Опыты священной поэзии Фёдора Глинки

(4 голоса5.0 из 5)

Оглав­ле­ние

Гимн Богу
Бла­жен­ство праведного
Тщета суе­муд­рия
К Богу правды
Голос к Вышнему
Жела­ние Бога
Вопль рас­ка­я­ния
Жела­ние неба
Иска­ние Бога
Горе и благодать
Гла­голы неба
Тоска
Глас Бога избран­ному Его
Плач пле­нен­ных иудеев
Молитва души
Созер­ца­ние
Сето­ва­ние
Богу Спа­си­телю
Воз­зва­ние к  Господу.
Про­ще­ние
Жажда покоя
Рас­ка­я­ние
Память о Божиих словах
К Богу Вели­кому, Защит­нику правды
Сила имяни Божиего
Суд и милость
Голос души
Испы­та­ние
Празд­ник души
Пре­хо­дя­щий мир
Вез­де­сущ­ность Бога
Хвала
Глас к Господу
Победа
Раз­мыш­ле­ние о бла­го­сти Всеблагого
Зем­ная грусть к другу
Минута в луч­шем мире
Минута сча­стья
К душе
Полет души
Деве уто­ли­тель­ни­ице печалей
Бла­го­дат­ный гость
Блуд­ный сын
При­зва­ние Исаия
Из про­рока Исаии
Кар­тина иудей­ских нравов
Гнев Гос­пода на нечестивых
Про­рок
Глас про­рока
Венец вре­мени
Био­гра­фия автора

Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое,
вос­пою и пою во славе моей
(Пс. 107:2)

Гимн Богу

«Гос­поди, устне мои отвер­зеши, и уста моя воз­ве­стят хвалу твою». (Пс. 50:17)

Умолкни вопль и шум вселенной!
Затихни бур­ный стон морей!
Да я, любо­вью вдохновенный,
Вос­кликну песнь Царю царей!
Отколе тай­ное призванье?
Я весь свя­тое трепетанье,
Вос­торги грудь мою зажгли:
Царю… ищу Творца природы,
За ним душей в над­звездны своды
И в без­дны тай­ные земли!..

Везде есть Бог; все в нем; Он слышит,
Как идут звезды в вышине;
Как непри­мет­ной жиз­нью дышит
Полны в без­дон­ной глубине,
И как зем­ные бьются жилы…
Он знает, что без­п­лотны силы
Язы­ком тай­ным говорят,
И все, что мыс­лят человеки.
Пред Ним п вре­мена и веки,
Как свит­ков раз­ре­шен­ных ряд!

Кто там над небом и судьбою?
Кто сво­дит веки в тес­ный круг?
Повсюду Сый и все Собою
Се Он живо­тво­ря­щий Дух!
Душа все­лен­ной, веч­ный Гений:
Чей взор — моря благотворений;
Кто весь — любовь и чистый свет;
Пре­веч­ный — Он содер­жит вечность;
Он дла­нью обнял бесконечность;
Речет: «не быть мирам!» — и нет!

Но Он миры в про­стран­стве сеет
И в путь пер­стом своим ведет;
Везде, где жизнь незримо веет
И где све­тил сияет свет,
При­сущны Выш­него уставы:
Поч­тож тре­пе­щешь серд­цем правый!
Где б ни был и в какой судьбе,
Хотя б враги, гор­дыни полны,
Текли, кипя, как бурны волны?…
Не толь мы зрели на себе?

Давно ль наш Бог покрыл нас славой?
Оп спас Рос­сиян вер­ный род!
Я зрю дни бед войны кровавой…
Идет неисто­вый народ,
Как тиг­ров глад­ная станица!
И слы­шит древ­няя Столица
И стон полей и гул громов!
Несет нам враг пожар и цепи;
За ним — кипящи кро­вью степи
И область смерти и гробов!

Я зрю, о, страш­ное виденье!
(И грудь моя полна тоской!)
Повсюду буря и смятенье
И огнь сте­ной и кровь рекой!
Восток и Запад слы­шат стоны
Рос­сиян, жду­щих обороны
От ближ­них и дру­зей. Им нет
В годину лютую отрады:
В вол­нах пожа­ров тонут грады . .
О Россь! ты гиб­нешь! Кто спасет?

Тем­неют обла­сти лазури,
Завыл стес­нен­ный вепрь в лесах;
Огней и грома полны бури
Всклу­били тучи в небесах.
Зме­и­сты мол­нии зажглися
И вихри с вих­рями сперлися,
Леса, отскрып­нув, полегли;
Потрясся строй­ный чин природы,
Дух бури взрыл пени­сты воды
И сердце дрог­нуло земли.

Гря­дет, гря­дет Гос­подь вселенной!
Гро­хо­чут громы по следам;
Гря­дет и глас гре­мит священной
От неба и до бездн: «Не дам!
Не дам людей моих свободы!
Для ннх склоню над­звездны своды;
Для них мой щит, за них мой гром!
Где он? наро­дов вождь презорный!
Как за добы­чей кор­шун черный
Мой гнев за ним помчится в дом!

«Его не скроют звезды сами,
Не при­мет глу­бина морей:
Моря и землю с небесами
Держу в дес­нице Я Своей!
Кос­нусь звез­дам — и отступают!
Дохну на солнцы — угасают!
Велю — засве­тит темнота!
Велю — и целая вселенна,
Как вих­рем искра восхищенна,
Исчез­нет в бурях, как мечта!»…

Так в гневе Царь гла­сит природы.
И сила гроз­ных Божьих слов,
Как буря, дви­жет твердь и воды
И зыб­лет тысящи миров!
Се Он, с высот свя­того свода,
По гласу Рос­ского народа,
По стону гиб­ну­щих сердец,
Блес­нул — и где не сметны силы?
Над­мен­ным — бег­ство и могилы;
Сми­рен­ным — лавры и венец!

О, будь бла­го­сло­вен, мой Вечный,
Тво­рец и Вождь небес­ных сил!
К Нему мой глас, мой гимн сердечный,
Как дым  сереб­рян­ный кадил;
Туда, где жизнь иная веет,
Где все любо­вию светлеет…
Но гас­нет мой свя­тый восторг,
И содро­га­юсь я от страха:
Я ль, сын земли и житель праха,
Тебя вос­петь дерз­нул, мой Бог?

Пою Тебе! но строи звездны
Текут, блед­нея, за моря,
И синия лоб­зает бездны
Пред утром алая заря.
Тво­рец! Тебе дымятся горы!
Тебе пер­на­тых звучны хоры!
Все сла­вит веч­ную любовь!
Что жь я? — В сей миг благоговенья,
Я полон чувств — без выраженья;
Я весь вос­торг любви — без слов!

Блаженство праведного

«Бла­жен муж, иже не иде на совет нече­сти­вых, и на пути греш­ных не ста». (Пс. 1:1)

О, сколь бла­жен прав­ди­вый муж,
Кото­рый греш­ным в след не ходит,
И лишь в союзе чистых душ
Отраду для души находит!
Его и стра­сти кли­чут в свет
И нече­стивцы в свой совет.
Но он впе­рил на правду очи
И глух к зазы­вам лести он:
При свете дня и в тайне ночи
Хра­нит он Выш­него закон,
И ходит в нем неколебимым;
Везде он чист, душею прям,
И в очи смерти и бедам
Гля­дит с покоем нерушимым,
Хотя в ладье, бичем судьбы,
Гоним в шум бур­ных океанов…
Когда лука­вые рабы
Бла­жат без­душ­ных истуканов,
Он видит Бога над собой,
И смело борется с судьбой!
Зажглась гроза, синеют тучи,
Летит, как испо­лин могучий,
Как гроз­ный князь воз­душ­ных стран,
Неудер­жи­мый ураган,
И сте­лит жатвы и дубравы…
Но он в полях стоит один,
Сей дуб кор­ни­стый, величавый:
Таков небес­ный гражданин!
И про­цве­тет он в дол­гой жизни,
Как древо при исто­ках вод;
Он будет памя­тен отчизне,
Бла­го­сло­вит его народ…
Не так, не так для нечестивых:
Вет­шая в крат­ких, смут­ных днях,
Они раз­ве­ются, как прах.
Гос­подь не стер­пит горделивых:
Он двиг­нет неба высоты
И землю рас­ка­лит до ада.
Но вам, стра­дальцы правоты!
Он вам и пас­тырь и ограда!

Тщета суемудрия

«Вскую шата­шася языцы, и людие поучи­шася тщет­ным?» (Пс. 2:1)

За чем к зем­ным коры­стям руки
И ум на тщет­ные науки
Про­стерли с жад­но­стию вы?
На все готовы для молвы,
На все для блеска ложиой славы:
Забыли Выш­него уставы!
Цари и Князи собрались
Идти на Гос­пода войною;
Сердца их дер­зо­стью зажглись,
Покры­лись очи пеленою.
Но Он, живый на небесах,
Над вашей зло­бой посмеется:
Ваш сонм, как прах с путей смятется,
Мечи замрут у вас в руках.
О! страшны Выш­него глаголы!
Когда кипит Его гроза:
Тре­щат скалы, взды­хают долы,
И кедры гнутся как лоза…
А мне, за дол­гое смиренье,
За скорбь мою, за простоту,
Скло­нив небесну высоту,
Мой Бог послал благоволенье.
Он опол­чил меня жезлом
И рек: « Паси сии языки;
Смири в их гор­до­сти великой
Слеп­цов с безум­ным их умом;
И, как ску­дель­ные фиалы,
Раз­бей сердца их одичалы;
Заблуд­ших вырви из сетей:
Будь страж и вождь моих людей!»
О силь­ные земли — смиренье!
В суде — защита нищете!
Вся жизнь — будь жертва правоте!
Зако­нам правды — поклоненье!
Я зрю: он бли­зок Божий день;
И вы побегли, исполины,
Как из глу­бо­кия долины
Бежит пред ясным утром тень!

К Богу правды

«Доколе греш­ницы, Гос­поди, доколе греш­ницы вос­хва­лятся?» (Пс. 93:3)

Стр. 1 из 15 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки