Как я встретил духовника

К необ­хо­ди­мо­сти иметь духов­ного настав­ника люди при­хо­дят по-раз­ному. Одни, читая утрен­нее пра­вило из молит­во­слова, обна­ру­жи­вают там молитву за духов­ного отца и зада­ются вопро­сом «кого мне поми­нать?». Другие осо­знают необ­хо­ди­мость иметь духов­ного руко­во­ди­теля из соб­ствен­ного, часто непро­стого опыта. Мы попро­сили разных людей рас­ска­зать о том, как про­изо­шла эта встреча в их жизни.

Мария, мама шесте­рых детей:
– Я кре­сти­лась в 18 лет. Кре­стил меня в храме свт. Нико­лая в Куз­не­цах отец Вален­тин Асмус, кото­рого я совер­шенно не знала. Он сказал, что надо бы при­ча­щаться не реже раза в месяц и хорошо бы, чтобы был свя­щен­ник, у кото­рого я могла бы посто­янно испо­ве­до­ваться. Я решила, что мне нужно срочно найти духов­ника. Только откуда ж его взять? Еще меня мучил вопрос: как же я пойду к какому-то чужому батюшке, что-то там ему буду гово­рить, а еще надо будет брать бла­го­сло­ве­ние и руку ему цело­вать? Все это меня при­во­дило в ужас. Но я начала ходить в Куз­нецы почти каждый день – учи­лась я тогда на вечер­нем в МГУ на пси­х­факе. И вот месяц к концу под­хо­дит, срок при­ча­щаться, а я не только не укре­пи­лась в вере, а еще и начали меня мучить ужас­ные сомне­ния, вплоть до таких, что Бога ника­кого нет и все непра­вильно. Бук­вально воло­ком я себя пота­щила в храм, испо­ве­да­лась, при­ча­сти­лась, причем попала на испо­ведь к тому же отцу Вален­тину, но раз­го­ва­ри­вать долго не полу­чи­лось. Снова идет время, и снова я муча­юсь: как мне дальше быть, кого же мне найти, чтобы он мной руко­во­дил? И вот в этих стра­да­ниях при­хожу я на лекцию в уни­вер­си­тет и вижу, что одна из ауди­то­рий битком набита и туда идет чело­век в рясе. Это было самое начало 90‑х годов, и люди в рясе не часто ходили по уни­вер­си­тету. Ока­за­лось, это была лекция, кото­рую читал отец Борис Ничи­по­ров. Слушая ее, я нашла ответы на все свои вопросы. И я поду­мала: «Сейчас или нико­гда… Я должна себя заста­вить к этому чужому дяде подойти». Мне это стоило чудо­вищ­ных усилий. Кажется, я в своей жизни бOль­ших не совер­шала. Я подо­шла и ска­зала, что мне необ­хо­димо с ним пого­во­рить. Он меня выслу­шал, и я стала к нему ездить. Он очень мне помог. Тогда мне было плохо еще и потому, что за год до этого у меня умерла мама. Мне было необ­хо­димо рас­ска­зы­вать ему все, что было на душе. А о. Борис был весе­лый и свет­лый чело­век. Иногда он гладил меня по головке, иногда гово­рил, что хватит зани­маться сума­сше­ствием. Позже о. Борис мне рас­ска­зы­вал, что он в тот момент очень бес­по­ко­ился за мое душев­ное здо­ро­вье. И хотя в резуль­тате эти всякие дурац­кие мысли у меня совсем не ушли, но я научи­лась с ними жить. Я стала петь на кли­росе, начала поти­хоньку пони­мать, что про­ис­хо­дит в храме.
О. Борис считал, что жен­щине обя­за­тельно нужно выхо­дить замуж, что ненор­маль­ное цеп­ля­ние за духов­ника про­ис­хо­дит от жен­ского оди­но­че­ства. Он мне часто гово­рил, что я должна думать о том, что у меня должна быть хоро­шая семья, дети, что я должна про­сить об этом Бога, и тогда Он обя­за­тельно мне пошлет какого-нибудь хоро­шего чело­века. Так и слу­чи­лось.
Когда я вышла замуж, у нас нача­лась какая-то совсем другая жизнь. Мы с мужем стали гораздо реже к нему ездить. Как-то, когда я уже была бере­менна вторым ребен­ком, после службы батюшка ко мне под­хо­дит и гово­рит: «Что, Машенька, ты хотела со мной пого­во­рить?» А я пони­маю, что у меня нет ника­ких про­блем. Мне не о чем его спра­ши­вать. И он гово­рит: «Это потому, что у тебя хоро­ший муж».
Про­блемы, кото­рые нужно было обсу­дить со свя­щен­ни­ком, у меня воз­ни­кали при­мерно раз в год. Я пони­мала, что у меня нет необ­хо­ди­мо­сти непре­менно регу­лярно испо­ве­до­ваться у о. Бориса. Он как бы отпу­стил меня в само­сто­я­тель­ное пла­ва­ние. Раз в пол­года мы ста­ра­лись при­ез­жать к о. Борису, но почему-то ока­зы­ва­лось, что он отсут­ствует или у него нет вре­мени с нами раз­го­ва­ри­вать. Я сна­чала из-за этого пере­жи­вала, а потом поняла, что, навер­ное, так и надо: когда-то бук­вально спас меня от отча­я­ния, а сейчас нужен кому-то дру­гому.
В основ­ном мы ходили в храм Ильи Обы­ден­ного на Кро­пот­кин­ской, куда с пеле­нок был носим, а потом само­сто­я­тельно ходил мой супруг. Он всегда считал, что нор­мально, когда чело­век ходит в бли­жай­ший к дому храм и испо­ве­ду­ется тому, кто там есть. Он счи­тает, и я с ним согласна, что не нужно обсуж­дать со свя­щен­ни­ком пусть даже важные жиз­нен­ные вопросы, если они не свя­заны с духов­ной жизнью, с нрав­ствен­ным выбо­ром.
У нас был период, когда мы пере­стали счи­тать, что нам необ­хо­димо кого-то назы­вать своим духов­ным отцом, но одно­вре­менно это был период муче­ний – в какой храм, к какому батюшке ходить? Он про­дол­жался несколько лет. Потом кто-то из зна­ко­мых сказал, что неда­леко от нашего дома есть храм Покрова Божией Матери, где насто­я­тель – о. Вален­тин Асмус – тот свя­щен­ник, кото­рый меня кре­стил. Я пошла в тот храм и в резуль­тате оста­лась, и муж мой тоже стал туда ходить. Вместе мы сейчас ходим к о. Вален­тину. И по важным вопро­сам сове­ту­емся с ним. Но я боюсь назы­вать о. Вален­тина этим высо­ким словом – «духов­ный отец». Я сейчас просто живу и раду­юсь, что наша семья ходит в один храм, что мы имеем воз­мож­ность испо­ве­до­ваться у одного свя­щен­ника, кото­рый знает нашу семью и видит наших детей.

Вяче­слав, фото­граф:
– Я искал живого Бога. И вот, набив немало шишек на этом пути, я узнал своего Бога в Христе. Но как к Нему прийти? Я понял, что вернее всего идти, когда рядом есть кто-то, кто уже идет этим путем. И первый же мой приход в храм в поис­ках про­вод­ника ока­зался в смысле этих поис­ков послед­ним. Свя­щен­ник выслу­шал исто­рию моих стран­ствий и сказал про­стые слова: «Я верю в ваше спа­се­ние». Эти слова были паро­лем. Как бывает, когда раз­вед­чик про­би­ра­ется из вра­же­ского тыла через стан непри­я­теля, попа­дает к своим, а они его раньше в глаза не видели. И нужно друг друга понять. Он должен ска­зать им какие-то слова, чтоб они поняли, что он – свой. И в моем случае это, навер­ное, были слова пока­я­ния, любви, вер­но­сти Христу. А в каче­стве ответа про­зву­чали вот эти духов­ни­че­ские слова.
Я убеж­ден, что лучший способ найти духов­ника – дове­риться Богу. Когда для меня стало оче­вид­ным, что блуж­да­ния в духов­ных про­сто­рах Все­лен­ной – это дело небла­го­дар­ное, я дове­рился Тому, к Кому шел, и прак­ти­че­ски тут же буду­щий отец ото­звался. Ведь кто есть духов­ник? Образ Отца Небес­ного.

про­то­и­е­рей Леонид Царев­ский, насто­я­тель храма Казан­ской иконы Божией Матери в селе Пуч­ково:
– Кре­стился я у одного заме­ча­тель­ного свя­щен­ника, живу­щего далеко от моего дома. Первое время ездил к нему в храм. Но через несколько меся­цев после кре­ще­ния вдруг один чело­век спро­сил меня: «А у тебя есть духов­ный отец?» А к этому вре­мени я стал бывать в других храмах, просто из инте­реса. Ходил на испо­ведь к разным свя­щен­ни­кам. Но помню, что после этого вопроса оза­бо­тился: надо бы найти духов­ного отца. И вдруг обна­ру­жил, что все испо­веди у разных свя­щен­ни­ков были мне на пользу. Тогда стал молиться о том, чтобы Гос­подь послал мне духов­ного отца. И при­смат­ри­вался к свя­щен­ни­кам. У неко­то­рых испо­ве­до­ваться было осо­бенно уте­ши­тельно. Одним из таких свя­щен­ни­ков был про­то­и­е­рей Алек­сандр Шар­гу­нов из храма иконы Божией Матери «Всех скор­бя­щих Радость» на Ордынке. Его про­по­веди меня вдох­нов­ляли, направ­ляли по жизни. Было несколько слу­чаев, когда именно от него исхо­дили наи­бо­лее важные бла­го­сло­ве­ния. Где-то через год после первой встречи с ним я попро­сился к нему в духов­ные чада. Он отве­тил: «Хорошо, будем молиться вместе». И вот уже 18 лет мы вместе, хотя послед­ние годы видимся редко.
В моем пони­ма­нии нет особых раз­ли­чий в опре­де­ле­нии слов «духов­ник» и «духов­ный отец». Если давать опре­де­ле­ния, они могут быть точ­ными по смыслу слов, а в жизни полу­ча­ется по-дру­гому.
Сама Цер­ковь нам реко­мен­дует иметь духов­ного отца, ведь даже в утрен­нем пра­виле есть соот­вет­ству­ю­щая молитва. Но я знаю людей, кото­рые поми­нают несколь­ких свя­щен­ни­ков, тех, кто осо­бенно повлиял на их жизнь.
Когда чело­век имеет такой настрой – пусть батюшка решит все мои про­блемы, – у того чаще всего ничего не реша­ется. Потому что если чело­век повер­нут на самого себя, то очень трудно решить его про­блемы. Отец Алек­сандр всегда учил меня ответ­ствен­но­сти.
Очень важная тема – вер­ность. Бывает, воз­никло непо­ни­ма­ние с духов­ни­ком по какому-нибудь поводу. И есть люди, кото­рые сразу убе­гают, гово­рят: все, батюшка не пони­мает меня! Допу­стим, ты обна­ру­жил – что-то не так, так это надо вместе выяс­нять. Вообще, в духов­ной жизни важны не чув­ства духов­ного чада или отца, а реаль­ная доб­ро­де­тель – любовь, тер­пе­ние, сми­ре­ние, послу­ша­ние. Мне известны случаи, когда духов­ник отпус­кал чело­века к дру­гому свя­щен­нику.
С послу­ша­нием тоже сплош­ные пере­косы. Что значит «отре­че­ние своей воли»? Одно дело монах в мона­стыре, другое – миря­нин. Чаще всего бывают наду­ман­ные вещи: начи­та­ются при­хо­жане пате­ри­ков и вооб­ра­жают, что могут так же слу­шаться, как там опи­сы­ва­ется. А послу­ша­ние должно быть по любви. Ведь духов­ник – не старец (это бывает редко), и чтобы тре­бо­вать от чада абсо­лют­ного послу­ша­ния, ему надо быть уве­рен­ным в том, что он точно знает волю Божию. Вза­им­ное послу­ша­ние, вза­им­ная любовь. Воля Божия в том, чтобы мы ее искали! Иногда чело­век хочет узнать волю Божию по таким пово­дам, кото­рые к воле Божией почти и не отно­сятся. Есть вещи ней­траль­ные, кото­рые будут так или эдак решены, ничего от этого не изме­нится. А вот сде­ла­ешь ты добро или зло – это важно.
Сейчас очень рас­про­стра­нено на какое-нибудь дело брать бла­го­сло­ве­ние. В целом, думаю, это пра­вильно. Но бла­го­сло­ве­ние у свя­щен­ника – это некий мини­мум. Нужно и самому как сле­дует помо­литься, чтобы твое дело устро­и­лось по воле Божией. А то какая-то магия полу­ча­ется: батюшка бла­го­сло­вил, больше ничего не нужно.
И духов­ник, и его чада должны испы­ты­вать волю Божию. С Хри­стом были 12 апо­сто­лов – бли­жай­ших уче­ни­ков, 70 уче­ни­ков – второй круг апо­сто­лов и еще огром­ное коли­че­ство уче­ни­ков не бли­жай­ших. Точно так же и на при­ходе есть люди, кото­рые нуж­да­ются в более тща­тель­ном попе­че­нии свя­щен­ника, есть некий сред­ний вари­ант и есть те, кото­рые ходят в храм, но спра­ши­вают что-то изредка, и им этого доста­точно. И все равно это отно­ше­ния тоже духов­ни­че­ские.

Нико­лай, ста­ро­ста храма:
– Спе­ци­ально я духов­ника не искал, вообще в храм ходил редко, но так полу­ча­лось, что почти всегда попа­дал на испо­ведь к о. Кон­стан­тину Кобе­леву, свя­щен­нику храма свт. Нико­лая в Бирю­леве. Потом ста­ра­ни­ями о. Кон­стан­тина я стал ходить в храм чаще и захо­тел, чтобы именно этот свя­щен­ник стал моим духов­ни­ком. Я не дерзал ему об этом ска­зать, но все же молился за него именно как за духов­ного отца.
Для меня было очень важно его уча­стие в моей жизни. Я чув­ство­вал его горе­ние к Богу и ближ­нему и тянулся к нему. Он очень нерав­но­душ­ный свя­щен­ник. Мне захо­те­лось под­ра­жать ему в его заботе обо всех, с кем он сейчас рядом. Я рано поте­рял отца, и мне всегда очень хоте­лось, чтобы у меня был отец или стар­ший това­рищ. И в отце Кон­стан­тине я нашел того, кого, может даже неосо­знанно, искал.
Я ему цели­ком и пол­но­стью дове­ряю. Мы иногда хотим видеть свя­щен­ника про­зор­ли­вым, чтобы он нам гово­рил, что нам делать, куда пойти рабо­тать. Но такое отно­ше­ние к духов­нику опасно для него и по отно­ше­нию к нему нера­зумно и неува­жи­тельно. Ведь свя­щен­ники так же нуж­да­ются в нашей помощи, и не только в молит­вен­ной.

Вла­ди­слав, режис­сер ТВ:
– Все серьез­ные поступки в своей жизни я сделал с бла­го­сло­ве­ния духов­ного отца. Первый свя­щен­ник, с кото­рым меня позна­ко­мили друзья, и стал моим духов­ным отцом. Насто­я­щего своего отца я прак­ти­че­ски не знал. Поэтому появ­ле­ние чело­века, кото­рому была небез­раз­лична моя судьба, для меня было очень важно.
Многое, пожа­луй, я бы так и не решился сде­лать, если бы не бла­го­сло­ве­ние. Напри­мер, так я бросил курить. Курил я с 14 лет, просил Бога изба­вить меня от этого, но никак не полу­ча­лось. И вот батюшка мне гово­рит: «Начи­на­ется Вели­кий пост, первую неделю поста не кури». Я в ответ: «Да вы что, я не могу». Тогда он гово­рит: «До при­ча­стия не допущу…» Я неделю не курил, еле выдер­жал, при­ча­стился и снова стал курить. Через какое-то время батюшка меня спра­ши­вает: «Ну как, не куришь?» При­шлось при­знаться, что курю. И тогда он про­из­нес: «Запре­щаю навсе­гда!» – и пере­кре­стил меня. Я пришел в ужас: да у меня теперь ника­кой жизни не будет!.. А после этого что-то про­изо­шло, и спустя неко­то­рое время я вдруг обна­ру­жил, что могу не курить, что я сво­бо­ден. Это было лет 12 назад.
Похо­жая ситу­а­ция была и с выбо­ром моей нынеш­ней про­фес­сии. Могу ска­зать, что часто мне было непри­ятно и нелегко слы­шать то, что гово­рил мне батюшка, это вызы­вало про­тест. Но когда я пре­одо­ле­вал себя и слу­шался, то в резуль­тате ока­зы­ва­лось, что при­об­ре­тал гораздо больше, чем боялся поте­рять. Свя­щен­ник, конечно, не пред­ска­за­тель, но, как чело­век духовно более опыт­ный, он пред­ла­гает ори­ен­тиры, све­ря­ясь с кото­рыми ты дела­ешь верный выбор.
Если бы не мой духов­ный отец, я бы не сдви­нулся с места под тяже­стью своих грехов. Его молит­вами, я уверен, покры­ва­ются многие грехи, нести их бремя ста­но­вится легче, и в конце концов они пре­одо­ле­ва­ются. Когда у тебя есть духов­ный отец, ты пони­ма­ешь, что ты не одинок.

Ната­лья Нико­ла­евна Соко­лова, матушка, 5 детей, 15 внуков, 10 пра­вну­ков:
– Как найти духов­ника? Духов­ник не гриб, чтобы его нахо­дить. Духов­ни­ков Бог посы­лает. А народ очень хва­та­ется за внеш­нее. Духов­ник – тот, кому ты душу свою откры­ва­ешь.
Один раз в жизни я обща­лась с отцом Мит­ро­фа­ном (Сереб­рян­ским). Это было в ноябре 1945 года. Мне нужно было понять, что делать: мама не хотела меня отпус­кать замуж в Греб­нево. А у меня там все сердце мое было, вся любовь моя была – буду­щий мой супруг отец Вла­ди­мир. А мама ска­зала: «Нет, дочка про­фес­сора, из Москвы, в деревню?.. Забудь про это Греб­нево!..» И я поехала к отцу Мит­ро­фану. Решила, что если не в Греб­нево, то я в мона­стырь пойду. А отец Мит­ро­фан сказал: «Чем скорее замуж, тем лучше. Не бойся, счаст­лива будешь». А потом пред­ска­зал, что детей у меня возь­мет Гос­подь. Но и у меня много оста­нется. Потом много мне гово­рил о том, что будет: «Матушка, вре­мена другие будут. По улицам Москвы крест­ные ходы пойдут, коло­кола зазво­нят…» – «Батюшка, ну какие коло­кола? Коло­кольни все взо­рваны!..» Я не могла тогда никому это рас­ска­зы­вать, потому что боя­лась: рас­ска­жешь кому – скажут, что он из ума выжил. Я только Володе и папе это рас­ска­зала. И все запи­сала тогда. А ведь так и вышло – и коло­кола зазво­нили, и двоих детей у меня Гос­подь взял.
Я не могу ска­зать, что у меня был духов­ный отец. Но у меня был папа, Нико­лай Евгра­фо­вич Пестов. Папа и мама были духов­ными детьми отца Сергия Мечева. Какие вопросы у меня духов­ные воз­ни­кали с дет­ства – папочка мне все всегда объ­яс­нял. Хотя, помню, были у меня такие иску­ше­ния лет в 12–13, какие я и папе не могла ска­зать, а все ждала, когда же к нам батюшка придет, чтобы ему испо­ве­даться.
Насто­я­щий духов­ник свое чадо духов­ное должен выслу­шать, полю­бить его. Если он увидит, что чело­век кается в грехах, ищет пути к Богу, то он тоже заго­ра­ется в ответ. А когда испо­ве­ду­ешься – грехи любому свя­щен­нику отдать можно. Как гряз­ную рубашку в любую пра­чеч­ную можно отне­сти.
Мои сыно­вья-свя­щен­ники мне гово­рили, что самое тяже­лое для них – это когда их начи­нают спра­ши­вать: «Батюшка, посо­ве­туйте, выхо­дить мне замуж за этого или нет?..» Как же можно с лета понять, что у них за ситу­а­ция. Что мы, гово­рят, про­зор­ли­вые, что ли? А то многие хотят, чтобы батюшка все за них знал.

Ком­мен­та­рий свя­щен­ника

про­то­и­е­рей Арка­дий Шатов, насто­я­тель храма св. блгв. царе­вича Димит­рия:
— Я не пони­маю, как можно спа­стись без духов­ного отца, хотя знаю, что неко­то­рые спа­са­ются. Заме­ча­тель­ный старец прп. Паисий Велич­ков­ский всю жизнь искал духов­ного руко­во­ди­теля и нашел, в конце концов, книги. Опыт святых отцов служил ему руко­вод­ством. Но это был вели­кий и очень труд­ный подвиг.
Если нет духов­ника, как опре­де­лить, пра­вильно я посту­паю или нет? Конечно, надо читать Еван­ге­лие. Но ведь известно, что все ереси осно­вы­ва­ются на раз­ли­чиях в тол­ко­ва­нии Еван­ге­лия. Можно попро­бо­вать спа­стись, осно­вы­ва­ясь на разуме. Но разум чело­века иска­жен грехом. Я сейчас пони­маю, что вчера или десять лет назад был неправ, совер­шая тот или иной посту­пок, но тогда я этого не пони­мал. Если бы я тогда поло­жился на свой разум, я бы совер­шил страш­ный грех. Можно попро­бо­вать дове­риться чув­ству — но и чув­ства иска­жены грехом. Неко­то­рые счи­тают, что надо слу­шать свое сердце. Но неочи­щен­ное сердце может такое под­ска­зать!
Именно духов­ник, как мне кажется, помо­гает учиться обще­нию с Богом. Потому что Бог — это не свод правил, не просто пра­виль­ное рас­суж­де­ние или добрые чув­ства. Бог — это Лич­ность, перед Кото­рой я должен сми­риться, Кото­рую я должен научиться любить. А для этого необ­хо­димо само­от­ре­че­ние. Именно само­от­ре­че­нию и можно научиться, слу­ша­ясь духов­ника.
Неко­то­рые гово­рят, что если чело­век цели­ком дове­ря­ется своему духов­нику, отвер­гая свою волю, то он не научится ответ­ствен­но­сти. Это совер­шенно непра­вильно. Авва Доро­фей заме­ча­тельно об этом пишет: мы все силы должны направ­лять к испол­не­нию воли Божией и не верить своему сердцу. То есть если чело­века бла­го­сло­вили на что-то доброе, а он сделал это плохо, небрежно, ответ­ствен­ность лежит на нем, а не на духов­нике. Бла­го­сло­ве­ние не «рабо­тает» авто­ма­ти­че­ски, бла­го­сло­ве­нием дается направ­ле­ние и выра­жа­ется дове­рие, но чело­век должен при­ло­жить мак­си­маль­ные усилия для выпол­не­ния дела.
Когда чело­век слу­шает духов­ника, он совер­шает подвиг отсе­че­ния своей воли, а без отсе­че­ния своей воли невоз­можно узнать волю Божию. Един­ствен­ный же способ отсе­че­ния своей воли — это послу­ша­ние. Вот, напри­мер, стану я бороться с каким-либо своим при­стра­стием без духов­ника, своими силами. Но ведь тогда я сам себя оце­ни­ваю, сам себе судья. А может, я это делаю с тще­сла­вием, или с гор­до­стью, или хочу пока­зать сам себе, какой я силь­ный? Чело­век сам этого не может отсле­дить. А вот когда он делает это по послу­ша­нию, потому, что дове­ряет своему духов­нику, то духов­ник видит его истин­ное состо­я­ние и может им руко­во­дить.
Пра­во­сла­вие пере­да­ется из уст в уста. И чело­век, нашед­ший духов­ника, у кото­рого тоже был духов­ник, а у того — свой духов­ник, и не фор­маль­ный, а любя­щий свое чадо всем серд­цем, в этом случае входит в живую бла­го­дат­ную тра­ди­цию цер­ков­ной жизни. До наших дней доне­сена эта духов­ная тра­ди­ция: отцом Иоан­ном (Кре­стьян­ки­ным), отцом Павлом (Тро­иц­ким), отцом Все­во­ло­дом Шпил­ле­ром, кото­рый был заме­ча­тель­ным духов­ни­ком, отцом Таври­о­ном (Батозским), отцом Павлом (Груз­де­вым). Были и другие старцы, испо­вед­ники, есть разные духов­ни­че­ские школы.
Как жить, если у чело­века нет духов­ника? Я думаю, что надо его искать, надо молиться Божией Матери о духов­нике. А пока нет такого духов­ника, какого бы ты хотел, надо выби­рать лучшее из того, что есть. Ори­ен­ти­ро­ваться в этом поиске надо на того, кто реально помо­гает твоему духов­ному спа­се­нию. Надо все взве­сить, помо­литься и выбрать того луч­шего, кото­рый сейчас есть, к кото­рому чув­ству­ешь дове­рие, кото­рый помо­гает твоему духов­ному росту: ты у него испо­ве­ду­ешься и чув­ству­ешь, что побеж­да­ешь ту или иную страсть. Для меня всегда была глав­ной борьба с гор­ды­ней и само­стью. Я выби­рал из тех духов­ни­ков, о ком я знал, пошел к одному, он гово­рит — я тебя испо­ве­до­вать не могу, иди к тому-то. Пошел, он гово­рит — я тебя испо­ве­до­вать не могу, и поре­ко­мен­до­вал еще кого-то, и так я нашел духов­ника. Мучи­тель­ный был про­цесс. Но обя­за­тельно надо искать. Причем искать не стар­цев, есть такая ошибка у людей — сразу искать старца. Конечно, хорошо найти бла­го­дат­ного старца, кото­рый знает волю Божию. Это милость Божия, когда Гос­подь такого посы­лает. Но спе­ци­ально их искать не надо. Если чело­век дове­рится Богу и будет молиться, при этом слу­шаться духов­ника, то через него Бог откроет Свою волю. Я по себе знаю совер­шенно четко: иногда при­хо­дят люди на испо­ведь, о чем-то спра­ши­вают, я им начи­наю что-то гово­рить, и как-то сердце откры­ва­ется, про­свет­ля­ется разум, при­хо­дят какие-то мысли. А бывает, под­хо­дит чело­век и дума­ешь: что ему ска­зать? И ничего не можешь ска­зать. Абсо­лютно. Зави­сит это, я думаю, не от меня, а от самого испо­ве­ду­ю­ще­гося, от его внут­рен­ней прав­ди­во­сти, готов­но­сти услы­шать и послу­шаться. Известно, что и у не очень совер­шен­ных свя­щен­ни­ков бывают заме­ча­тель­ные духов­ные чада, и они спа­са­ются, потому что слу­ша­ются.
Если чело­век дей­стви­тельно хочет спа­стись, то он будет спа­саться через духов­ника. Если у него другие цели: он хочет жениться, устро­ить свою жизнь или еще что-то — ну, тогда можно рас­суж­дать, слу­шаться не слу­шаться. У аввы Доро­фея был ученик Доси­фей; когда он смер­тельно забо­лел, авва Доро­фей давал ему разные лекар­ства, а Доси­фей вспом­нил, что от его болезни помо­гают недо­ва­рен­ные яйца, но он не хотел испол­не­ния своей воли. Однако помы­сел этот его мучил. И он гово­рит авве Доро­фею: авва, дай мне слово, что ты не сде­ла­ешь то, о чем я тебе скажу. Авва Доро­фей согла­сился. Доси­фей сказал ему: мне бы помогли недо­ва­рен­ные яйца, а ты мне их не даешь, но я не хочу, чтобы ты мне их давал, я просто испо­ве­даю тебе свой помы­сел. Авва Доро­фей про это забыл и лечил его по-преж­нему. И не выле­чил, Доси­фей умер. Может, если бы ему давали эти недо­ва­рен­ные яйца, он бы еще пожил, но для него было глав­ным войти в Цар­ство Небес­ное, и он вошел туда после пяти лет жизни в мона­стыре при абсо­лют­ном послу­ша­нии духов­нику. Сейчас мало кто так может слу­шаться, может быть, поэтому сейчас и мало духов­ни­ков.
Неко­то­рые боятся, что духов­ник коман­до­вать будет, рас­по­ря­жаться. Насто­я­щие духов­ники — всегда крот­кие и сми­рен­ные, они ищут испол­не­ния не своей воли, а чтобы чело­веку понять волю Божию. Все те заме­ча­тель­ные старцы, кото­рых я знал, нико­гда не были ни дес­по­тами, ни коман­ди­рами, не при­нуж­дали кого-то испол­нять свою волю. Но если чело­век совер­шал посту­пок, кото­рый мог при­ве­сти к его духов­ной гибели, они гово­рили: ищи себе дру­гого духов­ника, я не могу тебя испо­ве­до­вать, потому что ты не слу­ша­ешься. Правда, это край­ний случай. Бывало и так, что чело­век не слу­шался, а они все равно его тер­пели.
С другой сто­роны, нельзя искать мяг­кого духов­ника. Отец Павел (Тро­иц­кий) гово­рил, что мягкий духов­ник — горе для пасо­мых. Конечно, духов­ники очень разные, и каждый нахо­дит духов­ника в соот­вет­ствии с тем, что в душе нужно испра­вить: если ногу под­вер­нул, нужен трав­ма­то­лог, если сердце болит — кар­дио­лог, так и здесь.
Инте­ресно, но, когда девушки выхо­дят замуж, дей­стви­тельно, они реже при­хо­дят на испо­ведь.
А раньше чаще при­хо­дили не потому, что искали духов­ной жизни, а потому, что были оди­ноки. Я не считаю нор­маль­ным, когда чело­век просто ходит в бли­жай­ший храм и испо­ве­ду­ется у того, кто там есть. Может, для совер­шен­ных людей, кото­рые чув­ствуют, что у них все в порядке и им надо просто пока­яться в грехах, а все решить они смогут и сами, духов­ник не нужен. Лично я чув­ствую себя крайне греш­ным и нуж­да­ю­щимся в совете. Я бы точно погиб, если бы у меня не было духов­ника.

журнал “Нескуч­ный сад”

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки