История чинопоследования хиротонии во диакона

иеро­ди­а­кон Нико­лай (Лету­нов­ский)

Диакон – одна из трех сте­пе­ней свя­щен­ства в Пра­во­слав­ной Церкви.

Инсти­тут диа­кон­ства возник в I в. и имеет осно­ва­ние в Новом Завете. Впер­вые термин «диакон» в хри­сти­ан­ском смысле, обо­зна­ча­ю­щем особую сте­пень цер­ков­ной иерар­хии, упо­треб­ля­ется в Флп. 1:1 и 1Тим. 3:1–131.

В ранней Церкви за диа­ко­нами были закреп­лены функ­ции слу­же­ния при совер­ше­нии Евха­ри­стии, рас­пре­де­ле­ния при­но­ше­ний для бедных, вдов и сирот; диакон являлся бли­жай­шим помощ­ни­ком епи­скопа2, участ­во­вал в цер­ков­ном учи­тель­стве и совер­ше­нии Таинств, при­ча­щал верных, охра­нял двери от входа недо­стой­ных, в край­них слу­чаях диа­коны могли кре­стить и при­ни­мать испо­ведь. Помимо литур­ги­че­ских функ­ций в Визан­тии диа­коны испол­няли раз­лич­ные мно­го­чис­лен­ные соци­аль­ные и адми­ни­стра­тив­ные слу­же­ния3. Такое коли­че­ство обя­зан­но­стей тре­бо­вало, чтобы самих диа­ко­нов при Церк­вах было доста­точ­ное коли­че­ство. Но в неко­то­рых Церк­вах, осно­вы­ва­ясь на Деян. 6:1–7, постав­ляли не больше семи диа­ко­нов, и даже помест­ный Неоке­са­рий­ский собор (между 314 и 325 гг.) уза­ко­нил такой поря­док 15‑м пра­ви­лом. Когда же Трулль­ский собор разъ­яс­нил, как надо пони­мать 6 главу книги Деяний и отме­нил 15‑е пра­вило Неоке­са­рий­ского собора, тогда во всех Церк­вах стали руко­по­ла­гать столько диа­ко­нов, сколько тре­бо­ва­лось.

Тре­бо­ва­ния для став­лен­ника в диа­коны согласно кано­нам Пра­во­слав­ной Церкви таковы: вера, нрав­ствен­ная чистота и воз­дер­жа­ние, без­бра­чие или еди­но­бра­чие (1Тим. 3:8–13); руко­по­ла­га­е­мый не должен быть нео­фи­том (1Тим. 3:6; Апост. 80; I Всел. 2); мини­маль­ный воз­раст для став­лен­ника – 25 лет (Трул. 14; Карф. 16(22))4.

Совер­ше­ние молитвы и воз­ло­же­ние рук5 на став­лен­ника состав­ляют основу постав­ле­ния во все иерар­хи­че­ские чины, как высшие, так и низшие. Но если при постав­ле­нии в низшие чины руко­воз­ло­же­ние – это лишь знак бла­го­сло­ве­ния, то при постав­ле­нии в высшие чины с руко­воз­ло­же­нием совер­ша­ется пере­дача бла­го­дат­ных даров постав­ля­е­мому.

Чтение молитвы явля­ется второй необ­хо­ди­мой состав­ля­ю­щей посвя­ще­ния. Поскольку в книге Деяний не гово­рится, какую именно молитву читали Апо­столы, в цер­ков­ной прак­тике первых веков не было стро­гих молит­вен­ных формул, кото­рыми сопро­вож­да­лась хиро­то­ния, епи­ско­пам была предо­став­лены полная сво­бода, попытка огра­ни­че­ния кото­рой встре­ча­ется в памят­ни­ках III–IV вв. Так, в Апо­столь­ских Поста­нов­ле­ниях, содер­жа­щих древ­ней­ший текст молитвы постав­ле­ния в диа­кона, пред­пи­сы­ва­ется при воз­ло­же­нии рук читать уже опре­де­лен­ную молитву6 «в пред­сто­я­нии всего пре­сви­тер­ства и диа­кон­ства». В допол­нен­ном и отре­дак­ти­ро­ван­ном виде эта молитва встре­ча­ется в «Заве­ща­нии Гос­пода нашего Иисуса Христа»7.

Каких-либо других све­де­ний о том, как совер­ша­лась диа­кон­ская хиро­то­ния до V в., в сохра­нив­шихся источ­ни­ках не встре­ча­ется.

Самые ранние подроб­но­сти чина нахо­дятся в сочи­не­нии V в. «О цер­ков­ной иерар­хии» псевдо-Дио­ни­сия8: постав­ля­е­мый при­во­дился к «боже­ствен­ному жерт­вен­нику», т. е. пре­столу, и пре­кло­нял «со сто­роны его» одно колено, епи­скоп, кре­сто­об­разно бла­го­сло­вив став­лен­ника, воз­ла­гал ему на голову правую руку, посвя­щая его «совер­ши­тель­ными для чина слу­жи­те­лей при­зы­ва­ни­ями»9. После «свя­щен­ного воз­гла­ше­ния» ново­по­став­лен­ного лобы­зали епи­скоп и все при­сут­ству­ю­щие свя­щен­но­слу­жи­тели.

Все дей­ствия, опи­сан­ные у псевдо-Дио­ни­сия, встре­ча­ются и в памят­ни­ках после­ду­ю­щих сто­ле­тий. Так, в руко­писи конца VIII – начала XI вв. – Бар­бе­ри­нов­ском Евхо­ло­гии10 сооб­ща­ется, что руко­по­ла­га­е­мый при­во­дился в алтарь к архи­ерею и после молитвы «Боже­ствен­ная бла­го­дать…»11 пре­кло­нял одно колено у пре­стола, епи­скоп трижды бла­го­слов­лял его и, воз­ло­жив руку на голову, читал молитву «Гос­поди Боже наш, пред­зна­нием Твоим…»12, далее сле­до­вала мирная екте­ния со спе­ци­аль­ными про­ше­ни­ями, во время кото­рой архи­ерей читал вторую молитву13 «Боже Спасе наш, нетлен­ным Твоим гласом…»14. С ново­по­став­лен­ного сни­мали фелонь чтеца и обла­чали в орарь, ему дава­лось цело­ва­ние и вру­ча­лась рипида, с кото­рой он вста­вал у пре­стола и веял над свя­тыми Дарами. После при­ча­ще­ния свя­щен­но­слу­жи­те­лей новому диа­кону вру­ча­лась Чаша, кото­рую он выно­сил для при­ча­ще­ния народа.

Видно, что, по срав­не­нию с редак­цией V в., чин ослож­нился новыми дей­стви­ями: это чтение двух молитв и екте­нии, а также воз­ло­же­ние на ново­по­став­лен­ного диа­кона ораря и вру­че­ние ему рипиды.

В сле­ду­ю­щем важном памят­нике уже XI в. – Крип­то­фер­рат­ском Евхо­ло­гии этот чин диа­кон­ской хиро­то­нии изло­жен без каких-либо изме­не­ний, за исклю­че­нием одной малень­кой, но важной детали. Здесь опре­де­ленно ука­зы­ва­ется, что став­лен­ник у пре­стола пре­кло­няет правое колено, в то время как все памят­ники до этого вре­мени выра­жа­лись неопре­де­ленно, не ука­зы­вая, какое именно колено пре­кло­няет постав­ля­е­мый.

Сле­ду­ю­щим этапом раз­ви­тия чина стало добав­ле­ние в него ука­за­ний о том, что постав­ля­е­мого под­во­дят к архи­ерею другие диа­коны, о том, что ново­по­став­лен­ный при­ча­ща­ется прежде всех прочих диа­ко­нов и о пении трое­крат­ного «Гос­поди, поми­луй» после воз­гласа «Боже­ствен­ная бла­го­дать…». Важным момен­том чина стало вве­де­ние в него вру­че­ния епи­скопу спе­ци­аль­ной хартии, кото­рую он читал после воз­гласа «Вонмем» и в кото­рой гово­ри­лось о досто­ин­ствах кан­ди­дата. Архи­ерей читал не всю хартию, а только ее окон­ча­ние «Боже­ствен­ная бла­го­дать…». Такая редак­ция чина встре­ча­ется в памят­ни­ках XI–XIII вв., а иногда она сохра­ня­ется без изме­не­ний и в памят­ни­ках до XVI в. Лишь в неко­то­рых из них есть тре­бо­ва­ние, чтобы ново­по­став­лен­ный про­из­но­сил екте­нию «Прости, при­имше…» и «Гос­поду помо­лимся», как это про­ис­хо­дит в совре­мен­ной прак­тике.

Свя­ти­тель Симеон Солун­ский (? – ок. 1429 гг.) опи­сы­вает, как в его время совер­ша­лась хиро­то­ния во диа­коны: после избра­ния кан­ди­дата, семь пре­сви­те­ров пись­менно сви­де­тель­ство­вали о его досто­ин­стве. На Литур­гии перед екте­нией «Вся святыя помя­нувше…», став­лен­ник, встав посе­ре­дине храма, трижды воз­гла­шал: «Елицы вернии», затем по ука­за­нию архи­ерея вво­дился диа­ко­нами в алтарь, где отда­вал поло­тенце, руко­мой­ник и ипо­ди­а­кон­ский пояс и трижды обхо­дил вокруг пре­стола. Во время обхож­де­ния пре­стола два диа­кона под­дер­жи­вали став­лен­ника, а другие два шли перед ним, состав­ляя хор, и пели тро­пари «Святии муче­ницы…» дважды и «Слава Тебе, Христе Боже…». Обхож­де­ние совер­ша­лось очень тор­же­ственно, диа­коны, сопро­вож­дав­шие став­лен­ника, в руках дер­жали зажжен­ные свечи. При каждом обхож­де­нии постав­ля­е­мый кла­нялся перед пре­сто­лом, а после тре­тьего тро­паря под­во­дился к епи­скопу и пре­кло­нял голову, архи­ерей трижды бла­го­слов­лял его, потом став­лен­ник отхо­дил и пре­кло­нял одно колено, при­ла­гая голову к пре­столу. Епи­скоп воз­ла­гал ему на голову правую руку и после воз­гласа «Вонмем» читал «Боже­ствен­ная бла­го­дать…», по окон­ча­нии чтения все пели «Гос­поди, поми­луй», а архи­ерей снова трижды бла­го­слов­лял постав­ля­е­мого. Далее чита­лись две молитвы и про­из­но­си­лась екте­ния, те же, что и в совре­мен­ном чине. Затем епи­скоп в третий раз трижды бла­го­слов­лял став­лен­ника, под­ни­мал его и, бла­го­сло­вив орарь, воз­ла­гал ему на левое плечо, воз­гла­шая: «Аксиос»15, этот же воз­глас трижды пели в алтаре свя­щен­но­слу­жи­тели и на кли­росе певцы16. Ново­по­ста­лен­ному вру­чали рипиду, он цело­вал пре­стол, руку и ланиту архи­ерея, а также всех при­сут­ству­ю­щих диа­ко­нов, и отхо­дил веять над Свя­тыми Дарами. При­ча­щался став­лен­ник первым из диа­ко­нов, а после при­ча­стия гово­рил «Прости при­имше…» и «С миром изыдем». В тече­нии семи дней он еже­дневно участ­во­вал в совер­ше­нии Литур­гии.

После свя­ти­теля Симеона чин диа­кон­ской хиро­то­нии мало изме­нился. В памят­ни­ках XVI в. не гово­рится о покло­не­нии перед пре­сто­лом, когда став­лен­ник трижды вокруг него обхо­дит, не упо­ми­на­ется и о пении тро­паря «Слава Тебе, Христе Боже…»; постав­ля­е­мый обхо­дил пре­стол еще в ипо­ди­а­кон­ском поясе и с поло­тен­цем17, ничего не гово­рится и о втором трое­крат­ном бла­го­сло­ве­нии став­лен­ника, цело­ва­нии пре­стола, ораря, руки и ланиты архи­ерея, а также о цело­ва­нии ново­по­став­лен­ного с дру­гими диа­ко­нами; сразу после вру­че­ния ораря став­лен­нику давали и рипиду.

В XVI–XIX вв. в гре­че­ском чине появился ряд изме­не­ний и допол­не­ний: перед хиро­то­нией руко­по­ла­га­е­мого постав­ляли перед солеей, отсюда его два ипо­ди­а­кона с воз­гла­сами «Повели», «Пове­лите» и «Повели, прео­свя­щен­ней­ший вла­дыко» вво­дили в алтарь, где к пре­столу его под­во­дил другой диакон; став­лен­ник трижды обхо­дил вокруг пре­стола под пение тро­па­рей «Святии муче­ницы…», «Слава Тебе, Христе Боже…» и «Исаие, ликуй…». По про­чте­нии молитв став­лен­нику вру­чали орарь, поручи и вместо рипиды диа­ко­ни­кóн18 – спе­ци­аль­ный диа­кон­ский слу­жеб­ник.

Зако­но­мерно, что древ­ней­ший северно-рус­ский чин, сохра­нив­шийся в архи­ерей­ском чинов­нике XIV в., явля­ется бук­валь­ным пере­во­дом гре­че­ского чина XII в. и пол­но­стью сов­па­дает с ним. В XV в. связь гре­че­ского и северно-рус­ского чинов пре­кра­ща­ется и рус­ский чин пред­став­ляет собой ком­пи­ля­цию гре­че­ских чинов по разным редак­ция. Начи­на­ется он, как и гре­че­ский чин: после воз­гласа «И да будут мило­сти…» архи­ди­а­кон при­во­дит став­лен­ника к пре­столу, с правой сто­роны архи­ерея, с левой сто­роны кни­го­хра­ни­тель подает свя­ти­телю свиток (хартию), кото­рый послед­ний читает вслух «Боже­ствен­ная бла­го­дать…»19. Трижды пелось «Гос­поди, поми­луй», став­лен­ник пре­кло­нял правое колено, архи­ерей трижды бла­го­слов­лял его и читал молитву «Гос­поди Боже наш…», архи­ди­а­кон про­из­но­сил екте­нию со спе­ци­аль­ными про­ше­ни­ями, свя­ти­тель читал вторую молитву «Боже Спасе наш…». На плечо став­лен­нику воз­ла­гался орарь при воз­гла­ше­нии «Аксиос», «Аксиос» трижды повто­ряли свя­щен­но­слу­жи­тели и хор. Новому диа­кону вру­чали рипиду, он цело­вал руку и ланиту архи­ерея, при­сут­ство­вав­ших диа­ко­нов и отхо­дил веять над Дарами. При­ча­щался ново­по­став­лен­ный первым из диа­ко­нов, а после при­ча­стия гово­рил екте­нию. Чино­по­сле­до­ва­ние пред­пи­сы­вает новому диа­кону участ­во­вать в совер­ше­нии Литур­гии в тече­ние семи дней20.

Из опи­са­ния видно, что первая часть северно-рус­ского чина XV в., т. е. до окон­ча­ния чтения второй молитвы, пред­став­ляет собой копию гре­че­ского чина XII в., а вторая часть, начи­ная с воз­ло­же­ния на став­лен­ника ораря, изло­жена по опи­са­нию свя­ти­теля Симеона Солун­ского. Каким обра­зом полу­чи­лось подоб­ное соче­та­ние и как оно воз­никло в Рус­ской Церкви – неиз­вестно.

В XVI в. в чино­по­сле­до­ва­ние были вне­сены неко­то­рые допол­не­ния согласно прак­тике Гре­че­ской Церкви. Начало его, как и в чинах XV в., поме­ща­лось в чине ипо­ди­а­кон­ского постав­ле­ния. Здесь ска­зано, что ипо­ди­а­кон после воз­гласа «Елицы вернии…» (перед «Побед­ную песнь…») не уходил в жерт­вен­ное отде­ле­ние, но оста­вался перед цар­скими вра­тами до вре­мени постав­ле­ния, когда архи­ди­а­кон вводил став­лен­ника в алтарь. Здесь он снимал убрус и между двух диа­ко­нов трижды обхо­дил вокруг пре­стола под пение тро­па­рей «Святии муче­ницы…», «Слава Тебе, Христе Боже…» и опять – «Святии муче­ницы…», трижды кла­нялся и цело­вал палицу, правую руку и правую щеку свя­ти­теля. Затем с правой сто­роны пре­стола вста­вал на правое колено, пре­кло­нив голову к пре­столу; кни­го­хра­ни­тель пода­вал епи­скопу свиток и далее хиро­то­ния сле­до­вала, как в руко­пи­сях XV в., с тем только отли­чием, что «Гос­поди, поми­луй» пелось трижды и в алтаре, и на кли­ро­сах, а ново­по­став­лен­ный диакон про­из­но­сил и екте­нию «Прости при­имше…», и воз­гласы «С миром изыдем» и «Гос­поду помо­лимся».

Во второй поло­вине XVII в. чин диа­кон­ской хиро­то­нии под­вергся пере­смотру и исправ­ле­ниям21, с кото­рыми он суще­ствует до насто­я­щего вре­мени.

По этому чину перед совер­ше­нием хиро­то­нии по воз­гласе «И да будут мило­сти…» ипо­ди­а­коны ставят для архи­ерея седа­лище перед пре­сто­лом, ближе к левому его углу, «да не будут Святая созади». Когда епи­скоп сядет, два ипо­ди­а­кона ведут став­лен­ника «от среды церкве» так, что он нахо­дится посе­ре­дине между ними, каждый из ипо­ди­а­ко­нов кладет одну руку на шею став­лен­нику, а второй рукой держат его за руки и пре­кло­няют насколько можно. Первый раз став­лен­ник кла­ня­ется, когда диакон в алтаре воз­гла­сит «Повели», второй раз, когда другой диакон в алтаре скажет «Пове­лите». Когда постав­ля­е­мый под­хо­дит к цар­ским вратам, его остав­ляют ипо­ди­а­коны и встре­чает про­то­ди­а­кон, про­из­нося «Повели, прео­свя­щен­ней­ший вла­дыко», и еще один диакон, а став­лен­ник делает поклон архи­ерею, кото­рый осе­няет его рукою кре­сто­об­разно. Став­лен­ник в сопро­вож­де­нии двух диа­ко­нов трижды обхо­дит пре­стол, целуя каждый его угол, под пение тро­па­рей «Святии муче­ницы…», «Слава Тебе, Христе Боже…» и «Исаие, ликуй…». Эти тро­пари повто­ряет и хор. После пер­вого тро­паря став­лен­ник целует руку и колено22 архи­ерея, после вто­рого тро­паря – епи­го­на­тий23 и руку свя­ти­теля, а после тре­тьего – идет к правой сто­роне архи­ерея, творит три поклона перед пре­сто­лом с молит­вой «Боже, мило­стив буди мне, греш­ному», идет к правой сто­роне пре­стола, ста­но­вится на правое колено, поло­жив руки кре­сто­об­разно на пре­стол и пре­кло­няет главу к пре­столу между рук. Архи­ерей встает, кладет омофор на голову став­лен­нику24, трижды бла­го­слов­ляет его, кладет руку поверх омо­фора и по воз­гласе про­то­ди­а­кона «Вонмем» читает молитву «Боже­ствен­ная бла­го­дать…». После молитвы свя­щен­но­слу­жи­тели в алтаре трижды поют «Гос­поди, поми­луй», затем певцы трижды «Кирие, еле­и­сон» пока архи­ерей не дочи­тает две молитвы «Гос­поди Боже наш…» и «Боже Спасе наш…». Перед чте­нием первой молитвы свя­ти­тель трижды бла­го­слов­ляет голову став­лен­ника, а архи­ди­а­кон «тихим гласом» гово­рит «Гос­поду помо­лимся». Во время чтения епи­ско­пом молитв, про­то­ди­а­кон про­из­но­сит мирную екте­нию со спе­ци­аль­ными про­ше­ни­ями о архи­ерее и став­лен­нике, на каждое про­ше­ние кото­рой отве­чают «Гос­поди, поми­луй», а на послед­нее – «Тебе, Гос­поди». После про­чте­ния молитв став­лен­ника под­ни­мают, сни­мают с него сти­хар­ный пояс и архи­ерей воз­ла­гает на его левое плечо орарь, воз­гла­шая: «Аксиос». Духо­вен­ство в алтаре трижды повто­ряет «Аксиос», этот же воз­глас трижды повто­ряет и хор. Архи­ерей подает став­лен­нику поручи, говоря «Аксиос», духо­вен­ство и хор по трижды поют «Аксиос»; свя­ти­тель подает посвя­ща­е­мому рипиду с тем же воз­гла­сом, кото­рый по трижды повто­ряют духо­вен­ство и хор. Ново­по­став­лен­ный целует архи­ерея в плечо и отхо­дит веять над Свя­тыми Дарами.

На этом чин закан­чи­ва­ется, но совре­мен­ная прак­тика пока­зы­вает, что раз­ви­тие чина не пре­кра­ти­лось в XVII в., поскольку неко­то­рые совре­мен­ные дей­ствия отли­ча­ются от изло­жен­ных в чино­по­сле­до­ва­нии. Так, на прак­тике воз­гласы «Повели» и «Пове­лите» про­из­но­сят ипо­ди­а­коны, кото­рые уже не держат став­лен­ника за шею и руки, послед­ний само­сто­я­тельно делает поклоны; в цар­ских вратах постав­ля­е­мого встре­чают не два диа­кона, а один стар­ший диакон; после пер­вого и вто­рого обхож­де­ния вокруг пре­стола став­лен­ник делает перед архи­ереем земной поклон25, а после тре­тьего обхож­де­ния перед пре­сто­лом делает два пояс­ных и один земной поклон. Отно­си­тельно цело­ва­ния колена и палицы архи­ерея, кото­рое пред­пи­сы­ва­ется архи­ерей­ским чинов­ни­ком, необ­хо­димо заме­тить, что в совре­мен­ной прак­тике суще­ствуют и тра­ди­ции лоб­за­ния других пред­ме­тов архи­ерей­ского обла­че­ния, не закреп­лен­ные пись­менно в бого­слу­жеб­ных книгах. Так, боль­шин­ство епи­ско­пов при руко­по­ло­же­нии дают цело­вать став­лен­нику не колено и палицу, а омофор и палицу26, другие же, при­дер­жи­ва­ясь древ­ней тра­ди­ции, дают цело­вать колено и омофор. Поскольку сти­хар­ный пояс уже не исполь­зу­ется, а став­лен­ник-ипо­ди­а­кон изна­чально кре­сто­об­разно опо­я­сан орарем, то пояс и не сни­мают, а лишь орарь из кре­сто­об­раз­ного опо­я­сы­ва­ния воз­ла­гают на левое плечо. Также, несмотря на отсут­ствие каких-либо ука­за­ний в чине, став­лен­ник «ради обнов­ле­ния в нем бла­го­дати» при­ча­ща­ется первым после стар­шего диа­кона и про­из­но­сит екте­нию «Прости при­имше…» и «Гос­поду помо­лимся».

Южно-рус­ский чин под вли­я­нием като­ли­че­ской прак­тики укло­нялся от един­ства с гре­че­ским и северно-рус­ским чинами, и несколько отли­чался от послед­него. В начале XVII в. южно-рус­ский чин еще прак­ти­че­ски сов­па­дал с северно-рус­ским, отли­ча­ясь лишь отсут­ствием в нем прак­ти­че­ских ука­за­ний и реко­мен­да­ций отно­си­тельно того, где стоит став­лен­ник перед хиро­то­нией, не пред­пи­сы­ва­лось дер­жать его за руки во время обхож­де­ния пре­стола и не гово­ри­лось о лоб­за­нии свя­ти­теля после тре­тьего обхож­де­ния. К сере­дине XVII в. появи­лись и другие добав­ле­ния: епи­скоп при вру­че­нии руко­по­ла­га­е­мому ораря и рипиды перед воз­гла­сом «Аксиос» гово­рил крат­кие поуче­ния; после вру­че­ния рипиды ново­по­став­лен­ный цело­вал только руку свя­ти­теля, а с диа­ко­нами не цело­вался. В осталь­ном чин сов­па­дал. К концу XVII – началу XVIII вв. чино­по­сле­до­ва­ние на юге Руси попол­ни­лось новыми добав­ле­ни­ями. Перед нача­лом хиро­то­нии став­лен­ник под­во­дился к епи­скопу и цело­вал у него руку, затем архи­ди­а­кон выво­дил руко­по­ла­га­е­мого через север­ные диа­кон­ские двери к цар­ским вратам и воз­гла­шал, что «…изво­ле­нием Божиим… бла­го­го­вей­ней­ший ипо­ди­а­кон N про­из­во­дится во диа­кона. Повели ему, вла­дыко». Руко­по­ла­га­е­мый делал земной поклон сидя­щему пред пре­сто­лом архи­ерею, кото­рый в ответ про­из­но­сил крат­кое нази­да­ние. Став­лен­ник делал несколько шагов к цар­ским вратам, архи­ди­а­кон воз­гла­шал: «Бла­го­слови его, вла­дыко», став­лен­ник земно кла­нялся, а епи­скоп опять кратко отве­чал, став­лен­ник под­во­дился к самим цар­ским вратам, делал земной поклон, архи­ди­а­кон про­воз­гла­шал: «Помо­лися о нем, вла­дыко», и свя­ти­тель в третий раз про­из­но­сил ответ­ную реплику. Став­лен­ник вво­дился в алтарь, кла­нялся епи­скопу, цело­вал его палицу и руку и при пении тех же тро­па­рей, что и сейчас, обво­дился вокруг пре­стола трижды, целуя каждый угол, после каж­дого обхода кла­ня­ясь архи­ерею и целуя его палицу и руку. Далее чин закан­чи­вался, как и в сере­дине XVII в.

Что каса­ется места и вре­мени совер­ше­ния диа­кон­ской хиро­то­нии, то все памят­ники еди­но­гласно сви­де­тель­ствуют, что постав­ле­ние совер­ша­ется в алтаре, во время Боже­ствен­ной литур­гии после воз­гласа «И да будут мило­сти…» и перед екте­нией «Вся святыя помя­нувше…». Диа­кон­ская хиро­то­ния воз­можна и на литур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Даров перед екте­нией «Испол­ним вечер­нюю молитву нашу…»27. Отно­си­тельно того, можно ли руко­по­ла­гать за одной Литур­гией несколь­ких диа­ко­нов или пре­сви­те­ров, необ­хо­димо заме­тить, что каких-либо кано­ни­че­ских пре­пят­ствий для этого не суще­ствует, но цер­ков­ная тра­ди­ция и пре­да­ние допус­кают лишь одну диа­кон­скую и одну иерей­скую хиро­то­нию28. Даже в поста­нов­ле­нии Мос­ков­ского собора 1667 г., кото­рый осуж­дает прак­тику руко­по­ло­же­ния сразу несколь­ких став­лен­ни­ков, кроме слов, что «и то есть пре­без­за­конно и непра­вильно; зане такого устава несть и не обре­теся, и во святой Восточ­ной церкви такой чин и обычай не бывает, и сие пре­да­ние несть от святых отцов», не нахо­дится ни одного кано­ни­че­ского обос­но­ва­ния.

Биб­лио­гра­фия

  1. Άρχιερατικόν – Άθήναι, 1981. – 140 S.
  2. Дмит­ри­ев­ский А.А. Став­лен­ник: Руко­вод­ство для свя­щенно-цер­ковно-слу­жи­те­лей и избран­ных в епи­скопа, при их хиро­то­ниях, посвя­ще­ниях и награж­де­ниях зна­ками духов­ных отли­чий, с подроб­ным объ­яс­не­нием всех обря­дов и молит­во­сло­вий. Киев, 1904. 344 с.
  3. Дио­ми­дов Сергий, прот. Ука­за­тель порядка архи­ерей­ских слу­же­ний. Самара, 1915.
  4. Желтов Михаил, диак. Чин Боже­ствен­ной литур­гии в древ­ней­ших (XI–XIV вв.) сла­вян­ских Слу­жеб­ни­ках // Бого­слов­ские труды. М., 2007. Сб. 41. С. 272–359.
  5. Лебе­дев А.П. Духо­вен­ство древ­ней Все­лен­ской Церкви от времен апо­столь­ских до X века. 3‑е изд., знач. исправ. СПб.: «Изда­тель­ство Олега Абышко», 2006. 448 с.
  6. Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля. Т.1. М.: Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1977. 767 с.
  7. Несе­лов­ский А.З. Чины хиро­те­сий и хиро­то­ний: Опыт исто­рико-архео­ло­ги­че­ского иссле­до­ва­ния. Каме­нец-Подольск, 1906. XVIII + 375 + LXX с.
  8. Пент­ков­ский А.М. Чино­по­сле­до­ва­ние хиро­то­ний в визан­тий­ских Евхо­ло­гиях VIII–XII веков // Визан­тий­ский вре­мен­ник. М., 2002. Т. 61 (86).
  9. Пет­ров­ский А., Марков Н. Диакон // Пра­во­слав­ная бого­слов­ская энцик­ло­пе­дия, или Бого­слов­ский энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь / Ред.: А.П. Лопу­хин, Н.Н. Глу­бо­ков­ский. СПб., 1900–1911. Т. 1–12: А – Кон­стан­ти­но­поль. Т. 4. СПб. 1062–1069.
  10. Писа­ния святых отцов и учи­те­лей Церкви, отно­ся­щи­еся к истол­ко­ва­нию пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния. Т. 2. СПб.: Типо­гра­фия Коро­лева и комп., 1856. – 545 + XI с.
  11. Пра­вила святых Все­лен­ских собо­ров с тол­ко­ва­ни­ями. Ч. 1. / Репр. Тутаев: Пра­во­слав­ное брат­ство свв. Князей Бориса и Глеба. 2001. 1440 с.
  12. Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия. Т. XIV. Даниил – Димит­рий. М., 2007. 752 с.
  13. Чинов­ник архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния. Кн. 1. М.: Изд. Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1982. 252 с.

При­ме­ча­ния:

1. Воз­во­дить уста­нов­ле­ние сте­пени диа­кона к повест­во­ва­нию о избра­нии семи мужей для слу­же­ния столам в Деян. 6:1–7 непра­вильно, хотя цер­ков­ная тра­ди­ция знает немало при­ме­ров подоб­ного исполь­зо­ва­ния этого отрывка. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст отри­цает связь слу­же­ния диа­ко­нов и семи избран­ных мужей из книги Деяний. Именно его точка зрения была окон­ча­тельно при­нята Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в VII в. и закреп­лена 16‑м пра­ви­лом Трулль­ского собора: «…мы, сличив мысль Отцов с изре­че­нием Апо­сто­лов, обрели, что у них было слово не о мужах, слу­жа­щих Таин­ствам, но о слу­же­нии в потреб­но­стях трапез… и мы про­по­ве­дуем, что выше­пе­ре­чис­лен­ные семь диа­ко­нов не должны быть при­ем­лемы за слу­жи­те­лей Таин­ствам…».
2. По выра­же­нию Апо­столь­ских Поста­нов­ле­ний диакон должен быть «ухом, и оком, и устами, также серд­цем и душею епи­скопа, чтобы епи­скоп не забо­тился о многом, но только о важ­ней­шем». Апо­столь­ские Поста­нов­ле­ния II.44.
3. По: Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия. Т. XIV. Даниил – Димит­рий. М., 2007. 752 с. С. 572–575.
4. Хотя в исто­рии известны при­меры хиро­то­нии в диа­коны в более раннем воз­расте, напри­мер в 20 лет (Hist. eccl. III. 29). Согласно совре­мен­ной цер­ков­ной прак­тике, мини­маль­ным воз­рас­том для став­лен­ника в диа­коны явля­ется совер­шен­но­ле­тие, т. е. 18 лет.
5. Воз­ло­же­ние рук при постав­ле­нии в свя­щен­ные сте­пени было известно и в вет­хо­за­вет­ные вре­мена. Руки воз­ла­га­лись на жерт­вен­ных живот­ных в знак их выде­ле­ния для осо­бого рели­ги­оз­ного назна­че­ния (Лев. 1:4; 3:2), а также на леви­тов, когда их выде­ляли из среды народа и посвя­щали на слу­же­ние Богу (Числ. 8:10). Таким обра­зом, хри­сти­ан­ство застало руко­воз­ло­же­ние, как акт, посред­ством кото­рого извест­ное лицо выде­ля­лось из среды других, и полу­чало бла­го­сло­ве­ние и посвя­ще­ние для слу­же­ния Богу.
6. «А о руко­по­ло­же­нии диа­ко­нов поста­нов­ляю я, Филипп. Диа­кона постав­ляй, епи­скоп, воз­ло­жив на него руки, в пред­сто­я­нии Тебе всего пре­сви­тер­ства и диа­ко­нов, и, молясь, скажи: Бог Все­дер­жи­тель, истин­ный и нел­жи­вый, бога­тый среди всех при­зы­ва­ю­щих Тебя в истине, страш­ный в замыс­лах, мудрый мыслию, силь­ный и вели­кий. Услышь молитву нашу, Яхве, и внемли моле­нию нашему, и яви лицо Твое на раба Твоего сего, избран­ного Тебе на диа­кон­ство, и исполни его Духа Свя­того и силы, как Ты испол­нил Сте­фана муче­ника и под­ра­жа­теля стра­стям Христа Твоего, и спо­добь его бла­го­угодно слу­жить вру­чен­ным ему слу­же­нием непре­вратно, непо­рочно, неза­зорно, боль­шей спо­до­биться сте­пени, по хода­тай­ству Еди­но­род­ного Сына Твоего, с Кото­рым Тебе слава, честь и почи­та­ние, и Свя­тому Духу во веки. Аминь». Апо­столь­ские Поста­нов­ле­ния VIII. 17–18.
7. Test. Dom. 1.38.
8. Areor. EH. 5.2.
9. Что это за «при­зы­ва­ния», одно­значно ска­зать невоз­можно.
10. Евхо­ло­гий Бар­бе­рини [Vat. Barber, gr. 336. Fol. II. 279+52a, 233а], древ­ней­шая из сохра­нив­шихся руко­пи­сей визан­тий­ского Евхо­ло­гия. Руко­пись создана не ранее 730 г. и не позд­нее начала IX в., веро­ят­нее всего, в Южной Италии; напи­сана на пер­га­мене позд­ним биб­лей­ским унци­а­лом запад­ного типа; размер листов в сред­нем – 190 х 133 мм; пло­щадь, зани­ма­е­мая тек­стом, – в сред­нем 135 × 8085 кв. мм. Руко­пись содер­жит чино­по­сле­до­ва­ния таинств, раз­лич­ные молитвы и чины на разные случаи.
11. Это та же молитва, что чита­ется и теперь. См.: Чинов­ник архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния. Кн. 1. М.: Изд. Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1982. 252 с. С. 208.
12. Это та же молитва, что чита­ется и теперь. См.: Чинов­ник архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния. Кн. 1. М.: Изд. Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1982. 252 с. С. 209–210.
13. По мнению А.М. Пент­ков­ского, удво­е­ние молитв в чине хиро­то­нии диа­кона (так и пре­сви­тера, и епи­скопа) по срав­не­нию с еди­нич­ными молит­вами ранних чинов стало след­ствием целе­на­прав­лен­ного редак­ти­ро­ва­ния визан­тий­ских чинов хиро­то­ний.
14. Это та же молитва, что чита­ется и теперь. См.: Чинов­ник архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния. Кн. 1. М.: Изд. Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1982. 252 с. С. 210–212.
15. «Воз­гла­ше­ние „Аксиос“ служит не выра­же­нием одоб­ре­ния при избра­нии став­лен­ника, а заклю­чает в себе под­твер­жде­ние при­ня­тия им свя­щен­ного сана и молитву о сохра­не­нии им досто­ин­ства этого сана, о кото­ром гово­рится в молит­вах руко­по­ло­же­ния». Подроб­нее см.: Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия. Т. I. М., 2000. С. 411–413.
16. Свя­ти­тель Симеон в опи­са­нии чина хиро­то­нии во диа­кона не гово­рит точно, что «Аксиос» по трижды повто­ряли свя­щен­но­слу­жи­тели и певцы, но он утвер­ждает это, при­водя чины хиро­то­нии во пре­сви­тера и епи­скопа. Скорее всего точно также было и при диа­кон­ской хиро­то­нии.
17. Их сни­мают со став­лен­ника после пер­вого трое­крат­ного бла­го­сло­ве­ния архи­ерея.
18. В древ­но­сти диа­ко­ни­кон был весьма рас­про­стра­нен­ной книгой на Востоке, в отли­чие от Запада, где он почти не изве­стен. Книга для удоб­ства поль­зо­ва­ния содер­жала диа­кон­ские части бого­слу­же­ния. В сла­вян­ской руко­пис­ной тра­ди­ции диа­ко­ни­коны не были рас­про­стра­нены. Важным собы­тием в этом направ­ле­нии стал выход в свет в декабре 2007 года книги «После­до­ва­ние диа­кон­ского слу­же­ния», издан­ной про­то­ди­а­ко­ном Мак­си­мом Синю­ком. Здесь подробно опи­сы­ва­ются дей­ствия и воз­гла­ше­ния диа­кона за раз­лич­ными видами бого­слу­же­ний.
19. Здесь нет ука­за­ний на пение тро­паря «Святии муче­ницы…» трижды и хож­де­ние вокруг пре­стола, однако они содер­жатся не в после­до­ва­нии диа­кон­ской хиро­то­нии, а в конце чина постав­ле­ния ипо­ди­а­кона.
20. В руко­пи­сях XV в. встре­ча­ется особый устав, как нужно изби­рать и постав­лять достой­ных в диа­кон­ский и пре­сви­тер­ский чин. Неко­то­рые памят­ники пред­пи­сы­вают, чтобы ново­ру­ко­по­ло­жен­ный диакон «для науки» участ­во­вал в совер­ше­нии службы в тече­ние шести недель. Это ука­за­ние, видимо, появи­лось, поскольку «про­стым рус­ским мужи­кам» было недо­ста­точно семи дней для изу­че­ния бого­слу­же­ния, ведь они, как заме­чает свя­ти­тель Ген­на­дий Нов­го­род­ский, «по псал­тирю едва бредут».
21. Пово­дом к исправ­ле­нию чина стали заме­ча­ния восточ­ных пат­ри­ар­хов рус­ским архи­ереям в том, что рус­ские чины хиро­то­ний нахо­дятся в несо­гла­сии с прак­ти­кой Гре­че­ской Церкви.
22. Обычай цело­вать колено архи­ерея при хиро­то­нии был заим­ство­ван из визан­тий­ского при­двор­ного цере­мо­ни­ала. Так, напри­мер, при хри­сто­со­ва­нии с импе­ра­то­ром, если он сидел, при­вет­ству­ю­щий его цело­вал сна­чала колено, потом руку и уста госу­даря. При­двор­ный обычай был усвоен пат­ри­ар­хами, а потом и гре­че­скими епи­ско­пами. Веро­ятно, от них он и пере­шел на Русь. В «Новой Скри­жали» так объ­яс­ня­ется это цело­ва­ние: «Посвя­ща­е­мый диакон, целуя архи­ерей­скую руку и колено, т. е. свя­щен­ную одежду на колене, дока­зы­вает этим, что он сми­рено чтит досто­ин­ство архи­ерея, и испо­ве­дует, что вся власть, кото­рую при­ем­лет он от Бога, нис­хо­дит на него через посред­ство архи­ерея».
23. Епи­го­на­тий – палица.
24. Обычай воз­ла­гать омофор на голову став­лен­нику ни в одном из памят­ни­ков до XIV в. не встре­ча­ется и впер­вые упо­ми­на­ется в чинах Алек­сан­дрий­ской Церкви.
25. По чину земные поклоны архи­ерею после пер­вого и вто­рого обхож­де­ния вокруг пре­стола, рас­про­стра­нен­ные на прак­тике, не тре­бу­ются.
26. Подоб­ная прак­тика нахо­дит осно­ва­ния в ука­за­ниях и реко­мен­да­циях для свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Так, в «Ука­за­теле порядка архи­ерей­ских слу­же­ний», состав­лен­ном про­то­и­е­реем Сер­гием Дио­ми­до­вым и вышед­шим в свет в 1915 г., гово­рится: «Затем [после пер­вого обхож­де­ния пре­стола] [став­лен­ник] (без крест­ного зна­ме­ния) делает полный до земли поклон архи­ерею, встает на ноги, кре­стится и целует ука­зы­ва­е­мые архи­ереем места (край омо­фора и руку) и снова (без крест­ного зна­ме­ния) кла­ня­ется в землю пред архи­ереем. Затем делает пояс­ной поклон пре­столу и обхо­дит во второй раз святой пре­стол, целуя углы его; совер­шает покло­не­ние в том же порядке и целует крест на палице и руку архи­ерея». Эту же тра­ди­цию закреп­ляет и «Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля», издан­ная изда­тель­ством Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии в 1977 г.: «После пер­вого обхож­де­ния он [руко­по­ла­га­е­мый] кла­ня­ется архи­ерею земно, встает, кре­стится и целует конец омо­фора, а потом руку архи­ерея и опять кла­ня­ется архи­ерею земно. После вто­рого обхож­де­ния кла­ня­ется архи­ерею также земно, встает, кре­стится и целует палицу и руку архи­ерея и опять делает земной поклон архи­ерею».
27. Заме­ча­ние о моменте совер­ше­ния хиро­то­нии во диа­кона на Пре­ждео­свя­щен­ной Литур­гии до XVI в. вклю­чи­тельно поме­ща­лось в архи­ерей­ском чинов­нике.
28. В то же время в цер­ков­ной исто­рии известны случаи, когда архи­ереи руко­по­ла­гали за Литур­гией по 20 или 30 став­лен­ни­ков.

«Мос­ков­ские Епар­хи­аль­ные Ведо­мо­сти», 2008, №1 2

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки