Главная » Алфавитный раздел » Диакон » История чинопоследования хиротонии во диакона
Распечатать Система Orphus

История чинопоследования хиротонии во диакона

(2 голоса: 5 из 5)

иеродиакон Николай (Летуновский)

 

Диакон – одна из трех степеней священства в Православной Церкви.

Институт диаконства возник в I в. и имеет основание в Новом Завете. Впервые термин «диакон» в христианском смысле, обозначающем особую степень церковной иерархии, употребляется в Флп. 1:1 и 1Тим. 3:1–13[1].

В ранней Церкви за диаконами были закреплены функции служения при совершении Евхаристии, распределения приношений для бедных, вдов и сирот; диакон являлся ближайшим помощником епископа[2], участвовал в церковном учительстве и совершении Таинств, причащал верных, охранял двери от входа недостойных, в крайних случаях диаконы могли крестить и принимать исповедь. Помимо литургических функций в Византии диаконы исполняли различные многочисленные социальные и административные служения[3]. Такое количество обязанностей требовало, чтобы самих диаконов при Церквах было достаточное количество. Но в некоторых Церквах, основываясь на Деян. 6:1–7, поставляли не больше семи диаконов, и даже поместный Неокесарийский собор (между 314 и 325 гг.) узаконил такой порядок 15-м правилом. Когда же Трулльский собор разъяснил, как надо понимать 6 главу книги Деяний и отменил 15-е правило Неокесарийского собора, тогда во всех Церквах стали рукополагать столько диаконов, сколько требовалось.

Требования для ставленника в диаконы согласно канонам Православной Церкви таковы: вера, нравственная чистота и воздержание, безбрачие или единобрачие (1Тим. 3:8–13); рукополагаемый не должен быть неофитом (1Тим. 3:6; Апост. 80; I Всел. 2); минимальный возраст для ставленника – 25 лет (Трул. 14; Карф. 16(22))[4].

Совершение молитвы и возложение рук[5] на ставленника составляют основу поставления во все иерархические чины, как высшие, так и низшие. Но если при поставлении в низшие чины руковозложение – это лишь знак благословения, то при поставлении в высшие чины с руковозложением совершается передача благодатных даров поставляемому.

Чтение молитвы является второй необходимой составляющей посвящения. Поскольку в книге Деяний не говорится, какую именно молитву читали Апостолы, в церковной практике первых веков не было строгих молитвенных формул, которыми сопровождалась хиротония, епископам была предоставлены полная свобода, попытка ограничения которой встречается в памятниках III–IV вв. Так, в Апостольских Постановлениях, содержащих древнейший текст молитвы поставления в диакона, предписывается при возложении рук читать уже определенную молитву[6] «в предстоянии всего пресвитерства и диаконства». В дополненном и отредактированном виде эта молитва встречается в «Завещании Господа нашего Иисуса Христа»[7].

Каких-либо других сведений о том, как совершалась диаконская хиротония до V в., в сохранившихся источниках не встречается.

Самые ранние подробности чина находятся в сочинении V в. «О церковной иерархии» псевдо-Дионисия[8]: поставляемый приводился к «божественному жертвеннику», т. е. престолу, и преклонял «со стороны его» одно колено, епископ, крестообразно благословив ставленника, возлагал ему на голову правую руку, посвящая его «совершительными для чина служителей призываниями»[9]. После «священного возглашения» новопоставленного лобызали епископ и все присутствующие священнослужители.

Все действия, описанные у псевдо-Дионисия, встречаются и в памятниках последующих столетий. Так, в рукописи конца VIII – начала XI вв. – Барбериновском Евхологии[10] сообщается, что рукополагаемый приводился в алтарь к архиерею и после молитвы «Божественная благодать…»[11] преклонял одно колено у престола, епископ трижды благословлял его и, возложив руку на голову, читал молитву «Господи Боже наш, предзнанием Твоим…»[12], далее следовала мирная ектения со специальными прошениями, во время которой архиерей читал вторую молитву[13] «Боже Спасе наш, нетленным Твоим гласом…»[14]. С новопоставленного снимали фелонь чтеца и облачали в орарь, ему давалось целование и вручалась рипида, с которой он вставал у престола и веял над святыми Дарами. После причащения священнослужителей новому диакону вручалась Чаша, которую он выносил для причащения народа.

Видно, что, по сравнению с редакцией V в., чин осложнился новыми действиями: это чтение двух молитв и ектении, а также возложение на новопоставленного диакона ораря и вручение ему рипиды.

В следующем важном памятнике уже XI в. – Криптоферратском Евхологии этот чин диаконской хиротонии изложен без каких-либо изменений, за исключением одной маленькой, но важной детали. Здесь определенно указывается, что ставленник у престола преклоняет правое колено, в то время как все памятники до этого времени выражались неопределенно, не указывая, какое именно колено преклоняет поставляемый.

Следующим этапом развития чина стало добавление в него указаний о том, что поставляемого подводят к архиерею другие диаконы, о том, что новопоставленный причащается прежде всех прочих диаконов и о пении троекратного «Господи, помилуй» после возгласа «Божественная благодать…». Важным моментом чина стало введение в него вручения епископу специальной хартии, которую он читал после возгласа «Вонмем» и в которой говорилось о достоинствах кандидата. Архиерей читал не всю хартию, а только ее окончание «Божественная благодать…». Такая редакция чина встречается в памятниках XI–XIII вв, а иногда она сохраняется без изменений и в памятниках до XVI в. Лишь в некоторых из них есть требование, чтобы новопоставленный произносил ектению «Прости, приимше…» и «Господу помолимся», как это происходит в современной практике.

Святитель Симеон Солунский (? – ок. 1429 гг.) описывает, как в его время совершалась хиротония во диаконы: после избрания кандидата, семь пресвитеров письменно свидетельствовали о его достоинстве. На Литургии перед ектенией «Вся святыя помянувше…», ставленник, встав посередине храма, трижды возглашал: «Елицы вернии», затем по указанию архиерея вводился диаконами в алтарь, где отдавал полотенце, рукомойник и иподиаконский пояс и трижды обходил вокруг престола. Во время обхождения престола два диакона поддерживали ставленника, а другие два шли перед ним, составляя хор, и пели тропари «Святии мученицы…» дважды и «Слава Тебе, Христе Боже…». Обхождение совершалось очень торжественно, диаконы, сопровождавшие ставленника, в руках держали зажженные свечи. При каждом обхождении поставляемый кланялся перед престолом, а после третьего тропаря подводился к епископу и преклонял голову, архиерей трижды благословлял его, потом ставленник отходил и преклонял одно колено, прилагая голову к престолу. Епископ возлагал ему на голову правую руку и после возгласа «Вонмем» читал «Божественная благодать…», по окончании чтения все пели «Господи, помилуй», а архиерей снова трижды благословлял поставляемого. Далее читались две молитвы и произносилась ектения, те же, что и в современном чине. Затем епископ в третий раз трижды благословлял ставленника, поднимал его и, благословив орарь, возлагал ему на левое плечо, возглашая: «Аксиос»[15], этот же возглас трижды пели в алтаре священнослужители и на клиросе певцы[16]. Новопосталенному вручали рипиду, он целовал престол, руку и ланиту архиерея, а также всех присутствующих диаконов, и отходил веять над Святыми Дарами. Причащался ставленник первым из диаконов, а после причастия говорил «Прости приимше…» и «С миром изыдем». В течении семи дней он ежедневно участвовал в совершении Литургии.

После святителя Симеона чин диаконской хиротонии мало изменился. В памятниках XVI в. не говорится о поклонении перед престолом, когда ставленник трижды вокруг него обходит, не упоминается и о пении тропаря «Слава Тебе, Христе Боже…»; поставляемый обходил престол еще в иподиаконском поясе и с полотенцем[17], ничего не говорится и о втором троекратном благословении ставленника, целовании престола, ораря, руки и ланиты архиерея, а также о целовании новопоставленного с другими диаконами; сразу после вручения ораря ставленнику давали и рипиду.

В XVI–XIX вв. в греческом чине появился ряд изменений и дополнений: перед хиротонией рукополагаемого поставляли перед солеей, отсюда его два иподиакона с возгласами «Повели», «Повелите» и «Повели, преосвященнейший владыко» вводили в алтарь, где к престолу его подводил другой диакон; ставленник трижды обходил вокруг престола под пение тропарей «Святии мученицы…», «Слава Тебе, Христе Боже…» и «Исаие, ликуй…». По прочтении молитв ставленнику вручали орарь, поручи и вместо рипиды диаконикóн[18] – специальный диаконский служебник.

Закономерно, что древнейший северно-русский чин, сохранившийся в архиерейском чиновнике XIV в., является буквальным переводом греческого чина XII в. и полностью совпадает с ним. В XV в. связь греческого и северно-русского чинов прекращается и русский чин представляет собой компиляцию греческих чинов по разным редакция. Начинается он, как и греческий чин: после возгласа «И да будут милости…» архидиакон приводит ставленника к престолу, с правой стороны архиерея, с левой стороны книгохранитель подает святителю свиток (хартию), который последний читает вслух «Божественная благодать…»[19]. Трижды пелось «Господи, помилуй», ставленник преклонял правое колено, архиерей трижды благословлял его и читал молитву «Господи Боже наш…», архидиакон произносил ектению со специальными прошениями, святитель читал вторую молитву «Боже Спасе наш…». На плечо ставленнику возлагался орарь при возглашении «Аксиос», «Аксиос» трижды повторяли священнослужители и хор. Новому диакону вручали рипиду, он целовал руку и ланиту архиерея, присутствовавших диаконов и отходил веять над Дарами. Причащался новопоставленный первым из диаконов, а после причастия говорил ектению. Чинопоследование предписывает новому диакону участвовать в совершении Литургии в течение семи дней[20].

Из описания видно, что первая часть северно-русского чина XV в., т. е. до окончания чтения второй молитвы, представляет собой копию греческого чина XII в., а вторая часть, начиная с возложения на ставленника ораря, изложена по описанию святителя Симеона Солунского. Каким образом получилось подобное сочетание и как оно возникло в Русской Церкви – неизвестно.

В XVI в. в чинопоследование были внесены некоторые дополнения согласно практике Греческой Церкви. Начало его, как и в чинах XV в., помещалось в чине иподиаконского поставления. Здесь сказано, что иподиакон после возгласа «Елицы вернии…» (перед «Победную песнь…») не уходил в жертвенное отделение, но оставался перед царскими вратами до времени поставления, когда архидиакон вводил ставленника в алтарь. Здесь он снимал убрус и между двух диаконов трижды обходил вокруг престола под пение тропарей «Святии мученицы…», «Слава Тебе, Христе Боже…» и опять – «Святии мученицы…», трижды кланялся и целовал палицу, правую руку и правую щеку святителя. Затем с правой стороны престола вставал на правое колено, преклонив голову к престолу; книгохранитель подавал епископу свиток и далее хиротония следовала, как в рукописях XV в., с тем только отличием, что «Господи, помилуй» пелось трижды и в алтаре, и на клиросах, а новопоставленный диакон произносил и ектению «Прости приимше…», и возгласы «С миром изыдем» и «Господу помолимся».

Во второй половине XVII в. чин диаконской хиротонии подвергся пересмотру и исправлениям[21], с которыми он существует до настоящего времени.

По этому чину перед совершением хиротонии по возгласе «И да будут милости…» иподиаконы ставят для архиерея седалище перед престолом, ближе к левому его углу, «да не будут Святая созади». Когда епископ сядет, два иподиакона ведут ставленника «от среды церкве» так, что он находится посередине между ними, каждый из иподиаконов кладет одну руку на шею ставленнику, а второй рукой держат его за руки и преклоняют насколько можно. Первый раз ставленник кланяется, когда диакон в алтаре возгласит «Повели», второй раз, когда другой диакон в алтаре скажет «Повелите». Когда поставляемый подходит к царским вратам, его оставляют иподиаконы и встречает протодиакон, произнося «Повели, преосвященнейший владыко», и еще один диакон, а ставленник делает поклон архиерею, который осеняет его рукою крестообразно. Ставленник в сопровождении двух диаконов трижды обходит престол, целуя каждый его угол, под пение тропарей «Святии мученицы…», «Слава Тебе, Христе Боже…» и «Исаие, ликуй…». Эти тропари повторяет и хор. После первого тропаря ставленник целует руку и колено[22] архиерея, после второго тропаря – епигонатий[23] и руку святителя, а после третьего – идет к правой стороне архиерея, творит три поклона перед престолом с молитвой «Боже, милостив буди мне, грешному», идет к правой стороне престола, становится на правое колено, положив руки крестообразно на престол и преклоняет главу к престолу между рук. Архиерей встает, кладет омофор на голову ставленнику[24], трижды благословляет его, кладет руку поверх омофора и по возгласе протодиакона «Вонмем» читает молитву «Божественная благодать…». После молитвы священнослужители в алтаре трижды поют «Господи, помилуй», затем певцы трижды «Кирие, елеисон» пока архиерей не дочитает две молитвы «Господи Боже наш…» и «Боже Спасе наш…». Перед чтением первой молитвы святитель трижды благословляет голову ставленника, а архидиакон «тихим гласом» говорит «Господу помолимся». Во время чтения епископом молитв, протодиакон произносит мирную ектению со специальными прошениями о архиерее и ставленнике, на каждое прошение которой отвечают «Господи, помилуй», а на последнее – «Тебе, Господи». После прочтения молитв ставленника поднимают, снимают с него стихарный пояс и архиерей возлагает на его левое плечо орарь, возглашая: «Аксиос». Духовенство в алтаре трижды повторяет «Аксиос», этот же возглас трижды повторяет и хор. Архиерей подает ставленнику поручи, говоря «Аксиос», духовенство и хор по трижды поют «Аксиос»; святитель подает посвящаемому рипиду с тем же возгласом, который по трижды повторяют духовенство и хор. Новопоставленный целует архиерея в плечо и отходит веять над Святыми Дарами.

На этом чин заканчивается, но современная практика показывает, что развитие чина не прекратилось в XVII в., поскольку некоторые современные действия отличаются от изложенных в чинопоследовании. Так, на практике возгласы «Повели» и «Повелите» произносят иподиаконы, которые уже не держат ставленника за шею и руки, последний самостоятельно делает поклоны; в царских вратах поставляемого встречают не два диакона, а один старший диакон; после первого и второго обхождения вокруг престола ставленник делает перед архиереем земной поклон[25], а после третьего обхождения перед престолом делает два поясных и один земной поклон. Относительно целования колена и палицы архиерея, которое предписывается архиерейским чиновником, необходимо заметить, что в современной практике существуют и традиции лобзания других предметов архиерейского облачения, не закрепленные письменно в богослужебных книгах. Так, большинство епископов при рукоположении дают целовать ставленнику не колено и палицу, а омофор и палицу[26], другие же, придерживаясь древней традиции, дают целовать колено и омофор. Поскольку стихарный пояс уже не используется, а ставленник-иподиакон изначально крестообразно опоясан орарем, то пояс и не снимают, а лишь орарь из крестообразного опоясывания возлагают на левое плечо. Также, несмотря на отсутствие каких-либо указаний в чине, ставленник «ради обновления в нем благодати» причащается первым после старшего диакона и произносит ектению «Прости приимше…» и «Господу помолимся».

Южно-русский чин под влиянием католической практики уклонялся от единства с греческим и северно-русским чинами, и несколько отличался от последнего. В начале XVII в. южно-русский чин еще практически совпадал с северно-русским, отличаясь лишь отсутствием в нем практических указаний и рекомендаций относительно того, где стоит ставленник перед хиротонией, не предписывалось держать его за руки во время обхождения престола и не говорилось о лобзании святителя после третьего обхождения. К середине XVII в. появились и другие добавления: епископ при вручении рукополагаемому ораря и рипиды перед возгласом «Аксиос» говорил краткие поучения; после вручения рипиды новопоставленный целовал только руку святителя, а с диаконами не целовался. В остальном чин совпадал. К концу XVII – началу XVIII вв. чинопоследование на юге Руси пополнилось новыми добавлениями. Перед началом хиротонии ставленник подводился к епископу и целовал у него руку, затем архидиакон выводил рукополагаемого через северные диаконские двери к царским вратам и возглашал, что «…изволением Божиим… благоговейнейший иподиакон N производится во диакона. Повели ему, владыко». Рукополагаемый делал земной поклон сидящему пред престолом архиерею, который в ответ произносил краткое назидание. Ставленник делал несколько шагов к царским вратам, архидиакон возглашал: «Благослови его, владыко», ставленник земно кланялся, а епископ опять кратко отвечал, ставленник подводился к самим царским вратам, делал земной поклон, архидиакон провозглашал: «Помолися о нем, владыко», и святитель в третий раз произносил ответную реплику. Ставленник вводился в алтарь, кланялся епископу, целовал его палицу и руку и при пении тех же тропарей, что и сейчас, обводился вокруг престола трижды, целуя каждый угол, после каждого обхода кланяясь архиерею и целуя его палицу и руку. Далее чин заканчивался, как и в середине XVII в.

Что касается места и времени совершения диаконской хиротонии, то все памятники единогласно свидетельствуют, что поставление совершается в алтаре, во время Божественной литургии после возгласа «И да будут милости…» и перед ектенией «Вся святыя помянувше…». Диаконская хиротония возможна и на литургии Преждеосвященных Даров перед ектенией «Исполним вечернюю молитву нашу…»[27]. Относительно того, можно ли рукополагать за одной Литургией нескольких диаконов или пресвитеров, необходимо заметить, что каких-либо канонических препятствий для этого не существует, но церковная традиция и предание допускают лишь одну диаконскую и одну иерейскую хиротонию[28]. Даже в постановлении Московского собора 1667 г., который осуждает практику рукоположения сразу нескольких ставленников, кроме слов, что «и то есть пребеззаконно и неправильно; зане такого устава несть и не обретеся, и во святой Восточной церкви такой чин и обычай не бывает, и сие предание несть от святых отцов», не находится ни одного канонического обоснования.

 

1. Возводить установление степени диакона к повествованию о избрании семи мужей для служения столам в Деян. 6:1–7 неправильно, хотя церковная традиция знает немало примеров подобного использования этого отрывка. Святитель Иоанн Златоуст отрицает связь служения диаконов и семи избранных мужей из книги Деяний. Именно его точка зрения была окончательно принята Православной Церковью в VII в. и закреплена 16-м правилом Трулльского собора: «…мы, сличив мысль Отцов с изречением Апостолов, обрели, что у них было слово не о мужах, служащих Таинствам, но о служении в потребностях трапез… и мы проповедуем, что вышеперечисленные семь диаконов не должны быть приемлемы за служителей Таинствам…».
2. По выражению Апостольских Постановлений диакон должен быть «ухом, и оком, и устами, также сердцем и душею епископа, чтобы епископ не заботился о многом, но только о важнейшем». Апостольские Постановления II.44.
3. По: Православная энциклопедия. Т. XIV. Даниил – Димитрий. М., 2007. 752 с. С. 572–575.
4. Хотя в истории известны примеры хиротонии в диаконы в более раннем возрасте, например в 20 лет (Hist. eccl. III. 29). Согласно современной церковной практике, минимальным возрастом для ставленника в диаконы является совершеннолетие, т. е. 18 лет.
5. Возложение рук при поставлении в священные степени было известно и в ветхозаветные времена. Руки возлагались на жертвенных животных в знак их выделения для особого религиозного назначения (Лев. 1:4; 3:2), а также на левитов, когда их выделяли из среды народа и посвящали на служение Богу (Числ. 8:10). Таким образом, христианство застало руковозложение, как акт, посредством которого известное лицо выделялось из среды других, и получало благословение и посвящение для служения Богу.
6. «А о рукоположении диаконов постановляю я, Филипп. Диакона поставляй, епископ, возложив на него руки, в предстоянии Тебе всего пресвитерства и диаконов, и, молясь, скажи: Бог Вседержитель, истинный и нелживый, богатый среди всех призывающих Тебя в истине, страшный в замыслах, мудрый мыслию, сильный и великий. Услышь молитву нашу, Яхве, и внемли молению нашему, и яви лицо Твое на раба Твоего сего, избранного Тебе на диаконство, и исполни его Духа Святого и силы, как Ты исполнил Стефана мученика и подражателя страстям Христа Твоего, и сподобь его благоугодно служить врученным ему служением непревратно, непорочно, незазорно, большей сподобиться степени, по ходатайству Единородного Сына Твоего, с Которым Тебе слава, честь и почитание, и Святому Духу во веки. Аминь». Апостольские Постановления VIII. 17–18.
7. Test. Dom. 1.38.
8. Areor. EH. 5.2.
9. Что это за «призывания», однозначно сказать невозможно.
10. Евхологий Барберини [Vat. Barber, gr. 336. Fol. II. 279+52a, 233а], древнейшая из сохранившихся рукописей византийского Евхология. Рукопись создана не ранее 730 г. и не позднее начала IX в., вероятнее всего, в Южной Италии; написана на пергамене поздним библейским унциалом западного типа; размер листов в среднем – 190 х 133 мм; площадь, занимаемая текстом, – в среднем 135 × 80/85 кв. мм. Рукопись содержит чинопоследования таинств, различные молитвы и чины на разные случаи.
11. Это та же молитва, что читается и теперь. См.: Чиновник архиерейского священнослужения. Кн. 1. М.: Изд. Московской Патриархии, 1982. 252 с. С. 208.
12. Это та же молитва, что читается и теперь. См.: Чиновник архиерейского священнослужения. Кн. 1. М.: Изд. Московской Патриархии, 1982. 252 с. С. 209–210.
13. По мнению А.М.Пентковского, удвоение молитв в чине хиротонии диакона (так и пресвитера, и епископа) по сравнению с единичными молитвами ранних чинов стало следствием целенаправленного редактирования византийских чинов хиротоний.
14. Это та же молитва, что читается и теперь. См.: Чиновник архиерейского священнослужения. Кн. 1. М.: Изд. Московской Патриархии, 1982. 252 с. С. 210–212.
15. «Возглашение „Аксиос“ служит не выражением одобрения при избрании ставленника, а заключает в себе подтверждение принятия им священного сана и молитву о сохранении им достоинства этого сана, о котором говорится в молитвах рукоположения». Подробнее см.: Православная энциклопедия. Т. I. М., 2000. С. 411–413.
16. Святитель Симеон в описании чина хиротонии во диакона не говорит точно, что «Аксиос» по трижды повторяли священнослужители и певцы, но он утверждает это, приводя чины хиротонии во пресвитера и епископа. Скорее всего точно также было и при диаконской хиротонии.
17. Их снимают со ставленника после первого троекратного благословения архиерея.
18. В древности диаконикон был весьма распространенной книгой на Востоке, в отличие от Запада, где он почти не известен. Книга для удобства пользования содержала диаконские части богослужения. В славянской рукописной традиции диакониконы не были распространены. Важным событием в этом направлении стал выход в свет в декабре 2007 года книги «Последование диаконского служения», изданной протодиаконом Максимом Синюком. Здесь подробно описываются действия и возглашения диакона за различными видами богослужений.
19. Здесь нет указаний на пение тропаря «Святии мученицы…» трижды и хождение вокруг престола, однако они содержатся не в последовании диаконской хиротонии, а в конце чина поставления иподиакона.
20. В рукописях XV в. встречается особый устав, как нужно избирать и поставлять достойных в диаконский и пресвитерский чин. Некоторые памятники предписывают, чтобы новорукоположенный диакон «для науки» участвовал в совершении службы в течение шести недель. Это указание, видимо, появилось, поскольку «простым русским мужикам» было недостаточно семи дней для изучения богослужения, ведь они, как замечает святитель Геннадий Новгородский, «по псалтирю едва бредут».
21. Поводом к исправлению чина стали замечания восточных патриархов русским архиереям в том, что русские чины хиротоний находятся в несогласии с практикой Греческой Церкви.
22. Обычай целовать колено архиерея при хиротонии был заимствован из византийского придворного церемониала. Так, например, при христосовании с императором, если он сидел, приветствующий его целовал сначала колено, потом руку и уста государя. Придворный обычай был усвоен патриархами, а потом и греческими епископами. Вероятно, от них он и перешел на Русь. В «Новой Скрижали» так объясняется это целование: «Посвящаемый диакон, целуя архиерейскую руку и колено, т. е. священную одежду на колене, доказывает этим, что он смирено чтит достоинство архиерея, и исповедует, что вся власть, которую приемлет он от Бога, нисходит на него через посредство архиерея».
23. Епигонатий – палица.
24. Обычай возлагать омофор на голову ставленнику ни в одном из памятников до XIV в. не встречается и впервые упоминается в чинах Александрийской Церкви.
25. По чину земные поклоны архиерею после первого и второго обхождения вокруг престола, распространенные на практике, не требуются.
26. Подобная практика находит основания в указаниях и рекомендациях для священнослужителей. Так, в «Указателе порядка архиерейских служений», составленном протоиереем Сергием Диомидовым и вышедшим в свет в 1915 г., говорится: «Затем [после первого обхождения престола] [ставленник] (без крестного знамения) делает полный до земли поклон архиерею, встает на ноги, крестится и целует указываемые архиереем места (край омофора и руку) и снова (без крестного знамения) кланяется в землю пред архиереем. Затем делает поясной поклон престолу и обходит во второй раз святой престол, целуя углы его; совершает поклонение в том же порядке и целует крест на палице и руку архиерея». Эту же традицию закрепляет и «Настольная книга священнослужителя», изданная издательством Московской Патриархии в 1977 г.: «После первого обхождения он [рукополагаемый] кланяется архиерею земно, встает, крестится и целует конец омофора, а потом руку архиерея и опять кланяется архиерею земно. После второго обхождения кланяется архиерею также земно, встает, крестится и целует палицу и руку архиерея и опять делает земной поклон архиерею».
27. Замечание о моменте совершения хиротонии во диакона на Преждеосвященной Литургии до XVI в. включительно помещалось в архиерейском чиновнике.
28. В то же время в церковной истории известны случаи, когда архиереи рукополагали за Литургией по 20 или 30 ставленников.

 

Библиография

1. Άρχιερατικόν – Άθήναι, 1981. – 140 S.

2. Дмитриевский А.А. Ставленник: Руководство для священно-церковно-служителей и избранных в епископа, при их хиротониях, посвящениях и награждениях знаками духовных отличий, с подробным объяснением всех обрядов и молитвословий. Киев, 1904. 344 с.

3. Диомидов Сергий, прот. Указатель порядка архиерейских служений. Самара, 1915.

4. Желтов Михаил, диак. Чин Божественной литургии в древнейших (XI-XIV вв.) славянских Служебниках // Богословские труды. М., 2007. Сб. 41. С. 272–359.

5. Лебедев А.П. Духовенство древней Вселенской Церкви от времен апостольских до X века. 3-е изд., знач. исправ. СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2006. 448 с.

6. Настольная книга священнослужителя. Т.1. М.: Издание Московской Патриархии, 1977. 767 с.

7. Неселовский А.З. Чины хиротесий и хиротоний: Опыт историко-археологического исследования. Каменец-Подольск, 1906. XVIII + 375 + LXX с.

8. Пентковский А.М. Чинопоследование хиротоний в византийских Евхологиях VIII–XII веков // Византийский временник. М., 2002. Т. 61 (86).

9. Петровский А., Марков Н. Диакон // Православная богословская энциклопедия, или Богословский энциклопедический словарь / Ред.: А.П. Лопухин, Н.Н. Глубоковский. СПб., 1900–1911. Т. 1–12: А – Константинополь. Т. 4. СПб. 1062–1069.

10. Писания святых отцов и учителей Церкви, относящиеся к истолкованию православного богослужения. Т. 2. СПб.: Типография Королева и комп., 1856. – 545 + XI с.

11. Правила святых Вселенских соборов с толкованиями. Ч. 1. / Репр. Тутаев: Православное братство свв. Князей Бориса и Глеба. 2001. 1440 с.

12. Православная энциклопедия. Т. XIV. Даниил – Димитрий. М., 2007. 752 с.

13. Чиновник архиерейского священнослужения. Кн. 1. М.: Изд. Московской Патриархии, 1982. 252 с.

Источник: «Московские Епархиальные Ведомости», 2008, №12

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Рейтинг@Mail.ru