Непогрешимость

Непогреши́мость (без­оши­боч­ность) – 1) свой­ство, при­су­щее Кафо­ли­че­ской Церкви, заклю­ча­ю­ще­еся в спо­соб­но­сти неиз­менно хра­нить и точно выра­жать Боже­ствен­ную истину, а также в сво­боде от заблуж­де­ний; 2) осо­бен­ность Библии, выра­жа­ю­ща­яся в полном соот­вет­ствии истине.

Вера в непо­гре­ши­мость Кафо­ли­че­ской Церкви засви­де­тель­ство­вана в Свя­щен­ном Писа­нии. Спа­си­тель гово­рит: «Я создам Цер­ковь Мою, и врата ада не одо­леют ее» (Мф.16:18). Апо­стол Павел прямо и ясно назы­вает её «стол­пом и утвер­жде­нием истины» (1Тим.3:15). О непо­гре­ши­мо­сти Церкви еди­но­гласно учили древ­ние отцы и учи­тели Церкви. В част­но­сти, свя­ти­тель Алек­сандр Алек­сан­дрий­ский испо­ве­дует «единую Кафо­ли­че­скую и Апо­столь­скую Цер­ковь, непо­бе­ди­мую всегда, хотя бы воору­жился на неё весь мир, и побе­до­нос­ную над всяким нече­сти­вым вос­ста­нием непра­во­слав­ных».

О непо­гре­ши­мо­сти Церкви, равном авто­ри­тете ее сви­де­тель­ства и биб­лей­ского учения гово­рят восточ­ные пра­во­слав­ные пат­ри­архи: «Мы веруем, что сви­де­тель­ство Кафо­ли­че­ской Церкви ни в чем не усту­пает Боже­ствен­ным Писа­ниям. Поскольку один и тот же Святой Дух  устроил Цер­ковь и пре­по­дал Писа­ния, то совер­шенно все равно, учиться ли от Писа­ний или от Кафо­ли­че­ской Церкви. Кроме того, когда любой чело­век гово­рит сам от себя, он может погре­шать, обма­ны­вать и обма­ны­ваться; но Кафо­ли­че­ская Цер­ковь, поскольку она нико­гда не гово­рила и не гово­рит от себя, но от Духа Божьего (и нико­гда не лиша­ется этого богат­ства, и будет иметь Его своим Учи­те­лем до века), совер­шенно не может оши­баться, обма­ны­вать или обма­ны­ваться, но, подобно Боже­ствен­ным Писа­ниям, без­оши­бочна и имеет непре­хо­дя­щий авто­ри­тет» (Испо­ве­да­ние пра­во­слав­ной веры Восточ­ной Церкви, опре­де­ле­ние 2).

В «Пра­во­слав­ном испо­ве­да­нии Кафо­ли­че­ской и Апо­столь­ской Церкви Восточ­ной» вслед за утвер­жде­нием бого­дух­но­вен­но­сти Библии сле­дует испо­ве­да­ние веры в непо­гре­ши­мость обще­цер­ков­ных собор­ных опре­де­ле­ний: «Должно верить, что все то, что ни поста­но­вили Святые Отцы, на всех Все­лен­ских и Помест­ных Пра­во­слав­ных Собо­рах, где бы они не были состав­лены, про­ис­хо­дит от Духа Свя­того как Апо­столы на Соборе своем ска­зали: “Ибо угодно Свя­тому Духу и нам” (Деян.15:28)» (Ч. 1, вопрос 72).

Сле­дует под­черк­нуть, что здесь идет речь обо всей Церкви, а не об ее отдель­ных частях. Отдель­ные епар­хии и даже целые Помест­ные Церкви не обла­дают сами по себе свой­ством непо­гре­ши­мо­сти и тео­ре­ти­че­ски могут впасть в заблуж­де­ния в своих реше­ниях. Ярким при­ме­ром тому служит Рим­ская цер­ковь, отпав­шая от пол­ноты Пра­во­сла­вия в резуль­тате своих ново­вве­де­ний.

Если бы вся Цер­ковь тео­ре­ти­че­ски могла иска­зить боже­ствен­ную истину или при­нять оши­боч­ное опре­де­ле­ние о вере и нрав­ствен­но­сти, это бы озна­чало, что Святой Дух не настав­ляет и не предо­хра­няет ее от заблуж­де­ния, а значит, на земле не суще­ствует такого учре­жде­ния, кото­рое могло бы иметь без­услов­ный Боже­ствен­ный авто­ри­тет и несо­мненно слу­жить спа­се­нию людей.

Пред­мет непо­гре­ши­мо­сти Церкви

Пред­ме­том непо­гре­ши­мо­сти (без­оши­боч­но­сти) Церкви явля­ются, прежде всего, веро­учи­тель­ные и нрав­ствен­ные истины, осно­ван­ные на Боже­ствен­ном Откро­ве­нии. Мит­ро­по­лит Мака­рий (Бул­га­ков) пишет об этом так: «Пред­мет непо­гре­ши­мо­сти Церкви состав­ляют все вообще истины Веры Хри­сти­ан­ской, содер­жа­щи­еся в Откро­ве­нии, т. е. как в св. Писа­нии, так и в св. Пре­да­нии. <…> Спа­си­тель сказал уче­ни­кам своим: “Уте­ши­тель, Дух Святый, егоже послет Отец во имя мое, той вы научит всему, и вос­по­мя­нет вам вся, яже рех вам” (Ин.14:26). Поэтому, неспра­вед­ливо было бы ожи­дать от Церкви непо­гре­ши­мо­сти и во всех тех исти­нах, кото­рые не имеют ника­кого осно­ва­ния ни в св. Писа­нии, ни в св. Пре­да­нии, и не отно­сятся к суще­ству Хри­сти­ан­ской Веры. Каковы, напри­мер, истины фило­со­фи­че­ские, исто­ри­че­ские и вообще такие, для кото­рых осно­ва­нием могут слу­жить только сви­де­тель­ства, или сооб­ра­же­ния людей, а не Боже­ствен­ное Откро­ве­ние. <…> Церкви отнюдь не при­пи­сы­ва­ется того, будто она полу­чает какие-либо новые откро­ве­ния от Бога, а гово­рится только, что она во всей цело­сти и истин­но­сти соблю­дает преж­нее, заве­щан­ное ей, откро­ве­ние. И, значит, отнюдь не при­пи­сы­ва­ется ей дара бого­дух­но­вен­но­сти (inspiratio), кото­рым обла­дали св. Апо­столы, а при­пи­сы­ва­ется одно только сопри­сут­ствие Духа Свя­того (assistentia), предо­хра­ня­ю­щего её от заблуж­де­ний». По словам проф. И. В. Чель­цова, «говоря, что учение Церкви непо­гре­шимо, мы не утвер­ждаем ничего более, как именно то, что оно неиз­менно, то же самое, какое было пре­дано ей изна­чала, как учение Божие».

Это совер­шенно спра­вед­ливо, поскольку в случае непо­гре­ши­мо­сти Церкви во всех вопро­сах, не было бы нужды в цер­ков­ных науч­ных иссле­до­ва­ниях; доста­точно было бы собрать Все­лен­ский собор и решить любой спор. Непра­виль­ное поня­тие о пред­мете непо­гре­ши­мо­сти Церкви ведет к серьез­ным бого­слов­ским ошиб­кам, когда, напри­мер, пред­ме­там, не отно­ся­щимся к обла­сти веры, усва­и­ва­ется статус, равный ста­тусу дог­ма­тов веры.

К сфере непо­гре­ши­мо­сти Пра­во­слав­ной Кафо­ли­че­ской Церкви также отно­сится ее право­твор­че­ство. Это озна­чает, что ее реше­ния и каноны, при­ня­тые на все­пра­во­слав­ном уровне, не про­ти­во­ре­чат Боже­ствен­ному Откро­ве­нию и полезны для Церкви как мини­мум на опре­де­лен­ном этапе её исто­ри­че­ского раз­ви­тия. Отцы VII Все­лен­ского собора, пере­чис­ляя каноны, при­ня­тые вторым пра­ви­лом Трулль­ского собора, гово­рят об их соста­ви­те­лях, что «все они от одного и того же Духа быв про­све­щены, полез­ное уза­ко­нили».

Однако это не озна­чает, что каноны при­няты Цер­ко­вью раз и навсе­гда и не могут быть изме­нены или отме­нены Все­лен­ским собо­ром в буду­щем. Как объ­яс­няет кано­нист про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Цыпин, «непо­гре­ши­мое, бого­дух­но­вен­ное пра­вило, при­ня­тое при­ме­ни­тельно к кон­крет­ной обста­новке, может утра­тить харак­тер дей­ству­ю­щей нормы только потому, что изме­ни­лись обсто­я­тель­ства, обу­сло­вив­шие его изда­ние. Таким обра­зом, при­зна­ние кано­нов непо­гре­ши­мыми не ставит неодо­ли­мого барьера для цер­ков­ного право­твор­че­ства в той обла­сти, кото­рая уже уре­гу­ли­ро­вана пра­ви­лами Собо­ров».

О непо­гре­ши­мо­сти Библии

Особое место в Свя­щен­ном Пре­да­нии Церкви зани­мает Свя­щен­ное Писа­ние. Апо­стол Павел пишет, что «все Писа­ние бого­дух­но­венно» (2Тим.3:16) и Святая Цер­ковь испо­ве­дует в Сим­воле веры, что Сам Дух Святой гово­рил через про­ро­ков. Поня­тие бого­дух­но­вен­но­сти Писа­ния тесно свя­зано с поня­тием о его непо­гре­ши­мо­сти. По словам свя­того Авгу­стина, «кано­ни­че­ское Свя­щен­ное Писа­ние — и Вет­хого, и Нового Завета, име­ю­щее четко опре­де­лен­ные гра­ницы — настолько пре­вос­хо­дит сочи­не­ния всех позд­ней­ших епи­ско­пов, что не может быть ника­ких споров или сомне­ний отно­си­тельно пра­виль­но­сти того, что в нем ясно напи­сано».

Свя­щен­ное Писа­ние, как и учение Кафо­ли­че­ской Церкви, без­оши­бочно и «имеет непре­хо­дя­щий авто­ри­тет» в вопро­сах веры и нрав­ствен­но­сти. Ему «сле­дует верить.. без малей­шего сомне­ния» (Испо­ве­да­ние пра­во­слав­ной веры Восточ­ной Церкви, опре­де­ле­ние 2). Опи­сан­ные в нем чудеса сле­дует при­ни­мать «чистою верою и про­стым все­ду­шев­ным серд­цем», не пыта­ясь как-то пере­тол­ко­вать и дать им соб­ствен­ное, отлич­ное от обще­цер­ков­ного, объ­яс­не­ние (VI ана­фе­ма­тизм Кон­стан­ти­но­поль­ского собора 1082г.).

Пра­во­слав­ная Цер­ковь всегда при­зна­вала Боже­ствен­ный авто­ри­тет Писа­ния, как формы изло­же­ния и рас­про­стра­не­ния Откро­ве­ния. Рас­кры­тию поня­тия «бого­дух­но­вен­ность» было посвя­щено мно­же­ство работ. В рамках учения о бого­дух­но­вен­но­сти Свя­щен­ного Писа­ния объ­яс­ня­лись и неко­то­рые несу­ще­ствен­ные «раз­но­гла­сия» еван­ге­ли­стов. Так, бла­жен­ный Фео­фи­лакт Бол­гар­ский, рас­суж­дая об этих «раз­но­гла­сиях», утвер­ждает, что это «не каса­ется чего-либо важ­ного и отно­ся­ще­гося к нашему спа­се­нию», а значит, не даёт осно­ва­ний сомне­ваться в истин­но­сти Еван­ге­лия. Напро­тив, это сви­де­тель­ствует о том, что между ними не было пред­ва­ри­тель­ного сго­вора (как это слу­ча­ется с лже­цами или выдум­щи­ками) о том, что и как сле­дует отоб­ра­зить в пись­ме­нах. Для бла­жен­ного Авгу­стина было  важно пока­зать, что «еван­ге­ли­сты не про­ти­во­ре­чат ни самим себе, ни друг другу» на про­тя­же­нии всего повест­во­ва­ния. См. бого­дух­но­вен­ность

В отли­чие от опре­де­ле­ний собо­ров, Свя­щен­ное Писа­ние явля­ется пер­во­ис­точ­ни­ком Боже­ствен­ного Откро­ве­ния, кото­рое первые только пояс­няют, ясно фор­му­ли­руют и сохра­няют.

Спо­собы выра­же­ния Цер­ко­вью своей непо­гре­ши­мо­сти

Одна из форм непо­гре­ши­мого выра­же­ния учения Церкви усмат­ри­ва­ется в еди­но­душ­ном согла­сии, по тому или иному вопросу, все­лен­ского епи­ско­пата, высту­па­ю­щего от лица всей Церкви. Для выра­же­ния этого согла­сия в кано­ни­че­ском праве Пра­во­слав­ной Церкви пред­ла­га­ется два рав­но­знач­ных по авто­ри­тету спо­соба: Все­лен­ский собор и согла­сие все­лен­ского епи­ско­пата на общем реше­нии посред­ством вза­им­ных сно­ше­ний, без обя­за­тель­ного сбора в одном месте и в одно время. Серб­ский кано­нист свя­щен­но­ис­по­вед­ник Нико­дим (Милаш) изла­гает меха­низм послед­него, аль­тер­на­тив­ного Все­лен­скому собору, спо­соба при­ня­тия обще­цер­ков­ных реше­ний сле­ду­ю­щим обра­зом: «Если воз­ни­кает какой-нибудь важный вопрос, име­ю­щий зна­че­ние для всей Церкви и иерар­хии, в той обла­сти, в кото­рой он появился, его под­вер­гают обсуж­де­нию помест­ного собора, и поста­нов­ле­ние послед­него сооб­щают осталь­ным Помест­ным Церк­вам, чтобы они при­няли это поста­нов­ле­ние в свою прак­тику; или же если этот помест­ный собор будет при­знан недо­ста­точ­ным для реше­ния дела, тогда он обра­ща­ется к мнению осталь­ных Помест­ных (авто­ке­фаль­ных) Церк­вей, и когда все согла­сятся на извест­ном реше­нии, тогда его объ­яв­ляют от имени Церкви, причем оно полу­чает такое же зна­че­ние и силу, как поста­нов­ле­ние Все­лен­ского собора». Таким обра­зом при­ни­ма­лись дог­ма­ти­че­ские опре­де­ле­ния в Древ­ней Церкви, в Сред­не­ве­ко­вье и в Новое время (напри­мер, испо­ве­да­ния Ясского собора 1643 года и Иеру­са­лим­ского собора 1672 года). Также, если опре­де­ле­ния и каноны помест­ных собо­ров утвер­жда­ются реше­ни­ями Все­лен­ского собора, они при­об­ре­тают авто­ри­тет, равный реше­ниям послед­него.

Надеж­ной осно­вой для при­ня­тия собо­рами новых опре­де­ле­ний и реше­ний явля­ется, прежде всего, обра­ще­ние к  Свя­щен­ному Писа­нию, пред­ше­ству­ю­щим опре­де­ле­ниям все­лен­ского епи­ско­пата и уста­нов­ле­ние «согла­сия отцов» по обсуж­да­е­мому вопросу.

Согла­сие или несо­гла­сие всех Помест­ных Церк­вей каса­тельно тех или иных истин Откро­ве­ния можно узнать из:

  • сим­во­ли­че­ских тек­стов, офи­ци­ально при­ня­тых свя­щен­но­на­ча­лием этих Церк­вей или тек­стов бого­слу­жеб­ных;
  • утвер­див­ше­гося веро­ва­ния и посто­ян­ной прак­тики;
  • через полу­че­ние офи­ци­аль­ных пись­мен­ных отве­тов от всех пред­сто­я­те­лей Помест­ных Церк­вей.

Каковы фор­маль­ные усло­вия при­зна­ния непо­гре­ши­мого авто­ри­тета за каким-либо веро­учи­тель­ным доку­мен­том?

Согласно кри­те­риям, данным Иеру­са­лим­ским собо­ром 1672 года, для этого «непре­менно тре­бу­ются голоса и под­писи свя­тей­ших Пат­ри­ар­хов и общ­ней­шее доб­ро­воль­ное и нена­силь­ствен­ное согла­сие всех свя­щен­но­слу­жи­те­лей и других лиц, вообще выда­ю­щихся свя­то­стью и муд­ро­стью, чтобы почти никто (σχεδὸν μηδένα) из них не воз­ра­жал». Это при­зна­ние может про­ис­хо­дить не везде в одно время и не вдруг, но даже по исте­че­нии неко­то­рого вре­мени.

Явля­ются ли собор­ные опре­де­ле­ния непо­гре­ши­мыми и обще­обя­за­тель­ными лишь в силу их под­пи­са­ния участ­ни­ками собо­ров?

Нет, не явля­ются. Участ­ники собора явля­ются пред­ста­ви­те­лями своих помест­ных церк­вей и должны иметь особые пол­но­мо­чия, чтобы выра­жать суж­де­ние епи­ско­пата своей церкви. Пред­сто­я­тель церкви, согласно 34 пра­вилу святых Апо­сто­лов, «ничего да не творит без рас­суж­де­ния всех», и имеет право что-либо под­пи­сы­вать на соборе от лица своей церкви только с согла­сия осталь­ных епи­ско­пов. Тоже самое отно­сится и к деле­га­циям из пре­сви­те­ров, в про­тив­ном случае эти под­писи будут неза­конны и недей­стви­тельны.

Как пояс­няет кан­ди­дат бого­сло­вия про­то­и­е­рей Алек­сандр Лебе­дев, «епи­скопы отправ­ля­ясь на Собор, знают о пред­мете сове­ща­ний и везут с собою гото­вое испо­ве­да­ние своих церк­вей, как их пред­сто­я­тели и пред­ста­ви­тели, не для откры­тия новых дог­ма­тов, но для испо­ве­да­ния и сохра­не­ния един­ства и чистоты дог­ма­тов веры, содер­жи­мой и испо­ве­ду­е­мой всеми церк­вами, и для обли­че­ния ере­ти­че­ских заблуж­де­ний и иска­же­ний.. Под­пись тре­бо­ва­лась от каж­дого, соб­ственно для заяв­ле­ния согла­сия с собор­ным опре­де­ле­нием, как все­лен­ским испо­ве­да­нием, а не для его утвер­жде­ния в досто­ин­стве непо­гре­ши­тель­ного опре­де­ле­ния. Опре­де­ле­ние полу­чало все­лен­ское зна­че­ние не вслед­ствие под­писи того или дру­гого отца, а вслед­ствие еди­но­мыш­лен­ного испо­ве­да­ния веро­оп­ре­де­ле­ния».

Почему непо­гре­ши­мое суж­де­ние в вопро­сах веры и нрав­ствен­но­сти выно­сят только соборы епи­ско­пов?

Потому что власть цер­ков­ного учи­тель­ства при­над­ле­жит иерар­хии. Вели­кий собор 1341 года опре­де­лил сле­ду­ю­щее: «Свя­щен­ные и боже­ствен­ные каноны.. вос­пре­щают и никоим обра­зом не поз­во­ляют не только после­до­ва­те­лям [Вар­ла­ама], но и всем прочим начи­нать новые обсуж­де­ния каса­тельно дог­ма­тов… или обле­кать самих себя учи­тель­ным досто­ин­ством, чтобы высту­пать по каким-либо цер­ков­ным вопро­сам; ибо только архи­ереям Божиим дано сие вышней бла­го­да­тию».

Все­лен­ские соборы, вынося свои реше­ния и опре­де­ле­ния, созна­вали их реше­ни­ями и опре­де­ле­ни­ями Кафо­ли­че­ской Церкви. Так I Все­лен­ский Собор утвер­дил опре­де­ле­ние о непри­кос­но­вен­но­сти Сим­вола веры (в том смысле, что его недо­пу­стимо иска­жать) сле­ду­ю­щими сло­вами: «Сих ана­фе­мат­ствует Кафо­ли­че­ская и Апо­столь­ская Цер­ковь». Поэтому допу­ще­ние погре­ши­мо­сти Все­лен­ских Собо­ров озна­чало бы допу­ще­ние погре­ши­мо­сти всей Церкви.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки