Неокатехуменат

Неокатехуменат


«Неока­теху­ме­нат» — дви­же­ние в като­ли­цизме, глав­ной целью кото­рого про­воз­гла­ша­ется кате­хи­за­ция и при­ве­де­ние к цер­ков­ной жизни уже кре­щен­ных, но недо­ста­точно воцер­ко­в­лен­ных взрос­лых людей.

 
«Неока­теху­ме­нат» — дви­же­ние в като­ли­цизме, глав­ной целью кото­рого про­воз­гла­ша­ется кате­хи­за­ция и при­ве­де­ние к цер­ков­ной жизни уже кре­щен­ных, но недо­ста­точно воцер­ко­в­лен­ных взрос­лых людей.

 

История движения “Неокатехуменат”

“Неока­теху­ме­нат” это дви­же­ние в Рим­ской като­ли­че­ской церкви, осно­ван­ное испан­цем Кико Аргу­елло и Кар­мен Хер­нан­дез в 1964 году. Дви­же­ние воз­никло как ответ на Вто­рой Вати­кан­ский собор, секу­ля­ри­за­цию обще­ства. Цель дви­же­ния — воз­ро­дить в церкви общин­ность, кате­хи­за­ция взрос­лых людей. Дви­же­ние состоит за отдель­ных доста­точно замкну­тых общин, члены кото­рых сов­местно идут ко спа­се­нию, общины закры­тые и в каж­дой из них может быть не более 50 чело­век, общин­ная жизнь крайне интен­сивна, в каж­дой общине есть Стар­ший. Община рож­да­ется в резуль­тате двух­ме­сяч­ной кате­хи­за­ции, когда про­воз­гла­ша­ется Керигма — Слово Спа­се­ния, и Цер­ковь даёт обе­ща­ние, какое полу­чил Авраам — полу­чишь Сына и Землю. Дальше те, кто хочет, вхо­дят на Путь. Пер­вое время пути — это время напря­же­ния, когда Слово Божие схо­дит на тех, кто Его слу­шает, сма­чи­вая раны, раз­мяг­чая корки и исце­ляя. В это время бра­тья познают друг друга, вскры­ва­ются вся­кие слож­но­сти и труд­но­сти в отно­ше­ниях. Потом при­хо­дит пер­вый этап — скру­ти­ниум (испы­та­ние), когда Цер­ковь испы­ты­вает веру катеху­ме­нов, давая им Слово Божие. И опять время напря­же­ния, когда Слово Божие испол­ня­ется в тех, кто Его при­нял. Дальше есть ещё этапы, когда Цер­ковь вво­дит чело­века в молитву, вру­чает “Отче наш..”, Кредо и т.д. до обнов­ле­ния обе­тов кре­ще­ния. На Литур­гиях слова чита­ются тек­сты из Биб­лии, а потом люди делятся тем, что дан­ный отры­вок зна­чит для его жизни.
“Неока­теху­ме­нат” вызы­вает нега­тив­ные чув­ства у части като­ли­че­ской церкви (свя­щен­ни­ков и мирян) из-за своей замкну­то­сти (их ино­гда обви­няют в сек­тан­тизме) и экс­прес­сив­но­сти. В июне 2008 года Вати­кан офи­ци­ально, что неока­теху­ме­наль­ный путь не про­ти­во­ре­чит уче­нию Като­ли­че­ской Церкви.
На 2001 год общины “Неока­теху­ме­ната” суще­ство­вали при­мерно в 5000 при­хо­дах, а число самих общин пре­вы­сило 16700 (8 тысяч в Европе, 7300 в Аме­рике, больше всего общин в Ита­лии — более 10 тысяч — и Испа­нии — более 7 тысяч). На сере­дину 2008 года на пост­со­вет­ском про­стран­стве суще­ство­вали 104 общины. Суще­ствует 46 неока­теху­ме­нат­ных семи­на­рий “Redemptoris Mater” (епар­хи­аль­ные семи­на­рии, тесно свя­зан­ные с дви­же­нием), где обу­ча­ется 1,5 тысячи семи­на­ри­стов (с 1989 по 2001 было руко­по­ло­жен 731 выпуск­ник таких семинарий).

Почему я люблю Неокатехуменат? — о. Дариуш Ковальчик

24 марта 2000 в Гали­лее, около Горы Бла­женств, Иоанн Павел II встре­тился со 100 тыся­чами моло­дых людей из 80 стран мира. Поло­вина из них при­над­ле­жала к Неока­теху­ме­наль­ному Пути. Папа отслу­жил Литур­гию под боль­шим шатром, запро­ек­ти­ро­ван­ным осно­ва­те­лем Неока­теху­ме­ната, Кико Аргу­эйо. В тот же день Свя­тей­ший Отец освя­тил постро­ен­ный по ини­ци­а­тиве и на сред­ства чле­нов Неока­теху­ме­наль­ного Пути Центр «Гали­лей­ской Дом», кото­рый нахо­дится на Горе Бла­женств. Кто такие неока­теху­мены, кото­рые так заметны в совре­мен­ной Като­ли­че­ской Церкви?

Исто­рия

Для Кико Аргу­эйо, моло­дого испанца, пере­лом­ным момен­том было столк­но­ве­ние с кон­крет­ной чело­ве­че­ской бедой. Перед ним встала ниц­ше­ан­ская дилемма: или Бог хоро­ший, но не может ничего сде­лать, чтобы помочь несчаст­ным, или может им помочь, но не делает, потому что жесто­кий. Боль­шие сомне­ния закон­чи­лись боль­шой неожи­дан­но­стью: «Зна­ете, что я уви­дел в тех людях? Я не уви­дел то, о чем гово­рил Ницше. Я уви­дел в них Рас­пя­того Христа».

Кико НЕ мора­ли­за­тор­ство­вал, не упре­кал, а про­воз­гла­шал, как умел, рас­пя­того и вос­крес­шего Иисуса

Кико не только испы­тал Иисуса в убо­гих, но и решил жить вме­сте с ними. Этот талант­ли­вый худож­ник взял с собой Биб­лию и гитару и ушел жить среди бед­ных цыган в бара­ках Пальо­ме­рас Алтас в при­го­роде Мад­рида. Когда одна­жды в такой убо­гой цыган­ской семье Кико про­бо­вал раз­го­ва­ри­вать о Боге, то ста­рая нерв­ная цыганка пре­рвала его: «Это все выдумки попов. Бог есть, но о жизни после смерти мы ничего не знаем.

Мой отец умер и всё ещё не при­шел домой. Ты его видел? Я вот нет! И ты вообще слы­шал о ком-то, кто вер­нулся с клад­бища живым? Обес­по­ко­ен­ный «про­по­вед­ник» не знал, что отве­тить. Вер­нулся домой и начал читать Биб­лию. В Апо­столь­ских Дея­ниях нашел фраг­мент, кото­рый гово­рил о том, как про­ку­ра­тор Фест объ­яс­нял царю Агриппе дело неко­его Павла из Тарса. «Обсту­пив его, обви­ни­тели не пред­ста­вили ни одного из обви­не­ний, какие я пред­по­ла­гал; но они имели неко­то­рые споры с ним об их Бого­по­чи­та­нии и о каком-то Иисусе умер­шем, о Кото­ром Павел утвер­ждал, что Он жив.» (Деян 25, 18–19). Теперь Кико знал, что отве­тить ста­рой цыганке. Понял, что она хотела услы­шать сви­де­тель­ство чело­века, кото­рый умер, но вер­нулся с клад­бища живой, рас­ска­зы­вая о суще­ство­ва­нии веч­ной жизни, в кото­рой испол­ня­ются все наши ожи­да­ния. Понял также, что хри­сти­ан­ство опи­ра­ется именно на эту новость: один чело­век вос­крес; умер, но вер­нулся живой и живет до сих пор, потому что смерть не имеет над ним уже вла­сти. Тем чело­ве­ком явля­ется Иисус Хри­стос, Божий Сын.
Таким обра­зом роди­лась сооб­ще­ство нищих, про­сти­ту­ток, воров, бан­ди­тов и без­гра­мот­ных. Кико НЕ мора­ли­за­тор­ство­вал, не упре­кал, но про­воз­гла­шал, как умел, рас­пя­того и вос­крес­шего Иисуса. Про­стые слова Еван­ге­лия, пение псал­мов, молитва и кон­крет­ные сви­де­тель­ства соли­дар­но­сти изме­нили таких людей, как теперь уже очень извест­ный Жозе Агудо. Этот цыган, кото­рый нико­гда не зани­мался чест­ным тру­дом, одна­жды пове­рил, что Еван­ге­лие может изме­нить его жизнь. Отдал укра­ден­ные деньги, нашел работу, детей послал в школу, полю­бил свою жену… Невоз­мож­ное ока­за­лось возможным.
В бара­ках Кико позна­ко­мился с Кар­мен Эрнан­дес. Эта обра­зо­ван­ная жен­щина, кото­рая также стре­ми­лась быть с бед­ными, при­со­еди­ни­лась к Кико и до сего­дняш­него дня помо­гает ему в еван­ге­ли­за­ции. Первую общину посе­тил архи­епи­скоп Мад­рида Кази­миро Мор­чийо и рас­по­знал в ней дей­ствие Свя­того Духа. Он поощ­рил Кико и Кар­мен пойти со своим опы­том в при­ходы. Ока­за­лось, что Кико открыл, сам того еще не пони­мая, дина­мику катеху­ме­ната, кото­рый в пер­вых веках Церкви был эффек­тив­ным путем при­го­тов­ле­ния языч­ни­ков к при­ня­тию кре­ще­ния. Основ­ная раз­ница состо­яла в том, что Кико имел дело с кре­ще­ными. Его «метод» еван­ге­ли­за­ции, кото­рый опи­рался на про­из­не­се­нии Божия Слово, слу­же­нии литур­гии и жизни в общине, ста­вил целью новое откры­тие Таин­ства кре­ще­ния и досто­ин­ства хри­сти­а­нина, кото­рый с этого выте­кала, и поэтому речь идет о неока­теху­ме­нате. Позже на этот аспект ука­зы­вал Иоанн Павел II: «Кра­си­вое назва­ние: Неока­теху­ме­наль­ная община. Она напо­ми­нает нам катеху­ме­нов, кото­рые когда-то гото­ви­лись ко кре­ще­нию. Теперь нам этого хва­тает, потому хри­сти­ане полу­чают кре­ще­ние мла­ден­цев. Не хва­тает также этого инсти­тута пер­во­на­чаль­ной Церкви, то есть при­го­тов­ле­ние, кото­рое бы нас посвя­щали в кре­ще­ние. Кре­ще­ние про­ис­хо­дит, но нам не хва­тает зре­ло­сти. Для этого Неока­теху­ме­нат про­бует допол­нить, чего нам недо­стает» (про­по­ведь в при­ходе св. Иоанна Еван­ге­ли­ста, Рим, 18.11.1979).
Кико послу­шался архи­епи­скопа, при­нял при­гла­ше­ние двух при­ход­ских свя­щен­ни­ков Мад­рида и начал в них про­воз­гла­шать кате­хезы, воз­ник­шие в бара­ках Пало­ме­рас. Ока­за­лось, что в урба­ни­сти­че­ской среде воз­никли новые общины людей, кото­рые начали путь обра­ще­ния. Таким обра­зом Неока­теху­ме­наль­ный Путь начал рас­про­стра­няться в Мад­риде и дру­гих епар­хиях Испа­нии. Это были шести­де­ся­тые годы, период II Вати­кан­ского Собора. В Польше Неока­теху­ме­наль­ные кате­хезы нача­лись в 1975 г. в Люб­лине, в храме отцов иезуитов.

Новые харизмы

В 1968 г. Кико, по пору­че­нию архи­епи­скопа Мад­рида, начал кате­хезы в Риме. В Веч­ном Городе появи­лась Неока­теху­ме­наль­ная община. Сего­дня Неока­теху­ме­наль­ный путь суще­ствует в 80 при­хо­дах епар­хии Иоанна Павла II. Во мно­гих из них есть по несколько общин на раз­ных эта­пах фор­ма­ции. За трид­цать лет Неока­теху­ме­нат при­шел в боль­шин­ство стран всех кон­ти­нен­тов. Это про­изо­шло бла­го­даря «Неока­теху­ме­наль­ной» харизме стран­ству­ю­щих кати­хи­стов. Это люди, кото­рые остав­ляют свои дома и труд — чтобы про­воз­гла­шать кате­хезы там, где их про­сят. Видя эту новую харизму в Церкви, Иоанн Павел II заме­тил: «Думаю, что если сего­дня суще­ствуют стран­ству­ю­щие кате­хи­сты — потому что и папа начал путе­ше­ство­вать, — то это явля­ется пло­дом именно этого откры­тия. Если это богат­ство, эта тайна Хри­ста, кото­рая явля­ется частью нашего лич­ного, духов­ного и хри­сти­ан­ского тож­де­ства, открыта, то сле­дует про­бо­вать делиться ею и с дру­гими» (про­по­ведь в при­ходе св. Луки Еван­ге­ли­ста, Рим, 04.11.1979). Дру­гой «Неока­теху­ме­наль­ной» хариз­мой явля­ется мис­сия семей. Гово­рится, что вся семья, чаще мно­го­дет­ная, выез­жает в дру­гую страну, чтобы там жить и про­воз­гла­шать Слово Божие так, как его познали во время дол­го­лет­ней Неока­теху­ме­наль­ной фор­ма­ции. В Москве я встре­тил такие семьи из Польши, Ита­лии и Испа­нии. Такие мис­сии осу­ществ­ля­ются в тес­ном сотруд­ни­че­стве с мест­ным епи­ско­пом. Сле­дует заме­тить, что неока­теху­ме­наль­ные семьи отли­ча­ются откры­то­стью на жизнь (сред­няя семья имеет пять детей). Это сле­ду­ю­щая, свое­об­раз­ная «харизма» — ощу­ти­мый знак для совре­мен­ного секу­ля­ри­зо­ван­ного мира, в кото­ром рас­про­стра­нена модель «2 плюс 1», поскольку боль­шее коли­че­ство детей пред­став­ля­ется пре­пят­ствием для самореализации.
Пло­до­ви­тость мис­сии такой семьи ощу­тима, осо­бенно на тер­ри­то­рии, где не хва­тает цер­ков­ных струк­тур, без при­сут­ствия свя­щен­ника. Мно­гие семьи чув­ство­вали при­зва­ния к еван­ге­ли­за­ци­он­ному труду, но не все­гда можно было найти свя­щен­ника, кото­рый хотел бы поехать с такой семьей на мис­сию. Одно­вре­менно мно­гие члены Неока­теху­ме­наль­ного сооб­ще­ства почув­ство­вали при­зва­ние к свя­щен­ству и мис­сии в гра­ни­цах «Неока­теху­ме­наль­ной» харизмы. Вступ­ле­ние в семи­на­рию или мона­ше­ский орден озна­чал бы при­ня­тие дру­гого пути хри­сти­ан­ского раз­ви­тия. В этой ситу­а­ции роди­лась идея созда­ния семи­на­рий, в кото­рый фор­ма­ция к свя­щен­ству опи­ра­лась бы на фор­ма­ции Неока­теху­ме­наль­ного сооб­ще­ства. Пер­вая семи­на­рия, назван­ная «Redemptoris Mater», воз­никла в Риме. Теперь их более 30. (На дан­ный момент 86 — при­ме­ча­ние SLF ) Это не семи­на­рии Неока­теху­ме­наль­ного Пути, а епар­хи­аль­ные, зави­ся­щие от мест­ного епи­скопа. «Неока­теху­ме­наль­ные» семи­на­ри­сты полу­чают фило­соф­ско-бого­слов­ское обра­зо­ва­ние, как и во всех семи­на­риях. После окон­ча­ния рабо­тают в при­хо­дах сна­чала диа­ко­нами, затем свя­щен­ни­ками, пока епи­скоп не пошлет их на мис­сию вме­сте с Неока­теху­ме­наль­ными семьями. Если епар­хии не хва­тает свя­щен­ни­ков, то епи­скоп рас­по­ря­жа­ется «Неока­теху­ме­наль­ными» свя­щен­ни­ками как епар­хи­аль­ными — без вся­ких условий.

Харак­те­ри­сти­че­ской чер­той семи­на­рий «Redemptoris Mater», финан­си­ру­е­мых Неока­теху­ме­наль­ными общи­нами всего мира, явля­ется их мно­го­на­ци­о­наль­ность. Таким спо­со­бом Неока­теху­ме­наль­ный Путь отве­чает на при­зыв II Вати­кан­ского Собора: «А где дело апо­сто­лата того тре­бо­вало бы, надо уста­но­вить не только соот­вет­ству­ю­щее рас­пре­де­ле­ние пре­сви­те­ров, но также и отдель­ные пас­тыр­ские труды для раз­лич­ных обще­ствен­ных слоёв, кото­рые надо выпол­нить в какой-либо стране, или нации, или в какой-либо части света. Для этого воз­можно полезно уста­но­вить неко­то­рые мно­го­на­ци­о­наль­ные семи­на­рии, в отдель­ных епар­хиях или лич­ных управ­ле­ниях (пре­лат­ства) и про­чее подоб­ное, к кото­рым пре­сви­теры могли бы быть назна­чены или при­пи­саны, учи­ты­вая общее благо всей Церкви, спо­со­бом, кото­рым надо опре­де­лить для отдель­ных задач, сохра­няя права мест­ных иерар­хов» (РО 10).

Неока­теху­ме­нат в приходе

Что Неока­теху­ме­нат может дать при­ходу? Какова мис­сия Неока­теху­ме­ната в при­ходе? Зада­чей Церкви явля­ется перейти от пас­тыр­ства таинств, то есть «сбе­ре­га­ю­щего», к пас­тыр­ства еван­ге­ли­за­ции. Ста­ти­стика пока­зы­вает, что в боль­шин­стве при­хо­дов Запад­ной Европы в вос­крес­ной мессе участ­вует 10% веру­ю­щих. Свя­щен­ники могут доне­сти Слово и Евха­ри­стию только к ним. А что с осталь­ными? Пас­тыр­ство Таинств к ним не попа­дёт, поскольку трудно таким пас­тыр­ством назвать тра­ди­ци­он­ное кре­ще­ние, брак и отпе­ва­ние. Здесь тре­бу­ется еван­ге­ли­за­ци­он­ное и мис­си­о­нер­ское пас­тыр­ство. Пас­тыр­ство Таинств охва­ты­вает тех, кото­рые верят и хотят укре­пить свою веру. Еван­ге­ли­за­ци­он­ное пас­тыр­ство про­буж­дает веру в рав­но­душ­ных и неверующих.

Неока­теху­ме­наль­ные общины хотят быть именно такой заквас­кой в приходе

Вера необ­хо­дима для того, чтобы уви­деть Хри­ста в Таин­ствах, в епи­ско­пах, в Свя­тей­шем Отце. Воз­ни­кает вопрос: Какое при­сут­ствие Хри­ста про­буж­дает веру? Кико Аргу­эйо в бара­ках Пальо­ме­рас открыл слов молитвы Иисуса: «да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уве­рует мир, что Ты послал Меня. И славу, кото­рую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совер­шены́ воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и воз­лю­бил их, как воз­лю­бил Меня. Отче! кото­рых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, кото­рую Ты дал Мне, потому что воз­лю­бил Меня прежде осно­ва­ния мира. Отче пра­вед­ный! и мир Тебя не познал; а Я познал Тебя, и сии познали, что Ты послал Меня. И Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, кото­рою Ты воз­лю­бил Меня, в них будет, и Я в них! …» (Ин 17, 21–26). Эти слова гово­рят о любви Бога к чело­веку и о любви между людьми, кото­рую порож­дает любовь Бога к чело­веку. Именно любовь между людьми явля­ется чита­е­мым зна­ком для мира, про­буж­дает веру. Члены мно­го­ты­сяч­ных при­хо­дов очень часто явля­ются ано­ним­ными, не знают друг друга. Ано­ним­ная толпа при­хо­жан не может быть зна­ком любви и един­ства. И поэтому есть необ­хо­ди­мость в малых общи­нах, в кото­рых реа­ли­зу­ется хри­сти­ан­ская любовь между людьми, что явля­ется зна­ком для дру­гих: «Посмот­рите, какая между ними любовь!» Пер­вая община в при­го­роде Мад­рида была именно таким зна­ком для дру­гих, зна­ком надежды, что любовь суще­ствует. Она была заквас­кой, кото­рая сме­нила жизнь мно­гих, дале­ких от Бога и Церкви. Неока­теху­ме­наль­ная община хочет быть именно такой заквас­кой в ​​при­ходе, тем, что при­тя­ги­вает дале­ких от Бога. Иоанн Павел II рас­по­знал этот аспект харизмы Неока­теху­ме­наль­ного Дороги: «При­ход явля­ется чем-то более широ­ким, чем ваша община, но Иисус именно так все и упо­ря­до­чил. Он гово­рит о закваске: есть закваска и есть тесто, и закваска все­гда будет чем-то малым. Тесто явля­ется тестом, и тре­бует закваски … Про­дол­жайте работу в этом при­ходе, оста­ва­ясь заквас­кой, про­дол­жайте заква­ши­вать» (про­по­ведь в при­ходе Непо­роч­ного Зача­тия, Рим, 07.03.1982).
Дина­мика Неока­теху­ме­наль­ной общины такова, что новая община начи­нает путь обра­ще­ния, про­ходя через раз­лич­ные этапы фор­ма­ции. Никто в неё уже не может всту­пить. Жела­ю­щий всту­пить на Неока­теху­ме­наль­ный Путь дол­жен пройти Неока­теху­ме­наль­ные кате­хезы и всту­пить в новую общину, кото­рая созда­ется после таких кате­хез. Поэтому в одном при­ходе может быть много Неока­теху­ме­наль­ных общин на раз­ных эта­пах фор­ма­ции. Напри­мер, в рим­ском при­ходе Кана­дей­ских Муче­ни­ков, к кото­рому при­над­ле­жит 4000 жите­лей, но 30 лет назад храм был почти пустым, теперь же есть 24 общины, име­ю­щий в сово­куп­но­сти 950 детей. Поэтап­ность Неока­теху­ме­наль­ного фор­ма­ции во мно­гих про­буж­дает раз­лич­ные подо­зре­ния. Напри­мер, о.проф.Анджей Зубер­бьер утвер­ждает: «Неока­теху­ме­нат орга­ни­зо­ван и раз­де­лен на раз­лич­ные этапы или уровни посвя­ще­ния, раз­ло­жен­ные на много лет. Сле­ду­ю­щие этапы фор­ма­ции оку­таны тай­ной для чле­нов преды­ду­щих эта­пов. Так созда­ется свое­об­раз­ный эзо­те­ризм. Есть посвя­щен­ные и непо­свя­щен­ные». Не могу согла­ситься с подоб­ными суж­де­ни­ями. Любое обу­че­ние тре­бует опре­де­лен­ных эта­пов. Если кто начи­нает учиться тан­це­вать, то на боль­шой сцене он себя выста­вит на посме­шище. В мона­ше­ских орде­нах не начи­нают с тор­же­ствен­ных веч­ных обе­тов, а с нови­ци­ата, после кото­рого идут сле­ду­ю­щие этапы мона­ше­ской фор­ма­ции. Было бы стран­ным, если бы кто, видя раз­ницу в фор­ма­ции послуш­ни­ков и свя­щен­ни­ков, обви­нял дан­ный орден в эзо­те­ризме и раз­де­ле­нии на посвя­щен­ных и непо­свя­щен­ных. Я сам, еще как семи­на­рист, а потом и свя­щен­ник, про­шел этапы Неока­теху­ме­наль­ной фор­ма­ции, но нико­гда не чув­ство­вал себя менее или более «посвя­щен­ным» в гно­сти­че­ском смысле. Я искал Божью волю на каж­дом этапе и бла­го­да­рил за то, что мне было даро­вано. Кроме того, если бы перед кем, кто только начи­нает Неока­теху­ме­наль­ный путь, поста­вить те же тре­бо­ва­ния, что перед чело­ве­ком после мно­гих лет фор­ма­ции, то он быстро разо­ча­ру­ется. С дру­гой сто­роны, все пода­ется уже на началь­ных кате­хе­зах, но начи­на­ю­щий еще не спо­со­бен все услы­шать и понять. Если кто слы­шит: «любите вра­гов», то тео­ре­ти­че­ски пони­мает смысл, но нужно много лет тяже­лых уси­лий, чтобы он экзи­стен­ци­ально испы­тал это состо­я­ние. Хри­сти­ан­ство должно иметь людей с раз­ными уров­нями посвя­ще­ния или зре­ло­сти. Если роди­тели имеют такую ​​хри­сти­ан­скую зре­лость, как их дети перед пер­вым при­ча­стием, то хри­сти­ан­ство больное.

Неока­теху­ме­наль­ное «посвя­ще­ние»

Чем подо­зри­тельно для мно­гих Неока­теху­ме­наль­ное посвя­ще­ние? Оно заклю­ча­ется во вхож­де­нии в опыт, кото­рый пере­жил Кико и пер­вые общины. Речь идет о жизни хариз­мой, кото­рую Бог дал Церкви через Неока­теху­ме­наль­ный Путь. И поэтому удив­ляет сле­ду­ю­щее обви­не­ние Зубер­бьера: «В Неока­теху­ме­нате нет ком­му­ни­ка­ции «снизу» «вверх», то есть от млад­ших групп к стар­шим, к так назы­ва­е­мым кате­хи­стам. Нет место для диа­лога, для объ­яс­не­ния сомне­ний. Имеет зна­че­ние лишь пере­да­ный «сверху» при­каз, кате­хезы, реше­ния выс­ших «кате­хи­стов». Опять вер­нусь к ана­ло­гии с мона­ше­ской жиз­нью. Вна­чале мона­ше­ской жизни новик (нови­чок) может, и даже дол­жен раз­го­ва­ри­вать, делиться труд­но­стями и сомне­ни­ями с учи­те­лем нови­ци­ата; но это не зна­чит, что новик дока­зы­вает учи­телю, как должна выгля­деть мона­ше­ская жизнь. Подобно и в неока­теху­ме­нате: харизма, кото­рую полу­чили Кико и Кар­мен, пере­да­ется дру­гим, кото­рые могут ее при­нять или отверг­нуть, но не могут тре­бо­вать изме­не­ний в харизме, ибо тогда это уже не будет «Неока­теху­ме­наль­ной» хариз­мой. Иоанн Павел II в офи­ци­аль­ном письме пишет: «При­знаю като­ли­че­скую фор­ма­цию в форме Неока­теху­ме­наль­ного Пути очень важ­ной для совре­мен­ного обще­ства и для наших вре­мен. Желаю, чтобы епи­скопы и свя­щен­ники оце­нили это дело Новой Еван­ге­ли­за­ции, чтобы она реа­ли­зо­вы­ва­лась согласно линии, пред­ло­жен­ной ини­ци­а­то­рами … » (30.08.1990). Здесь есть место для диа­лога и разъ­яс­не­ния сомне­ний, но Неока­теху­ме­наль­ный Путь дол­жен раз­ви­ваться согласно харизмы, кото­рую полу­чили ее ини­ци­а­торы. В про­тив­ном слу­чае он не будет тем, что Свя­той Дух пода­рил Церкви.

Харизма, кото­рую полу­чили Кико и Кар­мен, пере­да­ется дру­гим, кото­рые могут ее при­нять или отверг­нуть, но не могут тре­бо­вать изме­не­ний в харизме, ибо тогда это уже не будет «Неока­теху­ме­наль­ной» харизмой

Поэтому Неока­теху­ме­наль­ные кате­хи­сты обя­заны защи­щать свою харизму. Порой бывает так, что какой-то — говоря дели­катно — малос­ми­рен­ный свя­щен­ник объ­яв­ля­ется среди Неока­теху­ме­наль­ного общины и начи­нает ее «стро­ить» согласно своим пред­по­чте­ниям. Встре­чая обрат­ное сопро­тив­ле­ние со сто­роны кате­хи­стов, ответ­ствен­ных за фор­ма­цию, под­ни­мает крик, что неока­теху­ме­нат не ува­жает свя­щен­ни­ков. Это выгля­дит так, будто некий свя­щен­ник при­ка­зы­вает кар­ме­ли­там про­воз­гла­шать Еван­ге­лие на улице, и, слыша их отказ, воз­му­ща­ется, что не слу­ша­ются Церкви. Свя­щен­ники и епи­скопы должны рас­по­зна­вать харизмы и сохра­нять их, а не моди­фи­ци­ро­вать так, как им заблагорассудится.
Посвя­ще­ния в харизму Неока­теху­ме­наль­ного Дороги про­ис­хо­дит тремя основ­ными эта­пами. Пер­вый начи­на­ется 15 всту­пи­тель­ными кате­хе­зами (кериг­ма­ти­че­ская фаза), при кото­рых через про­воз­гла­ше­ние Слова и литур­гии (Пока­я­ния, Слова — с вру­че­нием Биб­лии, Евха­ри­стии) созда­ется новая община для жела­ю­щих. Новая община начи­нает путь хри­сти­ан­ского посвя­ще­ния, осно­ван­ный на три­аде: Слово, Литур­гия, Община. Эта вто­рая фаза назы­ва­ется пре­ка­теху­ме­на­том. Через несколько лет из них выби­ра­ются кате­хи­сты, кото­рые про­воз­гла­шают кате­хезы и закла­ды­вают новые общины. Таким обра­зом, появ­ля­ется сеть общин на раз­ных эта­пах формации.
Вто­рой этап — катеху­ме­нат пост­кре­ще­ния. Вхож­де­ние в этот опыт про­ис­хо­дит посте­пенно: через пер­вый и вто­рой скру­ти­ниум, между кото­рыми есть так назы­ва­е­мая кон­ви­вен­ция Шема. Затем начи­на­ются дог­ма­ти­че­ские кате­хезы, раз­мыш­ле­ния над Credo и Кате­хи­зи­сом. В этот период чело­век вхо­дит в важ­ные фазы Неока­теху­ме­наль­ной фор­ма­ции: вве­де­ние в молитву бре­виа­рия (молит­во­слова), Traditio — члены сооб­ще­ства ходят по двое делиться опы­том веры на улице, Reditio — лич­ное сви­де­тель­ство веры в при­ходе во время спе­ци­аль­ной литур­гии. Этот этап завер­ша­ется вве­де­нием в углуб­лен­ное пони­ма­ние Отче наш. Этот этап я про­хо­дил в Риме, когда учился в Гре­го­ри­ане (лицен­циат и док­то­рат). Уча­стие в жизни Неока­теху­ме­наль­ной общины обо­га­тило меня духовно и интел­лек­ту­ально. Раз­мыш­ле­ния (рефлек­сии) над Credo и Отче наш тре­бо­вала соче­та­ние экзи­стен­ци­аль­ного опыта с серьез­ной лите­ра­ту­рой и бого­слов­ским изу­че­нием. И поэтому я пони­маю о. Зубер­бьера, кото­рый утвер­ждает: «В Неока­теху­ме­нате не осу­ществ­ля­ется бого­слов­ское или кате­хи­ти­че­ское обу­че­ния чле­нов «Пути». Все обу­че­ние заклю­ча­ется в пере­даче «сверху» кате­хез-поуче­ний». Дели­катно говоря, это пол­ное недо­ра­зу­ме­ние. Немало моло­дых свя­щен­ни­ков могли бы поза­ви­до­вать Неока­теху­ме­наль­ным кате­хи­стам, их духов­ной и интел­лек­ту­аль­ной зре­ло­сти в делах веры.
Тре­тий, послед­ний этап, — Избра­ние и Воз­об­нов­ле­ние обе­тов кре­ще­ния. Эти три этапа соот­вет­ствуют трем уров­ням хри­сти­ан­ской жизни: сми­ре­ние, про­стота, хвала. Речь идет о том, чтобы неока­теху­мен познал себя самого в свете Еван­ге­лия и при­нял правду о себе в сми­ре­нии (пре­ка­теху­ме­нат), а затем — через про­стую жизнь — дошел до при­вычки посто­ян­ного про­слав­ле­ния Бога в Церкви. Кико мно­го­кратно повто­рял, что «надо созда­вать хри­сти­ан­ские общины, такие как Пре­свя­тая Семья из Наза­рета, кото­рые бы жили в сми­ре­нии, про­стоте и хвале …»

Этапы посвя­ще­ния на Неока­теху­ме­наль­ном Пути не пере­чер­ки­вают преды­ду­щий рели­ги­оз­ный опыт. Про­хож­де­ния какого-то этапа не озна­чает, что чело­век овла­дел каким зна­нием и духов­ной чув­стви­тель­но­стью, недо­ступ­ной для непо­свя­щен­ных. Неока­теху­ме­наль­ные кате­хезы, инди­ви­ду­аль­ная рефлек­сия и в общине не явля­ется гаран­тией, но помо­щью в откры­тии экзи­стен­ци­аль­ного смысла веры. Напри­мер, посвя­ще­ние в Отче наш не состоит в откры­тии тай­ного зна­ния, а сопро­вож­де­ние чело­века, чтобы он мог глубже открыть зна­че­ние Гос­под­ней молитвы для своей жизни. Если обра­ща­емся к Богу «Отче», то стоит заду­маться, где и каким обра­зом мы испы­ты­ваю это Отцов­ство. Неока­теху­ме­наль­ное вве­де­ние в Отче наш помо­гает чело­веку взгля­нуть на свое про­шлое, насто­я­щее и буду­щее, чтобы смочь заме­тить раз­лич­ные про­яв­ле­ния Божьего Отцов­ства. Опыт про­шлого не пере­чер­ки­ва­ется, наобо­рот: выхо­дит въявь. С дру­гой сто­роны, чело­век с таким опы­том не счи­тает себя осо­бен­ным спе­ци­а­ли­стом пред Богом. Откры­тие Бога Отца в своей жизни есть нечто, что неустанно направ­лено в буду­щее. Отсюда трудно понять сле­ду­ю­щее заме­ча­ние о. Зубер­бьера, что «в Неока­теху­ме­нате все начи­на­ется с нуля, будто Бог только начи­нает дей­ство­вать в жизни чле­нов сооб­ще­ства, и то так, будто Его един­ствен­ной дей­ствием было при­ве­сти чело­века в неока­теху­ме­нат». Мой опыт Неока­теху­ме­наль­ного Пути прямо про­ти­во­по­лож­ный: отдель­ные этапы помогли мне понять пре­крас­ные и раз­но­об­раз­ные дей­ствия Бога в моем прошлом.
Неока­теху­ме­нат кри­ти­куют также за спе­ци­фи­че­ский язык. Истины хри­сти­ан­ской веры там про­воз­гла­ша­ются «своим» спо­со­бом. Кико Аргу­эйо гово­рил об этом 253 епи­ско­пам двух Аме­рик: «Путь имеет свой язык. НЕ соблаз­няй­тесь этим язы­ком, наобо­рот, один спе­ци­а­лист от СМИ ска­зал нам, что если бы Путь не имел сво­его языка, то не было бы ничего. Тот, кто что-то открыл, сразу обо­га­щает язык. Это куль­тура. Неко­то­рые свя­щен­ники настолько слабо обра­зо­ваны, что гово­рят: «Эти неоны имеют свои песни, свой спо­соб выра­жаться, свой язык». Конечно, мы должны иметь свой язык! И должны иметь некий син­тез, это явля­ется фун­да­мен­таль­ным. Сле­дует только знать, что этот язык про­ро­че­ский, насто­я­щий, прав­ди­вый, и поэтому помо­гает людям». В Церкви все­гда были раз­ные спо­собы гово­рить об одних и тех же вещах. Бога невоз­можно закрыть в одной системе поня­тий и поступ­ков. Для этого надо учиться при­ни­мать раз­ные спо­собы при­зна­ния веры. А от свя­щен­ни­ков необ­хо­димо тре­бо­вать, чтобы они пони­мали раз­ные языки Церкви. Насто­я­тель, кото­рый убеж­ден, что его спо­соб кате­хез явля­ется един­ственно пра­виль­ным спо­со­бом, нико­гда не построит при­хода, кото­рый бы была общи­ной общин. Неока­теху­ме­наль­ный Путь — как одна из харизм, дан­ных Церкви Свя­тым Духом — впи­сы­ва­ется в Собор­ную модель еккле­зи­аль­ного един­ства в раз­но­об­ра­зии. Поэтому Иоанн Павел II гово­рит: «Счи­таю, что суще­ствует опре­де­лен­ный спо­соб вос­ста­нов­ле­ния при­хода на основе Неока­теху­ме­наль­ного опыта. Есте­ственно, что нельзя этот метод навя­зы­вать всем, но если есть столько жела­ю­щих, то почему бы нет? Путь очень аутен­ти­чен, хорошо под­хо­дит к самой сущ­но­сти при­хода … При­ход есть изна­чально община в Церкви и может очень аутен­тично расти на основе Неока­теху­ме­наль­ного опыта …» (про­по­ведь в при­ходе Св.Марии Горетти, Рим, 31.01.1988).

о. Дариуш Коваль­чик SJ

Особенности “своего пути” — о. Бонифаций

О дея­тель­но­сти неока­теху­мена рас­ска­зы­вает о. Бонифаций.

- Отец, есть ли какое-либо онто­ло­ги­че­ское пре­пят­ствие для того, чтобы неока­теху­ме­нат нор­мально раз­ви­вался? Есть ли внутри этого дви­же­ния нечто несов­ме­сти­мое с жиз­нью при­хо­дов? Имели ли вы воз­мож­ность изу­чать основы и устав этого дви­же­ния, а также его практику?

- Дви­же­ние само по себе при­зна­ется как цер­ков­ное и като­ли­че­ское. Это не озна­чает, что оно иде­ально. Есть много епи­ско­пов и Кон­фе­рен­ций епи­ско­пов, кар­ди­на­лов, кото­рые кате­го­ри­че­ски не одоб­ряют дея­тель­ность неока­теху­ме­ната. Так, покой­ный При­мас Англии кар­ди­нал Бэзил Хьюм несколько раз отка­зы­вался руко­по­ла­гать во свя­щен­ный сан кан­ди­да­тов из неока­теху­ме­ната, говоря, что не при­ни­мает обета послу­ша­ния от свя­щен­ни­ков, кото­рые слу­ша­ются дру­гих людей, помимо иерар­хи­че­ского свя­щен­но­на­ча­лия Церкви.

Везде, где появ­ля­ется неока­теху­ме­нат, воз­ни­кают про­блемы. Дело в том, что общины неока­теху­ме­ната счи­тают себя аль­тер­на­ти­вой прихода.

- Однако неока­теху­ме­нат — малая группа, семь-десять человек…

- В группе может быть гораздо больше чело­век. Каж­дый год воз­ни­кает новая община, в одном при­ходе их может насчи­ты­ваться до десяти. Свя­щен­ник слу­жит литур­гию, а фор­ма­цией чле­нов неока­теху­ме­ната зани­ма­ются раз­лич­ные кате­хи­за­торы. Однако бывает, что свя­щен­ник, загру­жен­ный рабо­той с неока­теху­ме­на­том, пере­стает инте­ре­со­ваться дру­гими про­бле­мами, все отсту­пает на вто­рой план — и боль­ные, и пожи­лые, и дети.

Мне кажется, что это невер­ное пред­став­ле­ние о Церкви. Като­ли­че­ская Цер­ковь — для всех кре­ще­ных, несмотря на их воз­раст, спо­соб­но­сти. Если она нач­нет созда­вать общину, где будет совер­шаться месса только для боль­ных людей, а здо­ро­вые не смо­гут в ней участ­во­вать, то это ненормально.

- Мыс­лима ли литур­гия, на кото­рую не может прийти никто из «непо­свя­щен­ных»?
— В при­ходе — немыс­лима. Об этом можно гово­рить при­ме­ни­тельно к мона­ше­ским общи­нам. Но при­ход — струк­тура, откры­тая для всех. При­ход не может суще­ство­вать, если его раз­де­ляют на раз­ные общины. В нем могут быть раз­ные дви­же­ния, но не может суще­ство­вать «экс­клю­зива».

При­вер­женцы неока­теху­ме­ната допус­кают несколько гру­бых эккле­зио­ло­ги­че­ских оши­бок, за что их часто обви­няют в сек­тант­стве, и это имеет свои осно­ва­ния. Неверно утвер­ждать, что Цер­ковь суще­ствует только для избран­ных и не все кре­ще­ные могут спа­стись, при­сту­пать к таинствам.

Сек­тант­ство также про­яв­ля­ется в том, что чело­век при­ни­мает только часть Уче­ния Церкви, напри­мер, в неока­теху­ме­нате отсут­ствует прак­тика Покло­не­ния Свя­тым Дарам, не раз­вито почи­та­ние свя­тых (поэтому они сни­мают иконы). В неко­то­рых общи­нах неока­теху­ме­ната даже даро­хра­ни­тель­ницы сни­мают со стен. Это неува­же­ние к Евха­ри­стии. Евха­ри­стия, по Уче­нию Церкви, состоит из Жертвы, При­ча­стия и Покло­не­ния Свя­тым Дарам. Само­вольно изы­мать что-либо из этого ряда недопустимо.
Есть еще одно обсто­я­тель­ство. Как можно про­во­дить катеху­ме­нат (не путайте с кате­хи­за­цией!) с уже кре­ще­ными людьми, словно они еще не полу­чили бла­го­дати кре­ще­ния. Здесь, в Рос­сии, где люди стра­дали за веру, ради кре­ще­ния тер­пели изде­ва­тель­ства, где люди гор­дятся тем, что они като­лики, можно ли посту­пать с ними, словно они лишены бла­го­дати этого таин­ства? Играть так — зна­чит пре­зи­рать дей­стви­тель­ность таинства.

Что делать веру­ю­щим, кото­рым гово­рят, что по вос­кре­се­ньям они не могут испо­ве­до­вать «Сим­вол веры»? А между про­чим, этот запрет был снят с чле­нов неока­теху­ме­ната срав­ни­тельно недавно. Чело­век испо­ве­дует свою веру не потому, что пони­мает все, что он испо­ве­дует, а потому, что верит в дог­маты, кото­рые ему пере­дала Цер­ковь. Как чело­век может гово­рить, что испо­ве­дует свою веру, если он хочет все познать своим разу­мом? Это тре­тья эккле­зио­ло­ги­че­ская ошибка.

В рес­пуб­ли­ках быв­шего СССР часто наблю­да­ются подоб­ные ситу­а­ции. Это может быть очень опасно для малень­ких общин. Часто там, где появ­ля­ется неока­теху­ме­нат, раз­де­ля­ются приходы.

- При­ве­дите, пожа­луй­ста, примеры.

- Я встре­чался даже со слу­ча­ями обмана со сто­роны свя­щен­ни­ков. Так, порой они не гово­рили веру­ю­щим, что созда­ется община неока­теху­ме­ната, а сооб­щали, что появ­ля­ется «группа углуб­лен­ного изу­че­ния Кате­хи­зиса». Начи­на­ется кате­хи­за­ция, кото­рую про­во­дят под­го­тов­лен­ные люди, после несколь­ких меся­цев они пред­ла­гают создать общину. Дело, как будто непло­хое. Посте­пенно группа соби­ра­ется вне храма, люди вме­сте участ­вуют в «отдель­ной» литур­гии и, в конце кон­цов, пол­но­стью дистан­ци­ру­ются от осталь­ного при­хода, не при­хо­дят в вос­кре­се­нье на литур­гию. Изме­нить же ничего в Уставе дви­же­ния нельзя.

Осталь­ные при­хо­жане чув­ствуют себя оби­жен­ными. Часто в неока­теху­ме­нат попа­дают луч­шие люди при­хода, самые актив­ные. При­ход обес­кров­ли­ва­ется. Так про­хо­дит несколько лет. Посте­пенно они пере­стают празд­но­вать с при­хо­дом даже боль­шие цер­ков­ные празд­ники. Нет больше ничего общего. Они даже начи­нают пре­зи­рать тех, кто не участ­вует в неокатехуменате.
Осталь­ные — ста­рики, дети, моло­дежь, про­сто заня­тые люди — ока­зы­ва­ются за бор­том. Цер­ковь, кото­рая должна забо­титься о бед­ных, пожи­лых, малень­ких, больше не испол­няет это.

Еще одна про­блема — ува­же­ние к памяти муче­ни­ков, репрес­си­ро­ван­ных. Зачем их поми­нать, если теперь у нас новая Цер­ковь? Обра­тите вни­ма­ние, что пред­ста­ви­те­лей неока­теху­ме­ната не было в Ново­си­бир­ске на Дне памяти муче­ни­ков XX века.

- Почему так часто можно встре­тить деле­га­ции неока­теху­ме­ната там, где высту­пает Папа?
— Но как они участ­вуют — они все­гда дер­жатся особ­ня­ком, несут пла­каты «Неока­теху­ме­нат», нико­гда не идут вме­сте с при­хо­дами. У них «свой путь». Воз­ни­кает вопрос — если они не при­ход, если они аль­тер­на­тив­ная форма при­хода, то почему бы не отойти всем? Почему же к ним не могут при­со­еди­ниться те, кто не участ­вуют в их собра­ниях? Каж­дый может пере­жи­вать свою веру по-раз­ному: участ­вуя в лаге­рях ска­у­тов, круж­ках «Живой Роза­рий», «Кари­тасе» и т. д. Неока­теху­ме­нат — один из путей раз­ви­тия духов­но­сти, но не един­ствен­ный путь!

Когда в Посла­ниях апо­сто­лов хри­сти­ан­ская жизнь назы­ва­ется путем, не име­ется в виду, что суще­ствует какая-то система жизни. Есть уче­ние Хри­ста, Спа­си­тель оста­вил нам при­мер жизни, но это не какая-то система пове­де­ния, кото­рая имеет свои посту­латы. Апо­сто­лов спро­сили, когда же нис­хо­дит в душу чело­века Свя­той Дух — до или после кре­ще­ния? Они отве­тили, что когда Богу угодно. Все заклю­чено в одном Пути, кото­рый есть Свет, Истина и Жизнь.

- Насколько неока­теху­ме­нат открыт диа­логу, критике?

Они совер­шенно не при­ни­мают кри­тики. Если кто-то отка­зы­ва­ется от пути неока­теху­ме­ната, они изо всех сил ста­ра­ются затя­нуть его обратно или пре­ры­вают любые отно­ше­ния с ним. Я видел при­хо­жан, кото­рым при­хо­ди­лось тер­петь и оста­ваться в неока­теху­ме­нате, и при этом они чув­ство­вали себя сек­тан­тами. Все потому, что насто­я­тель был в неока­теху­ме­нате. Или же им при­хо­ди­лось идти на кон­фликт с насто­я­те­лем, чтобы про­дол­жать жить, как прежде.

В неко­то­рых стра­нах кон­фликт дохо­дил до того, что епи­скопы отзы­вали этих свя­щен­ни­ков, запре­щали неока­теху­ме­нат у себя в епар­хиях, про­бо­вали про­во­дить какие-нибудь пере­мены. Но это все не так про­сто. Как можно запре­тить людям соби­раться на встречи, если им нравится?

- Но ведь в помест­ной Церкви все зави­сит от реше­ния епископа…
— Он может огра­ни­чить, запре­тить какие-либо формы бла­го­че­стия неока­теху­ме­ната, напри­мер, как было в слу­чае со вто­рой Пас­хой. Нельзя два раза празд­но­вать Пяти­де­сят­ницу, Рож­де­ство и т. д. Насто­я­тель, если он не участ­вует в неока­теху­ме­нате, может запре­тить встречи людей, тре­бо­вать от своих при­хо­жан участ­во­вать в мессе в воскресенье.

Свя­щен­ники неока­теху­ме­ната назы­вают себя епар­хи­аль­ными свя­щен­ни­ками, мис­си­о­не­рами. Но это пара­докс. Если ты — епар­хи­аль­ный свя­щен­ник, то дол­жен быть свя­зан со своим епи­ско­пом, в первую оче­редь, а не с лиде­ром движения.
— Мно­гим неясно, как про­хо­дят собра­ния неока­теху­ме­ната за закры­тыми две­рями. Что они там делают, почему встре­ча­ются в среду и субботу?

- На самом деле у неока­теху­ме­ната нет своей соб­ствен­ной литур­гии. Им было раз­ре­шено сде­лать лишь несколько допол­не­ний. Напри­мер, они иначе укра­шают алтарь, слу­жат вокруг алтаря, как в пер­вые века хри­сти­ан­ства, говоря, что тогда месса была “ужи­ном», «тра­пе­зой». Но это неверно. Месса нико­гда не пони­ма­лась как «ужин». Это все­гда Жертва Христа.
Подоб­ного слу­же­ния не было уже в III и IV веках. Может быть, лишь во время домаш­них бого­слу­же­ний люди соби­ра­лись вокруг алтаря. Уже во вре­мена Ири­нея Лион­ского и Иустина литур­гия пони­ма­лась только как Жертва Христа.

Важ­ное место в литур­гии неока­теху­ме­ната уде­ля­ется Слову Божи­ему. Бла­го­да­ре­ние Богу, что это так, но ува­жать Слово Божие — не только делиться сво­ими мыс­лями о нем. Это и жела­ние слу­шать уче­ние от тех, кто обле­чен этой вла­стью от Церкви, т. е. от свя­щен­ни­ков, диа­ко­нов, епи­ско­пов. На этих собра­ниях каж­дый может высту­пать со сви­де­тель­ствами. Свя­щен­ник только под­во­дит итог.

Потом раз­де­ля­ется хлеб — здесь тоже про­ти­во­ре­чие. Ведь Цер­ковь четко уста­но­вила, каким дол­жен быть этот хлеб — прес­ным, белым. Зачем при­ду­мы­вать что-то еще? Я при­знаю, что фор­мула Кико в чем-то хороша, но это не все­гда. Бывает совер­шенно ужас­ный хлеб, кото­рый кро­шится прямо в руках, ты не зна­ешь, что с ним делать.

- Что такое «фор­мула Кико»?

- Это рецепт при­го­тов­ле­ния литур­ги­че­ского хлеба. При этом резуль­тат — ужас­ный. Свя­щен­нику много достав­ляет неудобств то, что этот хлеб повсюду остав­ляет муку.

- Каковы еще осо­бен­но­сти литур­гии неокатехумената?
— При­ча­ще­ние Кро­вию Хри­сто­вой для всех. Цер­ковь это раз­ре­шает. Но когда в литур­гии участ­вуют несколько сот веру­ю­щих, чаша пач­ка­ется губ­ной пома­дой и т. д. Это неува­жи­тельно по отно­ше­нию к Крови Христа.
Кроме того, во всех общи­нах есть рисунки, сде­лан­ные Кико, но почему нет места для дру­гих видов искус­ства? Цер­ковь должна быть более откры­той, в том числе для песен­ных тра­ди­ций раз­лич­ных наро­дов. В литур­гии Като­ли­че­ской Церкви в Рос­сии исполь­зу­ются и поль­ские, и немец­кие, и литов­ские пес­но­пе­ния. Заслу­жи­вает ува­же­ния мест­ная, рус­ская тра­ди­ция духов­ного пения. В общи­нах же неока­теху­ме­ната исполь­зу­ется пре­иму­ще­ственно испан­ская музыка. Сна­чала это нра­вится, но потом самим людям ста­но­вится тяжело.

Като­ли­че­ская Цер­ковь должна быть открыта всему и не замы­каться на чем-то одном, особом.

- Оче­видно, что в неока­теху­ме­нате велика роль осно­ва­теля дви­же­ния? Что же оста­нется, если его убрать за скобки движения?

- Конечно, оста­нется много. Это чело­век, ода­рен­ный раз­лич­ными хариз­мами, но это не озна­чает, что хариз­ма­ти­че­ский чело­век дол­жен засло­нить для своих после­до­ва­те­лей все осталь­ное. Дви­же­ние, я думаю, не рас­па­дется. Навер­ное, это помо­жет ему начать раз­ви­ваться по-дру­гому. Могут появиться новые формы в рам­ках неокатехумената.

- Насколько это дви­же­ние рас­про­стра­нено в России?

- Слава Богу, оно не очень рас­про­стра­нено здесь. Есть круп­ные общины в Москве и на юге Рос­сии, а также в Казах­стане и Турк­ме­ни­стане. Дело в том, что, как мне пока­за­лось, наши епи­скопы не очень сим­па­ти­зи­руют неока­теху­ме­нату, не хотят, чтобы раз­ру­ша­лись при­ходы. Ведь если малень­кий при­ход раз­де­лить еще на два, то что оста­нется? Помните слова Иисуса, что любое цар­ство, кото­рое раз­де­лится, не устоит.

Инте­ресно заме­тить, что неока­теху­ме­нат появ­ля­ется в при­хо­дах, кото­рые уже живут пол­но­кров­ной жиз­нью. Пред­став­ля­ете, как хорошо было бы, если бы группа людей всего с одним свя­щен­ни­ком отпра­ви­лась бла­го­вест­во­вать туда, где еще нет при­хода! Но неока­теху­ме­нат все­гда ходит про­то­рен­ными доро­гами. Таким обра­зом, они пьют кровь живого при­хода, чтобы устро­ить свою общину. Разве Хри­стос ждал, прежде чем отпра­вить апо­сто­лов на про­по­ведь? Нет. Потому что бла­го­вест­во­ва­ние — необ­хо­ди­мая часть фор­ма­ции человека.

В заклю­че­ние хочу отме­тить сле­ду­ю­щее: я не думаю, что реформы, кото­рые несет в себе неока­теху­ме­нат, полезны Церкви в России.

Свет Еван­ге­лия № 18(320), 29 апреля 2001 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки