Нечистота

***

Нечи­стота́ — 1) риту­аль­ная нечи­стота — состо­я­ние чело­века или пред­мета, обу­слов­ли­ва­ю­щее невоз­мож­ность его уча­стия в хра­мо­вом бого­слу­же­нии, испол­не­ния неко­то­рых норм рели­ги­озно-обря­до­вого закона, под­ра­зу­ме­ва­ю­щее необ­хо­ди­мость обя­за­тель­ного риту­аль­ного очи­ще­ния (омо­ве­ния); 2) условно обо­зна­чен­ное свой­ство ряда (видов) живот­ных, запре­щен­ных как к упо­треб­ле­нию в пищу, так и в каче­стве жертв; условно обо­зна­чен­ное свой­ство пищи, запре­щен­ной к упо­треб­ле­нию рели­ги­озно-обря­до­выми тре­бо­ва­ни­ями; 3) рели­ги­озно-нрав­ствен­ное состо­я­ние языч­ни­ков (с точки зрения иудея); 4) духовно-нрав­ствен­ная нечи­стота — гре­хов­ная скверна, гре­хов­ность.

В Ветхом Завете под риту­аль­ной нечи­сто­той пони­ма­лось состо­я­ние чело­века или пред­ме­тов, кото­рое обу­слав­ли­вает воз­мож­ность уча­стия в хра­мо­вом культе и соблю­де­нии пред­пи­са­ний рели­ги­оз­ного зако­но­да­тель­ства. Пред­пи­са­ния о рели­ги­оз­ной нечи­стоте изло­жены в основ­ном в Пяти­кни­жии (Лев.11–17; Чис.19:31; Втор.14:3–21, 23:10–15, 24:8, 26:14).

В Новом Завете акцент пере­но­сится с риту­аль­ной на нрав­ствен­ную и духов­ную нечи­стоту, в Апо­столе нечи­стота три раза упо­ми­на­ется сразу за блудом (Гал.5:19; Еф.5:3; Колос.3:5).

Архи­ерей­ское Сове­ща­ние 2–3 фев­раля 2015 года закре­пило прак­тику, когда жен­щина должна воз­дер­жаться от при­ча­ще­ния в дни очи­ще­ния: «Каноны запре­щают при­ча­щаться в состо­я­нии жен­ской нечи­стоты (2‑е пра­вило свя­того Дио­ни­сия Алек­сан­дрий­ского, 7‑е пра­вило Тимо­фея Алек­сан­дрий­ского). Исклю­че­ние может быть сде­лано в случае смерт­ной опас­но­сти, а также когда кро­во­те­че­ние про­дол­жа­ется дли­тель­ное время в связи с хро­ни­че­ским или острым забо­ле­ва­нием» (Доку­мент: “Об уча­стии верных в Евха­ри­стии”).

***

Почему во вре­мена Вет­хого Завета живот­ные дели­лись на чистых и нечи­стых?

Деле­ние живот­ных на чистых и нечи­стых суще­ство­вало ещё до вре­мени все­мир­ного потопа (Быт.7:2).

Закон, данный сынам Изра­иля по выходе из Египта, утвер­дил для них чёткое деле­ние живот­ных на чистых и нечи­стых, обсто­я­тельно пере­чис­лен­ных в спе­ци­аль­ном перечне (Лев.11:2-30).

Разу­ме­ется, факт при­чис­ле­ния неко­то­рых видов живот­ных к нечи­стым нельзя интер­пре­ти­ро­вать в том смысле, что они осквер­нены от созда­ния или что сами себя осквер­нили, пре­сту­пив через Божий закон. У живот­ных нет нрав­ствен­ного чув­ства, и поэтому о них нельзя гово­рить как об осквер­нив­ших себя личным грехом (особое место в этом перечне зани­мают змеи; змей был про­клят Созда­те­лем, так как именно его устами диавол иску­сил Еву (Быт.3:14) (см.: Гре­хо­па­де­ние)).

Деле­ние живот­ных на чистых и нечи­стых было ини­ци­и­ро­вано с целью утвер­жде­ния еврей­ского народа в истин­ной вере, предо­хра­не­ния его от укло­не­ния в язы­че­ство. Так, с одной сто­роны, отне­се­ние неко­то­рых видов живот­ных к нечи­стым, ограж­дало евреев от соблазна обо­го­тво­ре­ния этих живот­ных и покло­не­ния им, как идолам, по ана­ло­гии с прак­ти­кой, рас­про­стра­нен­ной среди пред­ста­ви­те­лей язы­че­ского мира.

Опре­де­ле­ние других видов живот­ных, как чистых, слу­жило той же цели. Ведь чистые живот­ные пред­на­зна­ча­лись не только для пищи, но и для уста­нов­лен­ных обря­до­вым зако­ном жерт­во­при­но­ше­ний. Поскольку их поз­во­ля­лось исполь­зо­вать в каче­стве жертв, посвя­щен­ных Еди­ному Богу, постольку само это исполь­зо­ва­ние слу­жило сви­де­тель­ством, что этих живот­ных нельзя отож­деств­лять с боже­ством.

При­ме­ром того, как евреи могли воз­не­сти живот­ное до уровня идола, служит золо­той телец, изго­тов­лен­ный ими по заклю­че­нии Завета с Богом и скреп­ле­нии его жерт­вен­ной кровью (Исх.32:4).

С заклю­че­нием Нового Завета вет­хо­за­вет­ный обря­до­вый закон утра­тил силу и зна­че­ние закона. Что каса­ется нечи­стоты нечи­стых живот­ных, одна­жды Бог, чудес­ным обра­зом пред­ста­вил неко­то­рых из них апо­столу Петру, а затем пове­лел ему их зако­лоть и упо­тре­бить в пищу. На воз­ра­же­ние сму­щён­ного апо­стола, что, мол, он нико­гда не ел ничего сквер­ного и нечи­стого, Бог отве­тил, чтобы тот не почи­тал нечи­стым то, что уже очи­щено Богом (Деян.10:11-15). 

Как соот­вет­ствует хри­сти­ан­скому отно­ше­нию к браку и рож­де­нию детей то, что жен­щина счи­та­ется нечи­стой в тече­ние 40 дней после родов?

«Поло­же­ние» о нечи­стоте жен­щины в после­ро­до­вой период, цир­ку­ли­ру­ю­щее в хри­сти­ан­ской среде, исто­ри­че­ски свя­зано с нор­мами вет­хо­за­вет­ного обря­до­вого закона, отме­чен­ными в Книге Левит:

«…Если жен­щина зачнет и родит мла­денца муже­ского пола, то она нечи­ста будет семь дней; как во дни стра­да­ния ее очи­ще­нием, она будет нечи­ста; в вось­мой же день обре­жется у него край­няя плоть его; и трид­цать три дня должна она сидеть, очи­ща­ясь от кровей своих; ни к чему свя­щен­ному не должна при­ка­саться и к свя­ти­лищу не должна при­хо­дить, пока не испол­нятся дни очи­ще­ния ее. Если же она родит мла­денца жен­ского пола, то во время очи­ще­ния своего она будет нечи­ста две недели, и шесть­де­сят шесть дней должна сидеть, очи­ща­ясь от кровей своих» (Лев.12:2-5).

Как известно, речь, в данных тре­бо­ва­ниях, шла об обря­до­вой, риту­аль­ной нечи­стоте. Но с заклю­че­нием Нового Завета между Богом и чело­ве­ком тре­бо­ва­ния вет­хо­за­вет­ного обря­до­вого закона утра­тили силу. Ска­зать иначе, вет­хо­за­вет­ный обря­до­вый закон был отме­нен Хри­стом.

Что каса­ется воз­мож­ного исте­че­ния кровей у роже­ницы-хри­сти­анки, в её обя­зан­но­сти не вхо­дило жестко соблю­дать вет­хо­за­вет­ный обря­до­вый закон. А если под нечи­сто­той под­ра­зу­ме­вать не риту­ально-вет­хо­за­ветно-обря­до­вую, а телес­ную, физио­ло­ги­че­скую нечи­стоту, от кото­рой можно изба­виться меди­цин­скими и сани­тарно-гиги­е­ни­че­скими спо­со­бами ранее, чем в соро­ка­днев­ный период, то пра­вильно ли до соро­ко­вого дня после родов счи­тать жен­щину апри­ори нечи­стой? Таким вопро­сом сего­дня зада­ется немало веру­ю­щих.    

По оцен­кам иссле­до­ва­те­лей, в первые века хри­сти­ан­ства поло­же­ние о риту­аль­ной нечи­стоте жен­щины-хри­сти­анки в после­ро­до­вой период как мини­мум не нахо­дило еди­но­глас­ного пони­ма­ния у отцов Церкви. Напро­тив, зву­чали мнения, что «нечи­стота» вет­хо­за­вет­ных роже­ниц носила фор­маль­ный харак­тер, что поло­же­ние о нечи­стоте женщин в после­ро­до­вой период вошло в закон в целях ограж­де­ния ослаб­лен­ных родами женщин от сек­су­аль­ных при­тя­за­ний со сто­роны их мужей.   

Вот, что об этом пишет блж. Фео­до­рит Кир­ский: «Должно вни­кать в наме­ре­ние закона. Ибо часто вместо одного учит он дру­гому. Сие нетрудно видеть и в насто­я­щем случае. Ибо если родив­шая нечи­ста, то нечи­ста и чре­во­но­ся­щая. Посему, думаю, что закон пове­ле­вает успо­ко­иться родив­шей, как много потру­див­шейся и потер­пев­шей жесто­кие муки. Но если бы просто дал такое пове­ле­ние, то мужья не удер­жи­вали бы своего похо­те­ния; зная же, что родив­шая нечи­ста, бегают обще­ния, чтобы и им не сооб­щи­лась нечи­стота. Итак, закон словом «нечи­стота» уга­шает поже­ла­ние» (блж. Фео­до­рит Кир­ский. Тол­ко­ва­ние на книгу Левит. Вопрос 14.)

При этом он объ­яс­няет раз­ницу в дли­тель­но­сти пери­о­дов, назна­чен­ных для очи­ще­ния женщин, родив­ших ребенка муж­ского и жен­ского полов: «А раз­ность в днях иные объ­яс­няли тем, что боль­ший труд подъ­ем­лют жены, рож­да­ю­щие детей жен­ского пола. Потому закон и назна­чил им дву­крат­ное время покоя» (блж. Фео­до­рит Кир­ский. Тол­ко­ва­ние на книгу Левит. Вопрос 14).

Если сле­до­вать в русле логики этого бла­жен­ного отца, да ещё и учи­ты­вая факт отмены вет­хо­за­вет­ного обря­до­вого закона Хри­стом, то полу­читься прийти к сооб­ра­же­нию, что хри­сти­ане не свя­заны необ­хо­ди­мо­стью при­ни­мать вет­хо­за­вет­ное поло­же­ние о нечи­стоте роже­ниц за хри­сти­ан­ский кано­ни­че­ский импе­ра­тив. Но так ли это?

Вот, напри­мер, что сооб­ща­ется о жен­щи­нах в «Апо­столь­ских поста­нов­ле­ниях»: «В самом деле, если ты, жена, дума­ешь, что в про­дол­же­нии семи дней, когда бывает у тебя месяч­ное, не имеешь в себе Духа Свя­того; то сле­дует, что если скон­ча­ешься вне­запно, то отой­дешь не име­ю­щею в себе Духа Свя­того и дерз­но­ве­ния и надежды на Бога. Но Дух Святой, все­ко­нечно, присущ тебе, потому что Он не огра­ни­чен местом, а ты имеешь нужду в молитве, в евха­ри­стии и в при­ше­ствии Свя­того Духа, как нимало не согре­шив­шая в том. Ибо ни закон­ное сово­куп­ле­ние, ни роды, ни тече­ние кровей, ни тече­ние семени во сне не могут осквер­нить есте­ство чело­века или отлу­чить от него Духа Свя­того, но одно нече­стие и без­за­кон­ная дея­тель­ность… Брак почтен и честен, и рож­де­ние детей чисто; ибо в добром нет ничего худого. И есте­ствен­ное очи­ще­ние не мерзко пред Богом, Кото­рый пре­мудро устроил, чтобы оно бывало у женщин в каждые трид­цать дней, для их здо­ро­вья и укреп­ле­ния, потому что они мало бывают в дви­же­нии, от того, что сидят больше дома. Но и по Еван­ге­лию, когда кро­во­то­чи­вая при­кос­ну­лась к спа­си­тель­ному краю одежды Гос­пода, чтобы выздо­ро­веть, Гос­подь не укорил ее и отнюдь не обви­нил, напро­тив исце­лил ее, сказав: “вера твоя спасла тебя”». (Апо­столь­ские поста­нов­ле­ния. Книга 6, гл. 27, 28).

Между тем, в Треб­нике, в главе «Моли́твы жене́ роди́льнице, по четы́редесяти дне́х», всё же содер­жатся слова, рас­по­ла­га­ю­щие ряд веру­ю­щих к тому, чтобы счи­тать роже­ницу нечи­стой. Вот, напри­мер: «Моли́тва ма́тери отроча́те: Го́споди Бо́же на́ш, прише́дый на спасе́ние ро́да челове́ческаго, прииди́ и на рабу́ твою́, и́мярек, и сподо́би ю́ честны́м твои́м пресви́терством, вхо́да хра́ма сла́вы твоея́: омы́й ея́ скве́рну теле́сную и скве́рну душе́вную во исполне́нии четы́редесяти дни́й: творя́й ю́ досто́йну и причаще́ния честна́го те́ла и кро́ве твоея́».

 Но насколько прак­тика соблю­де­ния пра­вила чтения этой (или ана­ло­гич­ной ей по содер­жа­нию) молитвы отве­чает сово­куп­но­сти таких кри­те­риев, как древ­ность, непре­рыв­ность, повсе­мест­ность, обще­при­знан­ность, обя­за­тель­ность? Есть мнение, что она была вклю­чена в свод цер­ков­ных молитв доста­точно поздно. Опять же, про­ше­ние об омо­ве­нии матери мла­денца от скверны телес­ной и душев­ной воз­можно рас­смат­ри­вать в свете более широ­кого осмыс­ле­ния этого поня­тия, чем риту­аль­ная после­ро­до­вая нечи­стота, напри­мер, как в молитве 1‑й свя­того Мака­рия Вели­кого из свода Утрен­них молитв: «Бо́же, очи́сти мя гре́шнаго, я́ко николи́же сотвори́х благо́е пред Тобо́ю» (Молитва 1‑я, свя­того Мака­рия Вели­кого).

К вопросу о нечи­стоте жен­щине в после­ро­до­вой период тесно при­мы­кает вопрос о нечи­стоте жен­щины во время месяч­ных. По сви­де­тель­ству свя­щен­ника Кон­стан­тина Пар­хо­менко, не только раньше, но и теперь среди пас­ты­рей Церкви по этому поводу можно встре­тить вза­имно кон­траст­ные мнения (см.: Пар­хо­менко К., свящ. О так назы­ва­е­мой жен­ской нечи­стоте). 

Пред­став­ля­ется, что этот вопрос доста­точно значим, чтобы ответ на него дала Цер­ковь соборно.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки