На поле Куликовом

(11 голосов4.9 из 5)

Часть 1

Река рас­ки­ну­лась. Течет, гру­стит лениво
И моет берега.
Над скуд­ной гли­ной жел­того обрыва
В степи гру­стят стога.

О, Русь моя! Жена моя! До боли
Нам ясен дол­гий путь!
Наш путь — стре­лой татар­ской древ­ней воли
Прон­зил нам грудь.

Наш путь — степ­ной, наш путь — в тоске безбрежной —
В твоей тоске, о, Русь!
И даже мглы — ноч­ной и зарубежной —
Я не боюсь.

Пусть ночь. Домчимся. Оза­рим кострами
Степ­ную даль.
В степ­ном дыму блес­нет свя­тое знамя
И хан­ской сабли сталь…

И веч­ный бой! Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль…
Летит, летит степ­ная кобылица
И мнет ковыль…

И нет конца! Мель­кают вер­сты, кручи…
Останови!
Идут, идут испу­ган­ные тучи,
Закат в крови!

Закат в крови! Из сердца кровь струится!
Плачь, сердце, плачь…
Покоя нет! Степ­ная кобылица
Несется вскачь!

Часть 2

Мы, сам-друг, над сте­пью в пол­ночь стали:
Не вер­нуться, не взгля­нуть назад.
За Непряд­вой лебеди кричали,
И опять, опять они кричат…

На пути — горю­чий белый камень.
За рекой — пога­ная орда.
Свет­лый стяг над нашими полками
Не взыг­рает больше никогда.

И, к земле скло­нив­шись головою,
Гово­рит мне друг: «Остри свой меч,
Чтоб неда­ром биться с татарвою,
За свя­тое дело мерт­вым лечь!»

Я — не пер­вый воин, не последний,
Долго будет родина больна.
Помяни ж за ран­нею обедней
Мила друга, свет­лая жена!

Часть 3

В ночь, когда Мамай залег с ордою
Степи и мосты,
В тем­ном поле были мы с Тобою, —
Разве знала Ты?

Перед Доном тем­ным и зловещим,
Средь ноч­ных полей,
Слы­шал я Твой голос серд­цем вещим
В кри­ках лебедей.

С полуно́чи тучей возносилась
Кня­же­ская рать,
И вдали, вдали о стремя билась,
Голо­сила мать.

И, чертя круги, ноч­ные птицы
Реяли вдали.
А над Русью тихие зарницы
Князя стерегли.

Орлий клё­кот над татар­ским станом
Угро­жал бедой,
А Непрядва убра­лась туманом,
Что княжна фатой.

И с тума­ном над Непряд­вой спящей,
Прямо на меня
Ты сошла, в одежде свет струящей,
Не спуг­нув коня.

Сереб­ром волны блес­нула другу
На сталь­ном мече,
Осве­жила пыль­ную кольчугу
На моем плече.

И когда, наутро, тучей черной
Дви­ну­лась орда,
Был в щите Твой лик нерукотворный
Све­тел навсегда.

Часть 4

Опять с веко­вою тоскою
При­гну­лись к земле ковыли.
Опять за туман­ной рекою
Ты кли­чешь меня издали́…

Умча­лись, про­пали без вести
Степ­ных кобы­лиц табуны,
Раз­вя­заны дикие страсти
Под игом ущерб­ной луны.

И я с веко­вою тоскою,
Как волк под ущерб­ной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой!

Я слу­шаю рокоты сечи
И труб­ные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широ­кий и тихий пожар.

Объ­ятый тос­кою могучей,
Я рыщу на белом коне…
Встре­ча­ются воль­ные тучи
Во мгли­стой ноч­ной вышине.

Взды­ма­ются свет­лые мысли
В рас­тер­зан­ном сердце моем,
И падают свет­лые мысли,
Сожжен­ные тем­ным огнем…

«Явись, мое див­ное диво!
Быть свет­лым меня научи!»
Взды­ма­ется кон­ская грива…
За вет­ром взы­вают мечи…

Часть 5

Опять над полем Куликовым
Взо­шла и рас­то­чи­лась мгла,
И, словно обла­ком суровым,
Гря­ду­щий день заволокла.

За тиши­ною непробудной,
За раз­ли­ва­ю­щейся мглой
Не слышно грома битвы чудной,
Не видно мол­ньи боевой.

Но узнаю тебя, начало
Высо­ких и мятеж­ных дней!
Над вра­жьим ста­ном, как бывало,
И плеск и трубы лебедей.

Не может сердце жить покоем,
Неда­ром тучи собрались.
Доспех тяжел, как перед боем.
Теперь твой час настал. — Молись!

1908 г.

Стр. 1 из 1

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки