Наказание

( Наказание 5 голосов: 5 из 5 )

 

Наказа́ние – возмездие за совершенный грех, проявляющееся в муках совести и во внутренних страданиях человеческой души, а также внешних скорбных обстоятельствах (в т.ч. страданиях тела). Наказание попускается Богом для исправления людей и духовного совершенствования.

По временным параметрам наказания разделяются на:
– наказания в нынешней жизни;
– наказания после смерти человеческого тела;
– наказания после Страшного Суда (воскресения мертвых).

Священное Писание о наказании Божием:
Евр.12:4-11; Откр.3:19; Откр.22:11-12; Иов.5:17.

***

«Очень часто употребляется такое понятие, как «наказание Божие». Оно означает не изменение неизменной любви Божией на гнев и применение кар к грешнику. Природа скорбей, по православному учению, совершенно иная. Первопричиной их всегда является сам человек, преступающий законы совести и Бога и тем ранящий свою душу и тело. Страсти в самих себе несут страдание («страсти» – слав. слово, означающее страдание). Бог и предупреждает человека об этом Своими заповедями. И не только предупреждает, но и оказывает каждому согрешающему (а согрешают все)максимальную помощь, не нарушая его свободы.
Эта помощь заключается в том, что Бог, пока человек не умер духовно, так устраивает все его жизненные пути, что его совесть постоянно оказывается перед выбором между добром и злом, поскольку лишь духовное САМОопределение человека решает проблему его греха. Бог не может спасти (исцелить от греха) человека без его воли, ибо спасение есть СВОБОДНО-личностное принятие Бога-Спасителя. Поэтому все действия Божий в принципе исключают какое-либо насилие над человеческой свободой. Человек сам, своими намерениями, мыслями, словами, делами определяет собственную судьбу не только в вечности, но и здесь в самом ее существе. Господь же Своей любовью постоянно делает все возможное человеку к его пользе, его спасению.
Здесь просматривается полная аналогия с врачебной деятельностью. Как врач не награждает тяжело больного, посылая его в санаторий, и не наказывает, выпрыгнувшего с третьего этажа, делая ему операцию, а поступает по любви к обоим, так и Господь не награждает за добродетели и не наказывает за грехи, но всех с равной любовью ставит в наилучшее, т.е. наиболее соответствующее свободного выбора Бога и достижения спасения.
«Наказание Божие», т.о. это один из антропоморфизмов, употребляемых в целях психологической помощи тем, кого свт. Иоанн Златоуст относит к категории «более грубых». Наказание же человек получает, но с другой стороны – от своих собственных страстей, восстающих против всех законов жизни: Божественных, тварных и человеческих. Однако и здесь Господь не оставляет Свой падший образ. Страждущему грехами, страстями и пороками человеку Он всегда с той же совершенной любовью ниспосылает до последней его возможности (ср.: «друг, для чего ты пришел»? – Мф.26;50) Свои промыслительные действия для его свободного обращения (покаяния) и спасения.
Отсюда становится понятной и вся нелепость вопроса: «За что Бог меня наказал?» Апостол Иаков прямо пишет: «В искушении никто не говори: «Бог меня искушает»; потому что Бог не искушает злом и Сам не искушает никого. Но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью»(Иак.1; 13-14). А преп. Марк Подвижник говорит: «Вина [причина] всякого скорбного случая, встречающегося с нами, суть помыслы каждого из нас» (Доброт.ТЛ, с.375). «Все злое и скорбное… приключается нам за возношение наше»(с.379)».

проф. А.И. Осипов Из курса «Основное богословие», МДАиС.

*** 

Божие наказание

священник Алексий Потокин

– Фактически это вопрос о том, как Бог относится к нам. Бога мы находим душой. Она чувствует в Нем свое, родственное. Начальные слова Священного Писания подтверждают это: Господь сотворил человека по образу и подобию Своему. Подобное радуется подобному. Благодаря нашей соприродности Творцу, мы ищем Его и не можем быть счастливы без Него.

В природе человека заложена некая неполнота. С одной стороны, мы созданы для блаженства – совершенно такого же, каким живет Господь.

– А с другой?

– Человек должен искать Его, выбрать. На свете много кумиров, соблазнов. Найти самое-самое – нелегко.

Признаком здоровья человека является алкание и жажда.

– Алкание – голод. Хочешь есть и пить – значит, здоров.

– Когда душа желает полной взаимности, совершенства – это вечное алкание и жажда. Если они благочестны, то душа насыщается. Даже больше, чем мы ждем.

– Слово «благочестие» встречается в книгах афонского старца Паисия. Но точный смысл его мне не ясен.

– Это понятие высокое. Но я его немножечко приземлю. Есть лукавые, хитрые пути. Есть нетвердые, неверные, с изменой. Можно добиваться чего-то, употребляя некое насилие.

А Евангелие указывает нам путь просьбы. Ни в коем случае – не требования. И он должен сопровождаться уважением свободы другого, желанием благодарить, забывать себя. Если эти условия хоть в малейшем не соблюдаются, то полноты и совершенства не будет.

Таков благочестный путь?

– Да. Наша жизнь – это поиск забытых, утраченных возможностей находиться в Раю. Немыслимо быть в Царстве Небесном, если душа живет только земным, правда?

– Безусловно.

– Даже в хороших условиях человек испытывает некое томление. И когда совершает ошибки, переживает их как боль, утрату. Если душа жива, путь благочестен, то совесть подсказывает: никто меня не мучает специально, я сам виноват в том, что утратил благо.

– Все так. Но и внешние причины тут тоже бывают. От близких запросто услышишь: «Отстань!»

– Конечно, люди могут болеть и внешне толкаться. И ребенок бьет мать ножками, но при этом душа его просит: «Возьми меня, будь со мной!» И любой человек по существу всегда говорит: «Господи, хочу быть с Тобой! Хочу быть с другими!» Но часто его внутреннее желание не согласуется с его внешним поведением. Об этой утрате мы и говорим – об утрате целомудрия.

– Внутренней цельности?

– При которой душа, тело и ум хотят одного и того же, а не разрываются в разные стороны.

Кстати, в болезненных состояниях мы и сами отталкиваем Бога: «Уйди! Хочу жить без Тебя!» И Он нас предоставляем самим себе.

– Но не оставляет?

– Не оставляет Своей надеждой, упованием. Не вмешивается в нашу жизнь, не решает за нас ничего. Но готов поддержать нас, когда это будет возможно. И ждет единения.

– Так что же получается? Мы сами себя наказываем?

– Нет, мучаем. Любой грех сразу становится болезнью. Разрешил телу попраздновать, а обратно оно уже не хочет. Душа просит: «Дай слово сказать!» А оно: «Нет!»

Превратиться в тело, в организм для человека по-настоящему мучительно. А кто виноват? Бог? Нет, сам захотел.

Причина многих неустройств кроется в нас. Но не только. Мы связаны друг с другом. И если близкая мне душа отвергла Бога, то я чувствую ее терзания. Господь меня наказывает? Нет. Это я сам выбираю путь сотрудничества.

– Да, общего жизненного труда и сострадания.

– Нам, эгоистам, конечно, больно класть душу за близкого человека. А Христу радостно было душу Свою положить за всех нас. Странно прозвучал бы вопрос: кто наказал Его? Ведь Он говорил: «Как бы Я хотел, чтобы этот огонь уже возгорелся».

Ему было и больно, и трудно, и тяжко. Но когда апостол Петр стал просить, чтобы Он не шел крестным путем, Господь сказал: «Отойди от Меня, сатана!» Это значит: «Ты отнимаешь у Меня то, чем Я живу. Это Мои дети. Как Мне за них не отдать Себя?»

Одна из лукавых черт человека – самому себя мучить, а вину сваливать на другого. Это же клевета, что Господь нас обижает, наказывает. Бесчинников, деток, которые все время на Небо плюют, враждуют, бьются, требуют своего, Он только жалеет, только милует. Чудом, постоянной жертвой, умалением Себя дает возможность продолжаться жизни на земле.

– Мы живем за Его счет?

– Именно так. Если бы Бог дал каждому из нас выполнить все наши желания, жизнь прекратилась бы. Даже если не брать таких вещей, когда кто-то кому-то не нравится.

– Значит, Бог не воздает нам по нашим делам – и в этом смысле относится к людям несправедливо?

– Да, Он относится к нам милостиво. Человеческая несправедливость – убивает. А Его – животворит. За зло Он воздает благом.

Перед каждым из нас встает вопрос о путях Божией милости. Даже не в духовной, а в нашей земной жизни. Но тут важно, хочет ли сам человек знать, что он умрет, что будет с ним происходить дальше.

Мне кажется, в наше время большинство людей предпочитает жить как бы в забвении, не сообразуясь с реальностью. Не думая о многих вещах, прячась от них.

Но некоторые все-таки хотят знать правду.

– И потому приходят в Церковь.

– Это дает им совершенно иные силы для жизни. Отсекаются лишние, ненужные вещи. Все незначительное теряет смысл. А подлинное, настоящее (даже малое!) становится необыкновенно значимым.

Конечно, на этом пути теряются друзья, которые только казались друзьями. Иногда остаешься совсем один. Но это не конец, а только начало. И можно сказать: «Господи, вот теперь я могу найти хотя бы одного настоящего друга!» Это касается любой дружбы – с Богом, людьми…

– И даже с нашими пристрастиями – столом, кошельком?

– Да-да, где обман заканчивается, происходит разочарование. Обычно это слово звучит для нас как-то грозно. Но на самом деле оно благодатно. Пропадает фальшь. Через ее утрату человек открывает живую Истину.

– Неужели это и есть Божие наказание?!

– Да, в самом настоящем смысле. Господь открывает нам нашу жизнь. Слово «наказание» происходит от глагола «казать», «показывать». Но опять же: если ты ищешь, тебе откроется. А если знать не хочешь, никто тебе ничего открывать не будет.

И когда приходит наказание (откровение о мире), можно спросить себя: разве ты этого не хотел? Разве друг – тот, кто тебе льстит и принимает твою лесть? Не лучше ли честное отношение?

Современная культура дает ничтожное количество примеров подлинной жизни. Вместо нее нам предлагают нечто похожее на жизнь.

– Вкусовые добавки, «идентичные натуральным».

– Количество подмен, обманов, лукавства, лицемерия, лжи в этом смысле – колоссальное. Все кризисы – от этого. В переводе с греческого языка «кризис» – суд. Судится наше восприятие мира. Об этом Господь говорил: «Смотрите, как вы слушаете. У кого око чисто, у того чисты и сердце, и жизнь».

– В каком смысле чисты?

– Не в том, что я не различаю хорошего и плохого. А в том, что вижу все как есть.

Какие-то вещи проще заметить в окружающих, чем в себе. Но те ошибки, которые мы видим вокруг, начинаются внутри нас. И нужно настоящее мужество, чтобы понять это. Нет ничего больнее, чем узнавать правду о себе. Поэтому слово «наказание» для нас непременно связано с болью.

Чтобы добиться в жизни чего-то достойного, всегда требуются мучения. Хотите ли вы учиться, иметь друга, семью, Родину, веру. Еще в Ветхом Завете сказано: «Где много мудрости, там много печали. Кто умножает премудрость, умножает скорбь».

Вот и нам нужно увидеть: мир наш – гибнущий. Это ад, в котором распяли Бога. Как мы еще живем? Непонятно. Потому-то наши времена называются последними.

– Впервые эти слова прозвучали из уст апостолов, переживших распятие Христа.

– У людей уже просто нет никакой иной возможности жить, как только Воскресением Господа, Его силой и милостью. Наивно ожидать, что на земле будет хорошо. Здесь происходит свободный суд души. Мы решаем, что для каждого из нас лучше: иметь хоть малую причастность к Богу (и тогда все неустройство мира – ничто!) или проклясть эту жизнь, от которой нечего ждать, и успеть схватить, потребить побольше.

– Потому и общество – потребления…

– Мы рождаемся несовершенными. И если начинаем сравнивать себя с другими, которые чего-то в жизни добились, нам наше состояние тоже представляется наказанием.

– Зависть – наказание?

– Да. А ведь никакие возможности не закрыты от человека. Другой вопрос – как их открыть.

В Евангелии рассказывается о слепом. Господа спросили, кто виноват в его слепоте – он сам или родители. Христос сказал: «Никто. Это для того, чтобы открылась слава Божия».

Бог из небытия создает человека, Свое дыхание в него вкладывает. Растит, учит дорожить миром, беречь его. И глаза дает не за то, что человек хорошо или плохо поступает.

Часто причины нашего нынешнего состояния мы ищем в прошлом. Это верно только отчасти. Потому что прошлую жизнь и даже ее смысл можно изменить.

– Как?

– Так же, как это делали люди прежде. Они ведь тоже ошибались, падали. И мы вслед за ними можем сказать: «Господи, прости! И нас, и наших близких, которые нам нужны и для нас важны!» И само существо жизни будет меняться.

Жить и считать, будто мне плохо, потому что я расплачиваюсь за грехи предков, – это эгоизм. А потерпеть, принести себя хоть в малую жертву ради другого, порадоваться ему – уже по-христиански.

Нам кажется, что наказание – это всегда плохо.

– Но, оказывается, это всегда хорошо.

– И святые люди благодарили: «Господи, Ты мне даешь потрудиться вместе с Тобой! Какое блаженство!»

Мы привыкли считать удачей, когда удается улизнуть от труда. Но это глупо. Лучше самому ходить на ногах, чем смотреть по телевизору, как кто-то бегает.

Потерпеть, чтобы жизнь дальше раскрылась – это дело именно Божие. У Бога цели и причины – в будущем. А у нас чаще всего – наоборот. Поэтому для нас наказание – удар, окрик, мучение. А для человека любящего – открытие возможностей.

– Значит, болезни, моры, войны – совсем не наказание Божие?

– Нет, это последствия нашей жизни. Мы отходим от Бога – и начинаем уничтожать сами себя, утверждаться за счет других. Надо удивляться тому, что войн и моров мало.

Земля – ад. Превратить ее в рай не получится. Но смягчить боль, страдания друг друга можно. И не надо ждать от своих близких великих подвигов. Если человек хоть чуть-чуть сдержался, тебя обидел, да не так сильно, как мог бы, – это уже труд. Мы его обычно не замечаем – и очень зря. А ведь сами-то чувствуем, когда нас не понимают именно в этом.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru