью Писа­ния, свя­то­оте­че­ских выска­зы­ва­ний, бого­слов­ских трудов.

Попытку раз­но­сто­рон­него ана­лиза темы пред­при­нял о. Вла­ди­мир Зелин­ский. Итог его раз­мыш­ле­ний – в книге «Будьте как дети. Тео­фа­ния дет­ства». Не так давно книга вышла в изда­тель­стве «Никея».

«Ино­гда кажется, что Еван­ге­лие напи­сано не столько для взрос­лых, кото­рыми мы стали, сколько для детей, в кото­рых при­званы обра­титься», – вот, пожа­луй, квинт­эс­сен­ция этого ори­ги­наль­ного попу­лярно-бого­слов­ского издания.

Отец Вла­ди­мир Зелин­ский  явля­ется насто­я­те­лем при­хода иконы Божией Матери «Всех скор­бя­щих Радость» в городе Бре­шия в Ита­лии. Свою книгу он адре­сует всем веру­ю­щим – всем, кто хотел бы глубже пони­мать слова Спа­си­теля и Его благовестие.

Немного об авторе

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Зелен­ский  родился в Таш­кенте  в 1942 году, во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, на тот момент его семья нахо­ди­лась в эвакуации.

346px Svyashhennik o.Vladimir Zelinskij - О. Владимир Зелинский: «Будьте как дети. Теофания детства»Его роди­тели – кри­тик, лите­ра­ту­ро­вед Кор­не­лий Зелин­ский  и пре­по­да­ва­тель­ницa фран­цуз­ского Елена Воль­фельд  С воен­ного вре­мени по 1991 год жил в Москве. Окон­чил МГУ, факуль­тет романо-гер­ман­ской фило­ло­гии, рабо­тал в Инсти­туте фило­со­фии АН СССР.

При­нял свя­тое кре­ще­ние в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в 1971 году, после чего пере­стал зани­маться ака­де­ми­че­ской наукой.

Затем рабо­тал жур­на­ли­стом, писал рели­ги­озно-фило­соф­ские и соци­аль­ные  ста­тьи, кото­рые пуб­ли­ко­ва­лись в «Вест­нике РХД» (Париж), в «Архиве сам­из­дата» (Мюн­хен).

Во Фран­ции  вышла его книга “При­хо­дя­щие в Цер­ковь”, из-за кото­рой  в 1981 году  автора уво­лили из Ака­де­мии Наук. Затем Вла­ди­мир Зелин­ский  изда­вал жур­налы и зани­мался вопро­сами защиты веру­ю­щих в СССР.

В 90‑е гг. рабо­тал мос­ков­ским кор­ре­спон­ден­том газеты «Ouest-France», затем по при­гла­ше­нию уехал пре­по­да­вать рус­ский язык и рус­скую куль­туру в Като­ли­че­ском уни­вер­си­тете Свя­того Сердца в Ита­лию. Ведет бого­слов­ские курсы в извест­ных вузах и семи­на­риях Европы. Печа­та­ется в хри­сти­ан­ских изда­ниях, ведет блог в Facebook.

Отец Вла­ди­мир – насто­я­тель осно­ван­ного им в Лом­бар­дии пра­во­слав­ного при­хода, отец чет­ве­рых детей.

Возраст полноты Христовой

Раз­мыш­ле­ния свя­щен­ника  могут быть инте­ресны  чита­телю, прежде всего, тем,  что, с одной сто­роны, осно­вы­ва­ются на тра­ди­ции и  раз­ви­вают мысль строго в веро­учи­тель­ном русле, и тем, что, с дру­гой сто­роны, отли­ча­ются пара­док­саль­но­стью,  све­же­стью вос­при­я­тия мате­ри­ала  и  пол­ной неожи­дан­но­стью выводов.

«Будьте как дети» – ведь это не про­сто слова, это одна из запо­ве­дей Хри­сто­вых, дан­ная нам в Новом Завете – та запо­ведь, кото­рые все мы при­званы испол­нить ради спасения.

При этом автор дает понять, что истин­ное хри­сти­ан­ское дет­ство, запо­ве­дан­ное Спа­си­те­лем – это не инфан­ти­лизм, а именно «воз­раст пол­ноты Христовой».

Поэтому вопросы, кото­рые ста­вит автор, далеко не празд­ные для хри­сти­а­нина. И вопросы эти – не только рито­ри­че­ские, поскольку свя­щен­ник под­во­дит  чита­теля к выво­дам и побуж­дает к  сов­мест­ному поиску ответов.

Сле­дуя логике дет­ства, отец Вла­ди­мир Зелин­ский зада­ется сот­ней  самых живых, непо­сред­ствен­ных и потому очень прав­ди­вых «почему?» Почему дет­ская радость – это наше изна­чаль­ное и есте­ствен­ное состояние? 

Почему взрос­лый стра­дает дис­гар­мо­нией и раз­дво­ен­но­стью? Почему  по-житей­ски пони­ма­е­мая нами  «взрос­лость» и свя­тость не сов­ме­стимы? Что род­нит ран­нее дет­ство с искус­ством, гени­аль­но­стью, творчеством?

Чем притчи похожи на сказки и почему их так любят взрослые?

Автор рабо­тал над кни­гой два десятка лет, так что все  эти и дру­гие постав­лен­ные им вопросы  рас­смот­рены  раз­но­сто­ронне и вдумчиво.

Чита­теля обра­дует глу­бина содер­жа­ния и изыс­кан­ная форма повест­во­ва­ния – высо­чай­шее каче­ство автор­ского тек­ста. И, конечно, сам под­ход – бес­пре­це­дент­ный в исто­рии бого­слов­ской мысли ана­лиз Хри­сто­вой запо­веди спа­се­ния, рас­суж­де­ния и выводы о при­роде детства.

Книга отца Вла­ди­мира Зелин­ского имеет Гриф Изда­тель­ского Совета РПЦ. При­во­дим на нашем сайте неболь­шой отры­вок из книги.

45BZJyfj8Mw - О. Владимир Зелинский: «Будьте как дети. Теофания детства»

Священник Владимир Зелинский
«Будьте как дети. Теофания детства»

Обра­ще­ние в дет­ство взрос­лых в устах Слова Божия озна­чает нечто боль­шее, чем послу­ша­ние и сми­ре­ние, с кото­рыми у детей дела обстоят вовсе не так хорошо. Не идет ли речь о стя­жа­нии какого-то иного дара Хри­стова, вло­жен­ного в каж­дого из нас?

Когда ребе­нок был ребенком,
было время таких вот вопросов:
почему я – это я, а не ты?
Почему я здесь, а не там?

Когда начи­на­ется время
и где про­стран­ство кончается?
Суще­ствует ли зло и есть ли вправду пло­хие люди?
И как так может, чтобы я, кото­рый есть,

не был прежде того, когда я стал?
И как одна­жды я, кото­рый есть,
не буду больше тем, кто я есть?

(Хандке П., Вен­дерс В. Небо над Бер­ли­ном (фраг­мент)).

Слова Иисуса о детях обра­щены ко взрос­лым. Они пред­ла­гают им ура­зу­меть то, что над­ле­жит им делать. Они ведут к какой-то ради­каль­ной «пере­мене ума» внутри себя, отсе­че­нию себя сло­жив­ше­гося, страст­ного, пад­шего ради того «дитя», кото­рое нужно открыть.

Если вслушаться в то, что о детях сказал Христос, как и во всё, что могло бы быть соотнесено с ними, мы услышим все это как особое, обращенное к нам благовестие. Найти его можно повсюду.

Весь Новый Завет, если читать его с клю­чами «дет­ских» слов Хри­сто­вых, про­ни­зан наме­ками, сопри­кос­но­ве­ни­ями с таин­ством малых сих и бла­го­сло­ве­нием их мало­сти. Оно являет себя даже из сугубо взрос­лых, «дог­ма­ти­че­ских» вещей. Так испо­ве­да­ние Петра, став­шее кам­нем Церкви (Ты – Хри­стос, Сын Бога Живаго – Мф. 16:16), разве не выплес­ну­лось из обра­ще­ния в «безу­мие» детства?

Ведь не может же плоть и кровь здра­во­мыс­ля­щего иудея испо­ве­дать сто­я­щего перед ним Равви – Сыном Все­выш­него. Лишь тот, кто открыл в себе мла­ден­че­ство Слова, сумел узнать Его в Иисусе и вер­нуться, хоть на миг, к своей утра­чен­ной, Ада­мо­вой, сотво­рен­ной Отцом природе.

Симону откры­вает истину Отец Мой, Сущий на небе­сах (Мф. 16: 17), потому что суще­ство Симона, сохра­нив­ше­еся где-то в нем, было в тот момент вос­хи­щено Духом на небеса. И дам тебе – не ребенку ли, не испо­вед­нику ли этой не рас­суж­да­ю­щей веры? – ключи Цар­ства Небес­ного… (Мф. 16:19).

Вслед за этим, когда Иисус откры­вает уче­ни­кам, что Ему должно идти в Иеру­са­лим и много постра­дать (Мф. 16:21), к Петру воз­вра­ща­ется трез­вое рас­суж­де­ние, зна­ю­щее, каким над­ле­жит быть Мес­сии, и он учит Его сво­ему зна­нию и полу­чает в ответ: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что дума­ешь не о том, что Божие, но что чело­ве­че­ское (Мф. 16:23).

А хож­де­ние по водам? Если это Ты, при­кажи мне идти к Тебе (Мф. 14:28). Симон пры­гает в воду, идет по воде, пока не отдает себе отчет в том, что делает.

В чем же суть еван­гель­ского «дитя»? В нем, пока она еще не остыла, мы можем ощу­тить теп­лоту тво­ре­ния. Каж­дый из нас сотво­рен Сло­вом, через кото­рое в мир вхо­дит то, что вызы­вает к жизни Отец. 

Но, создав чело­века, может ли Слово забыть о нём? Та «невин­ность», кото­рую мы видим в ребёнке, есть один из обра­зов или отпе­чат­ков творения.

Дру­гой след его – удив­лен­ная откры­тость к вос­при­я­тию твари и через нее Лика Отца, ожи­да­ние новой встречи с Ним. Ты извел меня из чрева, вло­жил в меня упо­ва­ние у гру­дей матери моей, – вос­кли­цает Давид (Пс. 21:10).

Какими дарами Духа живится душа человека, так недавно сотворенного? Полнота их, согласно пророку Исайе, заключается в цифре семь (Ис. 11:2–3).

Пере­чис­лим кратко.

  • Дети суть носи­тели нерас­тра­чен­ной еще любви Божией, любовь Отца в них – как залог Духа;
  • им сопри­сущна свя­тость тво­ре­ния, еще не утра­чен­ная ими;
  • в каж­дом ребенке по-новому откры­вает себя новизна мира;
  • истина бытия откры­ва­ется ребенку не разу­мом, но самим существованием;
  • ему дается дар сво­боды, не пред­опре­де­лен­ной про­шлым пад­шего человека.
  • Дове­рие, при­вя­зы­ва­ю­щее ребенка к тому, кто рядом и о нем забо­тится, есть уже основа веры.
  • Сама его жизнь есть уже вопло­щен­ная надежда. Дух, таким обра­зом, есть Сви­де­тель изна­чаль­ного чуда мира.

Мы безумны Хри­ста ради… (1 Кор. 4:10). Может быть, слова чело­века, едва появив­ше­гося на свет, чей разум еще не заглу­шен родо­вым, все­об­щим, усред­нен­ным «я», пере­кли­ка­ются со сло­вами, вло­жен­ными в тво­ре­ние, и эта пере­кличка есть язык того Цар­ства Божия, кото­рое откро­ется, когда Бог будет все во всем… (1 Кор. 15:28).

Не безу­мие разве видеть порог Цар­ства Божия во вся­ком буду­щем греш­нике? Или назы­вать Телом Хри­сто­вым собра­ние мно­гих ему подоб­ных? Безу­мие ради Хри­ста и есть обра­ще­ние в дет­ство, и упо­треб­ля­ю­щие уси­лие вос­хи­щают его (Мф. 11:12).

Из жития пре­по­доб­ного Сера­фима Саров­ского вспо­ми­на­ется игра с детьми. Не плавно-сла­дост­ная поучи­тель­ная беседа о доб­ром Все­выш­нем, а про­сто игра в прятки, кото­рая не была лишь про­ве­де­нием вре­мени, пока роди­тели их гото­ви­лись к исповеди.

Игра, видимо, достав­ляла пре­по­доб­ному нескры­ва­е­мое удо­воль­ствие. Лето, сол­нышко, трава высо­кая, я спря­чусь, ты найди. В чело­веке, чье суще­ство­ва­ние было каж­дое мгно­ве­ние про­ни­зано Богом, игра должна была быть еще одним обра­зом обще­ния с Тем, Кто сотво­рил Сера­фима, свет, детей, небо, землю, траву и поз­во­лил играть на ней.

Не было двух Сера­фи­мов, один тыся­че­нощ­ный на камне с молит­вой Иису­со­вой, пла­чу­щий о гре­хах, дру­гой на лугу, пря­чу­щийся в траве, игра­ю­щий в прятки. Был один, назван­ный пре­по­доб­ным (кому? анге­лам? детям Божиим?), – оно и во всем подобие.

Свя­тость пони­ма­ется на Востоке как исце­ле­ние от сво­его здеш­него, туск­лого «я» ради воз­вра­ще­ния к себе под­лин­ному, началь­ному. В этом цель хри­сти­ан­ского дела­ния – удер­жа­ние или вос­ста­нов­ле­ние святости.

Ино­гда кажется, что Еван­ге­лие напи­сано не столько для взрос­лых, кото­рыми мы стали, сколько для детей, в кото­рых при­званы обра­титься. Оно сохра­няет в себе черты этой дан­ной от Бога наив­но­сти, непо­сред­ствен­но­сти до гро­теска и чуда. Ныне испол­ни­лось писа­ние сие, слы­шан­ное вами, – гово­рит Иисус (Лк. 4:21).

Писа­ние испол­ня­ется в тот момент, когда его про­из­но­сят и слы­шат. Слово Божие, при­ка­са­ясь к гла­зам и вещам, делает их под стать Себе, воз­вра­щает их в Цар­ство, кото­рое внутрь вас есть… (Лк. 17:21). По дру­гому истол­ко­ва­нию: среди вас.

Разве так гово­рят – взрослым?

И притчи – сказка. Она бывает пона­чалу даже и страш­ной, пуга­ю­щей, не вме­сти­мой для чело­ве­ко­лю­би­вого пони­ма­ния (богач, Авраам и Лазарь, нерас­то­роп­ные девы без масла в светильниках).

Они – как герои исто­рий, напи­сан­ных сло­вес­ным моло­ком и рас­ска­зан­ных на ночь буду­щим взрос­лым, чтобы запом­нили на всю жизнь. И все ста­но­вится легко и немножко… смешно. Смешно по-ангельски.

Ребе­нок, еще ничего не зная и не умея, пер­вым делом науча­ется улы­баться.

Что ты смот­ришь на сучок в глазе брата тво­его, а бревна в твоем глазе не чув­ству­ешь (Лк. 6:41)? Столь суро­вое по виду, настав­ле­ние Хри­стово отзы­ва­ется почти шут­кой, рас­ска­зан­ной малы­шам, мыс­ля­щим гиперболами.

Но здесь нет ино­ска­за­ний, есть реаль­ность мыш­ле­ния, отка­зав­ше­гося от слов, к коим наглухо при­биты их повсе­днев­ные зна­че­ния. Как хлеб, сошед­ший с небес, даю­щий жизнь миру. Помню, меня, еще не веда­ю­щего ни о какой вере, когда я про­бо­вал читать Еван­ге­лие, более всего пора­жал этот хлеб живый (Ин. 6:51). Он казался теп­лым и доб­рым на вкус.

Когда-то Аве­рин­цев (обла­дав­ший, помимо уче­но­сти, и гени­аль­ной инту­и­цией) обра­тил мое вни­ма­ние на роль «бла­го­у­тро­бия» в биб­лей­ской вере, на утробу Божию как источ­ник осно­ва­ния веры. Упо­ми­на­ния о ней рас­се­яны по всей Библии.

Гос­подь любит по-мате­рин­ски – утробой.

Отсюда и «бла­го­у­троб­ное» почи­та­ние Бого­ро­дицы в пра­во­сла­вии. Оно пре­ис­пол­нено ощу­ще­нием сво­его сыновства.

Не это ли «дитя», кото­рое при­звал Иисус, словно остав­шись без Него, непре­станно зовет и Его Мать? Этот зов, раз­ли­чи­мый на про­тя­же­нии всех два­дцати веков суще­ство­ва­ния хри­сти­ан­ства, нахо­дит для себя все новые образы, спо­собы обра­ще­ния, лич­ные, живые, «опыт­ные» имена.

Ребе­нок – ано­ним­ный тво­рец, не веда­ю­щий о своем таланте. 

Среди про­чих хри­сти­ан­ских вер Восток более всего сохра­нил в себе твор­че­скую дет­скость, не все­гда нахо­дя­щую взрос­лые поня­тий­ные формы. Икона, когда она насто­я­щая, откры­вает дорас­су­доч­ное вос­при­я­тие рая, вос­при­я­тие, в кото­ром про­сы­па­ется гениальность.

Как лучше мы можем пере­дать дог­мат о Тро­ице, если не мета­фо­рой Трех Ликов, без­молвно-любяще повер­нув­шихся друг ко другу?

Этот образ создает и пере­дает сам воз­дух обще­ния-мол­ча­ния. Три Небес­ных и Рав­ных Суще­ства словно вне­запно отстра­нили пелену неви­ди­мого, при­шли к нам, и нас как будто кос­ну­лось Их дыхание.

И этот не рас­суж­да­ю­щий дет­ский вопль (от страха? от радо­сти?), замер­ший в нашем бого­слу­же­нии под видом молитвы, дог­ма­ти­че­ски «дет­ской» или «безум­ной», но почему-то не тре­бу­ю­щей для себя оправ­да­ния: «Пре­свя­тая Бого­ро­дица, спаси нас!» В сущ­но­сти, при­рода Церкви потому и без­грешна, что и она – как еван­гель­ское Дитя, живу­щее среди нас.

Бого­ро­дица – вовсе не веч­ная жен­ствен­ность, но веч­ное и совер­шен­ное мла­ден­че­ство твари, кото­рой не кос­нулся грех. Путь Церкви, как все знают, начи­на­ется с покло­не­ния Мла­денцу, родив­ше­муся в Виф­ле­еме от Духа Свя­того и Марии Девы. Но не дол­жен ли он тем же и завер­шиться – покло­не­нием ребенку-чело­ве­че­ству на пороге Царства?..

Крат­кая анно­та­ция книги Вален­тины Киденко 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Марина, 24.08.2020

    В крат­кой био­гра­фии прот. Вла­ди­мира вы не вста­вили суще­ствен­ную деталь из Вики­пе­дии: в связи с упразд­не­нием Рус­ского Экзар­хата Все­лен­ским Пат­ри­ар­ха­том в 2019 году пере­шел вме­сте с Архи­епи­ско­пией Рус­ских Пра­во­слав­ных Церк­вей в Запад­ной Европе в Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь Мос­ков­ского Пат­ри­ар­хата. С 2015 года протоиерей.

    Ответить »
    • Valentina, 31.08.2020

      Спа­сибо, Марина, что нерав­но­душны к нашей работе!

      Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки