Православное обучение и воспитание детей в условиях современной приходской жизни

Православное обучение и воспитание детей в условиях современной приходской жизни


За послед­нее деся­ти­ле­тие, отме­чен­ное актив­ным воз­рож­де­нием цер­ков­ной жизни, вос­крес­ные школы в той или иной форме появи­лись в боль­шин­стве при­хо­дов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Они вно­сят зна­чи­тель­ный вклад в дело воцер­ко­в­ле­ния и рели­ги­оз­ного обра­зо­ва­ния детей, при­чем не только из цер­ков­ных семей, но и тех, у кого роди­тели далеки от Церкви.

 

За послед­нее деся­ти­ле­тие, отме­чен­ное актив­ным воз­рож­де­нием цер­ков­ной жизни, вос­крес­ные школы в той или иной форме появи­лись в боль­шин­стве при­хо­дов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Они вно­сят зна­чи­тель­ный вклад в дело воцер­ко­в­ле­ния и рели­ги­оз­ного обра­зо­ва­ния детей, при­чем не только из цер­ков­ных семей, но и тех, у кого роди­тели далеки от Церкви. Вме­сте с тем, в про­цессе осмыс­ле­ния дея­тель­но­сти вос­крес­ных школ выяс­ня­ется, что в работе мно­гих из них суще­ствует немало про­блем, как орга­ни­за­ци­он­ного, так и мето­ди­че­ского харак­тера. Об этом, в част­но­сти, гово­ри­лось на про­шед­ших недавно Рож­де­ствен­ских Обра­зо­ва­тель­ных Чте­ниях. Резуль­та­том недо­ста­точно эффек­тив­ной работы вос­крес­ных школ часто ста­но­вится фор­маль­ное обра­зо­ва­ние и поверх­ност­ное воцер­ко­в­ле­ние их вос­пи­тан­ни­ков и, как след­ствие, после­ду­ю­щий уход из Церкви мно­гих из них в под­рост­ко­вом и взрос­лом воз­расте. Поэтому в насто­я­щее время акту­альна задача усо­вер­шен­ство­ва­ния мето­ди­че­ских под­хо­дов к обра­зо­ва­тель­ной дея­тель­но­сти вос­крес­ных школ и их орга­ни­за­ци­он­ной струк­туры. В насто­я­щем бюл­ле­тене мы поме­щаем мате­ри­алы, в кото­рых рас­смат­ри­ва­ются про­блемы при­ход­ского рели­ги­оз­ного обра­зо­ва­ния и рас­ска­зы­ва­ется о полез­ном опыте работы вос­крес­ных школ.

Православное обучение и воспитание детей в условиях современной приходской жизни

Мы попро­сили поде­литься своим опы­том реше­ния мето­ди­че­ских и орга­ни­за­ци­он­ных про­блем, сто­я­щих перед совре­мен­ными вос­крес­ными шко­лами, про­то­и­е­рея Кон­стан­тина Ост­ров­ского, бла­го­чин­ного Крас­но­гор­ского округа Мос­ков­ской епар­хии, насто­я­теля Успен­ского храма г. Красногорска.

О. Кон­стан­тин, каково место вос­крес­ной школы в жизни Церкви?

Место вос­крес­ных школ в цер­ков­ной жизни и их внут­рен­нее устрой­ство должны опре­де­ляться той глав­ной зада­чей, кото­рая перед ними ста­вится. Это воцер­ко­в­ле­ние и цер­ков­ное вос­пи­та­ние детей.

Разу­ме­ется, суще­ству­ю­щие вос­крес­ные школы часто решают и дру­гие вос­пи­та­тель­ные и обра­зо­ва­тель­ные задачи, так что уче­ники этих школ, воцер­ков­ля­ясь, при­об­ре­тают ещё и полез­ные зна­ния и навыки, чему можно только радо­ваться. Но без воцер­ко­в­ле­ния даже зна­ние назу­бок Свя­щен­ной исто­рии и литур­гики может быть бес­по­лез­ным для спа­се­ния души и даже вред­ным. Поэтому задача воцер­ко­в­ле­ния и цер­ков­ного вос­пи­та­ния должна рас­смат­ри­ваться как глав­ная, а все осталь­ные — только в соот­не­се­нии с ней.

Какими, на Ваш взгляд, должны быть про­граммы обу­че­ния в вос­крес­ной школе?

На пер­вый взгляд пред­став­ля­ется несо­мнен­ным, что веро­учи­тель­ные пред­меты, такие как пра­во­слав­ный кате­хи­зис, Свя­щен­ная исто­рия, литур­гика и дру­гие, должны быть осно­вой вос­крес­ной школы. Если наши дети будут знать запо­веди Божии, хорошо ори­ен­ти­ро­ваться в Биб­лии, пони­мать смысл литур­гии и дру­гих бого­слу­же­ний и таинств, это сде­лает их цер­ков­ными людьми. Но сде­лает ли?

Во-пер­вых, нали­чие зна­ний по Закону Божию у нецер­ков­ного чело­века может быть непо­лезно ему. Ведь, как любому из людей непри­ятно, если кто-то, не любя его, что-то раз­уз­наёт о нем, так и Богу неугодно, чтобы кто-то раз­уз­на­вал о Нём с холод­ным серд­цем. Основ­ные истины веры обя­за­тельно должны быть про­по­ве­даны детям, но это не то же самое, что обу­че­ние Закону Божию. Бого­сло­вие должно пости­гаться, в первую оче­редь, не умом (хотя и это жела­тельно по воз­мож­но­сти), а серд­цем. Но сер­деч­ное позна­ние Бога, духов­ный опыт обре­та­ется не столько на уро­ках, сколько — при содей­ствии бла­го­дати Божией — вообще в жизни: в семье, в хра­мо­вой общине, в бого­слу­же­нии, в лич­ной молитве, в обще­нии с духов­ни­ком, ну и на уро­ках тоже.

Во-вто­рых, обу­че­ние, как пра­вило, невоз­можно без неко­то­рого при­нуж­де­ния, но, когда речь идёт о взрос­лых цер­ков­ных людях (напри­мер, сту­ден­тах семи­на­рии), то можно ска­зать: “Не хочешь учиться — уходи”. В вос­крес­ной же школе такой под­ход недо­пу­стим. При­нуж­де­ние при пре­по­да­ва­нии веро­учи­тель­ных дис­ци­плин может отвра­тить от Церкви мно­гих учеников.

Нако­нец, опыт вос­крес­ной школы, кото­рой я руко­вожу, пока­зы­вает, что воцер­ко­в­лён­ным юно­шам и девуш­кам нетрудно само­сто­я­тельно под­го­то­виться к экза­мену по Закону Божию, даже если в вос­крес­ной школе эта дис­ци­плина пре­по­да­ва­лась слабо (по при­чине отсут­ствия хоро­ших зако­но­учи­те­лей). С 1994 по 1999 год 13 выпуск­ни­ков нашей вос­крес­ной школы посту­пили в раз­лич­ные вузы Мос­ков­ской Патриархии.

В свете выше ска­зан­ного пред­став­ля­ется даже опас­ным тре­бо­вать, чтобы веро­учи­тель­ные пред­меты обя­за­тельно пре­по­да­ва­лись в каж­дой вос­крес­ной школе. Жела­тельно, но не обя­за­тельно. И, во вся­ком слу­чае, необя­за­тельно, чтобы они были ее стержнем.

Что же должно быть стерж­нем вос­крес­ной школы?

Что Бог пошлёт. Ответ может пока­заться несе­рьёз­ным, но давайте вспом­ним, что глав­ной зада­чей вос­крес­ной школы явля­ется воцер­ко­в­ле­ние детей. То есть мы хотим, чтобы дети через неё вжи­ва­лись в цер­ков­ную общину. Для этого сама вос­крес­ная школа должна быть орга­нич­ной частью при­ход­ской общины, а веду­щие пре­по­да­ва­тели школы — ее актив­ными членами.

Но ведь общину не соби­рают искус­ственно, это невоз­можно. Можно и даже бывает нужно при­гла­сить спе­ци­а­ли­ста, напри­мер, пре­по­да­ва­теля Закона Божия. Он может ока­заться пре­крас­ным бла­го­че­сти­вым чело­ве­ком, пре­по­да­ва­те­лем высо­кого класса, у него могут воз­ник­нуть хоро­шие отно­ше­ния с насто­я­те­лем, сотруд­ни­ками при­хода и при­хо­жа­нами — и всего этого, однако, недо­ста­точно, чтобы чело­век стал чле­ном общины. Тут есть какая-то тайна. Во вся­ком слу­чае, ясно, что стерж­нем вос­крес­ной школы может быть только такая дея­тель­ность, кото­рой могут зани­маться люди, уже вхо­дя­щие в общину.

Конечно, при боль­шой орга­ни­за­тор­ской сно­ровке можно “ско­ло­тить” пра­во­славно ори­ен­ти­ро­ван­ное учеб­ное заве­де­ние с пре­по­да­ва­нием Закона Божия и любых дру­гих пред­ме­тов. Но если оно не будет живой частью цер­ков­ной общины, дети не будут через него воцер­ков­ляться. Хоро­шей вос­крес­ной школе есте­ственно начи­наться с одного педа­гога — насто­я­теля, а потом под­клю­ча­ются к работе его духов­ные чада (по мере появ­ле­ния) и люди, кото­рых при­гла­шают спе­ци­ально для работы в вос­крес­ной школе.

Какие всё же наи­бо­лее пред­по­чти­тель­ные стерж­не­вые заня­тия можно выделить?

Во-пер­вых, дет­ский хор. Образно говоря, его КПД зна­чи­тельно выше, чем у про­чих заня­тий. Чтобы создать неболь­шой дет­ский хор, доста­точно одной ком­наты для репе­ти­ций и одного пра­во­слав­ного, любя­щего детей про­фес­си­о­нала-хоро­вика. Конечно, хор, собран­ный из музы­кально необ­ра­зо­ван­ных ребят, ско­рее всего не смо­жет высту­пать на пре­стиж­ных кон­цер­тах. Но через хор дети есте­ственно при­вле­ка­ются к литур­гии; хор сам явля­ется объ­еди­ня­ю­щим делом, тре­бует срав­ни­тельно мало средств и обес­пе­чи­вает под­го­товку и про­ве­де­ние празд­ни­ков. Если дет­ский хор поёт за литур­гией, есте­ственно, чтобы дети при­ча­ща­лись. Конечно, нельзя при­ча­щать детей про­тив их воли или ругать за неже­ла­ние причаститься.

Во-вто­рых, ска­жем об уча­стии вос­пи­тан­ни­ков вос­крес­ной школы в бого­слу­же­нии. Стар­шие маль­чики могут при­слу­жи­вать в алтаре. Конечно, не все. Не все хотят, не все к этому спо­собны, не во вся­ком храме алтарь может вме­стить всех жела­ю­щих. В нашем храме от алтар­ни­ков неза­ви­симо от воз­раста тре­бу­ется бла­го­го­вей­ное пове­де­ние во время службы, стро­гое послу­ша­ние стар­шим, уча­стие в уборке алтаря.

Есть вос­крес­ные школы, стерж­нем кото­рых явля­ется сбор мате­ри­а­лов о ново­му­че­ни­ках, соци­аль­ное слу­же­ние, палом­ни­че­ства по свя­тым местам, обу­че­ние ико­но­писи, раз­ным ремёс­лам. Таким стерж­нем может быть, конечно, и пре­по­да­ва­ние Закона Божия, если получается.

Про­дол­жая тему об уча­стии вос­пи­тан­ни­ков в бого­слу­же­нии, хоте­лось бы спро­сить, каков, во Вашему мне­нию, педа­го­ги­че­ский потен­циал цер­ков­ных обрядов?

Все мы знаем, конечно, что обряды не спа­сают сами собой. Важно, что внутри чело­века, а внеш­нее бла­го­че­стие ценно лишь постольку, поскольку оно есть про­яв­ле­ние бла­го­че­стия внут­рен­него. С дру­гой сто­роны, также известно, что внеш­нее вли­яет на внут­рен­нее. Когда чело­век в про­стоте, не гор­дясь, что он этим якобы уго­ждает Богу, целует икону или зажи­гает свечу, или кла­ня­ется, то душа его под­стра­и­ва­ется под дей­ствия тела, и тогда телес­ные дей­ствия обре­тают духов­ное зна­че­ние, помо­гают чело­веку настро­иться на молитву.

Но в добав­ле­ние к этому цер­ков­ные обряды имеют ещё и обу­ча­ю­щий потен­циал. Напри­мер, кла­ня­ясь перед ико­ной и при­кла­ды­ва­ясь к ней, чело­век узнаёт, что икона есть пред­мет покло­не­ния, учится почи­тать того, кто изоб­ра­жён на ней. Когда ребё­нок целует бла­го­слов­ля­ю­щую руку свя­щен­ника, он узнает без объ­яс­не­ний, что батюшка — зна­чи­тель­ное лицо. При­об­щая детей к цер­ков­ным обря­дам, можно нена­вяз­чиво, но эффек­тивно спо­соб­ство­вать уко­ре­не­нию в их серд­цах и умах мно­гих хри­сти­ан­ских истин.

Здесь же заме­тим, что систе­ма­ти­че­ское чте­ние детям Свя­щен­ного Писа­ния (не “Дет­ской Биб­лии”!) и житий свя­тых (не ска­зок на житий­ные темы!) ока­зы­вает на детей очень глу­бо­кое воз­дей­ствие. Слово Божие ложится в сердце чело­века как семя, и, если не будет отверг­нуто злым серд­цем (не так даже важна реак­ция ума), то про­рас­тёт и при­не­сёт плоды. Внешне это может пока­заться неза­мет­ным, но зна­че­ние для духов­ной жизни чело­века будет иметь гораздо боль­шее, чем любые истины, вос­при­ня­тые только умом.

Часто при­хо­дится слы­шать, что одной из основ­ных про­блем вос­крес­ных школ явля­ется нецер­ков­ное пове­де­ние их вос­пи­тан­ни­ков. В чем, на Ваш взгляд, здесь про­блема и каковы пути ее решения?

Думаю, что при­чина подоб­ных явле­ний, общих для мно­гих цер­ков­ных школ, не обя­за­тельно в пло­хой работе педа­го­гов и пло­хом домаш­нем вос­пи­та­нии. Хотя, разу­ме­ется, недо­статки есть, но, даже если бы мы были святы и гени­альны, труд­но­сти с нрав­ствен­но­стью под­рост­ков в цер­ков­ной школе не исчезли бы. Почему?

Во-пер­вых, совре­мен­ные дети боль­шую часть вре­мени про­во­дят в нецер­ков­ной среде. Надо учи­ты­вать, что воз­дей­ствие окру­жа­ю­щего раз­вра­щён­ного мира глу­боко и оно в зна­чи­тель­ной мере обу­слав­ли­вает и миро­воз­зре­ние и вкусы не только недавно при­шед­ших в школу детей, но и тех, кто про­вёл с нами несколько лет, и даже детей из цер­ков­ных семей.

Во-вто­рых (и это глав­ное), кроме соблаз­ня­ю­щего мира и дей­ству­ю­щих в нём злых духов, есть ещё таин­ствен­ный про­мысл Божий о чело­веке (в том числе, и о каж­дом из наших уче­ни­ков), не все­гда сов­па­да­ю­щий с нашими доб­рыми, на пер­вый взгляд, планами.

И, в‑третьих, есть сво­бода чело­века. Он или сво­бодно при­ни­мает бла­гую волю Божию о себе, или свое­вольно отвер­гает её и живёт так, как ему попущено.

Поэтому, не сни­мая с себя ответ­ствен­но­сти за духов­ные судьбы детей в наших цер­ков­ных шко­лах, мы всё же должны сми­риться с тем, что боль­шин­ство под­рост­ков в пере­ход­ном воз­расте будет огор­чать цер­ков­ных вос­пи­та­те­лей своим пове­де­нием. И дол­жен ста­виться вопрос не как совер­шенно избе­жать этого, а как нам себя вести с нашими вос­пи­тан­ни­ками, такими, какие они есть. Тер­петь пло­хое пове­де­ние под­рост­ков — это наш роди­тель­ский крест. И роди­те­лей по плоти, и роди­те­лей по школе.

В цер­ков­ной школе, к кото­рой дети не при­вя­заны ничем внеш­ним (напри­мер, воз­мож­но­стью бес­плат­ного полу­че­ния хоро­шего обра­зо­ва­ния по какому-нибудь пред­мету), обя­за­тельно будет боль­шой отсев уче­ни­ков. А цер­ков­ная школа, в кото­рой нет боль­шого отсева, столк­нётся с про­бле­мой нецер­ков­ного пове­де­ния цер­ков­ных детей. Можно было бы про­сто отчис­лить всех, кто посту­пает недо­стойно высо­кого зва­ния уче­ника цер­ков­ной школы. Но это зна­чило бы лишить детей духов­ной под­держки как раз в тот самый период, когда они в этом больше всего нуждаются.

Под­ростки не так плохи, как может пока­заться, когда стал­ки­ва­ешься с их ино­гда весьма непри­гляд­ными поступ­ками. Не всё, но мно­гое в их пове­де­нии опре­де­ля­ется не их про­из­во­ле­нием, а воз­рас­том, кото­рый, как известно, про­хо­дит, и мир­скими соблаз­нами. Поэтому правды о духов­ной жизни мы от ребят не скры­ваем, счи­тая сни­же­ние нрав­ствен­ных тре­бо­ва­ний опас­ным обма­ном, и зло назы­ваем злом, но и из вос­крес­ной школы их не выго­няем до послед­ней возможности.

Если мы хотим помочь детям пере­ра­сти их вред­ные в духов­ном отно­ше­нии увле­че­ния, мы должны ста­раться, оста­ва­ясь самими собой, войти с ними в такой кон­такт, чтобы они не скры­вали от нас своих взгля­дов, своих пере­жи­ва­ний. Если мы будем дер­жать в обще­нии с детьми только высо­кий аске­ти­че­ский тон, то боль­шин­ство даже веру­ю­щих детей ока­жется вне нашего влияния.

Но стоит ли свя­щен­нику идти на дис­ко­теку, чтобы и там быть с детьми (такие опыты известны)? Думаю, что нет, иначе снис­хож­де­ние к их немощи дети будут вос­при­ни­мать как бла­го­сло­ве­ние, а это очень раз­ные вещи. Можно знать о непо­хваль­ном пове­де­нии кого-нибудь из ребят и до вре­мени не заост­рять на этом вни­ма­ния, но, когда будет удобно и полезно, выка­зать свое дей­стви­тель­ное отно­ше­ние. Если же свя­щен­ник сам будет участ­во­вать в обыч­ном вре­мя­пре­про­вож­де­нии совре­мен­ных детей (пусть даже с бла­гой целью), то как он смо­жет напра­вить их к высшему?

Как себя вести в кон­крет­ных ситу­а­циях? Когда нужно “закру­чи­вать гайки”, а когда сде­лать послаб­ле­ние? Когда жёстко поста­вить перед маль­чи­ком или девоч­кой, а может быть, и перед целым клас­сом, вопрос: “Или ты меня­ешь свое пове­де­ние, или ухо­дишь”, а когда сде­лать вид, что не заме­тил даже очень серьёз­ного про­ступка? Да помо­жет нам Бог в реше­нии этих проблем.

Педа­гог может быть в луч­шем слу­чае живым и соглас­ным с волей Гос­пода, Его ору­дием, даже сора­бот­ни­ком, но мето­дики спа­се­ния нет и быть не может. Есть методы обу­че­ния, методы нрав­ствен­ного вос­пи­та­ния, но нет мето­дов спа­се­ния. Из этого, конечно, не сле­дует, что не нужно рабо­тать с детьми, а сле­дует, что пола­гаться нужно только на Бога, нужно молиться за детей Богу. Сама работа с детьми в вос­крес­ной школе должна быть внеш­ним про­яв­ле­нием сер­деч­ной молитвы за них. Именно сер­деч­ной. Тут мало уст­ной и мало умной молитвы. Должно быть сер­деч­ное, обра­щён­ное к Богу жела­ние, чтобы под­ро­сток встал на истин­ный путь Хри­стов, веду­щий в жизнь веч­ную. Насколько сильно в нас это жела­ние и обра­щено ли оно к Богу? Этот вопрос стоит перед каж­дым при­ход­ским свя­щен­ни­ком и перед каж­дым цер­ков­ным педа­го­гом. Наши дети в труд­ном и опас­ном поло­же­нии. При этом они душевно слабы, а духовно не вполне опре­де­ли­лись. Их нужно бук­вально вымаливать.

О. Кон­стан­тин, рас­ска­жите, пожа­луй­ста, об опыте работы Вашей вос­крес­ной школы при Успен­ском храме г. Красногорска

В вос­крес­ной школе при Успен­ском храме г. Крас­но­гор­ска в насто­я­щее время зани­ма­ется более 200 детей. Состоит она из двух частей: обыч­ной вос­крес­ной школы, ничем осо­бенно не отли­ча­ю­щейся от боль­шин­ства вос­крес­ных школ, куда дети при­хо­дят 1–2 раза в неделю, и цер­ков­ной музы­каль­ной школы, уче­ники кото­рой полу­чают обра­зо­ва­ние в объ­ёме хоро­вого отде­ле­ния госу­дар­ствен­ной дет­ской музы­каль­ной школы.

Кон­цеп­цию нашей при­ход­ской работы с детьми можно вкратце сфор­му­ли­ро­вать так. Община при храме — это боль­шая друж­ная семья, состо­я­щая из воцер­ко­в­лён­ных людей. Дети, нахо­дясь на тер­ри­то­рии храма и обща­ясь с ними, посте­пенно сами вхо­дят в их число и ста­но­вятся цер­ков­ными людьми. При этом почти не имеет зна­че­ния, какие пред­меты есть в такой вос­крес­ной школе. Важно вовлечь детей в обще­ние, и те, кто захо­тят воцер­ков­ляться, воцерковятся.

Мы при­влекли боль­шое число детей, заин­те­ре­со­вав их и их роди­те­лей бес­плат­ным музы­каль­ным обра­зо­ва­нием. В подроб­но­сти я сей­час вда­ваться не буду, а рас­скажу о том, в чём мне видится жиз­нен­ность и в чём — недо­ста­точ­ность нашей кон­цеп­ции и как мы пред­по­ла­гаем раз­ре­шать воз­ник­шие про­блемы. Для этого немного рас­скажу, с чего нача­лась и как раз­ви­ва­лась наша при­ход­ская и школь­ная жизнь.

В 1991 году, когда при Успен­ском храме г. Крас­но­гор­ска заро­ди­лась вос­крес­ная школа, наша цер­ков­ная община была совсем малень­кой, чело­век 10–20. Когда мы впер­вые поехали в Оптину пустынь в 1992 году, то все уме­сти­лись в 25-мест­ном ПАЗике, в 1993 году поехали 45 чело­век, а с 1994 года в один авто­бус мы уже не уме­ща­лись. В общине было много юно­шей и деву­шек, кото­рые вполне бла­го­при­стойно, но с удо­воль­ствием и инте­ре­сом обща­лись между собой, дру­жили, влюб­ля­лись. Очень мно­гие ста­ра­лись побольше вре­мени про­во­дить в храме и при храме, по воз­мож­но­сти шли в цер­ковь рабо­тать. Были тёп­лые душев­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния, при этом люди вполне серьёзно воцер­ков­ля­лись: моли­лись, при­ча­ща­лись, ста­ра­лись бороться со сво­ими страстями.

Вот в такой обста­новке и раз­ви­ва­лась пер­вое время наша вос­крес­ная школа. Дети её очень любили. Школь­ные классы рас­по­ла­га­лись рядом с ком­на­тами, где жила семья насто­я­теля, рядом была и цер­ков­ная тра­пез­ная. В общем, боль­шая семья. Вос­крес­ная школа была её орга­нич­ной частью. Дети, вжи­ва­ясь в вос­крес­ную школу, есте­ственно вжи­ва­лись в цер­ков­ную общину и, само собой, начи­нали жить и литур­ги­че­ской жиз­нью вме­сте со взрослыми.

В ходе осмыс­ле­ния выше ска­зан­ного и роди­лась кон­цеп­ция вос­крес­ной школы как сво­его рода семьи, в кото­рую нужно вве­сти детей под любым пред­ло­гом, лишь бы только они ока­за­лись в цер­ков­ной среде. Душев­ное обще­ние с пра­во­слав­ными людьми, посиль­ное уча­стие в цер­ков­ных делах, уча­стие в бого­слу­же­ниях, при­ча­ще­ние Свя­тых Хри­сто­вых Таин, конечно, очень спо­соб­ство­вало и спо­соб­ствует воцер­ко­в­ле­нию детей.

Жиз­нен­ность этой кон­цеп­ции про­яви­лась в раз­ных аспек­тах. Отмечу хотя бы то, что из несколь­ких десят­ков детей, кото­рые про­шли через нашу вос­крес­ную школу, около два­дцати стали алтар­ни­ками и пев­чими, один руко­по­ло­жился, несколько чело­век учится в раз­ных вузах Мос­ков­ского Патриархата.

Чтобы не воз­ни­кало слиш­ком радуж­ного впе­чат­ле­ния, скажу, что несколько чело­век из наших выпуск­ни­ков, к сожа­ле­нию, охла­дели к цер­ков­ной жизни, пере­стали при­ча­щаться. Насколько я могу судить, при­чина в том, что их в пере­ход­ном воз­расте захлест­нули плот­ские стра­сти. Кто-то из них, мы наде­емся, со вре­ме­нем вер­нётся в Цер­ковь, а кто-то, может быть, и нет. Но тут дело не в кон­цеп­ции вос­пи­та­тель­ной работы, а в тра­гизме нашей зем­ной жизни, кото­рая есть не место упо­ко­е­ния, а поле духов­ной брани.

Теперь о недо­ста­точ­но­сти рас­смат­ри­ва­е­мой кон­цеп­ции воцер­ко­в­ле­ния. Она стала ощу­щаться нами года два назад, и мы осо­знаём её всё больше.

Во-пер­вых, община выросла коли­че­ственно. Само по себе это, конечно, хорошо, но ведь не бывает дру­же­ских ком­па­ний из ста чело­век. А при­мерно столько бра­тьев и сестёр стало садиться за празд­нич­ный стол на Рож­де­ство или Пасху.

Во-вто­рых, моло­дёжь, из кото­рой, в основ­ном, состо­яла пер­во­на­чаль­ная община, жени­лась и вышла замуж, пошли и умно­жи­лись дети. Заня­тые домаш­ними делами, люди, есте­ственно, стали меньше вре­мени про­во­дить в храме, при­ходя только на богослужения.

В‑третьих, если пер­вые три-четыре года я как насто­я­тель и пред­се­да­тель При­ход­ского совета мог почти каж­дого, кто жаж­дал тру­диться в храме, при­нять на работу, то теперь штат запол­нился, и при­ни­мать на работу новых людей при­хо­дится редко. С дру­гой сто­роны, нужды храма застав­ляли и застав­ляют при­ни­мать в штат сотруд­ни­ков под­хо­дя­щей ква­ли­фи­ка­ции, но не обя­за­тельно своих по душе и по духу. Таким обра­зом, состав общины стал всё меньше сов­па­дать с соста­вом сотруд­ни­ков. И если пер­вые годы после откры­тия храма дети, при­ходя в вос­крес­ную школу, при­хо­дили одно­вре­менно как бы в боль­шую семью, теперь это уже не так. Я не могу ска­зать, что стало плохо, нецер­ковно, но стало совсем не так уютно, как раньше.

В‑четвёртых, замет­ные изме­не­ния про­изо­шли и в уче­ни­ках. В пер­вые годы суще­ство­ва­ния вос­крес­ной школы дети при­хо­дили или роди­тели их при­во­дили в неё ради при­об­ще­ния к Церкви, а мы уже сверх этого давали детям ещё и музы­каль­ное обра­зо­ва­ние (ради удер­жа­ния их от про­гу­лов), то теперь появи­лось зна­чи­тель­ное число детей, кото­рых при­вели в нашу школу только ради бес­плат­ного обра­зо­ва­ния. С боль­шин­ством роди­те­лей почти отсут­ствует живое обще­ние, мы их почти нико­гда не видим ни в храме, ни на школь­ных меро­при­я­тиях, а отно­ше­ние роди­те­лей к школе и к Церкви, конечно, ска­зы­ва­ется и на отно­ше­ний детей.

Наша кон­цеп­ция ока­за­лась жиз­нен­ной, если община неболь­шая, состоит из вполне цер­ков­ных людей и между её чле­нами суще­ствуют тёп­лые дру­же­ские отно­ше­ния. Тогда всё равно, чем зани­маться с детьми, лишь бы они только при­шли и им понра­ви­лось. Мы учили детей петь, читать с листа хоро­вые пар­тии и играть на фор­те­пи­ано, а попутно, как бы невзна­чай, они при­об­ща­лись и к цер­ков­ной жизни. Теперь мы чув­ствуем и видим, что нужно “на ходу” усо­вер­шен­ство­вать кон­цеп­цию нашей уже давно суще­ству­ю­щей школы.

Каким, в связи с этим, видится буду­щее Вашей школы?

В сло­жив­шейся сего­дня ситу­а­ции, когда чис­лен­ность при­ход­ской общины около ста чело­век, когда её состав и струк­тура далеко не сов­па­дают с соста­вом и струк­ту­рой при­ход­ского штата, когда боль­шин­ство чле­нов общины — люди семей­ные (неже­на­тых моло­дых людей не так уж мало, но сего­дня не они задают основ­ной тон в общине) и не могут про­во­дить в храме много вре­мени (кроме уча­стия в служ­бах), когда делом, объ­еди­ня­ю­щим всех, стало именно хра­мо­вое бого­слу­же­ние, дума­ется, и вос­крес­ная школа не должна оста­ваться только, так ска­зать, шлю­зом, через кото­рый дети втя­ги­ва­ются в цер­ков­ную жизнь, а сама должна зажить пол­но­цен­ной бого­слу­жеб­ной жизнью.

Теку­щий учеб­ный год мы наме­рены завер­шить, в основ­ном, по ста­рому учеб­ному плану, а со сле­ду­ю­щего учеб­ного года пред­по­ла­гаем вве­сти еже­не­дель­ное уча­стие всех школь­ных хоров в литур­гии (сей­час они поют на службе раз в месяц), заме­нить пред­мет “музы­каль­ная лите­ра­тура” на “исто­рию бого­слу­жеб­ного пения” и сокра­тить до воз­мож­ного мини­мума заня­тия фор­те­пи­ано. Уро­вень пения мы будем ста­раться сохра­нить и по воз­мож­но­сти повы­шать, но за соот­вет­ствие стан­дарту свет­ской музы­каль­ной школы так дер­жаться, как раньше, уже не будем. Это, конечно, понра­вится не всем роди­те­лям и не всем уче­ни­кам. Кто-то от нас уйдёт, но кого-то, я думаю, Бог пошлёт на их место.

О концепции воскресной школы “Живоносный Источник”

Вос­крес­ная школа, дей­ству­ю­щая при храме иконы Божией Матери “Живо­нос­ный Источ­ник” в Цари­цыно, была орга­ни­зо­вана по бла­го­сло­ве­нию насто­я­теля храма про­то­и­е­рея Геор­гия Бре­ева в октябре 1991 года. В пер­вый период суще­ство­ва­ния школы ее дея­тель­ность, по пре­иму­ще­ству, носила тра­ди­ци­он­ный харак­тер. В школе обу­ча­лось в то время при­мерно 50 детей школь­ного воз­раста и рабо­тало 12 педа­го­гов. Взрос­лые люди в вос­крес­ной школе в тот период не обучались.

Начи­ная же с сен­тября 1995 года, вос­крес­ная школа “Живо­нос­ный Источ­ник” ста­но­вится некой живой лабо­ра­то­рией по упо­ря­до­чи­ва­нию учебно-вос­пи­та­тель­ной работы и раз­ра­ботке кон­цеп­ции семей­ной вос­крес­ной школы.

Сози­да­тель­ная дея­тель­ность вос­крес­ной школы “Живо­нос­ный Источ­ник” нача­лась с осмыс­ле­ния ряда типич­ных педа­го­ги­че­ских оши­бок, свя­зан­ных с рели­ги­оз­ным обра­зо­ва­нием и кате­хи­за­цией. Вни­ма­ние педа­го­гов было обра­щено на то, что духов­ные зна­ния, пре­по­да­ва­е­мые в школе, очень быстро утра­чи­ва­лись детьми, и про­цесс воцер­ко­в­ле­ния, на необ­хо­ди­мость кото­рого учи­теля посто­янно ука­зы­вали детям, про­ис­хо­дил трудно и поверх­ностно. Зача­стую в под­рост­ко­вом воз­расте дети вовсе теряли инте­рес к посе­ще­нию и школы, и храма.

Было выдви­нуто пред­по­ло­же­ние о том, что в ходе рели­ги­оз­ного обра­зо­ва­ния и кате­хи­за­ции педа­гоги не могут занять пра­виль­ную пози­цию по отно­ше­нию к уче­ни­кам: про­ис­хо­дит неоправ­дан­ное отож­деств­ле­ние функ­ций педа­гога, вос­пи­та­теля и функ­ций свя­щен­ника, пас­тыря. Свя­щен­ник наде­лен вла­стью от Бога про­по­ве­до­вать Еван­ге­лие, тол­ко­вать Запо­веди Божии, при­зы­вая ко Спа­се­нию. Зада­чей же педа­го­гов явля­ется не столько при­зыв ко Спа­се­нию, сколько фор­ми­ро­ва­ние духов­ного про­из­во­ле­ния, т.е. жела­ния спа­стись. Для этого, в свою оче­редь, необ­хо­димо рас­крыть перед уча­щи­мися суще­ство пра­во­слав­ной веры таким обра­зом, чтобы она вос­при­ни­ма­лась ими не как сово­куп­ность тре­бо­ва­ний и запре­тов, а как система духов­ных цен­но­стей, напол­ня­ю­щих жизнь смыс­лом и содержанием.

Когда же необ­хо­ди­мость Спа­се­ния про­сто декла­ри­ру­ется или зву­чит как при­зыв, тогда воцер­ко­в­ле­ние искус­ственно фор­си­ру­ется и совер­ша­ется поверх­ностно. Это при­ви­вает уча­щимся не любовь к Богу и Церкви, а либо опас­ный для пра­во­слав­ной веры цер­ков­ный магизм, либо — ощу­ще­ние необ­хо­ди­мо­сти испол­нять обя­за­тель­ный рели­ги­оз­ный долг. Оче­видно, что в том и дру­гом слу­чае под­ры­ва­ются основы лич­ной сво­боды чело­века, поэтому в под­рост­ко­вом воз­расте мно­гие юноши и девушки начи­нают открыто про­ти­во­сто­ять такого рода при­зы­вам и требованиям.

Вто­рая суще­ствен­ная ошибка, допус­ка­е­мая в ходе кате­хи­за­ции, состоит в том, что педа­гоги нередко невольно иска­жают еван­гель­ский дух пре­по­да­ва­е­мых духов­ных дис­ци­плин. Утвер­жде­ние Спа­си­теля о том, что мир во зле лежит вслед­ствие чело­ве­че­ских гре­хов, нередко пре­под­но­сится уча­щимся так, что это при­во­дит их не к выводу о необ­хо­ди­мо­сти пре­об­ра­же­ния себя и окру­жа­ю­щего мира, а к пуг­ли­вому и мало­душ­ному жела­нию укрыться от про­блем этого мира в Церкви. В связи с этим само Спа­се­ние трак­ту­ется как необ­хо­ди­мость бежать и пря­таться за сте­нами храма от иску­ше­ний и соблаз­нов, а не как необ­хо­ди­мость духов­ного подвига по пре­одо­ле­нию своей немощи с помо­щью Божией, через дея­тель­ную хри­сти­ан­скую любовь по отно­ше­нию к ближ­ним. В связи с этим ста­но­вится оче­вид­ным, что нельзя стро­ить дея­тель­ность вос­крес­ной школы таким обра­зом, чтобы она напо­ми­нала некую духов­ную оран­же­рею, помо­га­ю­щую лишь защи­тить и укрыть уча­щихся от злого окру­жа­ю­щего мира. Школа должна вос­пи­ты­вать и укреп­лять в чело­веке веру в бла­гой про­мы­сел Божий и готов­ность испол­нить свя­той долг воина Хри­стова, утвер­жда­ю­щего мир, добро и любовь всюду, куда бы ни напра­вил его Господь.

Тре­тья ошибка в дея­тель­но­сти вос­крес­ных школ свя­зана с отры­вом духов­ного обра­зо­ва­ния детей от есте­ствен­ных усло­вий их вос­пи­та­ния и раз­ви­тия в семье, а также жела­нием абстра­ги­ро­ваться от тех боль­ных про­блем, с кото­рыми стал­ки­ва­ются дети и под­ростки в семьях на совре­мен­ном этапе жизни страны. Жела­ние “вос­па­рить” над реаль­ными насущ­ными про­бле­мами семьи, пока­зать иде­а­ли­зи­ро­ван­ную кар­тинку чело­ве­че­ской жизни, отсут­ствие готов­но­сти вник­нуть в слож­ные, а ино­гда и тра­ги­че­ские обсто­я­тель­ства жизни детей в семье, пре­вра­щает пра­во­сла­вие в “мечту о пре­крас­ном”, лишает уче­ни­ков трез­вен­ного и сми­рен­ного отно­ше­ния к объ­ек­тив­ным труд­но­стям жизни. В резуль­тате подоб­ной пози­ции пре­по­да­ва­тели не укреп­ляют, а, напро­тив, невольно ослаб­ляют духов­ные силы своих уче­ни­ков, фор­ми­руя неоправ­дан­ные ожи­да­ния, что жизнь в семье может изме­ниться сама собой. Более того, рисуя радуж­ную кар­тинку жизни веру­ю­щего чело­века, не сов­па­да­ю­щую с суро­вой реаль­но­стью, педа­гоги душевно рас­по­ла­гают к себе детей, кото­рым в семьях живется осо­бенно трудно. Иллю­зия воз­мож­но­сти заме­нить собой маму и папу несчаст­ного ребенка может про­су­ще­ство­вать недолго, но она ока­зы­ва­ется чрез­вы­чайно вред­ной и для роди­те­лей, и для ребенка, и для самого педа­гога. Семей­ный уклад жизни явля­ется очень стой­ким и проч­ным пси­хо­ло­ги­че­ским обра­зо­ва­нием. Его вли­я­ние на душу ребенка и духов­ный потен­циал раз­ви­тия его лич­но­сти очень велико, поэтому наив­ное пред­по­ло­же­ние о быст­ром пре­одо­ле­нии нега­тив­ных сте­рео­ти­пов созна­ния вряд ли оправ­дано. Педа­гоги не должны насильно втор­гаться в жизнь семьи через созна­ние детей, их задача — дея­тельно помо­гать роди­те­лям по-хри­сти­ан­ски вос­пи­ты­вать соб­ствен­ных детей, вни­кая в их про­блемы, духовно про­све­щая и под­ска­зы­вая полез­ные педа­го­ги­че­ские приемы.

Чет­вер­тый источ­ник про­блем вос­крес­ных школ свя­зан с недо­оцен­кой опас­но­сти энту­зи­азма нео­фит­ства и игно­ри­ро­ва­нием дости­же­ний педа­го­ги­че­ской и пси­хо­ло­ги­че­ской науки. Декла­ра­тив­ная, эмо­ци­о­нально-экзаль­ти­ро­ван­ная манера пре­под­не­се­ния духов­ных зна­ний, свя­зан­ная с уста­нов­кой сразу, без про­мед­ле­ния “воцер­ков­ляться”, выхо­ла­щи­вает глу­бо­кое духов­ное содер­жа­ние пре­по­да­ва­ния и не дает уче­ни­кам воз­мож­но­сти про­ду­мать и про­чув­ство­вать Слово Божие. Навяз­чи­вая и вычур­ная эмо­ци­о­наль­ность утом­ляет слу­ша­те­лей и делает речь педа­гога искусственной.

Из ска­зан­ного сле­дует, что для эффек­тив­ной дея­тель­но­сти вос­крес­ной школы необ­хо­дима раз­ра­ботка спе­ци­аль­ной кон­цеп­ции, в кото­рой были бы учтены отме­чен­ные выше труд­но­сти и недо­статки. В дан­ной кон­цеп­ции должны быть отра­жены: основ­ные цели и задачи духов­ного обра­зо­ва­ния и кате­хи­за­ции, базо­вый мето­до­ло­ги­че­ский под­ход к орга­ни­за­ции рели­ги­оз­ного обу­че­ния и вос­пи­та­ния, орга­ни­за­ци­онно-педа­го­ги­че­ские спо­собы и методы работы с уча­щи­мися, ожи­да­е­мые резуль­таты работы.

Прежде всего, необ­хо­димо вычле­нить спе­ци­фи­че­скую функ­цию, кото­рую выпол­няет вос­крес­ная школа, явля­ю­ща­яся началь­ной сту­пе­нью рели­ги­оз­ного обра­зо­ва­ния. При этом сле­дует учи­ты­вать, что зна­чи­тель­ная часть уча­щихся вос­крес­ной школы еще стоит на пере­пу­тье, еще только стре­мится обре­сти пра­во­слав­ную веру, наде­ясь, что педа­гоги вос­крес­ной школы им в этом помо­гут. Уча­щийся при­но­сит в своем созна­нии опыт мир­ской повсе­днев­ной жизни, про­те­ка­ю­щей в семье, при­чем в нынеш­них усло­виях нередко уже раз­ру­шен­ной или нахо­дя­щейся на грани раз­ру­ше­ния. Про­блемы, кон­фликты, про­ти­во­ре­чия, обиды и разо­ча­ро­ва­ния, — вот тот фон, на кото­ром пред­стоит стро­ить пре­по­да­ва­ние духов­ных дис­ци­плин. На уро­ках Закона Божия и Кате­хи­зиса уча­щийся посте­пенно зна­ко­мится с осо­бен­но­стями цер­ков­ной жизни в хри­сти­ан­ской общине, вхож­де­ние в кото­рую тре­бует усво­е­ния прин­ци­пи­ально иных вза­и­мо­от­но­ше­ний: тер­пе­ния, сми­ре­ния, кро­то­сти, веры, надежды и любви. Про­по­ведь о Спа­се­нии, вос­при­ня­тая сна­чала только умом, должна еще быть разумно осмыс­лена и обо­га­щена лич­ными рели­ги­озно-мисти­че­скими пере­жи­ва­ни­ями, а также прак­ти­че­ским опы­том хри­сти­ан­ского дела­ния по пре­об­ра­зо­ва­нию своей семей­ной жизни. Таким обра­зом, вос­крес­ная школа имеет свои спе­ци­фи­че­ские цели и задачи, выпол­няя функ­цию свое­об­раз­ного “пере­ход­ного мостика”, свя­зы­ва­ю­щего мир­скую и цер­ков­ную жизнь. Этот пере­ход не может совер­шиться одним скач­ком и тре­бует опре­де­лен­ных уси­лий и вре­мени. С одной сто­роны, вос­крес­ная школа должна помочь чело­веку духовно осмыс­лить име­ю­щийся опыт жизни в миру, с дру­гой сто­роны, — она должна ука­зать ему под­лин­ный Источ­ник освя­ще­ния и пре­об­ра­же­ния этой жизни — Спа­си­теля Хри­ста — и сде­лать Его духовно близ­ким и желан­ным Обра­зом. Можно ска­зать, что основ­ной целью дея­тель­но­сти вос­крес­ной школы явля­ется фор­ми­ро­ва­ние про­из­во­ле­ния ко Спа­се­нию у совре­мен­ного чело­века, живу­щего в усло­виях рас­па­да­ю­щейся семьи.

Отно­ше­ния между цер­ко­вью и миром, опо­сре­до­ван­ные дея­тель­но­стью вос­крес­ной школы, должны соот­вет­ство­вать еван­гель­скому духу иску­пи­тель­ной мис­сии Хри­ста Спа­си­теля, кото­рый не отверг мира, но при­нял за него доб­ро­воль­ную крест­ную смерть, побе­див злобу мира сего боже­ствен­ной жерт­вен­ной Любо­вью. Рас­пя­тие Хри­стово — обра­ще­ние и при­зыв чело­ве­че­ства к подвигу пол­ноты жизни в Боге и с Богом, подвигу непре­стан­ного слу­же­ния ближ­ним. Руко­вод­ству­ясь этими сооб­ра­же­ни­ями, пони­ма­ешь, что в основу созда­ния вос­крес­ной школы, вос­пи­ты­ва­ю­щей под­лин­ных пра­во­слав­ных хри­стиан, должна быть поло­жена идея духов­ного подвига и само­от­вер­же­ния, кото­рую нужно рас­крыть на при­ме­рах, понят­ных совре­мен­ному чело­веку. Таким обра­зом, про­изой­дет необ­хо­ди­мое углуб­ле­ние поня­тия “воцер­ко­в­ле­ние” и пере­ход к его под­лин­ному смыслу, осно­ван­ному на при­ня­тии Кре­ста Господня.

Ска­зан­ное выше пока­зы­вает, что орга­ни­за­ция вос­крес­ной школы пред­по­ла­гает созда­ние спе­ци­аль­ной духовно-куль­тур­ной среды, т.е. атмо­сферы, вос­пи­ты­ва­ю­щей пони­ма­ние и жажду хри­сти­ан­ского подвига. Жела­е­мая духов­ная среда фор­ми­ру­ется соот­вет­ству­ю­щей ори­ен­та­цией про­по­ве­дей свя­щен­ни­ков и про­ве­де­нием пре­по­да­ва­те­лями тема­ти­че­ских заня­тий. Для того, чтобы уроки по духов­ным дис­ци­пли­нам откры­вали глу­бин­ный смысл воцер­ко­в­ле­ния, у пре­по­да­ва­те­лей вос­крес­ной школы дол­жен быть лич­ный духов­ный опыт пре­одо­ле­ния раз­лич­ных жиз­нен­ных труд­но­стей и испы­та­ний. По выра­же­нию рус­ского пра­во­слав­ного фило­софа И.А. Ильина, “Хри­ста надо не про­по­ве­до­вать, а исповедовать”.

Пони­мая, что уче­ники вос­крес­ной школы, прежде всего, нуж­да­ются в духов­ном осмыс­ле­нии и хри­сти­ан­ском устро­е­нии усло­вий жизни в семье, целе­со­об­разно при­ни­мать для обу­че­ния в вос­крес­ной школе не только детей, но и их роди­те­лей. Пре­по­да­ва­ние духов­ных дис­ци­плин роди­те­лям должно содер­жать не только рас­кры­тие дог­ма­тов Пра­во­слав­ной Церкви, Запо­ве­дей Божиих и духов­ных зако­нов миро­зда­ния, но и при­меры про­яв­ле­ния боже­ствен­ных истин в прак­ти­че­ской жизни людей. Осо­бен­ное вни­ма­ние сле­дует уде­лять слу­чаям из повсе­днев­ной жизни, каса­ю­щимся семей­ных отно­ше­ний и вос­пи­та­ния детей. В таком слу­чае роди­тели имеют воз­мож­ность открыть для себя могу­чий духов­ный потен­циал пра­во­слав­ной семьи и радост­ное ощу­ще­ние духов­ной сопри­част­но­сти чле­нов семьи друг другу.

Но для того, чтобы людям откры­лась воз­мож­ность полу­чить прак­ти­че­ский опыт семей­ной жизни, постро­ен­ной на хри­сти­ан­ских нача­лах, вос­крес­ная школа должна помочь им орга­ни­зо­вать новые виды обще­ния и вза­и­мо­дей­ствия друг с дру­гом. Поэтому при вос­крес­ной школе должна раз­вер­нуться не только духовно-про­све­ти­тель­ская, но и духовно-прак­ти­че­ская дея­тель­ность по ряду направ­ле­ний, фак­ти­че­ски соеди­ня­ю­щая людей и вос­ста­нав­ли­ва­ю­щая их прежде раз­ру­шен­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния. К числу при­о­ри­тет­ных направ­ле­ний должны быть отне­сены те, кото­рые поз­во­ляют вос­со­здать сов­мест­ную молитву и литур­ги­че­ское обще­ние, общий досуг семьи (кружки и твор­че­ские сту­дии), общее пере­жи­ва­ние празд­ни­ков, сов­мест­ные экс­кур­си­он­ные и палом­ни­че­ские поездки, общее домаш­нее чте­ние, посе­ще­ние лите­ра­турно-поэ­ти­че­ских и музы­каль­ных вече­ров, сов­мест­ный труд и пр. Суще­ствен­ным фак­то­ром регу­ля­ции и нор­ма­ли­за­ции семей­ных отно­ше­ний может стать помощь пра­во­слав­ного пси­хо­лога-кон­суль­танта, осу­ществ­ля­ю­щего доступ­ный бла­го­тво­ри­тель­ный прием.

В целом, струк­туру учебно-вос­пи­та­тель­ного про­цесса, орга­ни­зу­е­мого в семей­ной вос­крес­ной школе, можно пред­ста­вить в виде трех кон­цен­три­че­ских окруж­но­стей: цен­траль­ное звено — литур­ги­че­ское обще­ние роди­те­лей и детей, сов­мест­ное уча­стие в цер­ков­ных Таин­ствах; сред­нее звено — их парал­лель­ное духов­ное про­све­ще­ние (кате­хи­за­ция); а внеш­нее звено — прак­ти­че­ское обще­ние и вза­и­мо­дей­ствие, орга­ни­зо­ван­ное на хри­сти­ан­ских нача­лах по ряду жиз­ненно важ­ных направлений.

Бла­го­даря семей­ной направ­лен­но­сти дея­тель­но­сти вос­крес­ной школы “Живо­нос­ный Источ­ник”, чис­лен­ность уча­щихся в ней (детей и взрос­лых) за четыре года работы достигла 450 чело­век. В школе рабо­тают более 40 педа­го­гов, среди кото­рых 15 чело­век — руко­во­ди­тели круж­ков и твор­че­ских сту­дий, кото­рые имеют воз­мож­ность посе­щать не только дети, но и их роди­тели. Еже­ме­сячно уча­щи­еся вос­крес­ной школы имеют воз­мож­ность совер­шать 2–3 семей­ных экс­кур­си­онно-палом­ни­че­ских поездки по мона­сты­рям Москвы и свя­тым местам Под­мос­ко­вья. В тече­ние года вос­крес­ная школа орга­ни­зует 5 обще­школь­ных празд­ни­ков, среди кото­рых боль­шой попу­ляр­но­стью поль­зу­ется семей­ный празд­ник “Отчий Дом”.

Духов­ные дис­ци­плины пре­по­дают в вос­крес­ной школе опыт­ные педа­гоги, боль­шин­ство из кото­рых имеют духов­ное обра­зо­ва­ние, полу­чен­ное в Свято-Тихо­нов­ском Бого­слов­ском инсти­туте или на кате­хи­за­тор­ских кур­сах Отдела рели­ги­оз­ного обра­зо­ва­ния и кате­хи­за­ции Мос­ков­ского Пат­ри­ар­хата. В тече­ние учеб­ного года 6–7 раз все уче­ники вос­крес­ной школы посе­щают бого­слу­же­ния и сов­местно участ­вуют в цер­ков­ных Таинствах.

Ска­зан­ное выше убеж­дает в целе­со­об­раз­но­сти даль­ней­шей раз­ра­ботки кон­цеп­ции семей­ной вос­крес­ной школы и обмена опы­том по орга­ни­за­ции ее работы.

И.Н. Мош­кова — дирек­тор вос­крес­ной школы
“Живо­нос­ный Источ­ник” в Царицыно,
кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук

 

 Источ­ник: http://www.rondtb.msk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки