• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Неокатехуменат Раздел: Инославный опыт

Неокатехуменат

Print This Post
Оценка:
(5 голосов: 3.2 из 5)

«Неокатехуменат» — движение в католицизме, главной целью которого провозглашается катехизация и приведение к церковной жизни уже крещенных, но недостаточно воцерковленных взрослых людей.

 
«Неокатехуменат» — движение в католицизме, главной целью которого провозглашается катехизация и приведение к церковной жизни уже крещенных, но недостаточно воцерковленных взрослых людей.

 

История движения «Неокатехуменат»

«Неокатехуменат» это движение в Римской католической церкви, основанное испанцем Кико Аргуелло и Кармен Хернандез в 1964 году. Движение возникло как ответ на Второй Ватиканский собор, секуляризацию общества. Цель движения — возродить в церкви общинность, катехизация взрослых людей. Движение состоит за отдельных достаточно замкнутых общин, члены которых совместно идут ко спасению, общины закрытые и в каждой из них может быть не более 50 человек, общинная жизнь крайне интенсивна, в каждой общине есть Старший. Община рождается в результате двухмесячной катехизации, когда провозглашается Керигма — Слово Спасения, и Церковь даёт обещание, какое получил Авраам — получишь Сына и Землю. Дальше те, кто хочет, входят на Путь. Первое время пути — это время напряжения, когда Слово Божие сходит на тех, кто Его слушает, смачивая раны, размягчая корки и исцеляя. В это время братья познают друг друга, вскрываются всякие сложности и трудности в отношениях. Потом приходит первый этап — скрутиниум (испытание), когда Церковь испытывает веру катехуменов, давая им Слово Божие. И опять время напряжения, когда Слово Божие исполняется в тех, кто Его принял. Дальше есть ещё этапы, когда Церковь вводит человека в молитву, вручает «Отче наш..», Кредо и т.д. до обновления обетов крещения. На Литургиях слова читаются тексты из Библии, а потом люди делятся тем, что данный отрывок значит для его жизни.
«Неокатехуменат» вызывает негативные чувства у части католической церкви (священников и мирян) из-за своей замкнутости (их иногда обвиняют в сектантизме) и экспрессивности. В июне 2008 года Ватикан официально, что неокатехуменальный путь не противоречит учению Католической Церкви.
На 2001 год общины «Неокатехумената» существовали примерно в 5000 приходах, а число самих общин превысило 16700 (8 тысяч в Европе, 7300 в Америке, больше всего общин в Италии — более 10 тысяч — и Испании — более 7 тысяч). На середину 2008 года на постсоветском пространстве существовали 104 общины. Существует 46 неокатехуменатных семинарий «Redemptoris Mater» (епархиальные семинарии, тесно связанные с движением), где обучается 1,5 тысячи семинаристов (с 1989 по 2001 было рукоположен 731 выпускник таких семинарий).

Почему я люблю Неокатехуменат? — о. Дариуш Ковальчик

24 марта 2000 в Галилее, около Горы Блаженств, Иоанн Павел II встретился со 100 тысячами молодых людей из 80 стран мира. Половина из них принадлежала к Неокатехуменальному Пути. Папа отслужил Литургию под большим шатром, запроектированным основателем Неокатехумената, Кико Аргуэйо. В тот же день Святейший Отец освятил построенный по инициативе и на средства членов Неокатехуменального Пути Центр «Галилейской Дом», который находится на Горе Блаженств. Кто такие неокатехумены, которые так заметны в современной Католической Церкви?

История

Для Кико Аргуэйо, молодого испанца, переломным моментом было столкновение с конкретной человеческой бедой. Перед ним встала ницшеанская дилемма: или Бог хороший, но не может ничего сделать, чтобы помочь несчастным, или может им помочь, но не делает, потому что жестокий. Большие сомнения закончились большой неожиданностью: «Знаете, что я увидел в тех людях? Я не увидел то, о чем говорил Ницше. Я увидел в них Распятого Христа».

Кико НЕ морализаторствовал, не упрекал, а провозглашал, как умел, распятого и воскресшего Иисуса

Кико не только испытал Иисуса в убогих, но и решил жить вместе с ними. Этот талантливый художник взял с собой Библию и гитару и ушел жить среди бедных цыган в бараках Пальомерас Алтас в пригороде Мадрида. Когда однажды в такой убогой цыганской семье Кико пробовал разговаривать о Боге, то старая нервная цыганка прервала его: «Это все выдумки попов. Бог есть, но о жизни после смерти мы ничего не знаем.

Мой отец умер и всё ещё не пришел домой. Ты его видел? Я вот нет! И ты вообще слышал о ком-то, кто вернулся с кладбища живым? Обеспокоенный «проповедник» не знал, что ответить. Вернулся домой и начал читать Библию. В Апостольских Деяниях нашел фрагмент, который говорил о том, как прокуратор Фест объяснял царю Агриппе дело некоего Павла из Тарса. «Обступив его, обвинители не представили ни одного из обвинений, какие я предполагал; но они имели некоторые споры с ним об их Богопочитании и о каком-то Иисусе умершем, о Котором Павел утверждал, что Он жив.» (Деян 25, 18-19). Теперь Кико знал, что ответить старой цыганке. Понял, что она хотела услышать свидетельство человека, который умер, но вернулся с кладбища живой, рассказывая о существовании вечной жизни, в которой исполняются все наши ожидания. Понял также, что христианство опирается именно на эту новость: один человек воскрес; умер, но вернулся живой и живет до сих пор, потому что смерть не имеет над ним уже власти. Тем человеком является Иисус Христос, Божий Сын.
Таким образом родилась сообщество нищих, проституток, воров, бандитов и безграмотных. Кико НЕ морализаторствовал, не упрекал, но провозглашал, как умел, распятого и воскресшего Иисуса. Простые слова Евангелия, пение псалмов, молитва и конкретные свидетельства солидарности изменили таких людей, как теперь уже очень известный Жозе Агудо. Этот цыган, который никогда не занимался честным трудом, однажды поверил, что Евангелие может изменить его жизнь. Отдал украденные деньги, нашел работу, детей послал в школу, полюбил свою жену… Невозможное оказалось возможным.
В бараках Кико познакомился с Кармен Эрнандес. Эта образованная женщина, которая также стремилась быть с бедными, присоединилась к Кико и до сегодняшнего дня помогает ему в евангелизации. Первую общину посетил архиепископ Мадрида Казимиро Морчийо и распознал в ней действие Святого Духа. Он поощрил Кико и Кармен пойти со своим опытом в приходы. Оказалось, что Кико открыл, сам того еще не понимая, динамику катехумената, который в первых веках Церкви был эффективным путем приготовления язычников к принятию крещения. Основная разница состояла в том, что Кико имел дело с крещеными. Его «метод» евангелизации, который опирался на произнесении Божия Слово, служении литургии и жизни в общине, ставил целью новое открытие Таинства крещения и достоинства христианина, который с этого вытекала, и поэтому речь идет о неокатехуменате. Позже на этот аспект указывал Иоанн Павел II: «Красивое название: Неокатехуменальная община. Она напоминает нам катехуменов, которые когда-то готовились ко крещению. Теперь нам этого хватает, потому христиане получают крещение младенцев. Не хватает также этого института первоначальной Церкви, то есть приготовление, которое бы нас посвящали в крещение. Крещение происходит, но нам не хватает зрелости. Для этого Неокатехуменат пробует дополнить, чего нам недостает» (проповедь в приходе св. Иоанна Евангелиста, Рим, 18.11.1979).
Кико послушался архиепископа, принял приглашение двух приходских священников Мадрида и начал в них провозглашать катехезы, возникшие в бараках Паломерас. Оказалось, что в урбанистической среде возникли новые общины людей, которые начали путь обращения. Таким образом Неокатехуменальный Путь начал распространяться в Мадриде и других епархиях Испании. Это были шестидесятые годы, период II Ватиканского Собора. В Польше Неокатехуменальные катехезы начались в 1975 г. в Люблине, в храме отцов иезуитов.

Новые харизмы

В 1968 г. Кико, по поручению архиепископа Мадрида, начал катехезы в Риме. В Вечном Городе появилась Неокатехуменальная община. Сегодня Неокатехуменальный путь существует в 80 приходах епархии Иоанна Павла II. Во многих из них есть по несколько общин на разных этапах формации. За тридцать лет Неокатехуменат пришел в большинство стран всех континентов. Это произошло благодаря «Неокатехуменальной» харизме странствующих катихистов. Это люди, которые оставляют свои дома и труд — чтобы провозглашать катехезы там, где их просят. Видя эту новую харизму в Церкви, Иоанн Павел II заметил: «Думаю, что если сегодня существуют странствующие катехисты — потому что и папа начал путешествовать, — то это является плодом именно этого открытия. Если это богатство, эта тайна Христа, которая является частью нашего личного, духовного и христианского тождества, открыта, то следует пробовать делиться ею и с другими» (проповедь в приходе св. Луки Евангелиста, Рим, 04.11.1979). Другой «Неокатехуменальной» харизмой является миссия семей. Говорится, что вся семья, чаще многодетная, выезжает в другую страну, чтобы там жить и провозглашать Слово Божие так, как его познали во время долголетней Неокатехуменальной формации. В Москве я встретил такие семьи из Польши, Италии и Испании. Такие миссии осуществляются в тесном сотрудничестве с местным епископом. Следует заметить, что неокатехуменальные семьи отличаются открытостью на жизнь (средняя семья имеет пять детей). Это следующая, своеобразная «харизма» — ощутимый знак для современного секуляризованного мира, в котором распространена модель «2 плюс 1», поскольку большее количество детей представляется препятствием для самореализации.
Плодовитость миссии такой семьи ощутима, особенно на территории, где не хватает церковных структур, без присутствия священника. Многие семьи чувствовали призвания к евангелизационному труду, но не всегда можно было найти священника, который хотел бы поехать с такой семьей на миссию. Одновременно многие члены Неокатехуменального сообщества почувствовали призвание к священству и миссии в границах «Неокатехуменальной» харизмы. Вступление в семинарию или монашеский орден означал бы принятие другого пути христианского развития. В этой ситуации родилась идея создания семинарий, в который формация к священству опиралась бы на формации Неокатехуменального сообщества. Первая семинария, названная «Redemptoris Mater», возникла в Риме. Теперь их более 30. (На данный момент 86 — примечание SLF ) Это не семинарии Неокатехуменального Пути, а епархиальные, зависящие от местного епископа. «Неокатехуменальные» семинаристы получают философско-богословское образование, как и во всех семинариях. После окончания работают в приходах сначала диаконами, затем священниками, пока епископ не пошлет их на миссию вместе с Неокатехуменальными семьями. Если епархии не хватает священников, то епископ распоряжается «Неокатехуменальными» священниками как епархиальными — без всяких условий.

Характеристической чертой семинарий «Redemptoris Mater», финансируемых Неокатехуменальными общинами всего мира, является их многонациональность. Таким способом Неокатехуменальный Путь отвечает на призыв II Ватиканского Собора: «А где дело апостолата того требовало бы, надо установить не только соответствующее распределение пресвитеров, но также и отдельные пастырские труды для различных общественных слоёв, которые надо выполнить в какой-либо стране, или нации, или в какой-либо части света. Для этого возможно полезно установить некоторые многонациональные семинарии, в отдельных епархиях или личных управлениях (прелатства) и прочее подобное, к которым пресвитеры могли бы быть назначены или приписаны, учитывая общее благо всей Церкви, способом, которым надо определить для отдельных задач, сохраняя права местных иерархов» (РО 10).

Неокатехуменат в приходе

Что Неокатехуменат может дать приходу? Какова миссия Неокатехумената в приходе? Задачей Церкви является перейти от пастырства таинств, то есть «сберегающего», к пастырства евангелизации. Статистика показывает, что в большинстве приходов Западной Европы в воскресной мессе участвует 10% верующих. Священники могут донести Слово и Евхаристию только к ним. А что с остальными? Пастырство Таинств к ним не попадёт, поскольку трудно таким пастырством назвать традиционное крещение, брак и отпевание. Здесь требуется евангелизационное и миссионерское пастырство. Пастырство Таинств охватывает тех, которые верят и хотят укрепить свою веру. Евангелизационное пастырство пробуждает веру в равнодушных и неверующих.

Неокатехуменальные общины хотят быть именно такой закваской в приходе

Вера необходима для того, чтобы увидеть Христа в Таинствах, в епископах, в Святейшем Отце. Возникает вопрос: Какое присутствие Христа пробуждает веру? Кико Аргуэйо в бараках Пальомерас открыл слов молитвы Иисуса: «да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены́ воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня. Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира. Отче праведный! и мир Тебя не познал; а Я познал Тебя, и сии познали, что Ты послал Меня. И Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них! …» (Ин 17, 21-26). Эти слова говорят о любви Бога к человеку и о любви между людьми, которую порождает любовь Бога к человеку. Именно любовь между людьми является читаемым знаком для мира, пробуждает веру. Члены многотысячных приходов очень часто являются анонимными, не знают друг друга. Анонимная толпа прихожан не может быть знаком любви и единства. И поэтому есть необходимость в малых общинах, в которых реализуется христианская любовь между людьми, что является знаком для других: «Посмотрите, какая между ними любовь!» Первая община в пригороде Мадрида была именно таким знаком для других, знаком надежды, что любовь существует. Она была закваской, которая сменила жизнь многих, далеких от Бога и Церкви. Неокатехуменальная община хочет быть именно такой закваской в ​​приходе, тем, что притягивает далеких от Бога. Иоанн Павел II распознал этот аспект харизмы Неокатехуменального Дороги: «Приход является чем-то более широким, чем ваша община, но Иисус именно так все и упорядочил. Он говорит о закваске: есть закваска и есть тесто, и закваска всегда будет чем-то малым. Тесто является тестом, и требует закваски … Продолжайте работу в этом приходе, оставаясь закваской, продолжайте заквашивать» (проповедь в приходе Непорочного Зачатия, Рим, 07.03.1982).
Динамика Неокатехуменальной общины такова, что новая община начинает путь обращения, проходя через различные этапы формации. Никто в неё уже не может вступить. Желающий вступить на Неокатехуменальный Путь должен пройти Неокатехуменальные катехезы и вступить в новую общину, которая создается после таких катехез. Поэтому в одном приходе может быть много Неокатехуменальных общин на разных этапах формации. Например, в римском приходе Канадейских Мучеников, к которому принадлежит 4000 жителей, но 30 лет назад храм был почти пустым, теперь же есть 24 общины, имеющий в совокупности 950 детей. Поэтапность Неокатехуменального формации во многих пробуждает различные подозрения. Например, о.проф.Анджей Зубербьер утверждает: «Неокатехуменат организован и разделен на различные этапы или уровни посвящения, разложенные на много лет. Следующие этапы формации окутаны тайной для членов предыдущих этапов. Так создается своеобразный эзотеризм. Есть посвященные и непосвященные». Не могу согласиться с подобными суждениями. Любое обучение требует определенных этапов. Если кто начинает учиться танцевать, то на большой сцене он себя выставит на посмешище. В монашеских орденах не начинают с торжественных вечных обетов, а с новициата, после которого идут следующие этапы монашеской формации. Было бы странным, если бы кто, видя разницу в формации послушников и священников, обвинял данный орден в эзотеризме и разделении на посвященных и непосвященных. Я сам, еще как семинарист, а потом и священник, прошел этапы Неокатехуменальной формации, но никогда не чувствовал себя менее или более «посвященным» в гностическом смысле. Я искал Божью волю на каждом этапе и благодарил за то, что мне было даровано. Кроме того, если бы перед кем, кто только начинает Неокатехуменальный путь, поставить те же требования, что перед человеком после многих лет формации, то он быстро разочаруется. С другой стороны, все подается уже на начальных катехезах, но начинающий еще не способен все услышать и понять. Если кто слышит: «любите врагов», то теоретически понимает смысл, но нужно много лет тяжелых усилий, чтобы он экзистенциально испытал это состояние. Христианство должно иметь людей с разными уровнями посвящения или зрелости. Если родители имеют такую ​​христианскую зрелость, как их дети перед первым причастием, то христианство больное.

Неокатехуменальное «посвящение»

Чем подозрительно для многих Неокатехуменальное посвящение? Оно заключается во вхождении в опыт, который пережил Кико и первые общины. Речь идет о жизни харизмой, которую Бог дал Церкви через Неокатехуменальный Путь. И поэтому удивляет следующее обвинение Зубербьера: «В Неокатехуменате нет коммуникации «снизу» «вверх», то есть от младших групп к старшим, к так называемым катехистам. Нет место для диалога, для объяснения сомнений. Имеет значение лишь переданый «сверху» приказ, катехезы, решения высших «катехистов». Опять вернусь к аналогии с монашеской жизнью. Вначале монашеской жизни новик (новичок) может, и даже должен разговаривать, делиться трудностями и сомнениями с учителем новициата; но это не значит, что новик доказывает учителю, как должна выглядеть монашеская жизнь. Подобно и в неокатехуменате: харизма, которую получили Кико и Кармен, передается другим, которые могут ее принять или отвергнуть, но не могут требовать изменений в харизме, ибо тогда это уже не будет «Неокатехуменальной» харизмой. Иоанн Павел II в официальном письме пишет: «Признаю католическую формацию в форме Неокатехуменального Пути очень важной для современного общества и для наших времен. Желаю, чтобы епископы и священники оценили это дело Новой Евангелизации, чтобы она реализовывалась согласно линии, предложенной инициаторами … » (30.08.1990). Здесь есть место для диалога и разъяснения сомнений, но Неокатехуменальный Путь должен развиваться согласно харизмы, которую получили ее инициаторы. В противном случае он не будет тем, что Святой Дух подарил Церкви.

Харизма, которую получили Кико и Кармен, передается другим, которые могут ее принять или отвергнуть, но не могут требовать изменений в харизме, ибо тогда это уже не будет «Неокатехуменальной» харизмой

Поэтому Неокатехуменальные катехисты обязаны защищать свою харизму. Порой бывает так, что какой-то — говоря деликатно — малосмиренный священник объявляется среди Неокатехуменального общины и начинает ее «строить» согласно своим предпочтениям. Встречая обратное сопротивление со стороны катехистов, ответственных за формацию, поднимает крик, что неокатехуменат не уважает священников. Это выглядит так, будто некий священник приказывает кармелитам провозглашать Евангелие на улице, и, слыша их отказ, возмущается, что не слушаются Церкви. Священники и епископы должны распознавать харизмы и сохранять их, а не модифицировать так, как им заблагорассудится.
Посвящения в харизму Неокатехуменального Дороги происходит тремя основными этапами. Первый начинается 15 вступительными катехезами (керигматическая фаза), при которых через провозглашение Слова и литургии (Покаяния, Слова — с вручением Библии, Евхаристии) создается новая община для желающих. Новая община начинает путь христианского посвящения, основанный на триаде: Слово, Литургия, Община. Эта вторая фаза называется прекатехуменатом. Через несколько лет из них выбираются катехисты, которые провозглашают катехезы и закладывают новые общины. Таким образом, появляется сеть общин на разных этапах формации.
Второй этап — катехуменат посткрещения. Вхождение в этот опыт происходит постепенно: через первый и второй скрутиниум, между которыми есть так называемая конвивенция Шема. Затем начинаются догматические катехезы, размышления над Credo и Катехизисом. В этот период человек входит в важные фазы Неокатехуменальной формации: введение в молитву бревиария (молитвослова), Traditio — члены сообщества ходят по двое делиться опытом веры на улице, Reditio — личное свидетельство веры в приходе во время специальной литургии. Этот этап завершается введением в углубленное понимание Отче наш. Этот этап я проходил в Риме, когда учился в Грегориане (лиценциат и докторат). Участие в жизни Неокатехуменальной общины обогатило меня духовно и интеллектуально. Размышления (рефлексии) над Credo и Отче наш требовала сочетание экзистенциального опыта с серьезной литературой и богословским изучением. И поэтому я понимаю о. Зубербьера, который утверждает: «В Неокатехуменате не осуществляется богословское или катехитическое обучения членов «Пути». Все обучение заключается в передаче «сверху» катехез-поучений». Деликатно говоря, это полное недоразумение. Немало молодых священников могли бы позавидовать Неокатехуменальным катехистам, их духовной и интеллектуальной зрелости в делах веры.
Третий, последний этап, — Избрание и Возобновление обетов крещения. Эти три этапа соответствуют трем уровням христианской жизни: смирение, простота, хвала. Речь идет о том, чтобы неокатехумен познал себя самого в свете Евангелия и принял правду о себе в смирении (прекатехуменат), а затем — через простую жизнь — дошел до привычки постоянного прославления Бога в Церкви. Кико многократно повторял, что «надо создавать христианские общины, такие как Пресвятая Семья из Назарета, которые бы жили в смирении, простоте и хвале …»

Этапы посвящения на Неокатехуменальном Пути не перечеркивают предыдущий религиозный опыт. Прохождения какого-то этапа не означает, что человек овладел каким знанием и духовной чувствительностью, недоступной для непосвященных. Неокатехуменальные катехезы, индивидуальная рефлексия и в общине не является гарантией, но помощью в открытии экзистенциального смысла веры. Например, посвящение в Отче наш не состоит в открытии тайного знания, а сопровождение человека, чтобы он мог глубже открыть значение Господней молитвы для своей жизни. Если обращаемся к Богу «Отче», то стоит задуматься, где и каким образом мы испытываю это Отцовство. Неокатехуменальное введение в Отче наш помогает человеку взглянуть на свое прошлое, настоящее и будущее, чтобы смочь заметить различные проявления Божьего Отцовства. Опыт прошлого не перечеркивается, наоборот: выходит въявь. С другой стороны, человек с таким опытом не считает себя особенным специалистом пред Богом. Открытие Бога Отца в своей жизни есть нечто, что неустанно направлено в будущее. Отсюда трудно понять следующее замечание о. Зубербьера, что «в Неокатехуменате все начинается с нуля, будто Бог только начинает действовать в жизни членов сообщества, и то так, будто Его единственной действием было привести человека в неокатехуменат». Мой опыт Неокатехуменального Пути прямо противоположный: отдельные этапы помогли мне понять прекрасные и разнообразные действия Бога в моем прошлом.
Неокатехуменат критикуют также за специфический язык. Истины христианской веры там провозглашаются «своим» способом. Кико Аргуэйо говорил об этом 253 епископам двух Америк: «Путь имеет свой язык. НЕ соблазняйтесь этим языком, наоборот, один специалист от СМИ сказал нам, что если бы Путь не имел своего языка, то не было бы ничего. Тот, кто что-то открыл, сразу обогащает язык. Это культура. Некоторые священники настолько слабо образованы, что говорят: «Эти неоны имеют свои песни, свой способ выражаться, свой язык». Конечно, мы должны иметь свой язык! И должны иметь некий синтез, это является фундаментальным. Следует только знать, что этот язык пророческий, настоящий, правдивый, и поэтому помогает людям». В Церкви всегда были разные способы говорить об одних и тех же вещах. Бога невозможно закрыть в одной системе понятий и поступков. Для этого надо учиться принимать разные способы признания веры. А от священников необходимо требовать, чтобы они понимали разные языки Церкви. Настоятель, который убежден, что его способ катехез является единственно правильным способом, никогда не построит прихода, который бы была общиной общин. Неокатехуменальный Путь — как одна из харизм, данных Церкви Святым Духом — вписывается в Соборную модель екклезиального единства в разнообразии. Поэтому Иоанн Павел II говорит: «Считаю, что существует определенный способ восстановления прихода на основе Неокатехуменального опыта. Естественно, что нельзя этот метод навязывать всем, но если есть столько желающих, то почему бы нет? Путь очень аутентичен, хорошо подходит к самой сущности прихода … Приход есть изначально община в Церкви и может очень аутентично расти на основе Неокатехуменального опыта …» (проповедь в приходе Св.Марии Горетти, Рим, 31.01.1988).

о. Дариуш Ковальчик SJ

Особенности «своего пути» — о. Бонифаций

О деятельности неокатехумена рассказывает о. Бонифаций.

— Отец, есть ли какое-либо онтологическое препятствие для того, чтобы неокатехуменат нормально развивался? Есть ли внутри этого движения нечто несовместимое с жизнью приходов? Имели ли вы возможность изучать основы и устав этого движения, а также его практику?

— Движение само по себе признается как церковное и католическое. Это не означает, что оно идеально. Есть много епископов и Конференций епископов, кардиналов, которые категорически не одобряют деятельность неокатехумената. Так, покойный Примас Англии кардинал Бэзил Хьюм несколько раз отказывался рукополагать во священный сан кандидатов из неокатехумената, говоря, что не принимает обета послушания от священников, которые слушаются других людей, помимо иерархического священноначалия Церкви.

Везде, где появляется неокатехуменат, возникают проблемы. Дело в том, что общины неокатехумената считают себя альтернативой прихода.

— Однако неокатехуменат — малая группа, семь-десять человек…

— В группе может быть гораздо больше человек. Каждый год возникает новая община, в одном приходе их может насчитываться до десяти. Священник служит литургию, а формацией членов неокатехумената занимаются различные катехизаторы. Однако бывает, что священник, загруженный работой с неокатехуменатом, перестает интересоваться другими проблемами, все отступает на второй план — и больные, и пожилые, и дети.

Мне кажется, что это неверное представление о Церкви. Католическая Церковь — для всех крещеных, несмотря на их возраст, способности. Если она начнет создавать общину, где будет совершаться месса только для больных людей, а здоровые не смогут в ней участвовать, то это ненормально.

— Мыслима ли литургия, на которую не может прийти никто из «непосвященных»?
— В приходе — немыслима. Об этом можно говорить применительно к монашеским общинам. Но приход — структура, открытая для всех. Приход не может существовать, если его разделяют на разные общины. В нем могут быть разные движения, но не может существовать «эксклюзива».

Приверженцы неокатехумената допускают несколько грубых экклезиологических ошибок, за что их часто обвиняют в сектантстве, и это имеет свои основания. Неверно утверждать, что Церковь существует только для избранных и не все крещеные могут спастись, приступать к таинствам.

Сектантство также проявляется в том, что человек принимает только часть Учения Церкви, например, в неокатехуменате отсутствует практика Поклонения Святым Дарам, не развито почитание святых (поэтому они снимают иконы). В некоторых общинах неокатехумената даже дарохранительницы снимают со стен. Это неуважение к Евхаристии. Евхаристия, по Учению Церкви, состоит из Жертвы, Причастия и Поклонения Святым Дарам. Самовольно изымать что-либо из этого ряда недопустимо.
Есть еще одно обстоятельство. Как можно проводить катехуменат (не путайте с катехизацией!) с уже крещеными людьми, словно они еще не получили благодати крещения. Здесь, в России, где люди страдали за веру, ради крещения терпели издевательства, где люди гордятся тем, что они католики, можно ли поступать с ними, словно они лишены благодати этого таинства? Играть так — значит презирать действительность таинства.

Что делать верующим, которым говорят, что по воскресеньям они не могут исповедовать «Символ веры»? А между прочим, этот запрет был снят с членов неокатехумената сравнительно недавно. Человек исповедует свою веру не потому, что понимает все, что он исповедует, а потому, что верит в догматы, которые ему передала Церковь. Как человек может говорить, что исповедует свою веру, если он хочет все познать своим разумом? Это третья экклезиологическая ошибка.

В республиках бывшего СССР часто наблюдаются подобные ситуации. Это может быть очень опасно для маленьких общин. Часто там, где появляется неокатехуменат, разделяются приходы.

— Приведите, пожалуйста, примеры.

— Я встречался даже со случаями обмана со стороны священников. Так, порой они не говорили верующим, что создается община неокатехумената, а сообщали, что появляется «группа углубленного изучения Катехизиса». Начинается катехизация, которую проводят подготовленные люди, после нескольких месяцев они предлагают создать общину. Дело, как будто неплохое. Постепенно группа собирается вне храма, люди вместе участвуют в «отдельной» литургии и, в конце концов, полностью дистанцируются от остального прихода, не приходят в воскресенье на литургию. Изменить же ничего в Уставе движения нельзя.

Остальные прихожане чувствуют себя обиженными. Часто в неокатехуменат попадают лучшие люди прихода, самые активные. Приход обескровливается. Так проходит несколько лет. Постепенно они перестают праздновать с приходом даже большие церковные праздники. Нет больше ничего общего. Они даже начинают презирать тех, кто не участвует в неокатехуменате.
Остальные — старики, дети, молодежь, просто занятые люди — оказываются за бортом. Церковь, которая должна заботиться о бедных, пожилых, маленьких, больше не исполняет это.

Еще одна проблема — уважение к памяти мучеников, репрессированных. Зачем их поминать, если теперь у нас новая Церковь? Обратите внимание, что представителей неокатехумената не было в Новосибирске на Дне памяти мучеников XX века.

— Почему так часто можно встретить делегации неокатехумената там, где выступает Папа?
— Но как они участвуют — они всегда держатся особняком, несут плакаты «Неокатехуменат», никогда не идут вместе с приходами. У них «свой путь». Возникает вопрос — если они не приход, если они альтернативная форма прихода, то почему бы не отойти всем? Почему же к ним не могут присоединиться те, кто не участвуют в их собраниях? Каждый может переживать свою веру по-разному: участвуя в лагерях скаутов, кружках «Живой Розарий», «Каритасе» и т. д. Неокатехуменат — один из путей развития духовности, но не единственный путь!

Когда в Посланиях апостолов христианская жизнь называется путем, не имеется в виду, что существует какая-то система жизни. Есть учение Христа, Спаситель оставил нам пример жизни, но это не какая-то система поведения, которая имеет свои постулаты. Апостолов спросили, когда же нисходит в душу человека Святой Дух — до или после крещения? Они ответили, что когда Богу угодно. Все заключено в одном Пути, который есть Свет, Истина и Жизнь.

— Насколько неокатехуменат открыт диалогу, критике?

Они совершенно не принимают критики. Если кто-то отказывается от пути неокатехумената, они изо всех сил стараются затянуть его обратно или прерывают любые отношения с ним. Я видел прихожан, которым приходилось терпеть и оставаться в неокатехуменате, и при этом они чувствовали себя сектантами. Все потому, что настоятель был в неокатехуменате. Или же им приходилось идти на конфликт с настоятелем, чтобы продолжать жить, как прежде.

В некоторых странах конфликт доходил до того, что епископы отзывали этих священников, запрещали неокатехуменат у себя в епархиях, пробовали проводить какие-нибудь перемены. Но это все не так просто. Как можно запретить людям собираться на встречи, если им нравится?

— Но ведь в поместной Церкви все зависит от решения епископа…
— Он может ограничить, запретить какие-либо формы благочестия неокатехумената, например, как было в случае со второй Пасхой. Нельзя два раза праздновать Пятидесятницу, Рождество и т. д. Настоятель, если он не участвует в неокатехуменате, может запретить встречи людей, требовать от своих прихожан участвовать в мессе в воскресенье.

Священники неокатехумената называют себя епархиальными священниками, миссионерами. Но это парадокс. Если ты — епархиальный священник, то должен быть связан со своим епископом, в первую очередь, а не с лидером движения.
— Многим неясно, как проходят собрания неокатехумената за закрытыми дверями. Что они там делают, почему встречаются в среду и субботу?

— На самом деле у неокатехумената нет своей собственной литургии. Им было разрешено сделать лишь несколько дополнений. Например, они иначе украшают алтарь, служат вокруг алтаря, как в первые века христианства, говоря, что тогда месса была “ужином», «трапезой». Но это неверно. Месса никогда не понималась как «ужин». Это всегда Жертва Христа.
Подобного служения не было уже в III и IV веках. Может быть, лишь во время домашних богослужений люди собирались вокруг алтаря. Уже во времена Иринея Лионского и Иустина литургия понималась только как Жертва Христа.

Важное место в литургии неокатехумената уделяется Слову Божиему. Благодарение Богу, что это так, но уважать Слово Божие — не только делиться своими мыслями о нем. Это и желание слушать учение от тех, кто облечен этой властью от Церкви, т. е. от священников, диаконов, епископов. На этих собраниях каждый может выступать со свидетельствами. Священник только подводит итог.

Потом разделяется хлеб — здесь тоже противоречие. Ведь Церковь четко установила, каким должен быть этот хлеб — пресным, белым. Зачем придумывать что-то еще? Я признаю, что формула Кико в чем-то хороша, но это не всегда. Бывает совершенно ужасный хлеб, который крошится прямо в руках, ты не знаешь, что с ним делать.

— Что такое «формула Кико»?

— Это рецепт приготовления литургического хлеба. При этом результат — ужасный. Священнику много доставляет неудобств то, что этот хлеб повсюду оставляет муку.

— Каковы еще особенности литургии неокатехумената?
— Причащение Кровию Христовой для всех. Церковь это разрешает. Но когда в литургии участвуют несколько сот верующих, чаша пачкается губной помадой и т. д. Это неуважительно по отношению к Крови Христа.
Кроме того, во всех общинах есть рисунки, сделанные Кико, но почему нет места для других видов искусства? Церковь должна быть более открытой, в том числе для песенных традиций различных народов. В литургии Католической Церкви в России используются и польские, и немецкие, и литовские песнопения. Заслуживает уважения местная, русская традиция духовного пения. В общинах же неокатехумената используется преимущественно испанская музыка. Сначала это нравится, но потом самим людям становится тяжело.

Католическая Церковь должна быть открыта всему и не замыкаться на чем-то одном, особом.

— Очевидно, что в неокатехуменате велика роль основателя движения? Что же останется, если его убрать за скобки движения?

— Конечно, останется много. Это человек, одаренный различными харизмами, но это не означает, что харизматический человек должен заслонить для своих последователей все остальное. Движение, я думаю, не распадется. Наверное, это поможет ему начать развиваться по-другому. Могут появиться новые формы в рамках неокатехумената.

— Насколько это движение распространено в России?

— Слава Богу, оно не очень распространено здесь. Есть крупные общины в Москве и на юге России, а также в Казахстане и Туркменистане. Дело в том, что, как мне показалось, наши епископы не очень симпатизируют неокатехуменату, не хотят, чтобы разрушались приходы. Ведь если маленький приход разделить еще на два, то что останется? Помните слова Иисуса, что любое царство, которое разделится, не устоит.

Интересно заметить, что неокатехуменат появляется в приходах, которые уже живут полнокровной жизнью. Представляете, как хорошо было бы, если бы группа людей всего с одним священником отправилась благовествовать туда, где еще нет прихода! Но неокатехуменат всегда ходит проторенными дорогами. Таким образом, они пьют кровь живого прихода, чтобы устроить свою общину. Разве Христос ждал, прежде чем отправить апостолов на проповедь? Нет. Потому что благовествование — необходимая часть формации человека.

В заключение хочу отметить следующее: я не думаю, что реформы, которые несет в себе неокатехуменат, полезны Церкви в России.

Свет Евангелия № 18(320), 29 апреля 2001 г.

Метки 0 3 478
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное (читателей)