протоиерей Владимир Башкиров
Кто такой раб Божий?

про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Баш­ки­ров, магистр бого­сло­вия

Неко­то­рые слова в Церкви ста­но­вятся настолько при­выч­ными, что часто забы­ва­ешь, что они значат. Так и с выра­же­нием «Раб Божий». Ока­зы­ва­ется, многим оно режет слух. Одна жен­щина меня так и спро­сила: «А почему на бого­слу­же­ниях вы назы­ва­ете людей рабами Божи­ими. Вы не уни­жа­ете ли их?»

Я, при­знаться, сразу и не нашелся, что ей отве­тить, и решил сна­чала сам разо­браться и посмот­реть в лите­ра­туре, почему на хри­сти­ан­ском Востоке утвер­ди­лась именно такое сло­во­со­че­та­ние.

Но сна­чала давайте посмот­рим, как выгля­дело раб­ство в древ­нем мире, скажем, у римлян, чтобы было с чем срав­нить.

В глу­бо­кой древ­но­сти раб стоял близко к своему хозя­ину, был его домо­чад­цем, а иногда совет­ни­ком и другом. Неволь­ницы, пряв­шие, ткав­шие и молов­шие зерно около гос­пожи делили с ней свои заня­тия. Между хозя­е­вами и под­чи­нен­ными не было бездны1.

Но со вре­ме­нем порядки изме­ни­лись. Рим­ское право стало счи­тать рабов не лицами (personae), а вещами (res)2. Хозя­ева пре­вра­ти­лись в царей, неволь­ники стали домаш­ними живот­ными3.

Вот как выгля­дел типич­ный дом рим­ского ари­сто­крата.

Хозяйку дома — мат­рону — окру­жала целая ватага при­служ­ниц. Иногда в доме было до 200 рабынь, каждая из кото­рых несла свою особую службу. Одна несла за бары­ней веер (flabelliferae), другая шла за ней по пятам (pedissquae), третья впе­реди (anteambulatrices). Были особые рабыни для взду­ва­ния углей (ciniflones), оде­ва­ния (ornatrices), ноше­ния зон­тика за гос­по­жой (umbelliferae), хра­не­ния обуви и гар­де­роба (vestiplices).

В доме были также пряхи (quasilliriae), швеи (sarcinatrices), тка­чихи (textrices), кор­ми­лицы (nutrices), няньки, аку­шерки (obstetrices). Немало было и муж­ской челяди. По дому сно­вали лакеи (cursores), кучера (rhedarii), носиль­щики паланк‘инов (lectarii), кар­лики, кар­лицы (nani, nanae), дурачки и дурочки (moriones, fatui, fatuae).

Обя­за­тельно был домаш­ний фило­соф, как пра­вило, грек (Graeculus), с кото­рым бол­тали для упраж­не­ния в гре­че­ском языке.

Сна­ружи ворота кара­у­лил ости­а­рий, двери – янитор. Его при­ко­вы­вали цепью к лачуге у входа, напро­тив цепной собаки.

Но его поло­же­ние счи­та­лось вполне при­лич­ным по срав­не­нию с вика­рием. Этот во время пьяной оргии господ под­ти­рал их рвот­ные извер­же­ния.

Рабу нельзя было жениться, он мог иметь только сожи­тель­ницу (contubernium) «для при­плода». Раб не имел роди­тель­ских прав. Дети были соб­ствен­но­стью вла­дельца.

Бег­лого раба (fugitivus) бро­сали в пищу хищным рыбам, вешали или рас­пи­нали4.

Древ­ние евреи не отка­зы­ва­лись от раб­ства, но их законы отли­ча­лись необык­но­вен­ной для древ­него мира мяг­ко­стью и гуман­но­стью. Нельзя было обре­ме­нять рабов тяже­лой рабо­той, за них несли ответ­ствен­ность в суде. По суб­бо­там и другим празд­нич­ным дням их совсем осво­бож­дали от работы (Исх.20:10; Втор.5:14)5.

Хри­сти­ан­ство тоже сразу не могло отме­нить раб­ства. Апо­стол Павел прямо гово­рит: «Рабы, пови­нуй­тесь гос­по­дам вашим по плоти со стра­хом и тре­пе­том, в про­стоте сердца вашего, как Христу» (Еф.6:6)6.

Свят. Феофан Затвор­ник тол­кует этот стих так: «Раб­ство в древ­нем мире было широко рас­про­стра­нено. Св. Павел не пере­стра­и­вал граж­дан­ский быт, а изме­нял люд­ские нравы. И потому он берет граж­дан­ские порядки, как они есть, и вла­гает в них новый дух жизни. Внеш­нее он остав­ляет, как оно уста­но­ви­лось, а обра­ща­ется к внут­рен­нему, и ему дает новый строй. Пре­об­ра­зо­ва­ние внеш­него шло изнутри, как след­ствие сво­бод­ного раз­ви­тия духов­ной жизни. Пере­де­лай внут­рен­нее, и внеш­нее, если оно нелепо, само собою отпа­дет»7.

Но если раб был бес­прав­ным и без­глас­ным рабо­чим скотом8, то почему у нас все-таки утвер­дился термин раб Божий, хотя гре­че­ское слово «doulos» можно пере­во­дить по-раз­ному. У него, ведь, три зна­че­ния: раб, слуга, под­дан­ный9.

Во многих евро­пей­ских языках при пере­воде Нового Завета брали более мягкое зна­че­ние: слуга. Напри­мер, Servant по-англий­ски, Knecht или Magd по-немецки, Sl‘uga по-поль­ски10.

Безы­мян­ные сла­вян­ские пере­вод­чики пред­по­чли более острый вари­ант – раб, от пра­сла­вян­ского корня orb, род­ствен­ного сан­скрит­скому arbha – пахать, рабо­тать в чужом доме. Отсюда — раб, работ­ник11.

Их мотивы понятны. Хри­сти­ан­ский Восток очень любил образ Стра­да­ю­щего Христа. Это о Нем гово­рил уже апо­стол Павел: «Он (Хри­стос), будучи обра­зом Божиим, уни­чи­жил Себя Самого, приняв образ раба (morfe doulou), сде­лав­шись подоб­ным чело­ве­кам и по виду став как чело­век» (Флп.2:6-8).

Это значит, что Сын Божий оста­вил пре­бы­ва­ние во славе, приняв на Себя позор, бес­че­стие и про­кля­тие. Он под­чи­нил Себя усло­виям нашей смерт­но­сти, и сокрыл Свою славу в стра­да­ниях и смерти. И в Своей соб­ствен­ной плоти пока­зал, насколько чело­век, кото­рого Он создал по образу Своей совер­шен­ной кра­соты, обез­об­ра­зил себя гре­хо­па­де­нием12.

Отсюда — есте­ствен­ное жела­ние веру­ю­щего сердца под­ра­жать Ему, стать рабом Божиим в бла­го­дар­ность за то, что Он ради нас стал назы­ваться рабом13.

«Все рабы Божии по при­роде, — гово­рит свят. Феофан Затвор­ник, — ибо и нече­сти­вый Наву­хо­до­но­сор Божий раб, а вот Авраам, Давид, Павел и подоб­ные им – рабы по любви к Богу».

По его мнению, рабы Божии – люди бого­бо­яз­нен­ные, бого­угод­ные. Они живут по воле Божией, любят истину, пре­зи­рают ложь, и потому на них можно во всем поло­жится14.

А первым так себя назвал, скорее всего, апо­стол Павел в посла­нии к рим­ля­нам: «Павел – раб Иисус Хри­стов» (Рим.1:1).

Такое бы раб­ство каж­дому из нас….! 


При­ме­ча­ния:

1 «Раб­ство появ­ля­ется с раз­ви­тием сель­ского хозяй­ства при­бли­зи­тельно 10.000 лет тому назад. Люди стали исполь­зо­вать плен­ни­ков на сель­ско­хо­зяй­ствен­ных рабо­тах и застав­ляли их рабо­тать на себя. В ранних циви­ли­за­циях плен­ные долго оста­ва­лись глав­ным источ­ни­ком раб­ства. Другим источ­ни­ком явля­лись пре­ступ­ники или люди, кото­рые не могли запла­тить свих долгов.

О рабах как низшем классе впер­вые сооб­щают пись­мен­ные памят­ники Шумер­ской циви­ли­за­ции и Мес­со­по­та­мии около 3500 лет тому назад. Раб­ство суще­ство­вало в Асси­рии, Вави­ло­нии, Египте и древ­них обще­ствах Сред­него Востока. Оно прак­ти­ко­ва­лось также в Китае и Индии, а также среди жите­лей Африки и индей­цев в Аме­рике.

Рост про­мыш­лен­но­сти и тор­говли спо­соб­ство­вал еще более интен­сив­ному рас­про­стра­не­нию раб­ства. Возник спрос на рабо­чую силу, кото­рая могла бы про­из­во­дить товары на экс­порт. И потому раб­ство достигло пика своего раз­ви­тия в гре­че­ских госу­дар­ствах и Рим­ской импе­рии. Рабы выпол­няли здесь основ­ные работы. Боль­шин­ство из них тру­ди­лось в руд­ни­ках, ремес­лен­ном про­из­вод­стве или в зем­ле­де­лии. Другие исполь­зо­ва­лись в домаш­нем хозяй­стве в каче­стве слуг, а иногда врачей или поэтов. Около 400 года до Р. Хр. рабы состав­ляли треть насе­ле­ния Афин. В Риме раб­ство рас­про­стра­ни­лось так широко, что даже про­стые люди имели рабов.

В древ­нем мире раб­ство вос­при­ни­ма­лось как есте­ствен­ный закон жизни, кото­рый суще­ство­вал всегда. И лишь немно­гие писа­тели и вли­я­тель­ные люди видели в нем зло и неспра­вед­ли­вость» (The World Book Encyclopedia. London-Sydney-Chicago, 1994. P. 480–481. См. подроб­нее боль­шую статью «Раб­ство» в : Брок­гауз Ф. А., Ефрон И. А.. Энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. Т. 51. Терра, 1992. С. 35–51).

2 Кареев Н. И.. Учеб­ная книга древ­ней исто­рии. М., 1997. С. 265. «По учению древ­не­рим­ского права раб не счи­тался лицом (чело­ве­ком). Раб­ство уда­ляло чело­века из круга пра­во­моч­ных существ, делало его вещью, напо­до­бие живот­ного, пред­ме­том соб­ствен­но­сти и про­из­воль­ного рас­по­ря­же­ния его гос­по­дина». (Нико­дим, епи­скоп Дал­ма­тин­ско-Ист­риц­кий. Пра­вила Пра­во­слав­ной Церкви с тол­ко­ва­ни­ями. Т. 2. СПб.: Репринт, 1912. С. 423).

Однако рим­ские нормы о раб­стве харак­те­ри­зу­ются внут­рен­ней про­ти­во­ре­чи­во­стью, кото­рая ска­зы­ва­ется как в личной, так и в иму­ще­ствен­ной сто­роне юри­ди­че­ского поло­же­ния рабов.

«Право гос­по­дина на раба явля­ется обык­но­вен­ным правом соб­ствен­но­сти – dominum или proprietas. При этом каче­ство раба как вещи…есть как бы естетс­вен­ное при­рож­ден­ное свой­ство. Раб оста­ется поэтому рабом даже тогда, когда он почему- либо в данный момент не имеет гос­по­дина – напри­мер, гос­по­дин бро­сает раба, отка­зы­ва­ется от него (servus derelictus). Раб будет в таком случае servus nullius (ничей­ный), и как всякая вещь будет под­ле­жать сво­бод­ной occupatio всех жела­ю­щих… Тем не менее, рим­ские юристы гово­рят нередко и о persona servi (рабах как лицах). При­зна­вая право гос­по­дина на раба обык­но­вен­ной соб­ствен­но­стью, они в то же время иногда назы­вают это право potestas (рас­по­ря­ди­тель­ные права), в како­вом выра­же­нии заклю­ча­ется уже при­зна­ние неко­то­рого лич­ного эле­мента в отно­ше­ниях между гос­по­ди­ном и рабом.

Прак­ти­че­ски при­зна­ние чело­ве­че­ской лич­но­сти раба ска­зы­ва­лось уже в сле­ду­ю­щих поло­же­ниях.

Уже… издревле уста­но­ви­лось пра­вило, что хотя раб есть вещь, наравне с про­чими живот­ными (cetera animalia) но место погре­бе­ния раба есть locus religious (свя­щен­ное место), в такой же мере, как и могила сво­бод­ного чело­века.

При­зна­ются далее и кров­ные род­ствен­ные связи рабов — cognationes serviles: в близ­ких сте­пе­нях род­ства они состав­ляют пре­пят­ствие к браку. В клас­си­че­ском праве выра­ба­ты­ва­ется даже запре­ще­ние при пере­даче рабов раз­де­лять друг от друга близ­ких род­ствен­ни­ков – жену от мужа, детей от родителей…Эдикт импе­ра­тора Клав­дия объ­явил, что старый и боль­ной раб, бро­шен­ный гос­по­ди­ном на про­из­вол судьбы, дела­ется сво­бод­ным. Реши­тель­нее были две кон­сти­ту­ции импе­ра­тора Анто­нина Пия: одна из них под­вер­гала гос­по­дина за наза­кон­ное (sine causa) убий­ство своего раба такому же уго­лов­ному нака­за­нию, как и за убий­ство чужого; а другая пред­пи­сы­вала вла­стям в тех слу­чаях, когда жесто­кое обра­ще­ние заста­вило раба искать убе­жища в храме или у статую импе­ра­тора, рас­сле­до­вать дело и при­ну­дить гос­по­дина про­дать раба в другие руки. Насколько эти пред­пи­са­ния дости­гали своей цели – это другой вопрос, но юри­ди­че­ски власть гос­по­дина над лич­но­стью раба уже не без­гра­нична.

Раб, как вещь, не может иметь какого-либо своего иму­ще­ства, не может иметь каких-либо прав… Однако после­до­ва­тель­ное про­ве­де­ние этого прин­ципа было бы сплошь и рядом не в инте­ре­сах самих господ…Уже издревле рабу при­пи­сы­ва­ется спо­соб­ность при­об­ре­тать – конечно, в пользу своего гос­по­дина… За ним признается…способность совер­шать юри­ди­че­ские акты, т. е. юри­ди­че­ская дее­спо­соб­ность. Он рас­смат­ри­ва­ется при этом, как неко­то­рый при­об­ре­та­тель­ный орган гос­по­дина, как instrumentum vocale (гово­ря­щее орудие), и вслед­ствие этого необ­хо­ди­мую для сделок пра­во­спо­соб­ность заим­ствует от гос­по­дина — ex persona domini…Раб может, таким обра­зом, заклю­чать все те сделки, к кото­рым спо­со­бен его гос­по­дин; этот послед­ний на осно­ва­нии этих сделок может предъ­явить все иски совер­шенно так же, как если бы он дей­ство­вал сам» (Покров­ский И. А. Исто­рия Рим­ского права. Пет­ро­град, 1918. С. 218, 219, 220)

3 «Поло­же­ние рабов, лично мало извест­ных гос­по­дину, часто почти не отли­ча­лось от поло­же­ния домаш­них живот­ных или, может быть, было худшим. Однако усло­вия раб­ства не засты­вают в извест­ных рамках, а посте­пенно, путем очень долгой эво­лю­ции, изме­ня­ются к луч­шему. Разум­ный взгляд на соб­ствен­ную хозяй­ствен­ную выгоду вынуж­дал господ к береж­ли­вому отно­ше­нию к рабам и смяг­че­нию их участи; это вызы­ва­лось также и поли­ти­че­ским бла­го­ра­зу­мием, когда рабы в коли­че­ствен­ном отно­ше­нии пре­вос­хо­дили сво­бод­ные классы насе­ле­ния. То же самое вли­я­ние ока­зы­вали часто рели­гия и обычай. Нако­нец, закон берет раба под свое покро­ви­тель­ство, кото­рым, впро­чем, еще раньше поль­зу­ются домаш­ние живот­ные…

Древ­ние писа­тели оста­вили нам много опи­са­ний ужас­ного поло­же­ния, в кото­ром нахо­ди­лись рим­ские рабы. Пища их по коли­че­ству была крайне скуд­ная, по каче­ству никуда не годи­лась: выда­ва­лось именно столько, чтобы не уме­реть с голоду. А между тем труд был изну­ри­тель­ный и про­дол­жался с утра до вечера. Осо­бенно тяжело было поло­же­ние рабов на мель­ни­цах и в булоч­ных, где нередко к шее рабов при­вя­зы­вали жернов или доску с отвер­стием посре­дине, чтобы поме­шать им есть муку или тесто – и в руд­ни­ках, где боль­ные, изу­веч­ные, ста­рики и жен­щины рабо­тали под кнутом, пока не падали от исто­ще­ния В случае болезни раба, его отво­зили на забро­шен­ный «остров Эску­лапа», где ему предо­став­ляли полную «сво­боду уми­рать». Катон стар­ший сове­тует про­да­вать «старых быков, боль­ной скот, хворых овец, старые повозки, желез­ный лом, ста­рого раба, боль­ного раба и вообще всё ненуж­ное. Жесто­кое обра­ще­ние с рабами было освя­щено и пре­да­ни­ями и обы­ча­ями и зако­нами. » (Брок­гауз Ф. А., Ефрон. И. А Указ. соч. С. 36, 43–44).

4 Андреев В. Клас­си­че­ский мир – Греция и Рим. Исто­ри­че­ские очерки. Киев, 1877. С. 279–286.

На фоне такого ужа­са­ю­щего поло­же­ния рабов стран­ным может пока­заться тра­ди­ция бога­тых людей в древ­нем обще­стве дер­жать при себе кучу нахлеб­ни­ков, кото­рых назы­вали пара­зи­тами.

«Пара­зит – гре­че­ское слово; так назы­ва­лись в древ­но­сти лица, рас­по­ря­жав­ши­еся в Афинах обще­ствен­ным столом; в послед­ствии этим именем пят­нали вся­кого питав­ше­гося за чужой счет; лучшие писа­тели Рима, как Плавт, Гора­ций, Ювенал и др. боро­лись с этим осад­ком демо­ра­ли­за­ции древ­него обще­ства; но в их про­из­ве­де­ниях пара­зит служит еще только пред­ме­том осме­я­ния. Сидо­ний (выхо­дец одной из самых знат­ных фами­лий Галлии, пре­фект Рима, а затем епи­скоп в гор. Клер­моне. Скон­чался в 488 г. – В. Б) ста­рался вну­шить омер­зе­ние к людям, которые…незадолго перед тем вре­ме­нем поль­зо­ва­лись еще боль­шим поче­том в рим­ском обще­стве»

Сидо­ний так харак­те­ри­зует пара­зи­тов своего вре­мени: «…Бес­по­щад­ные сплет­ники, они выду­мы­вают слухи о пре­ступ­ле­ниях и пре­уве­ли­чи­вают худую молву. Они много гово­рят, но ничего не скажут, желают сме­шить, но не весе­лят; высо­ко­мерны, но непо­сто­янны; любо­пытны, но не про­ни­ца­тельны… Пара­зиты назой­ливы, когда чего-либо домо­га­ются, …они нена­ви­дят пустоту в желудке и ищут обедов, хвалят не тех, кто хорошо живет, но тех, кто хорошо кормит… Такой чело­век… опья­нев, извер­гает рвоту; шуткой оскор­бит других, и рас­сер­дится, когда под­шу­тят ад ним. Он реши­тельно похо­дит на помой­ную яму, кото­рая тем хуже воняет, чем больше рас­ка­пы­вают её… Он, кажется, в одно время извер­гает изо рта и грязь и винный запах, и яд своего крас­но­ре­чия; так что не знаешь, чего в нем больше: всякой ли дряни, или винных паров, или, нако­нец, нахаль­ства» (Ста­сю­ле­вич М. Исто­рия сред­них веков в ея писа­те­лях и иссле­до­ва­ниях новей­ших ученых. Т. 1. СПб., 1863. С. 123–124; 121).

Лице­ме­рие было самой харак­тер­ной чертой этих при­жи­вал:

«…Сотра­пез­ники, вообще, назы­ва­лись «пара­зи­тами», но в этом слове сна­чала не было ничего уко­риз­нен­ного, как впо­след­ствии. После пара­зи­тами стали назы­ваться дар­мо­еды, шуты, при­жи­валь­щики, при­хо­див­шие к бога­тым обе­дать иногда без зова, сде­лав­шие искус­ством житье за чужой счет. Пара­зиты при­но­рав­ли­ва­лись к нравам и при­выч­кам своих патро­нов. Пара­зит Филиппа Маке­дон­ского завя­зы­вал свой здо­ро­вый глаз, выходя с царем, у кото­рого был завя­зан поте­рян­ный глаз; хромал, когда Филипп хромал — он был ранен в ногу. Пара­зит Алек­сандра Маке­дон­ского не упу­стил заме­тить на жалобы Алек­сандра, что ему надо­едают мухи: «Муха, напив­ша­яся твоей крови, побе­дит прочих мух…Паразит был жалкое созда­ние в доме богача. За ним при­смат­ри­вал рас­по­ря­ди­тель стола – амфи­т­рион, наблю­дал, доста­точно ли он лестью платит за съе­да­е­мые куша­нья, заслу­жи­вает ли он быть при­гла­шен­ным после. Иногда над таким пара­зи­том шутили, тру­нили, делали его посме­ши­щем всех, иногда били, и…кормили в награду за оскорб­ле­ние» (Андреев В. Клас­си­че­ский мир – Греция и Рим. Указ. соч. С. 104, 286).

5 Ники­фор, архи­манд­рит. Биб­лей­ская энцик­ло­пе­дия. М., 1990. Репринт, 1891. С. 592–593.

« В Изра­иле в раб­ство попа­дали люди, захва­чен­ные в воен­ных дей­ствиях (Втор. 20, 10-18)… Если в раб­ство по особой нужде про­да­вался изра­иль­тя­нин (Исх. 21, 4, 6), то после 6‑ти лет он выхо­дил на волю (Исх. 21, 2) с выпла­той поло­жен­ной мзды (Втор. 15, 13), но только в случае, если он не желал доб­ро­вольно остаться в семей­стве, кото­рому при­над­ле­жал. Закон защи­щал и рабынь (Исх. 21, 7-11; Лев. 19, 20-22)…Иногда про­ис­хо­дили нару­ше­ния закона об осво­бож­де­нии рабов (Иер. 34, 8), известны случаи выкупа рабов во время плена (Неем. 5, 8). В каче­стве домо­чад­цев рабы могли при­ни­мать уча­стие в рели­ги­оз­ных празд­ни­ках (Втор. 12, 18), и через обре­за­ние (Быт. 17, 12) при­ни­ма­лись в общину» (Die Religion in Geschichte und Gegenwart. Auflage 3. Band 6. Tuebingen, 1986. S. 101).

6 «Новый Завет отра­жает совре­мен­ные ему воз­зре­ния на раб­ство, напри­мер, в прит­чах (Мф. 18, 23-35; 25, 14-30; Лк. 12, 35-48) и нормах пове­де­ния (Лк. 17, 7-10). Тер­ми­нами, заим­ство­ван­ными из рабо­вла­де­ния и захвата плен­ных? Павел опи­сы­вает необ­хо­ди­мость избав­ле­ния чело­века и домо­стро­и­тель­ства спа­се­ния (напр., Рим. 6, 15-23). Одно­вре­менно он урав­ни­вает состо­я­ние сво­бод­ного чело­века и раба – через кре­ще­ние оба ста­но­вятся одно во Христе (Гал. 3, 28), и, ожидая близ­кое при­ше­ствие Спа­си­теля (пару­сию), при­зы­вает ново­об­ра­щен­ных из рабов оста­ваться в своем звании и под­чи­няться своим гос­по­дам теперь уже по рели­ги­оз­ным моти­вам, господ обя­зы­вает отно­ситься к рабам уме­ренно и по-брат­ски (1. Кор. 7, 20–24)…Таким обра­зом, он стре­мится не пре­одо­леть раб­ство, а сде­лать его более гуман­ным» (Lexikon fuer Theologie und Kirche. Band 9. Freiburg – Basel – Rom – Wien, 2000. S. 656–657).

7 Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник. Тол­ко­ва­ние посла­ния св. апо­стола Павла к Ефе­ся­нам. М., 1893. С. 444–445.

В древ­ней Церкви «уже Кли­мент Алек­сан­дрий­ский (+215) под вли­я­нием идей сто­и­ков о все­об­щем равен­стве пола­гал, что по своим доб­ро­де­те­лям и внеш­нему виду рабы ничем не отли­ча­ются от своих господ. Отсюда он делал вывод, что хри­сти­ане должны сокра­щать число своих рабов и неко­то­рые работы выпол­нять сами. Лак­тан­ций (+320) сфор­му­ли­ро­вав­ший тезис о равен­стве всех людей, тре­бо­вал от хри­сти­ан­ских общин при­зна­ния брака среди рабов. А рим­ский епи­скоп Калист Первый (+222), сам вышед­ший из сосло­вия несво­бод­ных людей, при­зна­вал даже отно­ше­ния между высо­ко­по­став­лен­ными жен­щи­нами – хри­сти­ан­ками и рабами, воль­но­от­пу­щен­ни­ками и сво­бод­но­рож­ден­ными в каче­стве пол­но­цен­ных браков. В хри­сти­ан­ской среде уже со времен пер­вен­ству­ю­щей Церкви прак­ти­ко­ва­лось осво­бож­де­ние рабов, как это явствует из уве­ще­ва­ния Игна­тия Антио­хий­ского (+107) к хри­сти­а­нам не зло­упо­треб­лять сво­бо­дой ради недо­стой­ных целей.

Однако пра­во­вые и соци­аль­ные основы раз­де­ле­ния на сво­бод­ных и рабов оста­ются незыб­ли­мыми. Не нару­шает их и Кон­стан­тин Вели­кий (+337) , кото­рый, несо­мненно, под вли­я­нием хри­сти­ан­ства дает епи­ско­пам право осво­бож­де­ния рабов посред­ством так назы­ва­е­мого объ­яв­ле­ния в церкви (manumissio in ecclesia) и пуб­ли­кует ряд зако­нов, облег­ча­ю­щих участь рабов.

…В 4‑м веке про­блема неволи активно обсуж­да­ется среди хри­сти­ан­ских бого­сло­вов. Так кап­па­до­кийцы – Васи­лий, архи­епи­скоп Кеса­рии (+379), Гри­го­рий Нази­ан­зин (+389), а позд­нее Иоанн Зла­то­уст (+407), опи­ра­ясь на Библию, а может быть, и на учение сто­и­ков о есте­ствен­ном праве выска­зы­вают мнение о рай­ской реаль­но­сти, где царило равен­ство, кото­рое вслед­ствие гре­хо­па­де­ния Адама…сменилось раз­лич­ными фор­мами чело­ве­че­ской зави­си­мо­сти. И хотя эти епи­скопы много делали для того, чтобы в повсе­днев­ной жизни облег­чить участь рабов, они энер­гично высту­пали против все­об­щей лик­ви­да­ции раб­ства, кото­рое было важно для эко­но­ми­че­ского и обще­ствен­ного строя импе­рии.

Фео­до­рит Кир­ский (+466) дока­зы­вал даже, что рабы имеют более гаран­ти­ро­ван­ное бытие, чем отец семей­ства, кото­рый обре­ме­нен забо­тами о семье, челяди и иму­ще­стве. И только Гри­го­рий Нис­ский (+395) высту­пает против любой формы закре­по­ще­ния чело­века, поскольку оно не только попи­рает есте­ствен­ную сво­боду всех людей, но и игно­ри­рует спа­си­тель­ное дело Сына Божия…

На Западе под вли­я­нием Ари­сто­теля епи­скоп Медиол­лан­ский Амвро­сий (+397), оправ­ды­вает леги­тим­ное раб­ство, под­чер­ки­вая интел­лек­ту­аль­ное пре­вос­ход­ство господ, и сове­тует тем, кто в резуль­тате войны или случая неспра­вед­ливо попал в раб­ство, исполь­зо­вать свое поло­же­ния для про­верки доб­ро­де­тели и веры в Бога.

Авгу­стин (+430) тоже был далек от мысли оспа­ри­вать леги­тим­ность рабо­вла­де­ния, ибо Бог не осво­бож­дает рабов, а делает плохих рабов доб­рыми. Биб­лей­ское и бого­слов­ское обос­но­ва­ние своих взгля­дов он видит в личном грехе Хама против своего отца Ноя, из — за чего на раб­ство осуж­дено всё чело­ве­че­ство, но это нака­за­ние явля­ется одно­вре­менно и целеб­ным сред­ством. При этом Авгу­стин сслы­ла­ется еще и на учение апо­стола Павла о грехе, кото­рому под­вер­жены все. В 19‑й книге своего трак­тата «О граде Божием» он рисует иде­аль­ный образ чело­ве­че­ского обще­жи­тия в семье и госу­дар­стве, где раб­ство зани­мает свое место и соот­вет­ствует замыслу Божия тво­ре­ния, зем­ного порядка и есте­ствен­ному раз­ли­чию между людьми» (Theologische Realenzyklopaedie. Band 31. Berlin – New-York, 2000. S. 379–380).

8 См. подроб­нее: Лопу­хин А. П.. Биб­лей­ская исто­рия Нового Завета. Свято-Тро­иц­кая Сер­ги­ева Лавра, 1998. С. 707–708.

9 A Patristic Greek Lexicon edited by G. W. H. Lampe. Oxford University Press, 1989. P. 385.

Langscheidts Taschenwoerterbuch Altgrieschisch. Berlin – Muenchen – Zuerich, 1976. S. 119.

В гре­че­ском языке Нового Завета исполь­зо­ва­лось еще одно слово для обо­зна­че­ния раба оiketes (Фил. 10-18), еще более мно­го­знач­ное, чем doulos. Это – раб, домо­ча­дец, слуга, работ­ник. (Нико­дим, епи­скоп Дал­ма­тин­ско-Ист­риц­кий. Указ. соч. С. 165–167.)

Для славян небезын­те­ресно про­ис­хож­де­ние латин­ского слова sclavus, от кото­рого — нем. Sklave, англ. Slave, фр. Esclave. Оно воз­никло из пле­мен­ного назва­ния славян (этно­нима), и упо­треб­ля­лось затем в латин­ском языке для обо­зна­че­ния рабов или неволь­ни­ков. (Lexikon fuer Theologie und Kirche. Указ. соч. С. 656).

10 При­ве­дем несколько при­ме­ров.

«Даниил, раб Бога живого!» (Дан. 6, 20).

«O Daniel, servant of the living God!» (Dan.6, 20). Servant – слуга, слу­жи­тель, при­слуга (Мюллер В. К. Англо-Рус­ский Сло­варь. М., 1971. С. 687)

«Daniel, du Diener des lebendigen Gottes» (Dan. 6. 21). Diener – слуга, слу­жи­тель (Langenscheidts Grosswoerterbuch. Deutsch-Russisch. Band 1. Berlin – Muenchen, 1997. S. 408)

«Danielu, slugo zyjacego Boga!» (Dn. 6, 21). Sluga – (книжн.) слуга. Sluga Bozy — раб Божий (Гессен Д., Сты­пула Р. Боль­шой поль­ско-рус­ский сло­варь. Москва – Вар­шава, 1967. С. 978

«Иаков, раб Бога и Гос­пода Иисуса Христа» (Иак. 1, 1).

«James, a servant of God and of the Lord Jesus Christ» (Jas. 1, 1).

«Jakobus, Knecht Gottes und Jesu Christi, des Herrn» (Jak. 1, 1). Knecht – слуга, работ­ник. Knecht Gottes ‑раб Божий, слуга Божий (Langenscheidts Grosswoerterbuch. Указ. соч. С. 1009)

«Jakub, sluga Boga i Pana Jezusa Chrystusa» (Jk. 1, 1)

«Павел раб Божий, Апо­стол же Иисуса Христа» (Тит. 1, 1).

«Paul, a servant of God, and an apostle of Jesus Christ» (Tit. 1, 1).

«Paulus, Knecht Gottes und Apostel Jesu Christi» (Tit. 1, 1).

«Pawel, sluga Boga I apostol Jezusa Chrystusa» (Tt. 1, 1).

Или извест­ный стих из Бла­го­ве­ще­ния Девы Марии:

«Тогда Мария ска­зала: се раба Гос­подня» (Лк. 1б 38).

«And Mary said, behold the handmaid of the Lord» (Lk. 1, 38). Handmaid – (уст.) слу­жанка (Мюллер В. К. Указ. соч. С. 352).

«Da sagte Maria: Ich bin die Magd des Herrn» (Lk. 1, 38).

Na to rzekla Maryja: « Oto ja sluzebnica Panska» (Lk. 1, 38). Sluzebnica — при­слуга, слу­жанка. (Гессен Д., Сты­пула Р. Указ. соч. С. 978)

Библия, книги Свя­щен­ного Писа­ния Вет­хого и Нового Завета. Брюс­сель, 1989. С. 1286, 1801, 1694,1575.

The Holy Bible containing the Old and New Testament. (King James version). New York, б. г. Р. 2166, ( New Test.) 631, 586, 162.

Die Bibel. Einheitsuebersetzung der Heiligen Schrift. Stuttgart, 1999. S. 1004, 1142, 1352, 1334.

Pismo Swiete Starego i Nowego Testamentu. Poznan – Warszawa, 1987. S. 1041, 1372, 1356, 1181.

Отме­тим, что в Боль­шом Кон­кор­дансе к Библии Лютера слово Sklave (раб) упо­треб­ля­ется около 60 раз, Skavin (рабыня) – около 10 раз, между тем, как Knecht (слуга) – высту­пает в разных зна­че­ниях и формах единств. и мно­жеств. числа — около 500 раз, а Magd (слу­жанка) – около 150 раз (Grosse Konkordanz zur Lutherbibel. Stuttgart, 1979. S. 841–844; 975–976; 1301).

В Сим­фо­нии на Ветхий и Новый Завет на рус­ском языке, в кото­рой сло­вар­ные статьи раз­ра­бо­таны не так подробно, как в Кон­кор­дансе, слово раб в раз­лич­ных формах отме­чено в при­бли­зи­тельно в 400 слу­чаях, а слова раба, рабыня – более 50 раз. Слова Слуга и слу­жи­тель в разных падеж­ных формах и числах (единств. и мно­жеств.) – около 120 раз, слу­жанка, слу­жанки — около 40 раз (Сим­фо­ния. Ветхий и Новый Завет. Хар­вест, 2001. С. 638–641, 642, 643, 729, 730, 731).

11 Пре­об­ра­жен­ский А. Эти­мо­ло­ги­че­ский сло­варь рус­ского языка. М., 1910–1914. С. 169–170. Исконно рус­ская форма «роб» озна­чает слуга, раб, соот­вет­ственно роба – слу­жанка, рабыня. (Фасмер М. Эти­мо­ло­ги­че­ский сло­варь рус­ского языка. Т. 3. М., 1987. С. 487.)

12 Лос­ский В. Дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. Бого­слов­ские труды, № 8. М., 1972. С. 172–173.

13 Пре­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин. Точное изло­же­ние Пра­во­слав­ной веры. Книга 3. Глава 21. О неве­де­нии и раб­стве. Полное собра­ние тво­ре­ний. Т. 1. СПб.: Репринт, 1913. С. 287.

14 Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник. Тол­ко­ва­ние пас­тыр­ских посла­ний св. апо­стола Павла. М.: Репринт, 1894. С. 435, 29.

Сайт “Бело­рус­ская пра­во­слав­ная Цер­ковь, Мин­ская духов­ная семи­на­рия”

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки