Любовь Божественная

***

Любовь Божья в отно­ше­нии Самого Бога

Бог есть любовь (1Ин.4:8). В отно­ше­нии Самого Бога Боже­ствен­ная любовь про­яв­ля­ется в том, что Каждая Ипо­стась любит Себя сверх­со­вер­шен­ной любо­вью и все Они пре­бы­вают во вза­им­ной сверх­со­вер­шен­ной Любви.

Поэтому выра­же­ние “Бог есть любовь” сле­дует пони­мать в первую оче­редь в том смысле, что любовь есть образ Боже­ствен­ного бытия. То, что Бог любя­щий — уже след­ствие этой Три­еди­ной Боже­ствен­ной любви.

Любвь Бога к Себе не сле­дует срав­ни­вать с гре­хов­ным эго­и­сти­че­ским чув­ством само­лю­бия, себя­лю­бия, свой­ствен­ного многим людям. Бог и чело­века рас­по­ла­гает к любви к самому себе, но к любви не эго­и­сти­че­ской, а воз­вы­шен­ной: «воз­люби ближ­него твоего, как самого себя» (Мф.22:39), «любя­щий свою жену любит самого себя» (Еф.5:28). 

Любовь Божья по отно­ше­нию к миру

Любовь Божья про­сти­ра­ется на мир. Бог любит Свое тво­ре­ние неиз­ме­римо больше, чем любят свои самые люби­мые тво­ре­ния самые люве­обиль­ные люди. «…Так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Своего Еди­но­род­ного» (Ин.3:16). Бог создал мир по бла­го­сти, чтобы Его тво­ре­ние смогло раз­де­лить с Ним радость бытия. Связь тво­ре­ния с Твор­цом состав­ляет самую глу­бин­ную основу суще­ство­ва­ния мира.

Святые отцы срав­ни­вали боже­ствен­ную Любовь с доверху напол­нен­ной чашей. Боже­ствен­ная Любовь не поме­ща­ется в этой чаше, начи­нает пере­ли­ваться через край. И эта чаша — неис­чер­па­ема. Избы­ток боже­ствен­ной Любви – при­чина сотво­ре­ния нашего мира. 

Любовь Божья в отно­ше­нии чело­века

Трудно найти чело­века, кото­рый бы не хотел, чтобы его любили. Потреб­ность в том, чтобы быть люби­мым, нор­мальна для людей.

В созна­нии мно­же­ства людей не укла­ды­ва­ется, почему, если Бог — Чело­ве­ко­лю­бец, Он нака­зы­вает людей, угро­жает веч­ными муками, хотя мог бы их просто взять и про­стить. Для того, чтобы это понять, важно знать, что в отли­чие от любви чело­ве­че­ской Боже­ствен­ную все­со­вер­шен­ную любовь нельзя осмыс­ли­вать как любовь слепую, такую, кото­рая покры­вала бы любую без­от­вет­ствен­ность чело­века (про­яв­ля­е­мую в мыслях, жела­ниях, словах и дей­ствиях).

Бог-Творец — создав­ший мир, по Своей бла­го­сти наде­лил чело­века даром сво­боды, то есть име­ю­щим воз­мож­ность само­сто­я­тельно опре­де­лять свою волю к добру или злу. Он любит чело­века — как чело­века, не только нрав­ственно сво­бод­ного, но и нрав­ственно ответ­ствен­ного (перед Богом, сове­стью, ближ­ними). Любя чело­века, Бог дей­ствует в отно­ше­нии него как Пре­муд­рый Вос­пи­та­тель, и, как Пре­муд­рый Вос­пи­та­тель, про­яв­ляет там, где счи­тает нужным, опре­де­лен­ную стро­гость.

***

диакон Андрей:
«Самую глу­бо­кую фор­мулу любви можно почерп­нуть из Еван­ге­лия: Нет больше той любви, как если кто поло­жит душу свою за друзей своих (Ин.15:13). Такой любви к людям не откры­вает ни один бого­слов­ский образ во вне­е­ван­гель­ском мире. И мы спра­ши­ваем Бога Еван­ге­лия: “Как Ты любишь людей?” И Он отве­чает: “До Моей смерти…” Его любовь не только создала мир. Его любовь не только пода­рила людям сво­боду. Его любовь не только дала нам Закон. Его любовь не только даро­вала нам про­ро­ков и муд­рость. Его любовь не только при­няла чело­ве­че­ский лик. Он не казался – Он стал чело­ве­ком. “Всю тебя, земля родная, в раб­ском виде Царь Небес­ный исхо­дил, бла­го­слов­ляя” (Ф. Тютчев). И Его любовь к нам пошла до конца, до пре­дель­ной точки, до полной отдачи Себя, до пол­ного отказа от Себя, до жертвы и смерти.

Этот Бог – есть Любовь; Он не просто любит, Он есть Любовь. Он не просто имеет любовь, не просто про­яв­ля­ется в любви: Он есть Любовь».

Хри­стос Янна­рас:
Свя­щен­ное Писа­ние удо­сто­ве­ряет, что «Бог есть любовь» (1Ин.4:16). Речь не идет о том, что Бог «обла­дает» любо­вью, что любовь явля­ется неким каче­ством, атри­бу­том Бога, но о том, что Бог – сама любовь, что образ Боже­ствен­ного бытия есть любовь. Боже­ствен­ная Троица пред­став­ляет Собой в то же время жиз­нен­ную Монаду, ибо трии­по­стас­ная жизнь не сво­дится к задаче выжи­ва­ния, к задаче удер­жать соб­ствен­ное бытие, но дина­мично осу­ществ­ля­ется как любовь, как нерас­тор­жи­мое един­ство любви. Каждое из Лиц Троицы живет не для Себя Самого» но отдает Себя другим Ипо­ста­сям, так что все Три сопре­бы­вают в любви друг с другом. Жизнь Боже­ствен­ных Лиц есть вза­и­мо­про­ник­но­ве­ние (perichoresis), так что жизнь одного ста­но­вится жизнью дру­гого. Таким обра­зом, бытие Бога осу­ществ­ля­ется как со-бытие, как любовь, в кото­рой соб­ствен­ное суще­ство­ва­ние лич­но­сти отож­деств­ля­ется с само­от­да­чей.

пре­по­доб­ный Силуан Афон­ский:
Никто не может знать от себя, что есть любовь Божия, если Дух Божий не научит; но в Церкви нашей любовь Божия познана Духом Святым, и потому мы гово­рим о ней.

иерей Алек­сандр Пика­лев:
«Любовь Бога это не сюсю­ка­нье, не заиг­ры­ва­ние с чело­ве­че­ством, не пота­ка­ние его сла­бо­стям. Любовь Бога направ­лена к одной цели – изба­вить чело­века от власти греха и даро­вать ему жизнь вечную. И иногда эта любовь подобна любви хирурга к своему паци­енту, кото­рый режет по живому, чтобы изба­вить боль­ного от смерти».

Клайв Льюис:
«В наши дни под бла­го­стью Божией мы пони­маем прежде всего Его любовь к нам, и в этом мы отча­сти правы. Но под любо­вью почти все мы пони­маем жела­ние, что бы мы были счаст­ливы любой ценой. Нам нужен, в сущ­но­сти, не Отец, а небес­ный дедушка, доб­ро­душ­ный ста­ри­чок, кото­рый бы радо­вался, что «моло­дёжь весе­лится», и создал мир лишь для того, чтобы нас поба­ло­вать. Хотя, даже сейчас мало кто из отцов скажет: Пускай будет мер­зав­цем, лишь бы ему хорошо жилось».
Наши чув­ства появ­ля­ются и исче­зают, Божья любовь неиз­менна. Она не ста­но­вится меньше из-за наших грехов или нашего без­раз­ли­чия и потому не сла­беет, когда хочет изле­чить нас от греха, чего бы это нам не стоило и чего не стоило бы Богу».

Н. Лос­ский:
«Любовь Бога к чело­веку так велика, что она не может при­нуж­дать, ибо нет любви без ува­же­ния. Боже­ствен­ная воля будет всегда поко­ряться блуж­да­ниям, укло­не­ниям, даже бунтам воли чело­ве­че­ской, чтобы при­ве­сти ее к сво­бод­ному согла­сию. Таков Боже­ствен­ный Про­мысл, и клас­си­че­ский образ педа­гога пока­жется весьма слабым каж­дому, кто почув­ство­вал в Боге про­ся­щего пода­я­ния любви нищего, жду­щего у дверей души и нико­гда не дер­за­ю­щего их взло­мать».

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки