Следы на снегу – Патриция Сент-Джон

Следы на снегу – Патриция Сент-Джон

(23 голоса4.1 из 5)

Записки бабушки – Ольга Колесова

(История для любого возраста)

Книжечка «Следы на снегу» полюбилась мне не только потому, что в ней талантливо, искренне и трогательно рассказана история из нашей с вами реальной жизни (хотя само действие происходит в далекой и благополучной Швейцарии). С этой повестью у меня связаны удивительные воспоминания. Не побоюсь громких слов, но это было, возможно, самое счастливое время в моей жизни.

Книжечка встретилась мне в 1992 году, когда все еще продолжалась перестройка (многими вспоминаемая сегодня недобрым словом) и вовсю дули столь долго ожидаемые нами, верующими, ветры свободы. Удивительное это было время! В церковь обращались директора общеобразовательных школ и просили (!) прислать к ним, как они выражались, «живого носителя веры». Священников не хватало, да и педагогам хотелось, чтобы детям рассказали о вере простые, обыкновенные люди. Журналисты, знаете ли, народ рисковый, и я тогда храбро ездила по самым разным школам и проводила так называемые альтернативные уроки — про Пушкина, про тайну смерти Гоголя, про смерть Андрея Болконского, про «Мастера и Маргариту» и так далее. Помню, одна директриса закрыла на ключ свой одиннадцатый класс и строго сказала мне: «Пока не разберете с выпускниками Нагорную проповедь, никого не выпущу: им в жизнь идти!»

Впрочем, вернемся к книжечке, которую вы держите сейчас в руках. Мой интерес к ней был связан не только с общественной деятельностью, но и с сугубо личной историей. Когда моему внуку исполнилось пять лет, я начала с ним читать Евангелие и молиться. И совершенно неожиданно встретила яростное сопротивление своего старшего зятя. Неожиданное — потому что он был хорошим, образованным человеком, да и время уже наступило другое: перемены ощущались во всем. Но я была «отлучена» от внука, мне запретили даже видеть его. Могла ли я с этим смириться? Ведь в Евангелии сказано, что мы должны слушаться прежде всего Бога, а уж потом человека. Очень горевала, что не могу поделиться с внуком тем, что мне всего дороже. Мальчик пошел в школу в 1990 году, и на первой же торжественной линейке я решительно подошла к директору школы и предложила вести, естественно на общественных началах, библейские уроки в первых классах. Та с радостью согласилась.

Так для меня началась совершенно новая страница в жизни. Одно дело — давать эпизодические уроки по литературе, другое — вести каждую неделю, по расписанию, изучение Библии с детьми. Приносила много картинок, фильмов, ребята охотно исполняли незатейливые христианские песенки. Проводила открытые уроки для родителей, чтобы все были спокойны — ни о каких конфессиях споров нет, только Библия. Так вместе с детками и старшим внуком переходила из класса в класс. Назывались наши уроки по-разному. Когда ребята стали постарше и мы «прошли» всю Библию, учителя охотно отдавали мне уроки литературы, истории, пения, если речь заходила о крестовых походах или о духовной трагедии Толстого. Часто бывали на экскурсиях — благо в Петербурге немало мест, где можно говорить на библейские темы (и не только в залах Русского музея или Эрмитажа).

Вот тогда-то и произошла моя встреча с замечательной книгой «Следы на снегу». Вначале прочитала залпом сама, потом — внуку, а потом — всему его классу. Кажется, это были третьеклассники? Когда читала отрывки с продолжением, дети топали ногами и кричали: «Еще, еще!» Непоседы отказывались от переменки!.. Покупала, дарила детям и родителям — не помню, сколько. Потом смотрели в классе фильм: он неплохой, но чтение вслух почему-то трогало больше.

Редкий для детской христианской литературы пример: житейская история рассказана без прикрас, без сюсюканья, без нравоучительных назиданий, без «лобового» нравоучения, чего я терпеть не могу, а дети — тем более.

Так и видишь эту милую, симпатичную бабушку, усталую и больную, с Библией в руках, заменившую осиротевшим детям мать. И удивляешься, как бабушке удается не сердиться, не раздражаться при постоянных перегрузках, вникать в суть затянувшейся ссоры старшей внучки Аниты с обозленным на весь мир мальчиком Лукой. Шаг за шагом она терпеливо приходит на помощь — то Аните, то Луке. И, конечно, молится о них.

Автору удалось достоверно изобразить детские характеры. Конечно, Лука просто неприятен: он никому не нужен и его никто не жалеет. Да и Анита при всех ее добрадетелях — совсем не подарок. Ее захлестывает чувство мести и справедливого гнева — ведь из-за этого мерзкого Луки ее любимый братик Даник стал калекой! Но потоми она начинает тяготиться этим, столь знакомым каждому из нас, гнетущим чувством: годами, а то и десятилетиями носимой на кого-то обидой… Мы долго спорили, обсуждали – и в классе, и с внуком, — как это непросто и практически невозможно: простить обидчика, тем более, если он действительно виноват! Да и как прощать тех, кто не просит у тебя прощения, не считает себя виноватым? Но — по нашим или по чужим молитвам (молитвам бабушки Аниты?) — Бог создает экстремальные обстоятельства, при которых примирение Аниты и Луки происходит естественно. К тому же оба мучаются. Оба переживают за Даника. Тяготятся состоянием «войны», из которой невозможно выйти. Ведь пока длится война, Христос не может войти в сердце человека. «…И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим…» Да и наоборот: пока в сердце не войдет Христос, «войне» не будет конца — разве не так?

В книжке много трогательных эпизодов, которые у девочек вызывают слезы. Может, у мальчиков тоже, но те просто хмуро молчат, не показывая своих чувств. Самые первые страницы — теплая атмосфера Рождества; елка в церкви; мысли Аниты в таком родном, теплом хлеву, среди отцовских коров, о бездомном младенце Христе, о Вифлеемской звезде, что так ярко горит над швейцарскими горами… Праздник — и неожиданная смерть любимой мамы при родах. Последние слова мамы, которая дарит на Рождество особый подарок — крошечного братика. Почитайте эти берущие за сердце страницы на домашнем праздновании появления на свет Христа любой аудитории. Писательница проницательно показывает: Рождество — вовсе не «сладкий» праздник: елка, подарки. Дед Мороз… Спаситель мира. Царь царей, родился в хлеву, придя на землю с одной целью: умереть за тебя и меня, спасти ценой Своей смерти каждого из нас, взять на Себя наши преступления и прегрешения…

Стр. 1 из 48 Следующая

3 комментария (всего страниц: 1)

  • отец Андрей, 16.02.2019

    Перевод отвратительный. Французские имена Аннет, Дани, Лукас, Пьер примитивно «адаптированы» к «русскому восприятию»: Петр, Даник, Лука. События происходят в Швейцарских Альпах, а не на какой-нибудь среднерусской равнине.

    Ответить »
  • Екатерина, 13.05.2017

    И мне понравилась, жалко нет бумажного варианта!

    Ответить »
  • Ирина, 12.05.2017

    Благодарю Господа, что есть эта книга и я прочитала её! Очень хочу теперь прочитать её детям!

    Огромное спасибо создателям сайта!

    Ответить »

Добавить Gravatar Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст