Владимирская Богоматерь

(2 голоса5.0 из 5)

Не на троне — на Её руке,
Левой руч­кой обни­мая шею, —
Взор во взор, щекой при­пав к щеке,
Неот­ступно тре­бует… Немею —
Нет ни сил, ни слов на языке…
Собран­ный в зве­ри­ном напряженьи
Львё­нок-Сфинкс к плечу Её прирос,
К Ней при­льнул и замер без движенья
Весь — порыв и воля, и вопрос.
А Она в тре­воге и в печали
Через зыбь гря­ду­щего глядит
В миро­вые рде­ю­щие дали,
Где пре­стол пожа­рами повит.
И такое скорб­ное волненье
В чистых деви­чьих чер­тах, что Лик
В пла­мени молитвы каж­дый миг
Как живой меняет выраженье.
Кто раз­верз озёра этих глаз?
Не свя­той Лука-иконописец,
Как пове­дал древ­ний летописец,
Не печер­ский тём­ный богомаз:
В рас­ка­лён­ных гор­нах Византии,
В злые дни гоне­ния икон
Лик Её из огнен­ной стихии
Был в зем­ные краски воплощён.
Но из всех высо­ких откровений,
Явлен­ных искус­ством, — он один
Уце­лел в костре самосожжений
Посреди облом­ков и руин.
От мозаик, золота, надгробий,
От всего, чем тот кичился век, —
Ты ушла по водам синих рек
В Киев кня­же­ских междуусобий.
И с тех пор в часы народ­ных бед
Образ твой над Русью вознесённый
В тьме веков ука­зы­вал нам след
И в тем­нице — выход потаённый.
Ты напут­ство­вала пред концом
Вои­нов в свер­ка­ньи литургии…
Страш­ная исто­рия России
Вся про­шла перед Твоим Лицом.
Не погром ли ведая Батыев —
Степь в огне и разо­ре­нье сёл —
Ты, поки­нув обре­чён­ный Киев,
Унесла вели­ко­кня­жий стол.
И ушла с Андреем в Боголюбов
В прель и глушь Вла­ди­мир­ских лесов
В тес­ный мир сухих сос­но­вых срубов,
Под намёт шатро­вых куполов.
И когда Желез­ный Хро­мец предал
Окский край мечу и разорил,
Кто в Москву ему про­хода не дал
И на Русь дороги заступил?
От лесов, пустынь и побережий
Все к Тебе на Русь молиться шли:
Стража бога­тыр­ских порубежий…
Цеп­кие сби­ра­тели земли…
Здесь в Успен­ском — в сердце стен Кремлёвых
Уми­лясь на неж­ный облик Твой,
Сколько глаз жесто­ких и суровых
Увлаж­ня­лось свет­лою слезой!
Про­сти­ра­лись старцы и черницы,
Дым­ные сияли алтари,
Ниц лежали крот­кие царицы,
Пре­кло­ня­лись хму­рые цари…
Чёр­ной смер­тью и кро­ва­вой битвой
Деви­чья све­ти­лась пелена,
Что ось­ми­ве­ко­вою молитвой
Всей Руси в веках озарена.
И Вла­ди­мир­ская Богоматерь
Русь вела сквозь мер­зость, кровь и срам
На поро­гах киев­ских ладьям
Ука­зуя пра­виль­ный фарватер.
Но сле­пой народ в годину гнева
Отдал сам ключи своих святынь,
И ушла Предстательница-Дева
Из своих пору­ган­ных твердынь.
И когда кумаш­ные помосты
Под­няли перед церк­вами крик, —
Из-под риз и набож­ной коросты
Ты явила под­лин­ный свой Лик.
Свет­лый Лик Премудрости-Софии,
Заско­руз­лый в ска­ред­ной Москве,
А в Гря­ду­щем — Лик самой России —
Вопреки наве­там и молве.
Не дро­жит от брон­зо­вого гуда
Древ­ний Кремль, и не цве­тут цветы:
Нет в мирах сле­пи­тель­нее чуда
Откро­ве­нья веч­ной красоты!
Вер­ный страж и рев­ност­ный блюститель
Матушки Вла­ди­мир­ской, — тебе —
Два ключа: зла­той в Её обитель,
Ржа­вый — к нашей горест­ной судьбе.

26 марта 1929, Коктебель

Икона Бого­ро­дицы «Вла­ди­мир­ская»

Стр. 1 из 1

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Иоанн, 25.03.2020

    Это непол­ное сти­хо­тво­ре­ние. Очень неполное…

    Ответить »
    • Администратор, 26.03.2020

      Иоанн, бла­го­да­рим, сти­хо­тво­ре­ние дополнено.

      Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки