сайт для родителей

Сказки игумена Варлаама (Борина): кому, о чем звонит «Кампан»?

Print This Post

486


Сказки игумена Варлаама (Борина): кому, о чем звонит «Кампан»?
(1 голос: 5 из 5)

В 2016 году в крупном издательстве «Время» вышла  книга  сказок-притч  игумена Варлаама (Борина) «Кампан», адресованная  и детям, и взрослым.  В книге есть что-то помимо текста, некая теплота.  Ее приятно подержать в руках – добротная верстка, радостная обложка,  простые и добрые иллюстрации.

В монастырь от физики и лирики

Воистину, самый лучший рассказчик – это Господь, ведь после встречи с Ним в жизни людей случается немало удивительных историй. Например, такая: неравнодушный к лирике квантовый радиофизик принимает монашеский постриг и оставляет в миру  и физику, и лирику, то есть любимую литературу, в которой  не только понимает, но и сам делает уверенные шаги. А потом в монастырской тиши начинает писать… сказки.

С игуменом Варлаамом (Бориным), наместником мужского Воскресенского монастыря  Ермолинской пустыни Иваново-Вознесенской епархии, мы повстречались на одной из книжных выставок. Автор презентовал книжку с загадочнымназванием «Кампан», а также книги, альманах и журналы для детей и взрослых, издаваемые Ермолинской обителью.

О  судьбе отца игумена можно узнать, подержав в руках его книгу. На обороте твердой обложки – вся его краткая биография: родился, поступил, работал, ушел трудиться в церкви. Но, даже если судить по этой краткой справке, жизнь игумена Варлаама полна необычайных событий.

Преподавал высшую математику, а по утрам работал дворником, отмахивая лопатой тонны снега. Сын партийного работника, рано начал задумываться о сердце человеческом.  В лаборатории медицинской кибернетики и кардио-клинике углубился в изучение проблем сердца и понял, что дороже сердца душа.

Перспективный молодой ученый, специалист в области квантовой радиофизики и биофизики, бросил  работу в институте, завершил все разработки и изыскания и уехал от центра культурной и научной жизни в глубинку под Иваново – трудиться при храме.

В 1994 году принял монашеский постриг, а уже в следующем году  был назначен наместником  учрежденной решением Синода пустыни. По природе созерцатель,  с головой ушел в деятельность по созиданию монастыря, решая множество бытовых проблем в обители, где нет ни газа, ни воды, где нужно рубить дрова, пасти, чистить и доить коров и заготавливать сено. В этих непростых житейских условиях он начал издавать творческий альманах, журнал и книги.

Простор уединения

Все эти парадоксальные события  вели и привели к главной метаморфозе в его жизни – к превращению в верующего человека, для которого всё,кроме Бога, отступает на второй план. Правда,  при такой расстановке приоритетов все, от чего ты отказался, возвращается к тебе вдвойне – другим, улучшенным, обогащенным.

Вот что рассказывает  о себе игумен Варлаам (БОРИН):

– Когда Господь  мне открылся, я почувствовал, что наука и литература  для меня не самое главное.  С точки зрения христианской антропологии  пришла ясность – есть те или иные страсти человеческие, которые можно классифицировать, и все коллизии в художественной литературе происходят на почве них. Когда я это осознал, писать стало скучно. Поэтому, входя в Церковь, я закончил все начатое, уволился из института и перестал что-либо писать.

В село Ермолино в Ивановской области  я ненадолго приехал вместе с другом из Питера, да так там и остался. Сначала обители не было, был храм и небольшой  приход, потом появился мужской монастырь.  В 90-е годы там собрались интересные творческие люди, в том числе игумен Антоний (Логинов) – наш старожил  и основатель монастыря.

В уединении я словно вышел на простор – молился, читал. После пострига какое-то время  с большим удовольствием пробыл простым монахом. По воле Божией сначала рукоположили  во священника, был  назначен наместником монастыря. Началась хозяйственная деятельность  –  коровы, земля, трактора, за всем  приходится следить.

Добрый альманах

Монастырь, даже в глубинке, это не только уединение, но еще и большое общение.

Вместе с единомышленниками освоили выпуск нашего альманаха, его авторы – это люди, которые живут в обители, прихожане, знакомые. Публикуем и стихи, и прозу,  и рисунки, и фотографии. Вот эта статья, как мне кажется, особенно  удачная. Автор Татьяна Мезина рассказывает историю наших прихожан, мамы и дочери.

В семье росла девочка, обычная, сообразительная, разговорчивая, потом что-то стряслось, и она перестала разговаривать, развился аутизм. Теперь она не слышит и не различает человеческой речи, понимает только интонацию и не умеет говорить. С 14 лет мама приводила ее в монастырь, где одна сестра показала ей рукоделие, и она стала увлеченно им заниматься. В альманахе есть фото Настиных работ.

В статье мама Наташа рассказала, как устанавливает с ней контакт. К примеру, берет лист бумаги и рисует домик  –  и Настя в 6 утра готова  и ждет, когда поедут на дачу; или показывает вечером мою фотографию, и она знает – завтра с утра приедет отец Варлаам. Мама с дочкой обращались к  специалистам, к профессорам, но результатов почти  нет.  Сейчас девушке  28 лет,  она по-прежнему молчит, но важно, что она причащается, радуется приходу  священника и подает сигналы этому миру.

Сказка и инобытие

– С некоторого  момента в моей жизни появился жанр сказки как некой попытки показать духовный срез нашей действительности. В моих сказках нет  увлечения волшебными превращениями,  и этим сказки  отступают от традиции. Это истории о внутреннем мире человека, они повествуют о другом пространстве, о инобытии.  Что касается «притчевости» этих историй, то первое название было  именно «Сказки-притчи»,  но издатели предложили «Сказки и сказы».

А собрать и издать сказки-притчи меня уговорила одна знакомая журналистка, которая их прочла. Она очень настаивала, и, в конце концов, я их опубликовал. То, что ими заинтересовалось такое издательство как «Время», радостно и неожиданно. После выхода книги появились отзывы в интернете  – почти как Андерсен, но наш современник. А я ведь в детстве и не читал Андерсена! Уже во взрослом возрасте начал…

Многие спрашивают, откуда загадочное название  «Кампан»? Это слово римского происхождения, означает «церковный колокол». В издательстве советовался, стоит ли выносить это слово в заглавие, будет ли оно понятно читателю? Между тем, слово вполне церковное. В «Требнике»  существует  «чин освящения кампана, сиесть колокола».

…Про меня написано!

– «Кампан» – это название одной из историй. В моей книжке есть такая маленькая сказочка о том, что на одном большом судне был колокол – случай из жизни, я описал его знакомому в письме, и уже потом понял, что это готовая притча.

Так вот, отходил век этот буксир, рынду сняли, а потом пришел священник, и ее взяли в храм, освятили. И  получила рында новую жизнь – стала церковным колоколом и начала благовествовать. Один батюшка  прочитал и говорит: «Так это же я, это про меня написано!» Читая сказки, многие находят и узнают в героях историй именно себя – и в предметах, и в животных.

Была  со мной и такая  реальная история – на одной выставке подошла женщина, у нее ребенок  лет восьми, больной аутизмом, и попросила что-нибудь  предложить для такого случая.  Я и не думал, что моя  книжка ему понравится, что она будет понятна, но, как потом мне рассказали,  мальчик очень внимательно слушал, когда ему читали, а потом   брал книгу с собой, клал под подушку. Кстати, книжка адресована не только  детям, но и взрослым читателям. Я старался, чтобы мои истории могли  быть прочитаны на разной глубине восприятия.

Для сказок нужны добрые картинки, искал иллюстратора, которому близка эта мысль. Книгу оформила  знакомая монахиня из женского монастыря под Иваново, которая окончила училище в Палехе, и у нее прекрасная графика и хороший вкус. Матушка  решила подписаться своим мирским именем – Софья Липина.

В завершение приведем мнение о сборнике сказок  и сказов игумена  Варлаама (Борина) «Кампан» известного публициста Дмитрия Шеварова,  сотрудника «Российской газеты»:

«На книгах для дошкольников часто пишут «Для чтения взрослыми детям». На книжке игумена Варлаама я бы написал «Для чтения взрослыми, которые сохранили в себе детское сердце».

Валентина Киденко

Фото автора и монахини Софронии

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus