Куприянов Борис, протоиерей
Блаженной памяти московского Храма Христа Спасителя

(2 голоса5.0 из 5)

Прослушать стихотворение2:38
Перекипел, Москва, твой самовар
И разорвался, окропив застолье
Горячей кровью. Двести лет татар
Тот год вместил бы… Но прошёл угар –
И снова слышен зов на богомолье,
Клич (глас осьмый): спасаться и спасать!
Гостеприимная – ни дать ни взять –
Как тёща, знаменитая блинами
И болтовнёй, на пряном фимиаме
Настоянной. Промеж её сынами
Неблагодарный затесался зять.

Сидит угрюм, ни слова не проронит,
И ни одно из полчища словес,
Пылящего беспечно до небес,
Его глухого сердца не затронет,
Неуязвим, как призрак или бес.
Опущен долу взор. Душа – потёмки.
На дне её – усопшая звезда.
И прошлого священные обломки
Дают урок ей – не свивать гнезда.
О вас ли думать, жалкие потомки?..

Красней, Москва, припёртая к стене!
…Как на духу, за чаем точат лясы:
Земля в тряпье… Всевышний на Луне…
Та восемь лет не потребляла мяса,
Тот, кабы не Христос, утоп в вине
(Что было б лучше, ибо на свободу
Не всем есть выход из тюрьмы греха).
Вот так вино пресуществляют в воду
И третьего не слышат петуха!..

Всё чуждо мне… Играю под сурдинку,
Судить не смею. Прячу боль и стыд.
Один, один…– я лепечу навзрыд
И, проходя сквозь тихую Ордынку,
Вдруг замечаю, что душа парит…

Клуби, Москва, в кругу своём семейном
Открытых душ любвеобильный пар!
Скорби, Москва, склоняясь над бассейном,
Где прежде клокотал твой самовар!

1980

Комментировать