• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Об опыте приходской катехизации – Александр Бобенчук Раздел: Практика оглашения

Об опыте приходской катехизации – Александр Бобенчук

Print This Post
Оценка:
(1 голос: 5 из 5)

О. Виктор Мамонтов, будучи архимандритом в Карсаве и духовником монастыря в Риге, всегда был открыт к новому, всегда был готов учиться. В начале девяностых он благословил меня поехать в Москву посмотреть, что это такое – катехизация.

Александр Бобенчук, катехизатор в городе Карсава, Латвия

Александр, как Вы стали катехизатором, что этому способствовало?

 

О. Виктор Мамонтов, будучи архимандритом в Карсаве и духовником монастыря в Риге, всегда был открыт к новому, всегда был готов учиться. В начале девяностых он благословил меня поехать в Москву посмотреть, что это такое – катехизация. Я жил в семье знакомых, прошедших катехизацию, и наблюдал за ними. Дети очень послушные. Ну, думаю, их специально научили, как вести себя перед гостем. Но проходит день, два, три – а они все такие же вежливые и дружные между собой. На четвертый день просыпаюсь, они стоят у кровати с куском торта: «У нашей сестренки день рождения, мы с тобой делимся тортом». – «Но я не буду, спасибо, ребята». – «Ура, он не будет!» Они очень хотели торт, но гостеприимство, внимательное отношение друг ко другу было важнее. Тут я понял, что катехизация нужна – чтобы были вот такие семьи. Я рассказал батюшке, он видит мои горящие глаза и говорит: «Надо делать».

Не так давно один знакомый священник спрашивал меня, зачем это все. Я ему прямо ответил: «Вот я смотрю на наш приход около дома, за три года там полностью сменились люди – они не остаются. А прошедшие через катехизацию люди не исчезают, они вместе».

 

Вам, если можно так сказать, повезло – Вы начинали с о. Виктором.

 

Об опыте приходской катехизации – Александр Бобенчук

Да, поначалу он сам в это очень активно включился, присутствовал на всех встречах, говорил. Я думаю, что катехизация невозможна без священника, без хорошего контакта между катехизатором и священником ничего не получится. Очень нужна связь с храмом. Но тут есть опасность: все-таки люди должны приходить не на батюшку, а на катехизацию. В противном случае, пройдя катехизацию, люди останутся одиночками, у них не будет чувства Церкви как единого Тела Христова.

Поняв это, о. Виктор перестал постоянно бывать, но с каждым индивидуальную работу вел.

 

Что делать, если на приходе кроме батюшки нет никого, кто бы мог взяться за это? Или наоборот, кто-то из мирян этим горит, но не знает, с чего начать?

 

Молиться об этом. Я думаю, что катехизировать священнику не совсем удобно: у него и обязанностей много в отношении уже имеющейся паствы, и человеку внешнему бывает сложнее открыться священнику в каких-то вопросах – авторитет работает против. Кроме того, священник не может постоянно заниматься воцерковляющимися, у которых масса вопросов. А я им говорю: «Любое время дня и ночи – звоните, будем решать». Священник не может это потянуть.

Но при этом важно, чтобы оглашаемые чувствовали особое молитвенное попечение со стороны священника. Это души, за которые ведется борьба, решается вопрос, останутся ли они в Церкви, и за них надо крепко молиться.

 

Можно ли научиться быть катехизатором?

 

По книгам это не получится, нужен опыт.

 

А где такой опыт приобрести?

 

В этом-то и вопрос. Если много народу проходит катехизацию, такой опыт приобретается быстрее.

Но у нас не так много мест, где есть такой опыт, и нет учебных заведений, где бы его аккумулировали – кроме тех, что связаны с о. Георгием Кочетковым. Я через его учеников получал первый опыт, но мы с самого начала были самостоятельны.

 

Не кажется ли Вам, что катехизация у о. Георгия приводит к закрытости, обособлению? Все-таки это движение пользуется неоднозначной репутацией в Церкви, и даже те, кто о. Георгия раньше поддерживал, сейчас с ним не общаются.

 

С катехизацией это не связано, катехазация там выстроена серьезно, хотя и не является универсальной. Например, по Евхаристии несколько теоретично, сложно понять простым людям, в области этики нужно обновлять многое. Но это другой разговор – всегда есть, что можно улучшить.

Что же касается «закрытости системы», то, еще раз повторюсь, это не с катехизацией связано. Не всегда община о. Георгия была такой, многое изменилось в начале двухтысячных. В ответ на запретительные меры усилилась строгость, можно сказать, появилась почти армейская дисциплина, и члены должны были доказать свою верность. Кроме того, он все делал в одиночку, а это заранее создает предпосылки для авторитарности.

Мне кажется, на сегодня важно следующее сказать в отношении выходцев из общин о. Георгия. Если к какому-то священнику приходит человек, прошедший через о. Георгия Кочеткова, его надо приветствовать и принимать. Он уже рискнул пойти против «системы», и будет рад закрепиться в приходе. Этими людьми стоит заниматься, обычно они ответственные, образованные, и готовые к тому, чтобы быть делателями – они могут стать ядром здоровой приходской общины, и тех же курсов катехизации.

 

Как начиналась катехизация у вас, и как набираются люди в новые группы?

 

Обычно тот, кто готовится стать катехизатором, после прохождения собственной катехизации полгода участвует в новой группе как «молчащий ведущий», наблюдая за тем, как группу ведет опытный катехизатор. Но у меня такой возможности не было. Вначале к нам приезжали катехизаторы два раза в год, а в их отсутствие мне сразу пришлось участвовать в качестве ведущего. Сейчас мы все делаем своими силами, появились свои катехизаторы. А информация распространяется просто через друзей, знакомых. Когда неверующие люди видят, что их знакомые как-то меняются в лучшую сторону, они начинают интересоваться, и так доходят до нас.

Самое тяжелое – это «запустить» народ на предоглашение. Больше всего проблем доставляют уже «церковные» люди. Их приходится переучивать. А лучше всего, когда катехизация начинается «с чистого листа».

 

Может показаться, что катехизация – это просто чтение лекций. Тогда можно ходить на катехизацию, но вести совершенно индивидуальную жизнь, никого не зная из соседей. Но, побывав на ваших группах, я почувствовал удивительное единство между участниками. Более того, они горят верой, горят Евангелием, горят Христом. Как необходимо строить курс катехизации для этого?

 

Настоящее воцерковление происходит не благодаря лекциям, а благодаря тому, что живые люди встречаются, делятся своим опытом, а работу в душе совершает Бог.Человек должен пережить встречу с Богом, чтобы его жизнь стала меняться. Мы создаем для этого условия. И человек должен прикладывать усилия, иногда чем-то жертвовать. Скажем, мы за полгода объявляем, что будет выезд на несколько дней, чтобы пожить при храме, участвовать в церковных службах, индивидуально пообщаться с батюшкой каждому без спешки. Люди работают, но я им говорю: «Молись, чтобы получилось». Вот уже десять лет мы выезжаем, и ни разу не было, чтобы у кого-то не получилось. Хотя искушения, конечно, бывают, но тут важна решимость.

О взаимоотношениях. Людям надо быть открытыми, но тогда в группе обязательно возникают трения. В каком-то смысле они необходимы, чтобы группа состоялась. Если есть открытость, человек может при всей группе сказать почти то, что и на исповеди. Если же у него не будет братьев и сестер, которым он может открыться, он никогда не станет самостоятельным в Церкви, всегда будет вести «половинчатую» жизнь.

 

Что обычно входит в Вашу программу катехизации, чем Вы ее наполняете?

 

К разной аудитории должен быть разный подход. Одно дело – это интеллигентная аудитория города, другое – бабушки провинции. Я иду обычно от конкретной группы, конкретных людей.

Точно можно сказать, что не стоит перегружать людей. Например, если при катехизации мы будем говорить про поместные церкви, это не усвоится. Лучше отложить, чтобы после отдельно встречаться, сделать продвинутый курс.

Можно обозначить три направления катехизации: литургическая жизнь, личная молитва и проживание Священного Писания. Здесь не может быть чего-то, что будет работать всегда. Скажем, если говорить о личной молитве, то я предлагаю что-то простое, но всякий раз по-разному бывает. Например, если предложить по владыке Антонию Сурожскому некоторое время посидеть в тишине, то на одной группе это работает, на другой – нет.

Самое главное, чтобы менялась жизнь по заповедям. В древности человек был на виду, и поэтому месяца оглашения было достаточно, человек за это время проверялся. Сейчас, мне кажется, должно проходить больше времени, чтобы за человеком понаблюдать. У человека должна произойти встреча со Христом. Если ни раньше, ни в процессе катехизации ее не было, потом будут проблемы. Катехизатор – это глаза, он должен видеть каждого.

 

Как Вы видите перспективы катехизации в Церкви?

 

В одной из проповедей моего духовника я услышал следующее: в умах многих верующих присутствует религиозный туман, и особенно у новоначальных. Продолжая эту тему, отмечу, что спустя пятнадцать лет мало что изменилось. Человек, испытывающий духовную жажду, кидается в пучину религиозной литературы и другой информации – выстраивает свой путь спасения в одиночку. В результате происходит смешение «твердой пищи» и «младенческой», главное становится второстепенным, и наоборот. Итог – религиозный туман. Вспоминаю восьмую главу Деяний, где апостол Филипп на вопрос «Понимаешь ли то, что читаешь?», услышал: «Как могу понять без помощи знающего человека?» В этом одно из сущностных проявлений нашей апостольской церкви – вводить человека в Церковь. Какая перспектива у катехизации? Самая неожиданная: она поможет Церкви выжить! Храмы мы восстановили, теперь нужно восстанавливать человека, что не было сделано в начале девяностых. Будем спешить, ибо дни лукавы.

 

Беседовал В. Стрелов, редактор портала www.predanie.ru

Метки
  • Нет Меток
0 417
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное (читателей)