Духовничество: ошибочное восприятие

игумен Петр (Меще­ри­нов)

В декабре 1998 года пат­ри­ар­хом и Свя­щен­ным Сино­дом было при­нято очень важное поста­нов­ле­ние – о духов­ни­че­ских отно­ше­ниях, о ошиб­ках, суще­ству­ю­щих в этой сфере цер­ков­ной жизни, об их пре­одо­ле­нии. Это поста­нов­ле­ние важно не только само по себе; оно сви­де­тель­ствует, что наша Цер­ковь жива, и, как всегда и было в исто­рии, здраво реа­ги­рует на всякое иска­же­ние цер­ков­ной мысли и дея­тель­но­сти. – Но вот прошло шесть лет; изме­ни­лось ли что-либо в лучшую сто­рону? С сожа­ле­нием нужно кон­ста­ти­ро­вать, что нет. Сино­даль­ное поста­нов­ле­ние, несмотря на ясно выра­жен­ную волю Свя­щен­но­на­ча­лия, широко не рас­про­стра­ня­ется, не огла­ша­ется, текст его мало­до­сту­пен. По идее, нужно было бы его мас­сово издать в каждой епар­хии, разъ­яс­нять с амво­нов, дове­сти до све­де­ния каж­дого цер­ков­ного чело­века. Этого нет. Напро­тив, все больше и больше наби­рает обо­роты махо­вик «лже­ми­сти­че­ского гуру­изма», когда люди под Пра­во­сла­вием пони­мают исклю­чи­тельно то, что свя­зано со «стар­цами», а духов­ную жизнь сводят к поис­кам этих «стар­цев» и вни­ма­нием только лишь тому, что исхо­дит из их уст, – а исхо­дить из них может такое, что к хри­сти­ан­ству отно­ше­ния вовсе не имеет… В чем же тут дело? Почему здра­вей­шее и свое­вре­мен­ное поста­нов­ле­ние Цер­ков­ной власти не нашло для себя почвы? Почему бес­по­кой­ство Свя­щен­но­на­ча­лия мало кто раз­де­лил? – Давайте раз­бе­ремся во всем этом в свете выше­ска­зан­ного доку­мента.

Какова норма пас­тыр­ства в Церкви? Обра­тимся к Свя­щен­ному Писа­нию. – Гос­подь дал Своим уче­ни­кам – Апо­сто­лам и их пре­ем­ни­кам, т.е. епи­ско­пам и свя­щен­ни­кам – власть стро­ить и хра­нить Цер­ковь. Эта власть не мир­ская, не власть насиль­ствен­ная. Это бла­го­дат­ный дар слу­же­ния – совер­шать Таин­ства, содер­жать веру и ука­зы­вать путь бла­го­че­стия. Хра­нится этот бла­го­дат­ный дар в Церкви и пере­да­ется в Таин­стве Свя­щен­ства. Без Церкви невоз­можно спа­се­ние, сле­до­ва­тельно, как гово­рит Св. Феофан Затвор­ник, необ­хо­димо быть в союзе с нею, а это значит, что необ­хо­димо иметь обще­ние с ее слу­жи­те­лями, бли­жай­шими носи­те­лями и упол­но­мо­чен­ными – то есть с пас­ты­рями Церкви.

Слу­ша­ю­щий вас (т.е. Апо­сто­лов) Меня слу­шает, а отвер­га­ю­щий вас Меня отвер­га­ется (Лк.10:16), гово­рит Гос­подь. При­ни­ма­ю­щий того, кого Я пошлю, Меня при­ни­мает (Ин.13:20). Как Ты (Отец) послал Меня в мир, так и Я послал их (Апо­сто­лов) в мир (Ин.17:18). Это обще­ние совер­ша­ется в духе послу­ша­ния. Пови­нуй­тесь настав­ни­кам вашим, и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обя­зан­ные дать отчет; чтобы они делали это с радо­стью, а не воз­ды­хая, ибо это для вас не полезно (Евр.13:17), пишет Апо­стол. Итак, через послу­ша­ние пас­ты­рям мы состоим в бого­уста­нов­лен­ном Цер­ков­ном чине.

Но такое поло­же­ние дел вовсе не значит, что Цер­ковь делится на началь­ни­ков и под­чи­нен­ных (в мир­ском смысле). Перед Богом мы все равны, раз­ли­ча­емся лишь сте­пе­нью Цер­ков­ного слу­же­ния, послу­ша­ние, данным каж­дому от Бога, как гово­рит об этом прп. Силуан Афон­ский. Не суще­ствует Церкви учащей и Церкви уча­щейся, то есть касты учи­те­лей и массы без­молвно им вни­ма­ю­щих. Все мы – единое Тело Хри­стово, у каж­дого их нас свое место в Церкви, и мы все – сора­бот­ники друг другу; вместе, помо­гая друг другу, мы при­хо­дим ко Христу и обре­таем в Нем спа­се­ние и Небес­ное Цар­ство. Об этом пре­красно гово­рит Апо­стол Петр: Пас­ты­рей ваших умоляю я, сопас­тырь и сви­де­тель стра­да­ний Хри­сто­вых, и соучаст­ник в славе, кото­рая должна открыться: пасите Божие стадо, какое у вас, нази­рая за ним не при­нуж­денно, но охотно и бого­угодно, не для гнус­ной коры­сти, но из усер­дия, и не гос­под­ствуя над насле­дием Божиим, но пода­вая пример стаду;.. и когда явится Пас­ты­ре­на­чаль­ник, вы полу­чите неувя­да­е­мый венец славы. Также и млад­шие, пови­нуй­тесь пас­ты­рям; все же, под­чи­ня­ясь друг другу, обле­ки­тесь сми­рен­но­муд­рием, потому что Бог гордым про­ти­вится, а сми­рен­ным дает бла­го­дать… Более же всего имейте усерд­ную любовь друг ко другу, потому что любовь покры­вает мно­же­ство грехов… Слу­жите друг другу, каждый тем даром, какой полу­чил, как добрые домо­стро­и­тели мно­го­раз­лич­ной бла­го­дати Божией,.. дабы во всем про­слав­лялся Бог через Иисуса Христа, Кото­рому слава и дер­жава во века веков. Аминь (1Петр. 5:1–5; 4:8–11).

Вот – норма отно­ше­ний пас­ты­рей и паствы; все ска­зано. Каждый духов­ник, я считаю, должен выпи­сать эти слова боль­шими бук­вами, и еже­дневно их про­чи­ты­вать.

И еще одно место из Нового Завета: Не назы­вай­тесь учи­те­лями, ибо один у вас Учи­тель – Хри­стос, все же вы – братья. И отцом себе не назы­вайте никого на земле, ибо один у вас Отец, Кото­рый на небе­сах; и не назы­вай­тесь настав­ни­ками, ибо один у вас Настав­ник – Хри­стос. Боль­ший из вас да будет вам слуга: ибо кто воз­вы­шает себя, тот унижен будет, а кто уни­жает себя, тот воз­вы­сится (Мф.23:8–12), гово­рит Гос­подь. – Эти слова Спа­си­теля вовсе не про­ти­во­ре­чат уста­нов­лен­ному Им же цер­ков­ному пас­тыр­ству, а ука­зы­вают на тот дух, в кото­ром оно должно осу­ществ­ляться. Вот его харак­те­ри­сти­че­ские при­знаки, как об этом гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние:

  1. Пас­тырь – не началь­ник чело­веку, не вла­сти­тель, а слуга;
  2. Отно­ше­ния пас­тыря и паствы стро­ятся исклю­чи­тельно на осно­ва­нии любви и вза­им­ного ува­же­ния;
  3. Нако­нец, самое глав­ное: пас­тырь не от самого себя осу­ществ­ляет пас­тыр­ство. Оно – не его, оно – Хри­стово (в этом – смысл слов Спа­си­теля, при­ве­ден­ных выше). Сле­до­ва­тельно пас­тырь обязан – и здесь и про­яв­ля­ется пас­тыр­ское искус­ство – до каждой отно­ся­щейся к нему души, доне­сти Христа и Его Цер­ковь, помочь хри­сти­а­нину прийти в меру воз­раста Христа. Искус­ство заклю­ча­ется в том, что все люди разные, каждой душе Гос­подь откры­ва­ется по-осо­бому; отно­ше­ния чело­века и Бога – вели­кая тайна; и пас­тырь, при помощи Божией, должен подо­брать ключ к сердцу каж­дого чело­века, чтобы именно ему, в именно его кон­крет­ной внеш­ней и внут­рен­ней ситу­а­ции дать то, что Сам Гос­подь хочет дать душе, – а не встро­ить чело­века в общую схему, не навя­зать ему то, что, может быть, тео­ре­ти­че­ски хорошо и пра­вильно, но на данный момент ему не под­хо­дит.

Такова норма. В свете ее сразу видны и иска­же­ния ее. Давайте отме­тим самые харак­тер­ные.

Со сто­роны пас­ты­рей это могут быть две вещи:

  1. Непо­ни­ма­ние, нечув­ство­ва­ние, незна­ние ука­зан­ного выше обсто­я­тель­ства, что пас­тырь – не нечто само­до­вле­ю­щее, само­сто­я­тель­ное: он – слуга Хри­стов, гибкий и так­тич­ный при­став­ник к бла­го­дати Его. И, сле­до­ва­тельно, он должен руко­во­дить людей, только и исклю­чи­тельно донося до них учение Христа и Церкви. К сожа­ле­нию, нередко пас­тыри учат людей не хри­сти­ан­ству, а тому, что они пони­мают под хри­сти­ан­ством, – т.е. про­ис­хо­дит под­мена Бога и Церкви ее слу­жи­те­лями.
  2. Вторая ошибка – пред­став­ле­ние о том, что бла­го­дать свя­щен­ства дей­ствует авто­ма­ти­че­ски, в силу только лишь руко­по­ло­же­ния. Вчера был про­стой чело­век – а сего­дня, после хиро­то­нии, уже всё, исхо­дя­щее из уст ново­на­чаль­ного пас­тыря, есть от Духа Свя­того. Это весьма рас­про­стра­нен­ное мнение (и не только мнение, а и выте­ка­ю­щее из него пове­де­ние).

На это нужно ска­зать сле­ду­ю­щее. В Церкви нет ничего авто­ма­ти­че­ского. Любое Таин­ство пред­по­ла­гает сотвор­че­ство Бога и чело­века, и рас­кры­ва­ется в зави­си­мо­сти от его нрав­ствен­ных усилий. Не явля­ется исклю­че­нием и Таин­ство Свя­щен­ства. Вот мы ска­зали, что задача пас­тыря – пре­по­да­ние людям учения Церкви – вовсе не своих о нем пред­став­ле­ний; при­об­ще­ние людей к жизни во Христе. Это воз­можно только в одном случае – когда сам пас­тырь понуж­дает себя к усво­е­нию цер­ков­ного учения, не только зна­нием, но и жизнью; когда он сам имеет опыт­ное пред­став­ле­ние о духов­ной хри­сти­ан­ской цер­ков­ной жизни. Тогда бла­го­дать свя­щен­ства рас­кры­ва­ется, в нем и при­но­сит обиль­ный плод. Без нрав­ствен­ного же труда бла­го­дать сама по себе ничего делать не будет; она не сде­лает «авто­ма­ти­че­ски» невежду – муд­ре­цом, тще­слав­ного – сми­рен­ным, жад­ного – щедрым. Да, Таин­ства будут совер­шаться – в силу упол­но­мо­чи­ва­ния Церкви; но чтобы нрав­ственно руко­во­дить людей, нужно самому очень потру­диться в нрав­ствен­ном устро­е­нии своей жизни; чтобы пре­по­да­вать учение Церкви, нужно самому усво­ить его как должно. К сожа­ле­нию, объ­ек­тив­ные усло­вия нашего вре­мени яви­лись при­чи­ной руко­по­ло­же­ния многих не вполне гото­вых к этому людей, может быть, не «дорос­ших» еще до пони­ма­ния того, что за слу­же­ние им вве­рено, и чего оно тре­бует от них.

Со сто­роны паствы ошибки сле­ду­ю­щие:

1. Как отклик на пред­став­ле­ние об «авто­ма­ти­че­ски дей­ству­ю­щей» бла­го­дати свя­щен­ства рож­да­ется пред­став­ле­нии об «авто­ма­ти­че­ском» же «слепом» послу­ша­нии. Рас­суж­дают так: неважно, что батюшка гово­рит одно, а живет по-дру­гому. Глав­ное – моя вера в то, что в силу бла­го­дати свя­щен­ства батюшка воз­ве­щает мне волю Божию. – Это широко рас­про­стра­нен­ная идео­ло­гия; она совер­шенно не Еван­гель­ская. Не сказал Гос­подь: если из 2‑х слепых второй верит, что первый не слепой, то первый упадет в яму, а второй, за свою веру не упадет. Нет, Гос­подь сказал: оба упадут в яму. И это вовсе не значит, что нужно осуж­дать свя­щен­ни­ков или вхо­дить в раз­би­ра­тель­ство их жизни; а значит всего лишь трезво отно­сится к жизни, и пом­нить, что в Церкви ничего «сле­пого» нет. В част­но­сти, послу­ша­ние есте­ственно рож­да­ется из нор­маль­ных отно­ше­ний пас­тыря и паствы, когда они – отно­ше­ния вза­им­ной любви и ува­же­ния, когда пас­тырь не себя пре­по­даёт, исвоё мнение о Церкви, духов­ной жизни и проч., а ста­ра­ется при­ве­сти людей ко Христу. Тогда и послу­ша­ние при­но­сит свои бла­го­дат­ные плоды; тогда оно есте­ственно, о нём и осо­бого раз­го­вора и нет. Когда же отно­ше­ния стар­ших и млад­ших в Церкви не Еван­гель­ские, тогда послу­ша­ние ста­но­вится пред­ме­том спе­ку­ля­ций, теряет свой духов­ный смысл, и вместо сред­ства для спа­се­ния ста­но­вится раб­ским под­чи­не­нием, только отда­ля­ю­щим чело­века от Гос­пода.

2. Но глав­ное, что порож­дает ненор­маль­ность духов­ни­че­ских отно­ше­ний – боязнь сво­боды и ответ­ствен­но­сти. Где Дух Гос­по­день, там сво­бода, гово­рит Ап. Павел. Хри­сти­ан­ство пода­рило людям вели­кий дар – сво­боду; но, так как сво­бода невоз­можна без личной ответ­ствен­но­сти за свою жизнь, то очень многим людям она тяжела. Чело­веку легче сбро­сить её с себя, чтобы за него решал кто-то другой; легче укрыться за тра­ди­цией, кор­по­ра­тив­но­стью, пра­ви­лами, схе­мами и т.д., – чем самому, ответ­ственно и созна­тельно, стро­ить свою хри­сти­ан­скую жизнь. Поэтому на духов­ни­ков сва­ли­ва­ется вся жизнь паствы; люди хотят, взамен сво­боды, полу­чить «гаран­тию спа­се­ния». Но отказ от сво­боды есть отказ от хри­сти­ан­ства, ибо оно может осу­ществ­ляться только лично, «под свою отвест­ствен­ность». – Спрос рож­дает пред­ло­же­ние, – и вот незре­лые духов­ники пере­стают быть со-пут­ни­ками, со-работ­ни­ками, совет­ни­ками хри­стиан, а ста­но­вятся без­раз­дель­ными их вла­сти­те­лями. Тем самым духов­ни­че­ские отно­ше­ния высту­пают за рамки цер­ков­ного чина. Будучи хоть и важной, но всё же частью духов­ной сто­роны жизни, они неза­конно рас­про­стра­ня­ются на всю её цели­ком. И тогда покрив­ля­ется весь строй не только хри­сти­ан­ской, но и вообще жизни. Это можно наблю­дать, напри­мер, в «пра­во­слав­ных» семьях, когда – что нередко бывает – главой жены ста­но­вится не муж, а духов­ник; или когда, скажем, чтобы выпол­нить слу­жеб­ные обя­зан­но­сти, нужно «взять бла­го­сло­ве­ние духов­ника»… И вот теперь муж или началь­ник на работе зави­сят от совер­шенно посто­рон­них и без­чин­ных фак­то­ров, недо­уме­вая: что же это за «пра­во­сла­вие» такое? На этой почве рож­да­ются кон­фликты, и даже рас­па­да­ются семьи, а духов­ни­че­ские отно­ше­ния ста­но­вятся мани­пу­ля­цией.

Как же не допу­стить всего этого? Как должны всё-таки нор­мально стро­иться эти отно­ше­ния? Какое место духов­ника в жизни хри­сти­а­нина?

Прежде всего, тут нужно ска­зать обще. Задача духов­ника – не пора­бо­тить себе чело­века, не сде­лать его своей копией, «клоном», – а с боль­шой любо­вью и ува­же­нием к лич­но­сти дать место в его жизни Христу, чтобы чело­век, побе­див Духом Святым живу­щий в себе грех, стал самим собою, таким, каким хочет видеть его Хри­стос – уни­каль­ной, сво­бод­ной, ответ­ствен­ной, созна­тель­ной раз­ви­той лич­но­стью. Духов­ник должен научить его рас­по­зна­вать, где бла­го­дать Св. Духа, где есте­ствен­ный ход вещей, где страсть и грех, – чтобы это всё не сме­ши­ва­лось в голове чело­века, ковер­кая его жизнь. Это – целый вос­пи­та­тель­ный про­цесс.

В част­но­сти, нужнее всего духов­ник в ново­на­ча­лии, когда чело­век только входит в Цер­ковь и пости­гает азы духов­ной жизни. Здесь духов­ник – забот­ли­вый опекун и учи­тель. Цель этого учи­тель­ства одна – дать ново­на­чаль­ному хри­сти­а­нину пра­виль­ное направ­ле­ние роста, чтобы он совер­шался именно цер­ковно, не укло­ня­ясь ни в около- и псев­до­цер­ков­ные под­мены, ни в лжеас­ке­ти­че­ский риго­ризм, ни в реля­ти­визм, и т.д. – Затем, по окон­ча­нии ново­но­ча­лия, отно­ше­ния несколько меня­ются: они ста­но­вятся как бы более «на равных» – не в смысле фами­льяр­но­сти или отмены иерар­хи­че­ского чина, а внут­ренне: чело­век взрос­леет, ему и боль­шая сво­бода, и боль­шее дове­рие, и мень­шая опека, мень­шее коли­че­ство правил, сове­тов, настав­ле­ний и проч.

Но тут и выяв­ля­ется наша, пожа­луй, глав­ная беда. Я наблю­даю духов­ни­че­ские отно­ше­ния людей в нашей Церкви и пора­жа­юсь: насколько же они не взрос­лые ! Никто не хочет взрос­леть. Ни паства, кото­рой ока­зы­ва­ется удобно «застрять» в цер­ков­ном дет­стве и смот­реть на мир гла­зами своего духов­ника, в то время как Гос­подь хочет от нас, чтобы мы стали именно самими собою, воз­расли в меру воз­раста Хри­стова. Ни духов­ники, кото­рым, похоже, неуютно видеть рядом с собою повзрос­лев­ших людей. Они как-то не умеют с ними обра­щаться. Кажется, что многим пас­ты­рям нужно видеть свою паству исклю­чи­тельно в виде нера­зум­ных детей, с кото­рыми можно раз­го­ва­ри­вать только «сверху вниз» – на языке при­ка­за­ний, настав­ле­ний, поуче­ний. За всем этим мне видится какое-то вза­им­ное неува­же­ние и забве­ние глав­ного, – что Цер­ковь – не дет­ский сад, где есть авто­ри­тар­ные вос­пи­та­тели и заве­домо нера­зум­ные дети, а Тело Хри­стово – то есть духов­ный орга­ни­че­ский союз во Христе зрелых, при­шед­ших в свою меру сво­бод­ных людей, име­ю­щих от Бога каждый своё цер­ков­ное слу­же­ние. Мне кажется, необ­хо­димо начать осо­зна­вать это.

И ещё давайте затро­нем один вопрос – о «стар­цах». Мла­до­стар­че­ство оста­ётся одной из самых боль­ных про­блем сегод­неш­ней цер­ков­ной жизни. Есть и идео­ло­ги­че­ская база: многие с полной серьёз­но­стью утвер­ждают, что «пра­во­сла­вие потому только и истинно, что в нём есть старцы». Найти «старца» – глав­ная «духов­ная» задача многих пра­во­слав­ных. Мнение «стар­цев» для них важ­ней­ший авто­ри­тет, гораздо боль­ший, чем авто­ри­тет Свя­щен­ного Писа­ния, не говоря уж о «каких-то там мне­ниях» Свя­щен­но­на­ча­лия. Впору уже бить нешу­точ­ную тре­вогу по поводу этой эпи­де­мии «герон­то­фи­лии». – В чём же при­чины этого явле­ния?

Мы уви­дели что есть в Церкви бого­уста­нов­лен­ная иерар­хия, кото­рой вру­чена бла­го­дать Св. Духа – освя­щать людей Таин­ствами, научать их исти­нам веры и нрав­ствен­но­сти. Науче­ние это про­ис­хо­дит от лица и по упол­но­мо­чи­ва­нию Церкви, не вяжет и не подав­ляет сво­боду, совер­ша­ется в духе любви. Пас­тыр­ство – это совет, пример, сов­мест­ное дви­же­ние стар­ших и млад­ших в Церкви ко Христу. И, каза­лось бы, это – очень много; но людям этого ока­зы­ва­ется мало. Им недо­ста­точно просто пас­ты­рей Церкви и пас­тыр­ского руко­вод­ства; им пода­вай нечто боль­шее и высшее – стар­цев. Неко­то­рые пра­во­слав­ные чув­ствуют прямо какую-то ущерб­ность и непол­ноту своей духов­ной жизни без стар­цев; неко­то­рые стре­мятся «про­ве­рить» у старца советы своего духов­ника… Всё это под­пи­ты­ва­ется нема­лым коли­че­ством соот­вет­ству­ю­щей око­ло­пра­во­слав­ной лите­ра­туры.

Кто такие старцы на самом деле? Старец – это, проще говоря, чело­век, достиг­ший свя­то­сти и удо­сто­ен­ный от Бога даров рас­суж­де­ния и про­зор­ли­во­сти. Насто­я­щих стар­цев всегда были еди­ницы (а сейчас их, судя по всему, и вовсе нет); но оста­лись мно­го­чис­лен­ные книги о них. Читая эти книги, и видя бла­го­твор­ность и мно­го­пло­дие стар­че­ства, люди есте­ственно стре­мятся к тому, чтобы и в своей жизни обре­сти нечто подоб­ное. Начи­на­ются поиски – по внеш­ним при­зна­кам: боль­шая белая борода, или под­чёрк­нуто аске­ти­че­ский (види­мый всеми) образ жизни, или огром­ные толпы женщин, или апо­ка­лип­ти­че­ские пред­ска­за­ния с неко­то­рой оппо­зи­цией Священноначалию,и т.п. Спрос рож­дает пред­ло­же­ние, и «старцы» такого рода без труда нахо­дятся.

Зачем же они нужны? Во-первых, как я уже гово­рил, снять с себя ответ­ствен­ность за себя: найти старца, вве­рить все­цело себя ему – и уже ни о чём не думать, не забо­титься. Вход в рай гаран­ти­ро­ван. – Во-вторых, очень просто, зачем: узнать буду­щее. К старцу, как пра­вило, не едут с вопро­сом: как спа­стись?, потому что это совер­шенно ясно из Еван­ге­лия, да и любой при­ход­ской пас­тырь может так или иначе удо­вле­тво­ри­тельно отве­тить на этот вопрос. У старца же спра­ши­вают: жениться или в мона­стырь идти? Раз­ме­ни­вать квар­тиру или про­да­вать? Ложиться ли на опе­ра­цию? Начи­нать ли бизнес или, наобо­рот, сво­ра­чи­вать его поско­рее… и т.д., и т.п. Разу­ме­ется, спра­ши­вают у стар­цев, скоро ли конец света и каковы при­знаки печати анти­хри­ста. И здесь, кстати, совер­шенно ясно про­яв­ля­ется самый насто­я­щий эку­ме­низм. В других рели­гиях для раз­ре­ше­ния ровно этих же вопро­сов суще­ствуют гуру, шейхи, шаманы, ламы, цадики, друиды и проч.; неве­ру­ю­щий чело­век пойдёт к гадалке и экс­тра­сенсу.- Конечно, я далёк от того, чтобы вовсе лишать эти жиз­нен­ные вопросы их зна­че­ния; но когда они выхо­дят на первое место в жизни, тогда Цер­ковь ста­но­вится для людей магией, а вектор духов­ной жизни направ­ля­ется на то, чтобы «за счёт Бога» хорошо было «здесь и сейчас».

При этом нужно отме­тить одно суще­ствен­ное отли­чие старца от просто пас­тыря Церкви. Если послед­ний (в идеале) ничего иного не делает, как только доно­сит до чело­века в его кон­крет­ной ситу­а­ции учение Церкви, то старец дей­ствует на осно­ва­нии некоей личной харизмы; а здесь нужна осто­рож­ность. Прп. Сера­фим гово­рил, что когда он гово­рил от себя, а не от Духа Свя­того, то бывали ошибки; а прп. Силуан Афон­ский, при­ведя эту фразу прп. Сера­фима, писал, что ошибки могут быть малень­кие, а могут быть и боль­шие. Поэтому вообще Цер­ковь запо­ве­дует, при сопри­кос­но­ве­нии с чем-то личным, боль­шую трез­вость. Но в наше время трез­во­сти как раз и нет. Мало того, совер­шенно оче­ви­ден обрат­ный про­цесс мифо­ло­ги­за­ции всего, что свя­зано со «стар­цами». Напри­мер, в жиз­не­опи­са­нии одного из них мы читаем, что тот мате­рился, пил водку, хули­га­нил и т.п. Вместо того, чтобы объ­яс­нить это вос­пи­та­нием и, скажем так, «про­стец­ким» устро­е­нием этого чело­века, все эти каче­ства «воз­вы­ша­ются» и при­пи­сы­ва­ются чуть ли не Духу Свя­тому…

Каза­лось бы: ну поду­ма­ешь, ничего осо­бен­ного: этакое «дет­ское» (но, замечу, отнюдь не в Еван­гель­ском смысле) вос­при­я­тие духов­ной жизни. Но на самом деле за этим стоят гораздо более серьёз­ные вещи, чем просто дет­скость, невзрос­лость. В основе «герон­то­фи­лии» лежит непра­виль­ное пред­став­ле­ние о Боге, о воле Божией и об отно­ше­нии чело­века и Бога. Я заост­ряю на этом ваше вни­ма­ние, потому что это крайне важно.

Герон­то­филы счи­тают, что воля Божия в отно­ше­нии кон­крет­ного чело­века есть, с одной сто­роны, нечто пред­опре­де­лён­ное, зара­нее «запро­грам­ми­ро­ван­ное», с другой сто­роны, нечто совер­шенно тайное, то, что нужно «уга­дать». И вот для того, чтобы эту «ком­пью­тер­ную» волю отга­дать, попасть на неё, и нужен старец, кото­рый именно потому старец, что обла­дает неким тайным зна­нием этой самой зага­доч­ной «воли».Угадали мы её – всё идёт «по маслу»: и дети не болеют, и бизнес про­цве­тает. Не уга­дали – всё плохо. А ещё хуже – усо­мниться в «тайном знании» старца: это вобще поги­бель. _ Это совер­шенно нехри­сти­ан­ское, маги­че­ское, язы­че­ское мировоззрение.Оно пре­вра­щает нашу рели­гию из бла­го­вест­во­ва­ния о Боге – любя­щем Отце, о Христе Спа­си­теле и о сво­боде во Святом Духе в зло­вест­во­ва­ние: хри­сти­ан­ство – минное поле, без сапёра не прой­дёшь. Сапёр и есть старец… Не так учит Пра­во­слав­ная Цер­ковь. Воля Божия не есть нечто запро­гра­ми­ро­ва­ное, авто­ма­ти­че­ское, то, что надо «вычис­лять». Не есть она и какая-то эзо­те­ри­че­ская тайна. Я гово­рил явно миру…, и тайно не гово­рил ничего (Ин.18:20), сказал Гос­подь. Наобо­рот, Бог открыл нам Свою волю во Христе, в Св. Писа­нии, в Церкви. Жиз­нен­ный путь чело­века опре­де­ля­ется личным отно­ше­нием сердца, души к Богу. Узна­ётся воля Божия из сово­куп­но­сти обсто­я­тельств, из веле­ний сове­сти, из рас­по­ло­же­ний сердца, из борьбы с грехом. Без­условно, уме­стен здесь и пас­тыр­ский совет – но именно совет, в духе Еван­ге­лия, Церкви; а вовсе не какое-то лже­ми­сти­че­ское гуру­ист­ское «отга­ды­ва­ние». Если мы не учи­ты­ваем этого, тогда наша внут­рен­няя жизнь пере­стаёт быть соб­ственно духов­ной, хри­сти­ан­ской, а при­об­ре­тает неко­то­рую даже оккульт­ную окраску.

Итак, под­ве­дём неко­то­рые итоги. Духов­ни­че­ские отно­ше­ния должны быть выра­же­нием сле­ду­ю­щего цер­ков­ного прин­ципа: мы – Цер­ковь, Тело Хри­стово; вместе воз­рас­таем в Бога. Стар­шие в Церкви помо­гают млад­шим – и пре­по­да­нием бла­го­дати Божией, и при­ме­ром жизни, и поуче­нием. Но духов­ные отно­ше­ния, если они пра­вильны, нико­гда не засло­няют Того, ради Кото­рого они и суще­ствуют. Как и всё в Церкви, они явля­ются одним из средств хри­сти­ан­ской жизни, и не могут под­ме­нить собою цель её, кото­рая есть Хри­стос.

В заклю­че­ние воз­вра­щаю вни­ма­ние чита­теля к Сино­даль­ному поста­нов­ле­нию о пас­тыр­стве и духов­ни­че­стве, с поже­ла­нием, чтобы оно было про­чи­тано и вос­при­нято так, как желает этого Цер­ковь.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки