Бегущий по волнам — Алексей Варламов

Бегущий по волнам — Алексей Варламов

(11 голосов5.0 из 5)

Бегущий по волнам

Автор «Алых парусов» в поисках веры

Алек­сандр Грин (1880 — 1932) вошел в исто­рию рус­ской лите­ра­туры как писа­тель-роман­тик и ассо­ци­и­ру­ется у боль­шин­ства чита­те­лей со сво­ими фее­ри­ями — «Алыми пару­сами», «Бегу­щей по вол­нам», «Бли­ста­ю­щим миром» или же готи­че­скими рас­ска­зами типа «Кры­со­лова», «Серого авто­мо­биля» или «Фанданго».

Было время, когда его проза была почти не вос­тре­бо­вана или вовсе ошель­мо­вана, были годы, когда имя
Грина гре­мело по всей стране и даже отзы­ва­лось сво­его рода оппозиционностью.

Госу­дар­ство зара­ба­ты­вало на Грине несмет­ные деньги, юные ком­со­мольцы объ­еди­ня­лись в клубы «Алые паруса» и пели песни про Лисс и Зур­ба­ган; в Ста­ром Крыму жила вдова писа­теля, Нина Нико­ла­евна, к кото­рой при­хо­дили каж­дое лето тысячи поклон­ни­ков Грина от пио­не­ров до архи­ереев, а ей не на что было отре­мон­ти­ро­вать в доме крышу.

Ныне стра­сти вокруг Грина поутихли, «Алые паруса» вышли из моды, Крым больше не наша земля, и только остатки армии энту­зи­а­стов играют по Интер­нету в Грин­лан­дию, видя в Грине рус­ского Тол­ки­ена и созда­теля оте­че­ствен­ного «фэн­тези».
Но мало кто знал, что Алек­сандр Сте­па­но­вич был пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном. И жить ему выпало во вре­мена бого­бор­че­ские и без­бож­ные и искать свой путь ко Хри­сту — при том что путь этот был непря­мым и нелегким.

Самое извест­ное про­из­ве­де­ние Грина — фее­рия «Алые паруса», напи­сан­ная в годы рево­лю­ции. В совет­ское время в ней видели свет­лую роман­ти­че­скую сказку, мечту об иде­аль­ных чело­ве­че­ских отно­ше­ниях, кра­си­вые поэ­ти­че­ские образы. Но, конечно же, тогда невоз­можно было рас­смат­ри­вать это сочи­не­ние с хри­сти­ан­ской точки зрения.

Никому и в голову не при­хо­дило искать в «Алых пару­сах» парал­лели с еван­гель­ским повествованием.

Между тем взгля­нуть на фее­рию Грина под этим углом можно и нужно. Это поз­во­ляет уви­деть очень важ­ные и сокро­вен­ные сто­роны не только в ней самой, но и вообще в твор­че­стве и миро­воз­зре­нии писа­теля. В послед­ние годы появи­лось несколько таких ста­тей, где «Алые паруса» рас­смат­ри­ва­ются с хри­сти­ан­ских пози­ций. Сразу замечу — ста­тьи эти далеко не бес­спор­ные. Авторы во мно­гом выдают жела­е­мое за дей­стви­тель­ное. Однако важен сам факт, что такой взгляд на «Алые паруса» воз­мо­жен. Если хри­сти­а­нин видит в романе что-то свое — навер­ное, это нельзя объ­яс­нить про­стой случайностью.

Начну со ста­тьи свя­щен­ника Паф­ну­тия Жукова:

«Алые паруса» — люби­мая книга мно­же­ства юных меч­та­те­лей. Но есть в ней тайна, кото­рая по сей день сокрыта от боль­шин­ства чита­те­лей — моло­дых и ста­рых. От моло­дых потому, что они, вос­при­ни­мая книгу меч­та­тель­ным серд­цем, не ведают осо­бого духов­ного ключа, ука­зы­ва­ю­щею на ее ино­ска­за­тель­ное зна­че­ние; а от ста­рых — потому, что, читая серд­цем умуд­рен­ным и уста­лым, они только лишь отды­хают, воз­вра­ща­ясь к бес­цен­ным мину­там дале­кой юности.

Но прошу вас, при­смот­ри­тесь к этой книге вни­ма­тель­ней. Она напол­нена осо­быми сим­во­лами, ука­зы­ва­ю­щими на тайны дyхов­ной жизни, а ключ к пони­ма­нию этой ска­зоч­ной фее­рии можно найти на стра­ни­цах Еван­ге­лия… Один из самых зна­чи­тель­ных сим­во­лов книги, — это, конечно, море.

Море в «Алых пару­сах» — это не только то вели­кое про­стран­ство, в кото­рое с надеж­дой на сча­стье вгля­ды­ва­ется Ассоль, но еще и бес­пре­дель­ность про­стран­ства и вре­мени того сверхъ­есте­ствен­ного мира, в кото­ром только и может заро­диться и совер­шиться то, что кажется невоз­мож­ным для при­зем­лен­ною ума. Море — образ того бес­пре­дель­ного и веч­ного бытия, кото­рое то бурно и грозно, то почти неслышно воз­ды­хает и пле­щется у самого порога нашего вос­при­я­тия, оста­ва­ясь неот­ступ­ным пониманию.

Поэтому ска­зоч­ный мир, в кото­ром живет Ассоль, — это мир чудес­ного, доступ­ный лишь утон­чен­ному вос­при­я­тию тех, кто умеет меч­тать о вещах необыч­ных и не свой­ствен­ных раци­о­наль­ному миру.

И глав­ное свой­ство такого мира иде­аль­ного совер­шен­ство. Но не стоит осуж­дать геро­иню за ее иде­а­лизм. Поду­майте только: достойно ли меч­тать о вещах несо­вер­шен­ных, о кото­рых нередко меч­тают мно­гие из нас? И ста­нет ли чело­век хотя бы немного совер­шен­нее, если будет меч­тать о чем-то отно­си­тельно доступном?».

Здесь я пре­рву о. Паф­ну­тия и дам слово дру­гому свя­щен­нику, про­то­и­е­рею Мак­симу Коз­лову, насто­я­телю уни­вер­си­тет­ского храма Свя­той муче­ницы Тати­аны в Москве. Его книга «Послед­няя кре­пость» постро­ена по прин­ципу вопросов-ответов.

Вопрос: «Одни годами ждут боль­шого чув­ства, а дру­гие выби­рают себе супруга из тех, кто рядом. Кто прав?».

Ответ: «Разу­ме­ется, нера­зумно было бы «скарм­ли­вать» своей дочери роман­тизм «Алых пару­сов»: ты вот жди пре­крас­ного принца, кото­рый при­плы­вет на корабле и забе­рет тебя «в страну далече»: где ты будешь с ним необык­но­венно счаст­лива и окру­жена всем, о чем только чело­век меч­тает. Это недолж­ная крайность».

Вер­немся к ста­тье отца Пафнутия:

«А бeлый корабль и алые паруса — это сим­волы, ука­зы­ва­ю­щие веру­ю­щим чита­те­лям на Цер­ковь и Хри­ста, поскольку уже с пер­вых сто­ле­тий хри­сти­ан­ства Цер­ковь в уче­нии свя­то­оте­че­ском была свя­зана с сим­во­лом корабля. Цер­ковь и доныне для каж­дого из нас — корабль спа­се­ния, пре­одо­ле­ва­ю­щий жиз­нен­ные бури и при­во­дя­щий вер­ных к тихой гавани Боже­ствен­ной любви — Иисусу Христу.

А цвет пару­сов ука­зы­вает на Хри­ста еще яснее, поскольку цвет алый, озна­ча­ю­щий цар­скую пор­фиру, — знак вла­сти и цар­ствен­ного досто­ин­ства Капи­тана, веду­щего корабль. И мы с вами из самой книги знаем, что капи­тан корабля, плы­ву­щий навстречу Ассоли, — он и есть ожи­да­е­мый бла­го­род­ный принц, и жених. До сих можно услы­шать насмешку в адрес деву­шек, осто­рож­ных в выборе спут­ника жизни: «Что-то раз­бор­чива девица с жени­хами — не принца ли ждет? Хе-хе…

Впро­чем, так судят именно те, кто отно­сят невин­ность к непол­но­цен­но­сти. Но дума­ется, что если бы у нас невин­ность и сего­дня почи­та­лась за доб­ро­де­тель, то и прин­цев среди жени­хов было бы куда больше. Однако в этом сим­воле мы под­ра­зу­ме­ваем иного Принца, цар­ского Сына и Наслед­ника, в руках Кото­рого власть и могу­ще­ство Его цар­ствен­ного Отца: «да про­сла­вится Отец в Сыне» (Ин. 14:13)».

И дальше свя­щен­ник делает очень любо­пыт­ное наблюдение:

«Вспом­ним свя­тую вели­ко­му­че­ницу Ека­те­рину, отка­зав­шую знат­ным и бога­тым жени­хам ради Жениха Небес­ного, сча­стье с Кото­рым, как она знала, поис­тине нераз­ру­шимо и совер­шенно. Из жития свя­той известно, что Сам Гос­подь, явив­шись в виде­нии, вру­чил ей в залог обру­че­ния Свой пер­стень, и девушка, проснув­шись, обна­ру­жила этот пер­стень на своей руке.

А теперь обра­тите вни­ма­ние: такое же тай­ное обру­че­ние про­ис­хо­дит и с глав­ной геро­и­ней книги — Ассо­лью, кото­рая, проснув­шись в лесу, нахо­дит на своей руке кольцо, и с этого момента не только меч­тает, но уже и твердо верит в пред­сто­я­щую встречу. И жених, как видим, не обма­ны­вает ее ожи­да­ния! Спа­си­тель, бесе­дуя с уче­ни­ками о гря­ду­щем Своем при­ше­ствии, часто в прит­чах срав­ни­вал себя с жени­хом, души пра­вед­ни­ков — с неве­стами, а буду­щее бла­жен­ство — с брач­ным пиром.

Таким обра­зом и вся ска­зоч­ная фее­рия об алых пару­сах пред­стает как бы худо­же­ствен­ным пере­осмыс­ле­нием ряда еван­гель­ских притч, рас­ска­зан­ных Самим Иису­сом Хри­стом. При­чем такое пере­ло­же­ние вполне оправ­данно, поскольку образы героев книги наи­бо­лее при­бли­жены к нашему восприятию.

Стр. 1 из 3 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки