Жил юный отшельник

(8 голосов5.0 из 5)

Про­слу­шать

Жил юный отшельник.
Он, в келье молясь,
Свя­щен­ную книгу читал углубясь.
В той книге про­чел он, что тысяча лет,
Как день, перед Богом мельк­нет и пройдет.
И инок с сомне­ньем стал думать о том,
Что тысячу лет не срав­нить с одним днём.
Не верит, в свя­щен­ную книгу глядит
И видит, что в келью вдруг птичка летит.
Вся бле­щет, сияет, и пре­лесть для глаз,
Как яхонты, перья, и пух, как алмаз.
Когда же вдруг кры­лья она распахнет,
То раду­гой све­тит, то зла­том сверкнет.
Пре­крас­ная птичка в полете легка,
Быст­рее, лег­чее она ветерка.
Летать уж устала, у двери сидит.
И радостно юный отшель­ник глядит,
Неслышно под­хо­дит, мол­чит, не дохнет
Лишь только схва­тить — она вдруг вспорхнет.
Она — от него, а отшель­ник за ней.
И вот он выхо­дит из кельи своей.
Идет за ограду и полем идет,
А птичка все сви­щет, как будто зовет.
Туда и сюда, над цве­тами кружась,
Как звез­дочка, в воз­духе све­тит, носясь.
Но вот мона­стырь за при­гор­ком исчез,
А инок за птич­кой идет в тень древес.
И с ветки на ветку все птичка вперед
Пор­хает, сви­стает и сладко поет.
На дуба вер­шину при­села она,
И пеньем чудес­ным вся роща полна.
Рас­строен он серд­цем, вос­тор­жен душой,
Вни­мает без­молвно инок молодой.
И лишь насла­жде­нье боясь потерять,
Звук каж­дый он ловит и жаж­дет внимать,
Вдруг пенье умолкло, опом­нился он:
«Где ж птичка-певица?» Исчезла, как сон.
А птичка взви­лась, как будто стрела,
И в небо сокры­лась, была — не была.
Вздох­нул доб­рый инок и в келью спешил,
Каза­лось ему, час в отлучке он был.
Боится, что он опоз­дает в пути,
Что к тра­пезе ждут и пора бы прийти.
И вот мона­стырь. Только чудно ему,
Что ограда не та, недо­ступна ему.
За огра­дою новая цер­ковь видна.
И дивится, откуда взя­лася она?
Он сту­чит в ворота, вот при­врат­ник идет,
Но ему не зна­ком, прежде был, да не тот.
Не пус­кал инока в оби­тель его:
“Ты чужой, не видал я лица твоего.
И тебя я не знаю — при­врат­ник иль нет?
При­врат­ник здесь моло­дой, а ты уж стар и уж сед
«Я вышел отсюда не более как час,
С чего же здесь новый при­врат­ник у нас?
Иль Ста­сов не здесь монастырь?»
«Он и есть».
«Так пойди же к игу­мену, дай о мне весть».
И дивится при­врат­ник, игу­мена зовет,
Но вот за игу­ме­ном весь при­чет идет.
Инок перед ним пре­кло­нился лицом.
Но только игу­мен ему не знаком.
Меж бра­тьев и так же зна­ко­мого нет.
Он смот­рит, он ищет, своих не найдет.
Но муд­рый игу­мен при­шельца спросил,
Какое он имя меж бра­тьев носил.
«Анто­нием назван в ино­че­стве я,
При мне был игу­мен отец Илия».
И все изу­ми­лись, по кни­гам глядят,
Нашли имена их лет три­ста назад.
«Дивен Бог!» — так инок повторил
И перед всеми свой вид изменил.
В нем виден был ста­рец, взор юный угас.
Пред ними три­ста лет мино­вали, как час.
Он пал и молился, два дня протекли.
Почил он и с честью его погребли.

Стр. 1 из 1

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки